Сборник под названием «Любезные вы мои »



страница2/9
Дата28.10.2016
Размер1.3 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9

15

гайчен. Противник, как известно, наступал превосходящи­ми силами. Несмотря на это, французская кавалерия — авангард войск Наполеона — «везде была отбита и про­гнана с большим уроном» *.



В коротких стычках с противником и в его преследо­вании казаки были очень активны. Эта особенность их подчеркнута Ф. Энгельсом в работе «Армии Европы»: «В малой войне казаки являются единственной боевой силой, которой следует опасаться ввиду их активности и неуто­мимости» 2.

В посланном главнокомандующему рапорте атаман Платов отметил мужество и храбрость двух башкирских полков, их командира полковника Уракова, башкирского кантонного начальника поручика Бурангула Куватова (1740—1833), сотников Карагузи Кадаргулова (1780— 1824), Айчувака Узенбаева (1767—?, в 1839 году ему было 72 года, из д. Муйнак Оренбургского уезда), прапор­щика Кагармана Бурангулова (1788—1828) 3.

После заключения Тильзитского мира башкирским пол­кам было повелено «обратиться в прежние их жилища», и по возвращении в Оренбург воины были распущены по домам 4.

После поражения Австрии, Пруссии и России в войнах 1805—1809 гг. наполеоновская Франция стала властитель­ницей Западной Европы. Стремясь к мировому господству, Наполеон начал подготовку агрессивной захватнической войны против России.

С нарастанием угрозы нападения на Россию со стороны Франции правительство вынуждено было принять меры по увеличению численности и укреплению армии. В апреле 1811 г. военному губернатору Г. С. Волконскому было приказано сформировать два пятисотенных полка из баш­кир, «назвав по нумерам», и один полк из ставропольских калмыков. Они должны были иметь «употребляемое по их обыкновению» оружие и велено «всем им быть о двуконь» 5.

Получив данный указ, военный губернатор края Волкон­ский разослал предписание начальникам некоторых канто­нов, в силу чего последние стали снаряжать башкир в полки. В 6-м башкирском кантоне в мае 1811 г. была сформирована команда из 1000 чел., названная резервной, под начальством певца и кураиста дистаночного началь-

1 Чуйкевич П. Указ. соч. С. 113.

2 Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Изд. Т. 11. С. 483.

3 См.: Чуйкевич П. Указ. соч. С. 117, 119. 1 ЦГВИА, ф. ВУА, д. 3185, л. 25 об.

5 ПСЗ, Т. 31, № 24583.

ника Буранбая Кутучева, несправедливо сосланного впо­следствии в Сибирь на поселение. Кроме того, там же «выбором приуготовлено было к походу» в армию пяти­сотенный полк под командованием дистаночного началь­ника Юлбариса Бикбулатова, вспоследствии командира 15-го башкирского полка *. В 5-м башкирском кантоне на­чальником Кулуем Кучуковым тогда же было назначена в армию 65, в резервную команду—150 башкир. В 7-м кантоне поручиком Юмагуловым была сформирована ты­сячная резервная команда2. Как видно, формирование полков и резервных команд шло полным ходом. Эти пол­ки, предназначенные для пополнения Западной армии, на­зывались 1-м и 2-м, первый был сформирован в 9-м, а второй — в 7-м и 12-м башкирских кантонах3.

В июне 1811 г. 1-й башкирский полк прибыл в Сим­бирск, через который направлялся к Серпухову. После зимовки в Курской губернии 1-й и 2-й башкирские полки двинулись к Луцку, где 2 января 1812 г. командующий второй армией генерал от инфантерии П. И. Багратион устроил им смотр, в ходе которого «обнаружил неполный комплект людей и значительный недостаток в лошадях» 4. К началу Отечественной войны на западной границе нахо­дились 1-й и 2-й башкирские полки, 1-й тептярский, 1-й и 2-й уральские, 1-й и 2-й оренбургские казачьи полки.

После вторжения Наполеоновской армии в пределы России Манифест Александра I и предписания губернато­ра с призывом об обороне Отечества оглашались в мече­тях и на деревенских сходах. Многие жители Башкирия добровольно просились в ряды действующей армии. В сво­ем прошении на имя губернатора крещеный башкир Илья Фертов, отданный в холопы, в августе 1812 года писал о «неусыпном и ревностном желании» сражаться за незави­симость Родины 5. Тогда же братья Абдулхалик и Назир Абдулвахитовы просили губернатора «по ревностному... желанию к службе» включить их «для оказания Отечеству услуги» в состав башкирского полка, сформированного в 9-м кантоне (Оренбургский уезд) 6. Юртовой старшина

16

1 НА БНЦ УрО АН СССР, ф. 3, оп. 12, д. 77, лл. 28, 32.



2 См.: ЦГА БАССР, ф. 2, оп. 1, д. 419, лл. 1-1 об; ГАОО, ф. 6, оп. 3, д. 3588, л. 4.

3 ЦГА БАССР, ф. 2, оп. 1, д. 3724, лл. 24 об., 51, 55; д. 4021, лл. 29 об-ЗО, 33 об-34, 36 об-37; д. 4923, лл. 90 об-91, 93 об-94, 107 об-ПО.

4 Цит. по кн.: «Калмыки в Отечественной войне 1812 г.». Элиста* 1964. С. 19—20.

5 ЦГА БАССР, ф. 2, оп. 1, д. 306-а, л. 1—2.

6 ГАОО, ф. 6, оп. 3, д. 3668-а, л. 1.

17

10-го кантона (Бирский уезд) Абуталиб Абдрахманов с сыном Сагитом выразили желание служить в армии «без всякой от войска подмоги» К



Отечественная война поднимала на защиту Родины ши­рокие круги разных сословий. Добровольцами объявляли себя представители казачества, учащейся молодежи, мел­ких чиновников, служителей культа. В Уфимский пехотный полк явился юноша Яким Домашнев, заявивший о своем желании следовать за братьями в район боевых действий. Атаман Нагайбацкой станицы Серебряков совершил бла­городный поступок, полностью вооружив за собственный счет 53 казака2. Отмечая патриотический подъем среди башкир и других нерусских народов, участник войны 1812 года С. Н. Глинка писал, что «не только стародавние сыны России, но и народы, отличные языком, нравами, ве­рою и образом жизни, народы кочующие — и те, наравне с природными россиянами, готовы были умереть за землю русскую. Мордва, тептяри, мещеряки, черемисы ревностно и охотно шли на службу; башкирцы оренбургские сами собой вызывались и спрашивали у правительства, не нуж­ны ли их полки» 3.

В 1812 году во многих уездах Оренбургской губернии не было урожая, народ голодал. Несмотря на это башкиры, казаки и другие охотно шли на войну со своими конями, своим обмундированием и оружием.

Характерно и то, что в годы войны среди башкир и ка­заков не наблюдалось дезертирства и членовредительства. П. Е. Матвиевский, изучавший период Отечественной войны 1812 года по местным архивным материалам, делает вы­вод, что «членовредительство наблюдалось в отдельных случаях по русским и нерусским селениям, при полном от­сутствии его, по изученным делам, в казачьих и башкир­ских кантонах» 4.

В первые месяцы войны по инициативе башкир были сформированы 3, 4 и 5-й полки. 8 августа последовал указ о формировании от 10 до 30 пятисотенных полков из баш­кир и мишарей, а также оренбургского атаманского ты­сячного полка 5.


Пикет уральских казаков. 1812 г. Раскрашенная гравюра К Вагнера по оригиналу Е. Карнеева.

1 ГАОО, ф. 6, оп. 5, д. 11182, л. 14; оп. 3, л. 3757/1, л. 1.

2 Матвиевский П. Е. Указ. раб. С. 103, 138.

3 Прибавление к русской истории Сергея Глинки, или записка и замечания о происшествиях 1812, 1813, 1814, 1815 годов, им самим изданные. М., 1818. С. 113.

4 Матвиевский П. Е. С. 112.

5 ПСЗ 1. Т. 40. № 25201-а, приложение.

18

Снаряжение этих полков производилось на прежнем основании — обмундирование, вооружение и все остальное относилось как на счет командируемых, так и на счет об­щественной «подмоги». Начальник 9-го кантона Бурангул Куватов, имея в виду бедных башкир, писал губернатору, что они без общественной «подмоги» сами по себе «не имеют возможности приобрести одежды» К Полк состоял из 500 рядовых и командного состава в количестве 30 чело­век (командир полка, старшина, 5 есаулов, 5 сотников, 5 хорунжих, 1 квартирмейстер, 1 мулла, 1—2 писаря и 10 пятидесятников). Командирами полков назначались офи­церы русских казачьих войск и башкиры, т. е. каждый полк имел двух командиров, башкирские находились в подчи­нении русских командиров.



Каждый кантон в зависимости от численности служа­щих выставлял от одного до трех полков, которые по мере формирования отправлялись на запад. 1-й и 2-й башкирские кантоны, расположенные в Пермском, Осинском, Екатерин­бургском и Красноуфимском уездах, снарядили 20-й полк; 3-й кантон (Шадринский у.) — 19-й; 4-й кантон (Троиц­кий у.) сформировал 18-й; 6-й кантон (Верхнеуральский у.) направил на фронт 14-й и 15-й полки; 7-й кантон (Стер-литамакский у.) выставил 12-й и 13-й полки; 9-й кантон вооружил и снарядил 7, 8 и 9-й; 10-й кантон (Бирский у.) отправил на запад часть 5-го и 10-й полки; 11-й кантон (Мензелинский у.) формировал 3-й и часть 5-го полков; 12-й кантон (Белебеевский, Бугульминский у.) —4-й, часть 5-го и 12-го полков. Остальные полки были созданы в 5-м (Челябинский у.), 8-м (Уфимский у.) и других башкирских кантонах.

За короткий срок, с августа по октябрь, кроме ранее сформированных пяти полков башкирские кантоны^ отпра­вили на фронт еще 15 полков. В конце 1812—1813 годов было сформировано еще 8 полков. В общей сложности в 1811 — 1813 годах башкирские кантоны направили в армию 28 полков 2.

Помимо полков, действовавших против французских захватчиков, 12 тысяч башкир несли линейно-сторожевую службу на восточных границах России. Всего в 1811 —1813 годах башкирские кантоны мобилизовали и выставили для защиты страны от наполеоновских войск и для охраны юго-восточной границы около 27 тысяч воинов. Мишарские кантоны снарядили два полка. Из национальных частей

1 ЦГА БАССР, ф. 2, оп. 1, д. 410, л. 22.

2 Усманов А. Н. Указ. раб. С. 57—58, 74—76.

20

в рядах действующей армии находились еще два тептяр-ских и один полк ставропольских калмыков. В 1812 году были созданы 3, 4 и 5-й оренбургские казачьи полки, из которых два последних составили атаманский тысячный полк. Воевал и оренбургский драгунский полк. Пять пол­ков было сформировано и уральскими казаками. Уфимцы выставили пехотный полк *. Таким образом, в помощь рус­ской армии Оренбургский край выставил 45 конных пол­ков.



Проявляя чувство ответственности за судьбу страны, население края собирало деньги на нужды войны. Уже к 15 августа 1812 года башкиры, тептяри и мишары пожерт­вовали в пользу армии 500 тысяч рублей. Добровольные взносы продолжались и в сентябре2. Следует отметить, что денежный вклад оренбургских дворян и купцов, по сравнению с народной помощью, был весьма скромным. Дворяне губернии внесли 65 тысяч рублей, при этом почти вся сумма была собрана ими с 60 тысяч крепостных кре­стьян. Верхнеуральское купечество передало на нужды ар­мии только 163, а троицкое — 210 рублей3.

Вооружение башкир состояло из ружья, пики или копья, сабли, лука и колчана со стрелами. Ружье и писто­леты были у них редкостью. У некоторых конников име­лись «проволочные латы или кольчуги», которые надева­лись перед боем и защищали их от вражеской стрелы и пики, а на дальнем расстоянии — и от пули.

Обмундирование предписывалось иметь им «по их обы­чаю», не требовалось «единообразия». «Военный костюм башкир выглядел так: суконный кафтан синего или белого цвета, широкие шаровары такого же цвета с красными ши­рокими лампасами, белая остроконечная войлочная шап­ка (колпак), которая на полях с двух сторон была разре­зана и загнута, ременной пояс, кожаная портупея и сабля, подсумок с патронами»; сапоги из «коневьей кожи», кото­рых, хоть и «некрасивые, но весьма прочные», одной пары бывает достаточно на целый год 4.

Участие башкирских конников в войнах и походах Рос­сии способствовало выработке ими своеобразной тактики. Она тонко подмечена одним из авторов: «40 шагов есть

1 Матвиевский П. Е. С. 135, 141.

2 Бабкин В. Народное ополчение в Отечественной войне 1812 г. М„ 1962. С. 108; Матвиевский П. Е. С. 118.

3 ЦГА БАССР, ф. 6, оп. 1, д. 134, л. 9, 10, 22, 34.

4 Черемшанский В. М. Описание Оренбургской губернии в хозяй­ственно-статистическом, этнографическом и промышленном отношениях. Уфа, 1859. С. 138.

21

среднее расстояние для верного выстрела (из лука). 3 сражении башкирец передвигает колчан со спины на грудь, берет две стрелы в зубы, а другие две кладет на лук и пускает мгновенно одну за другою; при нападении крепко нагибается к лошади и с пронзительным криком, раскры­тою грудью и засученными рукавами смело кидается на врага и, пустивши 4 стрелы, колет пикою» 1, Другой под­черкивал, что башкиры «мастерски владеют пикой и мет­ко стреляют из ружей и луков, — последним и действуют с такою силой, что пущенная стрела, на недальном раз-стоянии, как, например, саженях на 15, пронзает насквозь не только человека, но даже и лошадь» 2.



В начальный период войны в боевых операциях прини­мало участие несколько полков из Башкирии, 1-й баш­кирский полк воевал в составе II армии генерала О. И. Багратиона, 2-й башкирский — в составе III армии гене­рала А. И. Тормасова, 1-й тептярскии полк — в составе 1 Западной армии генерала М. Б. Барклая де-Толли. 1-й и 2-й оренбургские и 1-й и 2-й уральские казачьи полки находились в составе Дунайской армии, которой коман­довал адмирал П. В. Чичагов.

Башкирские и тептярскии полки оказались на том уча­стке границы, где уже в мае 1812 года происходили стыч­ки с разъездами Наполеона. 1-й тептярскии полк майора Темирова находился в районе деревни Понемунь, где в ночь с 11 на 12 июня началась переправа передовых час­тей французской армии через Неман.

Под натиском превосходящих сил противника русские войска с боями вынуждены были отступать в глубь страны. В ходе арьергардных боев конница и пехота не раз демон­стрировали мужество и воинское мастерство. 15 июня в боях под Гродно отличились воины 1-го башкирского пол­ка рядовые Узбек Акмурзин, Буранбай Чувашбаев, хорун­жий Гильман Худайбердин, есаул Ихсан Абубакиров и другие3. 16 июня в боях под Вильно участвовал 1-й теп­тярскии полк. Прикрывая отход главных сил, тептяри BxViecTe с другими частями сожгли мост через р. Вилию и уничтожили виленский арсенал 4.

2-й башкирский полк майора Курбатова находился в составе авангарда III армии, давшего 16 июля бой про-

1 «Замечания о башкирцах» // Журнал Министерства внутренних дел. СПб., 1834. № 7—8. С. 310.

2 Черемшанский В. М. Указ. раб. С. 138.

3 Усманов А. Н. С. 27.

4 Отечественная война 1812 года. Материалы Военно-ученого архи­ва Главного штаба. Т. XV. СПб., 1911. С. 3.

22

тивнику под г. Кобрином, восточнее Брест-Литовска. В этом бою было убито 2 тысячи солдат противника, кроме того, взято в плен 2382 солдата, 76 офицеров и 2 генерала. Потери русских составили 77 человек убитыми и 182 ра­неными. Это была первая крупная победа русских войск над противником К За храбрость и отвагу в бою при раз­громе вражеских частей башкиры деревни Сапяшево Беле-беевского уезда Аюп Каипов и из деревни Кучербаево Стерлитамакского уезда полковой старшина Аралбай Ак-чулпанов были награждены орденами св. Анны 4-й сте­пени 2.



В конце июля, после соединения двух отступающих русских армий, башкирская конница вела боевую развед­ку в районе Смоленска. 26 июля она участвовала в наступ­лении русских войск на местечко Рудни 3. 27 июля в сра­жении между деревнями Лошня и Молево Болото кавале­рия атамана М. И. |Платова, в составе которой находился 1-й башкирский полк, нанесла поражение дивизии Себас-тиани 4.

Во время Бородинского сражения 26 августа 1812 года, когда французам в ходе ожесточенных и кровопролитных схваток удалось захватить батарею Н. Н. Раевского, гене­рал А. П. Ермолов с одним батальоном Уфимского пехот­ного полка и Оренбургским драгунским полком остановил покинувшие батарею части и повел их в контратаку. Бата­рея была освобождена от врага. За участие в этой опе­рации 9 офицеров-драгунов получили награды «За храб­рость и неустрашимость 5.

Применяя обходной маневр с целью отвлечь внимание противника и оттянуть его силы от оказавшегося в тяже­лом положении центра и левого фланга русских войск, М, И. Кутузов отдал приказ казачьим частям атаковать левый фланг и тыл французов. Конница М. И. Платова, в составе которой был и 1-й башкирский полк, выйдя в тыл французов у деревни Валуево на Новой Смоленской доро­ге, посеяла панику на левом фланге французских войск. Наполеон вынужден был направить туда сильную группу войск в 28 тысяч человек. Рейд русской конницы сыграл большую роль в ходе Бородинского сражения. Он обеспе-

1 Бескровный Л. Г. Отечественная война 1812 года. М., 1962. С 333

2 ЦГА БАССР, ф. 2, оп. 1, д. 4023, л. 93—94; д. 4523, л. 27, 77.

3 Усманов А. Н. С. 31.

4 Бескровный Л. Г. Указ. раб. С. 308; МатЕиевский П. Е. С. 145.

5 Бескровный Л. Г. Указ. раб. С. 387; Матвиевский П. Е. С. 146.

23

чил выигрыш времени для перегруппировки войск1. В Бо­родинском сражении участвовал также 1-й тептярекий полк. В период подготовки контрнаступления русской ар­мии башкиры, мишари, тептяри, оренбургские и уральские казаки входили в состав подвижных конных отрядов, дей­ствовавших в тылу наполеоновских войск. В сентябре 1812 года 1-й башкирский полк находился в армейском парти­занском отряде полковника И. Е. Ефремова, который от­влекал конницу Мюрата под видом прикрытия отступаю­щих русских войск на Рязанской дороге. Отряд Ефремова действовал успешно и на Серпуховской дороге. 20 сентяб­ря он нанес поражение французским частям и захватил до 500 пленных, затем перешел на Коломенскую дорогу, передав башкирский полк полковнику Н. Д. Кудашеву, отряды которого контролировали Калужскую дорогу, дер­жали под ударами коммуникации противника, блокируя Москву2. Когда 7 октября отступающие из Москвы фран­цузские войска двинулись по Калужской дороге, они сразу же попали под удары конницы Кудашева 3. Среди воинских частей, вступивших в Москву, были несколько сотен баш­кирского полка и 1-й мишарский полк, который был остав­лен в Москве и нес гарнизонную службу с октября 1812 по 1814 год4.



В развернувшейся «малой войне» отличился 1-й тептяр­екий полк майора Темирова. В начале сентября он дей­ствовал в составе Калужского ополчения. С 11 по 24 сен­тября полк находился в партизанском отряде Дениса Да­выдова, участвуя в смелых налетах на неприятеля. Затем воевал в особом корпусе, составленном из ополченцев и регулярных частей, задачей которого было нанесение уда­ров по отрядам противника в Рославлевском и Ельнин­ском уездах Смоленской губернии 5.

В октябре русская армия перешла в контрнаступле­ние с целью окружения и уничтожения армии Наполеона. За счет башкирских и казачьих полков фельдмаршал М. И. Кутузов восполнил недостаток кавалерии в отдельном кор­пусе генерал-лейтенанта П. X. Витгенштейна, прикрывав­шем дорогу на Петербург и препятствовавшем отходу ар­мии маршала Макдональда. В боевых операциях корпуса принимали участие уральские казачьи полки, 3, 4, 5-й башкирские полки. 1-й тептярекий полк входил в ополче-

1 Бескровный Л. Г. С. 389.

2 Отечественная война 1812 года. Т. XVIII. СПб., 1911. С. 95, 152.

3 Усманов А. Н. С. 45—46.

4 ЦГА БАССР, ф. 2, оп. 1, д. 3798, л. 8, 23.

5 Усманов А. Н. С. 40—44.

24


Урядник Уральских казачьих полков. Художник О. К. Пархаев

25

ние 1 округа, 2-й тептярский полк был направлен в состав ополчения III округа 1,



После поражения под Малоярославцем 12 сентябрзт армия Наполеона была вынуждена отступать по разорен­ной Смоленской дороге. Иррегулярные конные полки, в том числе и башкирские, совершали атаки на фланги отступаю­щих французов и наносили им чувствительные удары. 12—13 октября в районе Малоярославца отряд Кудашева, преследуя противника, отбил много трофеев и пленных -, 1-й тептярский полк отличился под Рославлем. За прояв­ленную храбрость майор Темиров был награжден орде­ном св. Владимира 4-й степени, прапорщик Мунасыпов и. зауряд-хорунжий Ибрагимов — орденом св. Анны 3-й степени 3.

В корпусе генерал-лейтенанта П. К. Эссена башкирская конница преследовала отступающих французов, вела на­блюдение за неприятелем в районе Дропчина по обоим берегам р. Буг. 23 октября один из башкирских полков вместе с 4-м уральским и калмыцким полками был при­командирован к авангарду корпуса генерал-майора Мели-сино. Через два дня части корпуса заняли местечки Кле-щели и Орлю, а 28 октября башкирские и уральские каза­ки выбили врагов из местечка Свислочь 4.

2-й башкирский полк, входивший в войсковые части генерала Е. И. Чаплица, 8 октября принимал участие в разгроме отрядов польского генерала Конопки. В резуль­тате жестоких схваток с неприятелем полк понес большие потери. Так, к концу октября 1812 года в нем насчитыва­лось всего 9 офицеров и 393 рядовых5. В ноябре 1812 года полк находился уже в корпусе генерал-майора Булатова, входившего в армию П. В. Чичагова 6.

В числе воинских подразделений П. X. Витгенштейна были 3, 4, 5-й башкирские полки. С ноября 1812 года пят­надцать башкирских полков, с 6-го по 20-й, в составе По­волжского ополчения прикрывали от неприятеля Украину. В составе Дунайской армии находился 3-й уральский ка­зачий полк. Оренбургские казаки составляли личный кон-

1 Очерки по истории Башкирской АССР. Т. 1. Ч. 2. Уфа, 1959. С 67- Матвиевский П. Е. С. 128; Усманов А. Н. С. 64—66.

2 Отечественная война 1812 года. Т. XIX. СПб., 1912. С. 63.

3 Усманов А. Н. С. 40—44.

4 ЦГВИА, ф. ВУА, д. 3449, л. 12—19; Усманов А. Н. С. 72—73.

5 ЦГВИА, ф. ВУА, д. 3639, л. 3—6.

Там же, л. 7; д. 3424, л. 3—6.

26

вой М. И. Кутузова, охранявший штаб главнокомандую­щего г.



В ходе преследования противника башкирская и казачья конницы действовали смело и решительно, часто использо­вались для глубокой разведки. Сообщая оренбургскому военному губернатору Г. С. Волконскому о победоносном наступлении русской армии и бегстве французов, М. И. Кутузов восклицал: «Вы не можете представить, ваше сиятельство, радости и удовольствия, с каким все и каж­дый из русских воинов стремится за бегущим неприятелем и с какою храбростью наши воины, в том числе и казаки, И некоторые башкирские полки, поражают их» 2.

Воины из Башкирии участвовали и в заграничных по­ходах русских войск в 1813—1814 годах. Многие башкир­ские, два тептярских, 2-й мишарский, ставропольский кал­мыцкий, оренбургские и уральские казачьи полки вошли в состав так называемой «польской» армии генерал-лейте­нанта Л. Л. Беннигсена, действовавшей на территории Польши и Германии. 2-й башкирский полк в составе кор­пуса генерал-лейтенанта Ф. В. Остен-Сакена (Сакена) на­ходился на подступах к Бреславлю 3.

С января 1813 года в осаде и штурме Данцига активно участвовали 2-й тептярский, калмыцкий, оренбургский атаманский и восемь башкирских полков. Своим воинским искусством здесь особо отличился 1-й башкирский полк, внесенный в правительственный журнал выдающихся воен­ных событий 4. Хусейн Кучербаев был награжден орденом св. Анны 4-й степени, Ихсан Абубакиров — тем же орденом 3-й степени; боевые подвиги Ирназара Давлетчурина, Бай-булата Турсунбаева, Исянгула Ишкузина были отмечены Военным орденом5. Военные ордена получили 14 воинов из атаманского казачьего полка 6.

Вскоре 1-й башкирский полк был переброшен в другой корпус и с марта 1813 года принимал участие в сражениях под Берлином и Дрезденом 7. Остальные семь башкирских полков и 2-й теитярский полк оставались в составе бло­кадного корпуса и участвовали в сражениях вплоть до капитуляции Данцига 21 декабря 1813 года. В конце 1813

1 Очерки по истории Башкирской АССР. Т. 1.4. 2. С. 67; Усма­нов А. Н. С. 74.

2 Матвиевский П. Е. С. 150.

3 ЦГВИА, ф. ВУА, д. 3424, л. 16—17; д. 3449, л. 24.

4 Матвиевский П. Е. С. 154.

5 ЦГА БАССР, ф. 2, оп. 1, д. 2075, л. 31; д. 4021, л. 29—30, 36—37, 74—75.

6 Матвиевский П. Е. С. 154.

7 Усманов А. Н. С. 82.

27

года 3-й оренбургский и 5-й уральский казачьи полки были направлены в Чехию, а 8-й, 12-й, 13-й и 16-й башкирские, 2-й мишарский и 3-й оренбургский казачий полки совмест­но с регулярными частями осаждали хорошо укрепленную крепость Глогау К



4—7 октября 1813 года 1-й, 4-й, 5-й, 9-й и 14-й башкир­ские полки участвовали в сражении под Лейпцигом, извест­ном под названием «битвы народов». Наполеоновский ге­нерал де Марбо в своих мемуарах писал об огромном впе­чатлении, произведенном на французскую армию башкир­скими воинами, которых за мастерское владение луками французы прозвали «амурами». «Эти новички, — отмечал генерал, — еще совсем не знавшие французов, были так воодушевлены своими предводителями, что, ожидая пре­вратить нас в бегство при первой встрече в самый день своего появления, в виду наших войск кинулись на них бесчисленными толпами, но, встреченные залпами из ру­жей и мушкетов, оставили на месте битвы значительное число убитых. Эти потери вместо того, чтобы охладить их исступление, только его подогрели. Они носились вокруг наших войск, точно рои ос, прокрадываясь всюду. Настиг­нуть их было очень трудно2. В честь подвигов русских войск на месте сражения под Лейпцигом был сооружен памятник. За проявленную отвагу и мужество многие баш­кирские воины были награждены орденами. Хорунжий 5-го башкирского полка Нигматулла Газеев получил Военный орден 3, войсковой старшина этого полка Бикчурин, есаул 9-го полка Кутлугильде Ишимгулов и походный сотник 9-го полка Аккусюк Темирбаев — ордена св. Анны 3-й степени 4. Были отмечены орденами боевые заслуги воинов 14-го полка Насыра Абдуллина, Галикея Ташбулатова, Абдуллы Сурагулова и многих других5.

1   2   3   4   5   6   7   8   9


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница