Сборник под названием «Любезные вы мои »



страница8/9
Дата28.10.2016
Размер1.3 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9

21 Очерки по истории Башкирской АССР. С. 64—65; Асфандияров А. 3. Участие башкир в войнах и походах России в период кантонного управления (1798—1865 гг.) // Из истории феодализма и капитализма в Башкирии. Уфа, 1971. С. 84—88.

22 Sir Robert Wilson. Breif Remarks on the Character and Composi­tion of the Russian Army and a Sketch of the Campaigns in Poland in the Years 1806 and 1807. London, 18P, p. 40.

93 T------------ттт #%-_

23 Типеев Ш. Очерки по истории Башкирии. С. 27.

24 Wilson. Composition of the Russian Army..., p.

40.

124


мужеством и чрезвычайной терпимостью к трудностям^ башкиры редко дезертировали из своих полков или пыта­лись избежать военной службы 25.

В дальнейшем башкиры никогда больше не рекрутиро­вались в таком большом количестве, но избранные полки? продолжали играть свою роль в Российских войнах. В 1828—1829 гг. два конных полка башкир участвовали в войне с Турцией, а в 1830—1831 гг. во время польского бунта пять башкирских полков несли охрану продоволь­ственных обозов русских и конвоировали польских плен­ных 26. Несчастливое стечение обстоятельств, однако, при­вело к взрыву недовольства в Башкирии и это серьезно подорвало доверие русского правительства к башкирскому войску. В 1830—1831 гг. регион был охвачен холерным бун­том, а в 1833—1834 гг. последовал неурожай27. Как будто довершающая эти стихийные бедствия удручающая весть о намерении оренбургского генерал-губернатора Сухтеле-на пересмотреть кантонную систему способствовала подъе­му восстания в четырех кантонах в 1834—1835 гг. План Сухтелена, утвержденный специальной комиссией и лично царем, требовал передачи чуть ли не четырех кантонов Баш­кирии гражданской администрации и, что еще важней, официального определения большинства башкир в каче­стве государственных крестьян. К тому же некоторые ад­министративные меры существенно ущемляли башкир. Во-первых, вместо службы, в которой государство больше не нуждалось, на башкир накладываются фискальные обязан­ности (подати). Во-вторых, Сухтелен предложил набирать причиняющих беспокойство башкир в четыре специальных полка для несения службы в далеких казахских степях. Третье — башкирские военачальники должны были оста­вить свои посты, а их потомки лишались всех социальных привилегий28. Осознающее опасность форсирования непо­пулярных реформ, касающихся башкир, правительства действовало осторожно, и только в 1848 г. произошло раз­деление кантонов на две группы: одна продолжала набор мужчин на военную службу, другая — нет. Только четыре башкирских кантона, все расположенные вблизи Оренбург-

25 «Башкиры» // Энциклопедический словарь. С. 232; Матвиевский П. Е. Оренбургский край в Отечественной войне 1812 г. Оренбург, 1962. С. 12 // Цит. по Асфандиярову. Участие башкир. С. 81.

26 Очерки по истории Башкирской АССР. С. 70—71. Здесь нет указаний о том, что башкиры на самом деле воевали против турок.

27 История СССР. М., 1968. Т. 4. С. 438—439; Очерки по историк Башкирской АССР. С. 93.

28 Никольский. Главное управление казачьих войск. С. 246—248,

125

ской линии, остались в прежнем состоянии29*****. Между тем, в 1839 г. отряды башкир были включены в каратель­ную экспедицию против Баулинских казахов и в злопо­лучную экспедицию генерала В. А. Перовского против Хивы 30.



Отряды Башкиро-мещерякского войска последний раз отдали свой военный долг во время Крымской войны, ког­да Министерство военных дел отправило два башкирских полка на север для оказания помощи в охране побережья Финского залива31. Сам факт, что они были посланы да­леко от дома, и, более того, далеко от театра военных действий, предполагает, что польза от них для государст­ва была как от запаса в лучшем случае. Наиболее доступ­ные источники либо не удосуживаются объяснить этот слу­чай, либо не придают ему особого значения. Две ранние советские работы, тем не менее, — Ш. Типеева «Очерки по истории Башкирии» и М. Л. Муртазина «Башкирия» и баш­кирские войска в гражданскую войну» — безапеляционно утверждают, что события Крымской войны обрекли баш-ккро-мещерякское войско. Типеев лишь утверждает, что башкиры поголовно подозревались в предательстве, а Мур-тазин пытается объяснить, что выдача Российских планов Турции крымскими ногаями бросила тень подозрений и на башкир 32. И при всем при этом странно, что ни один автор не проводит прямой связи между событиями в войне и изменением политики в отношении башкир. Еще более любопытным представляется, что оба утверждают, что не­которые русские чиновники были намерены расформиро­вать башкиро-мещерякское войско еще в 1830 г.33. Нет достаточных оснований верить, что все мусульмане импе­рии активно симпатизировали Турции. Хотя, например, рус-

29 Там же; Очерки по истории Башкирской АССР. С. 39. Ни­кольский идентифицирует оставшиеся кантоны как четвертый, пятый, шестой и девятый, в то время как Смирнов и Устюгов обозначают их как четвертый, шестой, седьмой и десятый.

***** Эти кантоны располагались: 4-й в Троицком, 5-й в Челя­бинском, 6-й в Верхнеуральском и 9-й в Оренбургском уездах. — Прим. А. А.

30 «Башкирское войско» // Военная энциклопедия. С. 429; Авдеев. Историческая записка. С. 149; Потто В. О степных походах // Воен­ный сборник. Т. 5. (1873). С. 8.

31 «Башкирское войско» // Военная энциклопедия. С. 429; Иванов О. А. Обозрение состава и устройства регулярной русской кавалерии. СПб., 1864.

32 Муртазин М. Л. Башкирия и башкирские войска в гражданскую войну. М., 1927. С. 46; Типеев. Очерки по истории Башкирии. С. 28.

33 Ни один из авторов не пытается объяснить. В любом случае, утверждения Типеева, видимо, заимствованы у Муртазина.

126


ские имели достаточное основание для беспокойства по поводу действий мусульманских племен на Кавказе, где войска Шамиля были все еще в большинстве, крымские же татары, напротив, в основном рассматривались как «лояльные»34. Тем не менее, Николай I, игнорируя тот факт, что почти столетие башкиры помогали в охране гра­ниц вдоль мусульманских расселений в Азии, твердо при­держивался мнения, что башкиры не должны участвовать в военных действиях против единоверцев — тур ков 35.

После Крымской войны, не взирая на то, что могли бы думать русские чиновники о надежности башкир, расши­рение границ России и изменение социальных отношений в Башкирии сделали административные преобразования не­избежными. Так как русские поселения простирались все дальше на восток и юг в казахстанские степи, необходи­мость содержания инородческих войск в Оренбургской гу­бернии, Вятке и Самаре отпала. Соответственно, военный министр И. О. Сухозанет заявил в 1858 году: «Государства совершенно не нуждается в башкирских войсках». Сухо­занет приложил руку и к второстепенному решению, когда он посоветовал осторожное и постепенное разоружение башкир с превращением их в крестьян36. Поскольку эконо­мическое принуждение и смешение с русскими крестьянами влекло за собой рост числа башкир, отрывавшихся от ко­чевой жизни, то превращение администрации в граждан­скую, последующее уничтожение войска и, в конце концов, привлечение башкир к систематической или регулярной воинской службе казалось логичным и необходимым.

В 1861 г., в плане указа об освобождении, Александр II одобрил формирование комиссии для решения статуса баш­кир и примыкающих племен в регионе 37. Результатом стал указ от 14 мая 1863 г., предоставляющий всем инородцам Южного Урала права свободных крестьян, включая права платить налоги и распространяющий дворянские привиле­гии на местное начальство. Кантонная администрация вре­менно сохранялась на некоторой территории, но Башкир­ское войско прекратило существование как легальное объе­динение. В 1865 г. Государственный Совет утвердил упразд-

Calif.: Hoover Insti-

34 Alan Fisher. The Crimean Tatars. Stanford, tution Press, 1978, p. 89.

35 Асфандияров А. З. Участие башкир..., С. 89. Действительно, в 1853 г. 590 башкир приняли участие в кампании Ак-Мечеть в Сред­ней Азии. См. Водопьянова В. Оренбуржцы в Туркестане // Воен-ный сборник. Т. 2. (1915). С. 150, 154.

36 Очерки по истории Башкирской АССР. С. 150.

37 Там же.

127

нение оставшихся кантонов, создание новой Уфимской гу­бернии из северных кантонов Оренбургской губернии и полное переустройство гражданской администрации 38.



Появление гражданской администрации вызвало право­вые трудности в использовании башкир в регулярной ар­мии, но прояснение их положения ожидалось от результа­тов обсуждения вопроса о всеобщей воинской повинности. А тем временем, в период с 1865 по 1874 г., небольшое число башкир приступило к службе в войсках регулярной армии. В 1867 и 1868 гг., например, были приписаны 95 и 60 башкир. Все башкирское население официально оце­нивалось в 1864 г. в 574000 человек, что составляло толь­ко квотное представительство39. Дальнейшее участие уменьшалось в пределах компетенции Комиссии по персо­нальной службе, которая поставляла конкретные законода­тельные предложения на утверждение их Государствен­ным Советом. Отдельный интерес в этом исследовании представляет запись слушаний по вопросу об инородцах Сибири, которые прежде были освобождены от каких-либо служебных обязанностей. Статус кочевников, казаков, в частности, и преимущественно оседлых, особенно татар, бу­харцев, остяков, калмыков и бурят, был в центре внима­ния 40. Смысл выводов комиссии, формирующих в подроб­ностях основу для будущего определения, по которому инородцы должны были бы служить и под каким терми­ном, был уместен и для башкир.

Наиболее ярким было показание в Комиссии по личной службе государственного канцлера А. Р. Супруненко, чле­на главной Администрации по Западной Сибири, который представил всеобъемлющий анализ годности казаков к воинской службе. Супруненко утверждал, что хотя и было резонно использовать казаков на данном поприще, все же правительство не должно ожидать слишком многого. По­этому он рекомендовал для начала организацию отдельной кавалерийской сотни в каждом уезде Акмолинской и Се­мипалатинской областей. Русские офицеры командовали бы с помощью туземных младших офицеров, рекрутирован-

38 Там же; Давлетбаев Б. С. Крестьянская реформа 1861 года в Башкирии. М., 1983. С. 109—112.

39 Военно-статистический сборник. СПб., 1871. С. 19; Усманов X. Ф. Развитие капитализма в сельском хозяйстве Башкирии в поре­форменный период. М., 1981. С. 106—107.

40 Записка члена Совета Главного управления Западной Сибири, действительного статского советника Супруненка о тех особенностях, какие необходимо установить при отбывании личной повинности в За­падной Сибири. ЦГИА СССР. Ф. 1246. Оп. 16. Д. 1. Ч. 1. Л. 741.

128


ные должны были бы служить 2 года. В случае успеха эксперимент определит принципы военной службы среди населения. Потом может начаться постепенный переход от нерегулярных частей, в чьих обычаях не применяются та­кие вещи, как форма, казарма, к регулярной службе. В результате после серии улучшений в организации народ­ного ополчения будет возможным искусный перевод к дей­ствительной военной службе и использование народного ополчения для нужд государства»41. Сверхважным было, чтобы какая-либо альтернативная форма военной службы не отвратила народности и таким образом не подорвала их первоначальные намерения.

Настоятельное мнение Супруненко о необходимости медленного и нарастающего прогресса более полно прогля­дывается в свете показаний, описывающих судьбу Бурят­ской бригады, сформированной в Восточной Сибири в 50-х годах XIX в. Неспособные приспособиться к жестко ограни­ченному мясному рациону и казарменному режиму, буря­ты подверглись болезням и смертям в «таком количестве, что местное командование сочло необходимым расселить их за чертой города в специально построенных юртах и увеличить им мясной рацион»42.

Весомость этого здравого основания, в сочетании с оче­видными практическими трудностями в организации воен­ных отрядов среди кочевников, вынудило Комиссию сде­лать заключение о том, что только те, кто ведет оседлый образ жизни, могут рассматриваться для прохождения во­енной службы по новой системе. В конечном варианте Указ 1874 года не распространял призыв ни на каких инород­цев, расселенных или кочующих в Восточной и Западной Сибири, районах Северного Кавказа, Астраханской губер­нии и других отдельных местностях. Возможность каких-либо форм альтернативной службы оставалась весьма и весьма вероятной.

Применение нового законодательства началось с баш­кир, которые, как чувствовалось, находились на более вы­сокой стадии перехода от кочевничества к оседлому образу жизни, основанному на сельском хозяйстве и регулируемо­му в рамках структуры обычной гражданской администра-

41 Там же. Л. 714-742. Русские считали казахов киргизами. О даль­нейшей дискуссии по поводу кочевников и всеобщей воинской службы см.: Robert Baumann «Universal Service Rero:rn and Russia's Imperia Dilemma» //War and Society, 4, № 21986, pp. 38—41.

Супруненко четко отличал эти войска от обычной милиции, что делало их более соответственными нормальным армейским полкам,

42 ЦГИА СССР. Ф. 1246. Он, 16. Д. 1. Ч. 1. Л. 760—761.

5 Заказ 394

129

Урядник Калмыцких казачьих полков. Художник О. К. Пархаев.

130

ции. Так, с точки зрения русского чиновничества, башкиры были на пороге полного гражданства, влекущего за собой, помимо всего прочего, военную службу по тому же прин­ципу, что и русские. Следовательно, дополнительный указ от 1 января об освобождении определенно подтверждал, что башкиры и тептяри будут с этих пор субъектами все­общей воинской повинности и, следовательно, не будут больше платить компенсирующий налог, установленный в 1863 г. Но осознав неравномерность социального развития башкир, правительство уточнило свои позиции в Указе, опубликованном 6 июля 1874 г. Хотя Оренбургская губер­ния не являлась районом, освобожденным от воинской по­винности, проживающим там башкирам, сохранившим тра­диционный образ жизни, разрешалось вступать в нерегу­лярные кавалерийские эскадроны вместо регулярной воен­ной службы. Поскольку башкиры в юго-восточных районах считались опытными всадниками и, соответственно, при­рожденными кавалеристами, то такой план получил одоб­рение специальной комиссии, созданной под эгидой орен­бургского генерал-губернаторства. Организационный план создания эскадрона носил удивительное сходство с тем, что был предложен (но не реализован впоследствии) Суп-руненко в отношении нерегулярных казачьих формирова­ний.



Специальное создание нерегулярных отрядов в Орен­бурге, основанное на специфике местных условий, согла­совывалось с современными оценками социальной диф­ференциации среди башкир. С одной стороны, не далее как в 1868 г. генерал-губернатор Уфимской губернии зая­вил, что упразднение военной администрации и смешение башкир с русским населением в сельской местности сде­лали заметными их успехи по пути приспособления к тре­бованиям «гражданской жизни». Однако, с другой сто­роны, в 1885 г. оренбургский губернатор сетовал на недо­статок прогресса среди башкир 43. Действительно, северные губернии испытывали огромный наплыв русских поселен­цев, включая многих недавно освобожденных крестьян, и, соответственно, уменьшение земель per capita. С 1861 по 1897 гг., например, в Уфимскую губернию иммигрировало самостоятельно 168773 человека, и один из них, россий­ский крестьянин Морозов, сосредоточил у себя 100000 де­сятин (270000 акров) леса и стал местным магнатом-лесо-

43 Усманов А. Н. Переход башкир к оседлости, и земледельческому хозяйству // Исследования по истории Башкирии XVII—XIX вв. Уфа, 1973. С. 88.

5* 131

торговцем44. Его случай не единичный. Последующее за­пустение скотоводства среди башкир подтверждается оче­видной статистикой. Если в 1864 г. приходилось по 90 го­лов крупнорогатого скота на каждые 100 жителей Уфим­ской губернии, то в 1899 г. количество скота сократилось до 54. В Оренбургской губернии в 1864 г. насчитывалось по 120 голов крупнорогатого скота на 100 проживающих, а среди башкир численность скота составляла 172 головы. Если ко времени установления всеобщей воинской повин­ности кочевническая скотоводческая экономика все еще крепко коренилась в Оренбуржье, то дальнейшее было довольно драматическим. К 1897 г. количество скота на каждые 100 проживающих коренного населения упало до 55, чуть больше, чем в Уфе 45.



Быстрые темпы перемен, навязанных башкирам во всех четырех губерниях, способствовали зарождению заметного недовольства, которое могло, если ему придать небольшой толчок, задержать осуществление Русской военной поли­тики. Растущее напряжение мучительно отражалось на преобразованиях крупного землевладельца Уфимской гу­бернии, который в 1870 году писал в Министерство Внут­ренних Дел: «Малейшая искра, пустой слух, любой пустяк могут дать начало движению». Кроме того, он боялся, что религиозная агитация может привести к возгоранию огром­ного пожара среди мусульманского населения внутренней степи: «Все это неопасно, пока нет лидера.... Но если про­паганда, отражаясь от больших центров России, проник­нет на наш отдаленный Восток, нельзя будет ручаться за последствия, особенно если религиозные проблемы стреми­тельно выдвинутся, что приведет к объединению вокруг башкир внутреннего мусульманского населения региона» 45.

Русские едва ли смогут забыть длительную борьбу по подавлению организованного восстания мусульманских гор­цев Кавказа под предводительством Шамиля. Восстание 1870 г. среди казаков Мангышлакского полуострова и по­явление политического движения среди Казанских татар давали основание для подобных страхов. Сенатор М. Е. Ковалевский, посланный инспектировать положение в Баш­кирии, докладывал, что ежедневно во время путешествия его преслодовали толпы башкир, протестующих против разграбления их земель. К 1880 г. обстоятельства застави­ли правительство усилить давление юридических ограни-

44 Очерки по истории Башкирской АССР. С. 173—174.

45 Очерки по истории Башкирской АССР. С. 177.

46 Давлетбаев Б. С. Крестьянская реформа .... С. 115.

132


чений на продажу башкирской земли, было уволено не­сколько чиновников 47.

Примечательно, что, несмотря на тлеющее недоволь­ство среди башкир, русские встречали мало трудностей во время призыва молодых людей в Вятской, Самарской и Уфимской губерниях или в организации Башкирского эс­кадрона в Оренбурге. Действительно, главное препятствие существованию эскадрона шло не от внутренней борьбы, а от дебатов в военных кругах по поводу достоинств ирре­гулярной кавалерии. Причины разногласий были глубокие. Военный министр Милютин неоднократно выражал свое законное требование создания таких сил и в 1865 г. сфор­мировал комитет под эгидой администрации иррегулярного войска для пересмотра статуса казаков. Только франко-прусская война, которая продемонстрировала важность больших мобильных сил, заставила Милютина отказаться от применения сильнодействующих мер по отношению к казачьим войскам и уменьшения их возросшей численнос­ти 48. Скептицизм по поводу свойств национальных отрядов пронизывал армию, в связи с чем башкирский эскадрон не сочли полезным (по крайней мере некоторые) как ва­риант социализации, и маловероятным было, что значение его лишь как боевого формирования оправдает его даль­нейшее существование.

Среди предлагавших ограниченную поддержку нацио­нальных формирований был генерал Ростислав Фадеев. Откровенный критик Милютина, Фадеев не соглашался с тем, что то руководство армии никогда не имело серьез­ных намерений использовать природный потенциал баш­кирской конницы. Сама организация войска, заявил он, была больше похожа на трудовую бригаду, чем на воен­ный отряд. Когда башкиры столкнулись с военными дей­ствиями, они были «привлечены на войну, как на маска­рад, с луками и стрелами», в результате чего составилось представление о незначительной их пользе 49.

Более типичным, однако, было мнение самого лихого русского воина той эпохи Михаила Скоблева, Белого Гене-

47 Там же; См. также «Подавление беспорядков на Мангышлаке в 1870 году» // Военный сборник. Т. 3 (1872). С. 29—44.

48 Robert Mcneal. The Reform of Cossak Military Service in the Peiqn of Alexander II //War and Society in East Central Europe, ed. Bela Khaly and (bnther Rothenberg, (New York: Brooklyn College Press

JQ7CH т- л 19___A 1£

40 Фадеев Р. Перестройка русских сил // Биржевые ведомости, № 12 от 13 января 1872 г. К 1870 г. Фадеев был дискредитирован в правительственных кругах из-за своих опрометчивых высказываний»

133

рала, который составил себе репутацию в кампаниях на Балканах и в Средней Азии, где он имел значительный контакт с мусульманскими общинниками. В 1870 г. он предложил, чтобы Россия использовала и готовила в своей армии только те инородные элементы, которые наиболее преданы режиму. Несомненно, что он предостерегал Рос­сию от создания военных отрядов среди таких племен, как казахи. В течение курса подготовки и службы они могут перестать считаться со своими наставниками как с вла­стью, а то и восстать50. В любом случае, был убежден Скобелев, Россия не нуждалась в таких войсках.



Вопреки скептикам, Башкирский эскадрон сформиро­вался, согласно распорядку ежегодно набиралось 250 рек­рутов, каждому выдавалось современное огнестрельное оружие и предоставлялся отпуск через 20 месяцев службы. Все башкиры губернии, признанные годными к кавалерий­ской службе, набирались в эскадрон, тогда как неспособ­ные или не желавшие служить верхом подлежали службе в армии на общих основаниях. В течение второго года службы не менее 40 человек вступало в отряд полковой подготовки и лучшие из них становились унтер-офицерами до увольнения 51.

Башкирский полк не был уникальным созданием, ана­логичные отряды существовали повсюду в империи. На Кавказе армия создала так называемый Кавказский полк, Дагестанский и Кутаисский иррегулярные полки и дру­гие разнообразные отряды. В 1874 г. появился эскадрон Крымских татар, фактически копирующий Башкирский полк. Поданные империи с 1783 г. крымские татары долго служили царю, начав в 1784 г. существование с трех полков под командованием Потемкина52. Татарские полки были временного характера, в результате эскадрон Крымских та­тар заполнил пустоту и, как и его башкирский двойник, имел альтернативу службы в регулярной армии.

По-видимому удовлетворенный тем, что эксперимент с башкирскими и крымско-татарскими отрядами начался

50 Шеманский А. Скобелев и его мысли 1879—1881 // Военно-исторический вестник. № 1. 1912. С. 22. Оба, Скобелев и Фадеев, придерживались славянофильских взглядов и их несогласие с воен­ным использованием инородцев свидетельствует о сходстве их мне­ний.

51 О сформировании башкирского эскадрона // Полное собрание законов Российской империи. Собрание 11. Т. 49. № 53706; Высочай­ше утвержденные правила о порядке отбывания воинской повинности башкирами Оренбургского края. № 53712; Квитка А. Заметки о баш­кирском конном полку // Военный сборник. № 6. 1882. С, 315.

52 Fisher, Crimean Tatars..., pp. 87—89.

134

благоприятно, военный министр одобрил расширение каж­дого до двух полных эскадронов и в 1875 г. внедрил их в сеть армии53. Продолжающийся рост поднял в 1875 г. положение башкирских иррегулярных войск до уровня пол­ного полка из четырех эскадронов с пятым в резерве. Та­кая же реорганизация других национальных отрядов на­чалась в декабре 1876 г. и продолжалась во время русско-турецкой войны с тем результатом, что к ее завершению количество воинов, записанных в постоянные и временные инородческие формирования, достигло пика — 361 офицер и 23512 завербованных54. Их количество резко уменьши­лось с прекращением боевых действий.



Башкиры не участвовали в войне против Турции, и вновь всплыли сомнения по поводу цены эффекта от ис­пользования полка. Возобновившаяся полемика породила небывалый обмен мнениями, который был опубликован в 1882 г. в «Военном сборнике» — органе Военного Мини­стерства. Написав в июне эссе в поддержку полка, А. Квит­ка расточал похвалы в адрес башкирских конников, при­ветствуя их острое зрение, слух, находчивость и, не в по» следнюю очередь, их надежных лошадей: «Они выносли­вы и просты, как и их кони, не знающие ни усталости,, ни удобств стойловой жизни. Башкирская кавалерия, од­ним словом, обладает всеми качествами боевой легкой кавалерии. Остается только сожалеть, что в последней ту­рецкой кампании им не довелось продемонстрировать свои способности» 55. Также важно, утверждал Квитка, что го­сударственное содержание полка было минимальным, при­близительно такое же, как и казачьего полка. Всего 15Q человек — один рекрутский набор — оставались под ру­жьем в течение зимы, и три призыва в течение лета, вклю­чая прибывающий и убывающий контингенты, проходили вместе боевую подготовку. Более того, этот народ, извест­ный своим медленным и тяжелым прохождением мобили­зации, смог собрать полный башкирский полк в 1400 че­ловек за две недели и за два месяца смог собрать второй полк 56.

1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница