Сборник под названием «Любезные вы мои »



страница5/9
Дата28.10.2016
Размер1.3 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9

После Бородина русская армия продолжила отступле­ние и, оставив Москву, совершила обманный марш-маневр и укрепилась в Тарутине, куда направлялись подкрепле­ния со всей России. Уфимский полк вместе с VI корпусом

85

находился в Тарутинском лагере с 21 сентября по 9 ок­тября, занимая левый фланг армии. Русская армия гото­вилась к боям. Как писал Н. Е. Митаревский, «для сол­дат шили панталоны, сапоги, исправляли конскую сбрую... плотники и кузнецы были в беспрерывной работе. Солдаты ходили в потертых шинелях и мундирах. Форменных пан­талон не было, а носили брюки белые и пестрые... на это не обращали внимания; строго только смотрели за исправ­ностью ружей, зарядов и всякого оружия. Не было блеска, золота и серебра; редко видны были эполеты и шарфы; блестели только ружья, штыки и артиллерийские орудия. Таков был общий, не блестящий, но грозный вид Тарутин­ского лагеря» 26. Попытка Наполеона прорваться на юг, на Калугу, была сорвана в сражении под Малоярославцем, развернувшемся с 12 октября. Вместе с корпусом Уфим­ский пехотный полк вышел из Тарутинского лагеря утром 10 октября, совершив под дождем марш в сторону Мало­ярославца. Подойдя утром 12 октября к городу, корпус Дохтурова перекрыл Калужскую дорогу. Ожесточенное сражение шло с переменным успехом в течение всего дня, но в конце его стало ясно, что французской армии про­рваться на Калугу не удастся и инициатива полностью на­ходится в руках русского командования. В этом сражении Уфимский полк находился в резерве, однако, когда ночью французы напали на русские позиции, то генерал-лейте­нант П. М, Канцевич организовал контрудар силами Мос­ковского, Уфимского полков и батальона Полоцкого полка, обратив французов в бегство. После сражения у Малоярос­лавца Уфимский пехотный полк в составе VI корпуса пре­следовал остатки отступавшей французской армии и при­нял участие в сражении под Красным, но непосредственно в бою не участвовал, находясь в резерве. 10 декабря вмес­те с полками 24 дивизии уфимцы вошли в Вильну. На этом завершилась собственно Отечественная война 1812 г. Однако война с Францией еще не была закончена. С 1813 г. начался поход русской армии в Германию, где она совмест­но с прусской и австрийской армиями продолжила боевые действия против Наполеона. 24-я дивизия, которой коман­довал генерал-майор Фок, выступила в январе 1813 г. | поход, имея большую убыль в личном составе. Из двух батальонов Уфимского полка, принимавших участие в вой­не, осталось всего 774 человека, которые были сведены в один батальон 27. Дивизия, как сильно пострадавшая в пре­дыдущих боях, приняла участие в блокаде Кюстрина, ожи­дая прибытия пополнения. Поскольку для ведения войны на территории Германии требовалось соответствующее



86

обеспечение, то запасные батальоны, находившиеся в Боб­руйске (Уфимского полка—10 офицеров и 420 рядовых), пошли на укомплектование пионерных (саперных) рот28. Наконец полк пополнился людьми, получил обмундирова­ние, вооружение. Кмандиром дивизии был назначен гене­рал-майор Н. В. Вуич, и она вошла в корпус генерала Ф. Ф. Винценгероде, который вместе со шведской и прус-кой армиями составлял Северную армию.

Начались боевые действия в Германии. Они шли с пе­ременным успехом. К тому же смерть М. И. Кутузова лишила войска крупного руководителя, пользовавшегося популярностью в армии.

Уфимцы приняли активное участие в составе дивизии в ряде сражений на немецкой земле. Это бой под Денне-вицем, участие в Лейпцигском сражении, вошедшем в ис­торию как «битва народов». К сожалению, пока не обна­ружены документы, непосредственно свидетельствующие о действиях Уфимского полка в этих боях. В начале 1814 г. армии союзников вышли на границу с Францией. В это время корпус Винценгероде входил в состав Силезской армии, которую возглавлял крупный военачальник Г. Л. Блюхер, прусский фельдмаршал. Вместе с Силезской ар­мией Уфимской полк участвовал в крупных сражених при Краоне и Лаоне.

21 февраля 1814 г. Наполеон со всей своей армией, включая прославленную Старую гвардию, двинулся на­встречу Силезской армии, предполагая разгромить армии союзников по частям. 24-я дивизия, находившаяся в кор­пусе М. С. Воронцова, заняла вместе с 21-й дивизией воз­вышение у города, выставив вперед 36 орудий.

23 февраля французская армия открыла сильный огонь по позициям русских войск, но русская пехота оставалась на месте, теряя большое число людей. Попытки обойти ее были отбиты штыковыми атаками. Командование решило отвести войска, ввиду превосходства сил противника. Рус­ская пехота отступала тихим шагом, отводя поврежденные орудия и увозя раненых. Солдаты Ширванского полка, на­пример, когда у них кончились патроны, три раза с бара­банным боем штыками пробивались сквозь французскую кавалерию, принеся с собой не только своего раненого командира, но и раненых и тела убитых офицеров29. Точно так же героически вели себя в сражении солдаты Уфим­ского полка. Сражение закончилось к вечеру. Потери были тяжелые: с францзуской стороны — 8 тыс. убитых и ране­ных; с русской —6 тыс. убитых и раненых. После сраже­ния русская армия маршем двинулась к Лаону, где 25—26

87

февраля произошло новое кровопролитное сражение, в ко­тором также активно участвовал Уфимский полк.



После этого сражения армия Наполеона начала общее отступление к Суассону. За ним вслед двигалась Силез-ская армия. 13 марта корпус М. С. Воронцова двинулся к Парижу и занял город Вертю. К этому времени боевые действия были закончены, Наполеон подписал отречение, наступил мир. Уфимский пехотный полк стоял лагерем под Парижем, а затем двинулся на родину, через Францию* Германию, Польшу до Чернигова, где должен был стать на квартиры 30.

Вот такой боевой путь прошел рядовой армейский полк русской армии, созданный в нашем крае и с отличием про­шедший через сражения Отечественной войны 1812 г. и заграничных походов 1813—14 гг.

В дальнейшем полк участвовал в Русско-турецкой вой­не 1828—29 гг., где снова отличился, но эта тема не вхо­дит в рамки данной статьи и подлежит отдельному иссле­дованию.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 ЦГВИА. Ф. 2720. Д. 122 (106-й Уфимский пехотный полк).

2 ПСЗ. Т. 24. № 17587.

3 ЦГАДА. Ф. 16. Оп. 1. Д. 991. Донесения генерал-губернатора Пеутлинга. 1789—1793. Л. 80—81 об.

4 ПСЗ. Т. 24. № 18299.

5 Энгельгардт Л. Н. Записки. М., 1860. С. 154.

6 ПСЗ. Т. 25. № 19131.

7 Материалы по статистике, географии, истории и этнографии Орен­бургской губернии. Вып. 2. Оренбург, 1889. С. IV.

8 О А. Ф. Ланжероне см.: Русский биографический словарь. Т. 10. СПб., 1914. С. 60—63.

9 Энгельгардт Л. Н. Указ. соч. С. 162—167.

10 Габаев Г. Роспись русским полкам 1812 г. Киев, 1912. С. 92.

11 Квартирное расписание дивизий на март 1812 г. // Отечествен­ная война 1812 г. Материалы ВУА. Т. X. СПб., 1908. С. 176.

12 Отечественная война 1812 г. Материалы ВУА. Т. V. СПб., С. 147.

13 Расписание войск 2-й Западной армии на июнь 1812 г. // Оте­чественная война 1812 г. Материалы ВУА. Т. III. СПб., 1902. С. 97.

14 Отечественная война 1812 г. Материалы ВУА. Т. XII. СПб., 1909. С. 13, 19.

15 Митаревский Н. Е. Воспоминания о войне 1812 г. М., 1871. С. 103.

16 Троицкий Н. А. О численности русских армий в начале Отече­ственной войны 1812 г. // Вопросы истории. 1987. № 11. С. 173.

17 Митаревский Н. Е. Указ, соч. С. 18—22.

18 Замечание И. П. Липранди на «Описание Отечественной войны 1812 г.» Михайловского-Данилевского. // Харкевич В. 1812 г. в днев­никах, записках и воспоминаниях современников. Вып. 2. Вильно, 1903. С. 11—16.

19 Записки А. П. Ермолова. 1798—1826 гг. М.: Высшая школа, 1991. С. 191—192.

20 Из записок генерала В. И. Левенштерна // Бородино. Доку­менты, письма, воспоминания. М.: Советская Россия, 1962. С. 368.

21 Жилин П. А. Отечественная война 1812 г. М.: Наука, 1988. С. 167.

22 Русский биографический словарь. Т. 10. СПб., 1914. С. 493.

23 Бородино. Документы, письма... Док. № 162,

24 Там же. Док. JNfe 174.

25 Неделько Г. Уфимский полк на Бородинском поле // Советская Башкирия. 13 апреля 1968 г.

26 Митаревский Н. Е. Указ. соч. С. 99—100.

27 Отечественная война 1812 г. Материалы ВУА. Т. 21. СПб., 1914. С. 428—429.

28 Михайловский-Данилевский А. И. Описание войны 1813 г. Ч. 1. СПб., 1840. С. 168.

29 Михайловский-Данилевский А. И. Описание похода во Францию в 1814 году. СПб., 1841. С. 220.

30 ЦГВИА. Ф. ВУА. Д. 16892. Л. 63.


Р. В. ФИЛИППОВ

ИЗ ИСТОРИИ

ИЗУЧЕНИЯ УЧАСТИЯ НАРОДОВ БАШКИРИИ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ 1812 ГОДА

Советские историки внесли крупнейший вклад в исто­риографию Отечественной войны 1812 года. Вскрывая не­достатки дворянско-буржуазной историографии, критикуя концепции буржуазных историков и военных писателей За­пада, советские историки (Е. В. Тарле, Н. Ф. Гарнич, Л. Г. Бескровный, М. В. Нечкина, П. А. Жилин, С. Б. Окунь, Н. М. Дружинин, П. Г. Рындзюнский и мн. др.) впервые поставили проблему борьбы народов России за свою на­циональную независимость в 1812 году на твердый фун­дамент научной методологии, неизмеримо расширили круг подлежащих изучению вопросов, дали принципиально но­вое освещение событий, имевших международное значе­ние.

Центральное место в советской историографии Отече­ственной войны 1812 года заняла проблема исторической роли народных масс и, прежде всего, великого русского народа в разгроме наполеоновской агрессии, в избавлении стран Западной Европы от гнета иноземных завоевателей. Составной частью этой важнейшей проблемы является и вопрос об участии в войне многих других народов много­национальной России — народов, которые в едином пат­риотическом порыве вместе с русским народом «разде-89

ляли святой подвиг брани народной» 1 и ценой огромного напряжения всех своих сил нанесли сокрушительное по­ражение полчищам Наполеона — «деспота внутри своей страны, завоевателя по отношению к соседним народам»2. Отсюда — большой интерес советских историков к парти­занскому движению в войне 1812 года, в котором столь явственно проявилось военное творчество самих народных масс к истории народного ополчения 3. Изучение этих сю­жетов в тесной связи с анализом действий русской регу­лярной армии позволило сделать первые успешные шаги в решении важного вопроса о роли различных националь­ностей, населявших Россию, в борьбе с наполеоновским нашествием 4.

Во всенародном движении сопротивления французским захватчикам, вылившемся в различные формы, видную роль сыграли и народы, населявшие Башкирию, — башки­ры, тептяри, мишари, татары, чуваши, мордва. Это явилось выражением и составной частью общего патриотического подъема, охватившего страну в минуту грозной опасности, которая нависла над ней.

1 В кавычках — слова А. Раевского (см.: «Воспоминания о походах 1813—1814 гг.». Ч. 11: 1822. С. 36).

2 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. Т. XVI. Ч. 2. С. 404.

ъ Отметим лишь некоторые из рабст: П. С о ф и н о в, Д. Э п ш т е й н, П. Ш и б а р е в. Народное ополчение Поволжья в Отечественной войне 1812 г. Саратов, 1942; Л. Н. Бычков. Крестьянское партизанское движение в Отечественной войне 1812 г. М. 1954; П. П. В ерши гор а. Военное творчество народных масс. М. 1961; И. Ростунов. Народные массы России в Отечественной войне 1812 года. — «Военно-исторический журнал», 1962. № 6; В. И. Бабкин. Народное ополчение в Отечественной войне 1812 года. MJ 1962; Б. С. Абалихин. Украинское ополчение 1812 г. — «Историче­ские записки», Т. 72; С. Б. О к у н ь. Русский народ и Отечественная война 1812 года. — «История СССР», 1962, № 4.

4 См., например, В. И. Стрельский. Сибирь в Отечественной войне 1812 г. Омск, 1942; Т. О. Рухадзе. Грузины и Отечественная война 1812 г. Тбилиси, 1942; В. Яулов. К участию Сибири в Отечест­венной войне 1812 г. — «Исторический журнал», 1942, № 3—4; Н. Ф. Славин. Казанцы в Отечественной войне 1812 г. Казань, 1942; В С а-маркин. Мордовия в Отечественной войне 1812 г. — «Записки научно-исследовательского института при Совете Министров Мордовской АССР», 1947, кн. 6; Г. Ю. Гербильский. Украинский народ в Отечественной войне 1812 г. Доклады и сообщения Львовского гос. ун-та, 1949, вып. 2. Н. Ерошкевич. Патриотический подъем на Алтае в Отечественную войну 1812 г. — «Краеведческие записки Алтай­ского краеведческого музея», 1956, вып. 1. Т. И. Беликов. Участие калмыков в войнах России в XVII, XVIII и первой четверти XIX веков. Элиста. 1960; Е. И. Корнейчик. Белорусский народ в Отечествен­ной войне 1812 г. Минск. 1962; М. Г. Hep си с ян. Отечественная вой­на 1812 г. и народы Кавказа. Ереван, 1965.

90

В общих трудах упомянутых советских историков воп­рос этот почти не затрагивается. Здесь можно найти лишь отдельные, разрозненные, как правило, сведения о боевых действиях башкирской и тептярской конницы в тех или иных военных операциях. Поэтому нет необходимости специаль­но анализировать эти труды: но важно подчеркнуть, что целостная картина событий 1812 года, созданная ими, дает ценнейший материал и для историка, специально изучаю­щего участие народов Башкирии в войне.



Начало целеустремленного изучения темы было поло­жено местными историками. Следует, однако, отметить, что вплоть до начала 40-х годов вопрос этот не являлся пред­метом специального исследования. Интерес к нему был пробужден грозным 1941 годом — началом Великой Отече­ственной войны советского народа против агрессии фаши­стской Германии. Менее чем через месяц после начала войны в газете «Красная Башкирия» появилась статья Г. Амири «Башкирский народ в Отечественной войне 1812 года» *. Публицистический пафос, оттенявший героику и патриотический порыв башкирского народа, не снижает историографическую ценность этой статьи, как первой по­пытки обобщения накопленного к тому времени конкретно-исторического материала.

В 1943 году вышла в свет маленькая брошюра Р. М. Раимова 2, в которой сделана попытка дать обобщающую характеристику боевых традиций башкирского народа, выяснить его роль в Отечественной войне 1812 года. В бро­шюре указано общее количество полков, сформированных в Башкирии, приведены отдельные эпизоды непосредствен­ного участия башкирских конников в боевых операциях, затронут вопрос об отражении событий 1812 года в народ­ных песнях и легендах башкир. Здесь же отмечено и учас­тие башкирских полков в крупных операциях 1813—1814 годов (Данциг, Лейпциг, Веймар, Гайнау, Шатобриан, Па­риж).

Слабая изученность вопроса о роли народного ополче­ния и иррегулярных национальных казачьих полков в вой­не 1812 года не позволила Р. М. Раимову органически вписать действия башкирских соединений в общую кар­тину развернувшейся всенародной войны. Отсюда, может быть, проистекает и несколько преувеличенное представ­ление автора о той действительно немаловажной роли, ко-

года.


1 «Красная Башкирия». 18 июля 1941 г. 2 Р. М. Раимов. Башкирский народ в Отечественной войне 1812

91

торую сыграли в борьбе с наполеоновской агрессией баш» кирские воины. «...Башкирские полки, — писал Р. М. Раи­мов, — ...сыграли громадную роль в борьбе с Наполео­ном» *. В известной мере это связано с узкой источнико­ведческой базой, на которую Р. М. Раимов опирался (вос­поминания С. Глинки, газета «Оренбургские губернские ведомости», мемуары де Марбо и Дюпюи, рассказ батыра Янтури, записанный Зефировым и опубликованный в 1847 году).



Неправильно Р. М. Раимов характеризовал и харак­тер национальных полков башкир. Он полагал, что эта были формирования типа народного ополчения. В брошюре имеются и другие частные недостатки.

Настоятельная потребность в обращении к героическим традициям прошлого вызвала появление небольшого сбор­ника легенд и исторических песен, отразивших участие башкир в Отечественной войне 1812 года2. Во введении составитель сборника А. Н. Усманов дал общую характе­ристику включенных в него материалов, выделив такие ле­генды-песни, как «Вторая армия» и «Кахым-туря», наибо­лее полно воплотившие патриотический подъем народа.

Некоторый сдвиг в исследовании интересующей нас темы обозначился в связи с подготовкой и выходом в свет второй части I тома «Очерков по истории Башкирской АССР» 3. В первой главе этого коллективного труда име­ется специальный параграф — «Участие народов Башкирии в Отечественной войне 1812 г. Боевая деятельность баш­кирского войска в первой половине XIX в.». Д. М. Рабино­вич, автор указанной главы, дал по необходимости краткий очерк участия в войне не только башкирских, но также и тептярских, уральских и оренбургских казачьих полков.

Впервые в советской историографии вопроса были от­мечены наиболее значительные факты участия народов Башкирии в войнах 1806—1807 и 1809—1811 годов, фор­мирования новых соединений в 1811 — начале 1812 гг. (двух башкирских, двух тептярских, двух уральских и од­ного оренбургского полков), их дислокация к началу Оте­чественной войны.

Определенный интерес представляют сведения о форми­ровании на основе царского указа от 8 августа 1812 года новых кавалерийских полков из местного населения (в

1 Р. М. Раимов. Указ. соч. С. 7.

2 Башкирские всадники в Отечественной войне 1812 года. (Легенды и песни). Уфа. 1944.

3 Очерки по истории Башкирской АССР. Т. 1 Л. П. Уфа, 1959*

92

общей сложности, отмечает автор, накануне и в период Отечественной войны в Оренбургской губернии было сфор­мировано 40 кавалерийских полков, в т. ч. 28 башкирских^ 5 оренбургских, 5 уральских и 2 тептярских). Отмечая го­рячую поддержку народами Башкирии героической борьбы русского народа против наполеоновского нашествия, автор сделал попытку проследить боевой путь указанных полков, включенных в состав различных соединений русской армии. Однако попытку эту нельзя признать удачной: 1812 год, отмеченный славными боевыми делами Уфимского пехот­ного, 1-го и 2-го башкирских и 1-го тептярского коннока-зачьих полков, почти полностью выпал из поля зрения автора (отмечены лишь бои под Вильно, где отличился 1-й тептярский полк в самом начале войны). Беглыми штри­хами отмечено и участие местных иррегулярных соединений в крупнейших сражениях 1813—1814 гг.



В 1962 году вышла в свет книга П. Е. Матвиевского *, представляющая собой ряд тематически связанных само­стоятельных очерков. Одну из главных задач своей книги автор видел в том, чтобы осветить, возможно полнее, учас­тие народов Оренбургского края и его нерегулярных сил в военных действиях против Наполеона. Решению этой за­дачи автор подчинил изучение материальных средств и людских сил края, использованных в обороне страны, а также и социальных условий, в которых формировались и действовали в боях оренбургские и уральские казаки, башкирские, тептярские, мишарские и др. национальные полки.

Книгу П. Е. Матвиевского по праву следует считать первым крупным исследованием участия народов такой многонациональной окраины, какой была Оренбургская губерния (в ее состав входила и Башкирия), в титаниче­ских усилиях, предпринятых народами России для борьбы с наполеоновской Францией. К сожалению, в книге нет историографического и источниковедческого обзора; но весь ее научный аппарат свидетельствует о том, что П. Е. Матвиевский привлек для своего исследования обширный архивный материал (из различных фондов ЦГАОР СССР* ЦГИА СССР, ГАОО, крупнейшие дореволюционные и со­ветские публикации документальных источников, «Труды Оренбургской ученой архивной комиссии», большой круг литературы).

В первом очерке — «Оренбургский край на рубеже

1П. Е. Матвиевский. Оренбургский край в Отечественной войне 1812 г. Исторический очерк. Оренбург, 1962.

93

XVIII—XIX вв.» — П. Е. Матвиевский поставил ряд важ­ных вопросов, без разрешения которых было бы трудно представить истоки патриотического единства, проявлен­ного народами края в грозную годину войны 1812 года (особенности экономического и социально-политического развития края, социальное положение и национальные от­ношения его жителей: его материальные ресурсы и др.). Показывая утверждение военно-феодального строя в крае и в связи с этим усиление социального и национального гнета, экспроприацию лучших башкирских земель, ломку традиционного уклада народной жизни, проводимую цариз­мом политику русификаторства и разжигания националь­ной розни, автор не закрывает глаза на тот факт, что все это возбуждало чувство подозрительности и недоверия у народов, населявших край, не только к царской России, но и к самому русскому народу К Но автор конкретным материалом убеждает читателя в том, ,что указанные сто­роны правительственной политики, обостряя социальные противоречия, имели своим результатом постепенное сбли­жение различных народов края с русскими трудящимися массами. «В длительном, вольном и невольном, общении между собой, — пишет Матвиевский, — народы края напе­рекор крепостникам и в борьбе с ними не раз демонстри­ровали (сознательно и бессознательно) свое единство... Все народности края, а башкиры прежде и больше всего, в пламенном стремлении избавиться от военно-феодального и национального гнета сообща с русским народом подры­вали основы крепостнической империи...» 2.



Автор справедливо подчеркнул, что жизненные интере­сы различных нерусских народностей края властно дикто­вали им необходимость солидарности и единства с русским народом для борьбы с угнетателями и иноземными захват­чиками, независимо от их национальной принадлежности 3. Выводы автора о взаимоотношениях русского и нерусских народов, определявшихся в конечном счете общностью их социально-исторических судеб, удачно, на наш взгляд, под­водят читателя к пониманию единства патриотических устремлений, столь явственно проявившихся в 1812 году.

П. Е. Матвиевский существенно дополняет сведения, со­держащиеся в «Очерках по истории Башкирской АССР» по таким вопросам, как значение иррегулярной ^конницы казаков и национальных полков (башкир, тептярей), в осу-

1 П. Е. Матвиевский. Указ. соч. С. 14, 45.

2 Там же. С. 14.

3 Там же. С. 45.

94

ществлении стратегических и тактических планов русского командования, количестве и составе населения края, из которого рекрутировались значительные силы указанного типа.



В очерке «Правящие верхи и народ в Отечественной войне» для нашей темы значительный интерес представ­ляют сведения о 82—85 рекрутских наборах, проведенных правительством в 1812—1813 гг. П. Е. Матвиевский убеди­тельно показал, что эти наборы имели особое значение: они проходили в условиях вызванного войной патриотиче­ского чувства народных масс, когда «все ужасы крепостной казармы... в сознании рекрут отодвигались на второе мес­то перед устрашающей силой нашествия «двунадесяти язы­ков» К

Приведенные автором данные свидетельствуют о том, что рекрутские наборы (особенно 82-й и 83-й) проходили в обстановке всеобщего возбуждения, в котором со всей оче­видностью проявлялся дух согласия и готовности крестьян и горожан служить Родине. «Архивные дела о рекрутских, наборах, — пишет историк, — красноречиво свидетельству­ют о том, что преобладающая масса рекрутов шла в сол­даты с невиданным раньше воодушевлением, с единым чувством поразить врага, отстоять родину-мать... Рекруты свою службу рассматривали как священный долг... Эти-то рекрутированные русские солдаты и являлись, как заметил К. Маркс, одними из «самых храбрых в Европе»2. Дей­ствительно, рекруты Оренбургского края, включенные в различные армейские полки, наряду с иррегулярными пол­ками башкир, тептярей и мишарей стяжали высокую воен­ную славу на полях многих сражений Отечественной войны. Как известно, общественное потрясение, вызванное вой­ной, явилось поводом к оживлению крестьянского движе­ния: патриотические чувства крестьянства переплетались с напряженным ожиданием воли. П. Е. Матвиевский от­метил, что увеличение числа активных крестьянских вы­ступлений в 1812 году имело место и в Оренбургском крае. К сожалению, эти выступления крестьян против помещиков-и произвола властей по существу не рассмотрены. Автор ограничился указанием на то, что эти выступления «не ослабляли борьбу с наполеоновским нашествием» и ссыл­кой на мысль С. Б. Окуня о том, что они шли «параллель­ным потоком, усиливая друг друга» 3. Очевидно, что этот

1 П. Е. Матвиевский. Указ. соч. С. 88.

2 Там же. С. 93.

3 Там же. С. 100.

95

сложный вопрос нуждается в дальнейшем изучении и тео­ретическом осмыслении.



Особый интерес представляет пятый очерк книги — «Не­русские народы края и их национальные полки». Прежде всего заслуживает тот факт, что ,П. Е. Матвиевский боль­шое внимание уделил общественной идеологии нерусских народов в изучаемый период. С фактами в руках он пока­зал, что башкиры, тептяри, мишари, татары, чуваши, морд­ва и другие народности края, несмотря на царившие здесь (и лишь формально ослабленные в годы войны) грубые формы национального гнета, проявили высокий патриотизм и шли «по призыву и примеру русского народа на общего иноземного врага, движимые чувствами обязанности и дол­га, сознанием необходимости защиты общего отечества» *.

1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница