Сборник Письма И. В. Сталина В. М. Молотову. 1925-1936 гг. Сайт «Военная литература»: militera lib ru Издание



страница9/21
Дата01.05.2016
Размер3.11 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   21

i * Ворошилов.

111

ний ЦК киткомпартии? Ничего, кроме «комплек- ]

са» там и сям подобранных общих фраз, не свя- j

занных друг с другом никакой линией, никакой \

руководящей идеей. Я не хочу быть очень |

требовательным к ЦК ККП. Я знаю, что нельзя j

быть к нему очень требовательным. Но вот j

простое требование: выполнять директивы ИК- \

КИ. Выполнял ли он эти директивы? Нет. Нет, по- j

тому что он их либо не понимал, либо не хотел вы- j

полнять и надувал ИККИ, либо не умел их вы- j

полнить. Это факт. Рой обвиняет в этом Бородина. ]

Это глупость. Не может быть, чтобы Бородин \

пользовался у ККП или ее ЦК большим весом, j

чем КИ. Сам Рой писал, что Бородин не явился на j

съезд ККП, т. к. он вынужден был спрятаться ... ]

Иные (иные!) объясняют это тем, что виноват тут j

блок с ГМД, который связывает ККП и не дает ей ; быть самостоятельной. Это тоже неверно, хотя



всякий блок связывает так или иначе членов бло- з

ка, что еще не значит, что мы должны быть ;

против блоков вообще. Возьмите пять î прибрежных провинций ЧКШи от Кантона до

112 -


Шанхая, где нет никакого блока с ГМД. Чем объяснить, что агентам ЧКШ удается больше в деле разложения «армии» коммунистов, чем коммунистам в деле разложения тыла ЧКШ? Разве это не факт, что целый ряд профсоюзов отрывается от ККП, а ЧКШ продолжает сидеть крепко? Какая же это «самостоятельность» ККП?... Причина, по-моему, не в этих факторах, хотя они и имеют свое значение, а в том, что нынешний ЦК (его верхушка) выковался в период общенациональной революции, он получил свое крещение в этот именно период, и он оказался совершенно неприспособленным к новой, аграрной фазе революции. ЦК ККП не понимает смысла новой фазы революции. В ЦК нет ни одной марксистской головы, способной понять подоплеку (социальную подоплеку) происходящих событий. ЦК ККП не сумел использовать богатый период блока с ГМД для того, чтобы повести бе-шеную работу по открытой организации революции, пролетариата, крестьянства, революционных воинских частей, по

ИЗ

революционизированию армии, по противопоставлению солдат генералам. Целый год сидел ЦК ККП на шее у ГМД, пользовался свободой работы, свободой организации и ничего не сделал для того, чтобы превратить конгломерат элементов (правда, довольно боевых), неправильно называемых партией, в действительную партию... Конечно, внизу работа шла. И этим мы обязаны середняку коммунисту. Но характерно, что не ЦК шел к рабочим и крестьянам, а рабочие и крестьяне шли к ЦК, и чем ближе подходили рабочие и крестьяне к ЦК, тем дальше отходил от них этот с позволения сказать ЦК, предпочитая убивать время в закулисных беседах с лидерами и генералами из ГМД. ЦК КП болтает иногда о гегемонии \ пролетариата. Но самое нестерпимое в этой болтов- ; не — это тот факт, что он ни бельмеса (буквально — ни бельмеса) не понимает в гегемонии, убивая инициативу рабочих масс, разлагая «самочинные» действия крестьянских масс и сводя классовую борьбу в Китае к разглагольствованию о «феодальной буржуазии» (теперь окончательно выяснено, что автором этого термина является, оказывается, Рой).

Вот где причина того, что директивы КИ не выполнялись.

Вот почему я боялся пустить раньше времени такую партию в свободное плавание по «океан-морю» (разобьется, не успев окрепнуть...)

Вот почему вопрос о партии считаю я теперь основным вопросом китайской] революции.

Как лечить этот конгломерат, неправильно называемый у нас китайской] компартией? Отзыв Чендусю* или Танкинчяна** тут не поможет, конечно, хотя я не возражаю против того, чтобы вызвать их и кой-чему их научить. Нужны другие меры. Нужно создать на кит[айском] языке хорошую марксистско-ленинскую литературу, основательную, а не из «прокламашек» , отдав на это без колебаний нужную сумму теперь же, без

* Чэнь Дусю. ** Тань Пиншань.

114


промедления (Климу можно сказать, что это будет стоить гораздо меньше, чем содержание 100 ге-мороидальных его чиновников-контрреволюционеров в продолжении полугода). Далее. Мы слишком много занимались организацией системы советников при армиях в Китае (причем эти советники оказались политически не на месте, т.к. никогда не умели вовремя предупредить нас о перебежке своих «шефов» ). Пора заняться теперь по-настоящему организацией системы партсоветников при ЦК ККП, при отделах ЦК, при областных организациях в каждой провинции, при отделах этих облорганизаций, при комсомоле, при крестотделе ЦК, при военотделе ЦК, при ЦО, при федерации профсоюзов Китая. Нужно вычистить из Китая и Бородина, и Роя, и всех тех оппозиционеров, которые мешают там работе. Нужно посылать обычно в Китай не тех, кого нам не нужно, а хороших работников. Нужно поставить дело так, чтобы все эти партсоветники составляли одно целое в своей работе, направляемое главным советником при ЦК (он же представитель КИ). Эти «няньки» необходимы на данной стадии ввиду слабости, бесформенности, политической аморфности и неквалифицированности нынешнего ЦК. ЦК будет учиться у партсоветников. Партсоветники будут восполнять громадные недочеты ЦК ККП и его областных верхушек. Они же послужат (пока что) гвоздями, скрепляющими нынешний конгломерат в партию.

И т.д. в этом духе.

По мере роста революции и партии потребность в «няньках» будет исчезать.

Ну, хватит.

Жму вам руки. И.Сталин.

P.S. О получении этого письма сообщите. Сообщите также ваше мнение. Если найдете нужным, можете дать на прочтение и другим членам ПБ.

И.Ст[алин].

115


Примечание

1 В правом верхнем углу письма дата, проставленная Сталиным: «9/VII—26.» . События, о которых идет речь, относятся к 1927 году. На письме имеются пометки: «Читал. Бух[арин]. Читали. А.И.Рык[ов], А.Анд[реев], М.Том[ский], Ворошилов, А.Микоян».

37 11 июля 1927 г.

Дорогой Вячеслав!

1) Получил статью Зиновьева «Контуры грядущей войны» '. Неужели вы напечатаете эту невежественную гнусность? Я решительно против напечатания.

2) Читал директивы Пол[ит]бюро о выходе из национального] правительства] в Китае2. Я думаю, что скоро придется поставить вопрос о выходе из ГМД3. Почему — расскажу по приезде. Кой у кого, говорят, имеется покаянное настроение на счет нашей политики в Китае. Если это верно, это печально. По приезде постараюсь доказать, что наша политика была и остается единственно .правильной политикой. Никогда я не был убежден так глубоко и прочно в правильности нашей политики, как в Китае, так и в отношении АРК, как теперь.

3) Когда я должен быть в Москве.

11 /VI I—27. И.Стал[ин].

Примечания

1 В статье Зиновьева «Контуры грядущей войны и наши задачи» излагались взгляды объединенной оппозиции как по внешнеполитическим, так и по внутренним вопросам. Статья была подвергнута резкой критике на объединенном пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) в августе 1927 г.

2 См. примечание 3 к док. № 35.

3 Исключение коммунистов из Гоминьдана произошло по инициативе ЦИК Гоминьдана 26 июля 192/ г. Компартия Китая была объявлена вне закона, многие коммунисты и их сторонники репрессированы.

116


38 16 июля [1927 г.]

16/VII—26. Молотову1 1 ) О Китае поговорим по приезде. Ты не понял моего письма. В письме говорится о том, что нельзя считать исключенным интервал, но это еще не значит, что можно считать исключенным новый подъем в ближайший период. Словом, поговорим по приезде. У вас решено, оказывается, разослать членам и кандидатам ЦК и ЦКК документы оппозиции2. Но что противопоставляете вы от себя этим документам? Неужели только последнюю статью Бухарина3? Но она, ведь, совершенно недостаточна! Так рассылать документы невыгодно.

2) Плохое впечатление производит ваша торопливость на счет оформления дипломатических] отношений с ЧКШ. Что это — реверанс Чемберлену, или что-либо другое в этом роде? Откуда такая торопливость?

3) Буду в Москве 23 утром в субботу. Хотел отложить еще на два дня, но погода начинает здесь портиться.

Привет. Сталин.

Примечания

1 Письмо датировано Сталиным 16 июля 1926 г. На самом деле, события, о которых идет речь в письме, относятся к 1927 г.

2 Речь идет о заявлениях оппозиции по китайскому вопросу.

3 Статья Бухарина «На крутом перевале Китайской революции» была опубликована в газете «Правда» 10 июля 1927 г.

1929 год

В письмах за 1929 г/Сталин, как и прежде, предстает сторонником крайне жесткой линии по всем вопросам, которые попадали в поле зрения высшего руководства страны. Вновь чрезвычайными, насильственными методами предлагал он решать крайне обострившиеся проблемы хлебозаготовок. Из письма от 10 августа видно, что авторство директивы о хлебозаготовках, которая ориентировала на применение репрессий в деревне, фактически принадлежит Сталину.

Не менее бдительно он следил за положением на «идеологическом фронте», пресекая попытки даже малейшего инакомыслия. Как показывают письма, по приказу Сталина была организована кампания обличения известных в партии пропагандистов Я.Стэна и Л.Шацкина. В своих статьях, опубликованных в «Комсомольской правде», они осуждали «партийную обывательщину», беспринципность, призывали самостоятельно, критически продумывать партийную линию, убеждаться в ее правильности на своем опыте. Эти достаточно простые и очевидные истины по указанию Сталина были квалифицированы как попытки подрыва партийной дисциплины, «соскальзывание по отдельным вопросам на политические и организационные позиции троцкизма».

Не менее жесткие позиции занимал Сталин по внешнеполитическим вопросам. В 1929 г. основное внимание советского руководства было обра-

118


щено на восстановление дипломатических отношений с Великобританией и преодоление конфликта с Китаем по поводу Китайско-Восточной железной дороги. Значительная часть писем Мо-лотову за 1929 г. посвящена именно этим вопросам.

Англо-советские дипломатические отношения были прерваны в мае 1927 г. при правительстве консерваторов. Со временем за возобновление отношений выступали все более широкие круги британского общества. Поэтому лейбористское правительство, одержавшее победу на выборах весной 1929 г., почти сразу же начало подготовку к переговорам с СССР. При этом руководители Великобритании стремились совместить возобновление дипломатических отношений с решением так называемых «спорных вопросов» между СССР и Великобританией прежде всего о долгах царского правительства, претензиях по собственности английских граждан, национализированной в Советском Союзе, а также недопустимости ведения «коммунистической пропаганды» в Великобритании, которая оценивалась как вмешательство во внутренние дела.

17 июля 1929 г. правительство лейбористов обратилось к советскому правительству с сообщением о готовности возобновить отношения и с просьбой прислать советского представителя для выработки процедуры обсуждения спорных вопросов. В конце июля вЛондон прибыл уполномоченный правительства СССР по переговорам с Великобританией В.С.Довгалевский. Он имел строгие указания вести переговоры только о порядке обсуждения спорных вопросов, но не по существу их. В Кремле требовали сначала возобновить дипломатические отношения, а затем уже приступать к урегулированию взаимных претензий.

На первой же встрече в Лондоне министр иностранных дел Великобритании А.Гендерсон сооб-
119

щил Довгалевскому, что британское правительство может оформить дипломатические отношения только через парламент, сессия которого откроется 29 октября и предложил, не теряя трех месяцев, приступить к переговорам по спорным вопросам. В Москве ответили отказом и Довга-левский сразу же покинул Великобританию.

4 сентября 1929 г. Гендерсон сделал новое заявление о готовности британского правительства вести переговоры о процедуре возобновления дипломатических отношений. 6 сентября нарком иностранных дел СССР М-М.Литвинов сделал заявление о согласии СССР вести переговоры, \ каковые и начались 24 сентября в Лондоне между Гендерсоном и Довгалевским. 5 ноября 1929 г. палата общин британского парламента одобрила восстановление дипломатических отношений с СССР.

Публикуемые письма показывают, что вдохновителем именно такой линии поведения во время переговоров с Великобританией был Сталин. Отстаивая жесткую, неуступчивую позицию, он, судя по письмам, вступил в конфликт с Литвиновым, суть которого, пока, (в силу недоступности ряда материалов) установить не удалось.

По времени дипломатические игры в Велико- ) британии совпали с острым конфликтом вокруг | KB Ж Д. Эта дорога находилась под совместным \ управлением СССР и Китая. Соответственно 1 председатель правления КВЖД (дубань дороги) 1 назначался китайской стороной, а управляющий \ дорогой был гражданином СССР. Советские и ] китайские граждане занимали и другие должности.

10 июля 1929 г. китайская полиция заняла центральный телеграф КВЖД и арестовала ряд советских работников. Дубань дороги потребовал у советского управляющего А.И.Емшанова передать управление дорогой лицам, назначенным китайской стороной. После отказа Емшанов, его по-

120


мощник Эйсмонт и другие работники дороги были высланы из Китая. Нового управляющего, его помощника и других должностных лиц назначил дубань. Многие советские граждане были арестованы. Начались вооруженные столкновения на советско-китайской границе.

16 августа 1929 г. СССР разорвал дипломатические отношения с Китаем. В августе же приказом Реввоенсовета СССР была образована Особая Дальневосточная армия (ОДВА). К советско-китайской границе перебрасывались воинские части. Одновременно с демонстрацией силы делались попытки урегулировать конфликт мирным путем. При посредничестве германского посла в Москве фон Дирксена (Германия во время конфликта приняла на себя защиту китайских интересов в СССР и советских в Китае) в конце августа 1929 г. советское и китайское правительства попытались согласовать текст декларации об урегулировании конфликта. Однако эта попытка закончилась неудачей. Камнем преткновения был отказ советского правительства назначить нового управляющего КВЖД и его помощника. В Москве соглашались рассмотреть вопрос о замене Емшанова и Эйсмонта только в том случае, если китайское правительство назначит «нового председателя правления вместо нынешнего председателя, на котором лежит непосредственная ответственность за нарушение договора и'за захватнические действия на КВЖД » .* Китайское правительство ответило отказом.

Причины проявлять неуступчивость и затягивать переговоры были у обеих сторон. Что касается СССР, то письма Сталина показывают, что он рассчитывал вызвать восстания в Маньчжурии при помощи засылки туда специальных военных отрядов. В начале октября советские войска предприняли активные военные действия. В нояб-

* Документы внешней политики СССР. М., 1967. Т.ХН. С.489.

121


ре китайцы потерпели поражение в районе Далайнор и Хайлор в Маньчжурии.

19 ноября 1929 г. агент НКИД СССР в Хабаровске А.Симановский получил от харбинского дипломатического комиссара Цай Юньшэна заявление о том, что он имеет полномочия для немедленного открытия переговоров об урегулировании советско-китайского конфликта и просит советское правительство назначить своего представителя для встречи. 22 ноября Симановский сообщил Цаю, что советское правительство стоит за мирное разрешение конфликта, но не считает возможным вступать в переговоры до выполнения китайской стороной предварительных условий: официального согласия китайской стороны на восстановление положения на КВЖД, существовавшего до конфликта, восстановления в правах управляющего и помощника управляющего дорогой, рекомендованных советской стороной, немедленного освобождения всех арестованных советских граждан.

Китайская сторона приняла все требования СССР. В результате переговоров 3 декабря 1929 г. Цай Юньшэн и Симановский подписали в Никольске-Уссурийском предварительный протокол о ликвидации советско-китайского конфликта.* 22 декабря был подписан Хабаровский протокол о восстановлении прежнего положения на

квжд.

Значительное место среди забот Сталина в 1929 г. занимала борьба с группой Бухарина. Несмотря на политическое поражение «правых» в апреле 1929 г. на пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б) и XVI партконференции, Бухарин, Рыков и Томский сохраняли некоторые позиции и авторитет в партийно-государственном аппарате. Все они оставались членами Политбюро. Рыков, кроме того, занимал высшие государственные посты

* Документы внешней политики СССР. М., 1967. Т.ХП. С. 594—596, 601—602.

122


Председателя Совнаркома и Председателя Совета Труда и Обороны СССР. Со многими членами Политбюро, которые поддерживали Сталина, у «правых» сохранялись неплохие личные отношения. Обстановку в Политбюро, положение в нем группы Бухарина в какой-то мере помогает понять письмо Ворошилова Орджоникидзе от 8 июня 1929 г.:

Москва, 8/VI—29 г.



Дорогой друг!

Несказанно рад твоему самочувствию и нормальному ходу заживления раны. Все идет хорошо и солнце доделает то с чем «органону» трудновато справляться. Знаю, что поругиваешь меня за молчание. Знай, однако, дружище мой, что ни Уншлихта, ни Каменева (замов моих) нет и я отдуваюсь один. Разумеется оправданием это обстоятельство служить не может, но все-таки, ты должен быть по-снисходительнее ко мне. Что у нас делается? Думаю, что все интересное и важное ты знаешь от Кобы, а остальное газеты сообщают довольно аккуратно. Вряд ли для тебя будет новостью назначение Бухашки в НТУ ВСНХ. В газетах об этом было напечатано. Газеты только не знают подробностей, сопровождавших сей «акт» . Корреспонденты буржуазных европейских газет, те просто объясняют назначение Бухарина, как отстранение от политики, как изгнание из состава руководителей. Немало народу и у нас, который думает так же. А на деле было так, что Бухарин умолил всех не назначать его на Наркопрос и предложил, а затем настаивал на НТУ. Я поддержал его в этом, поддержало еще несколько человек и большинством в один голос (против Кобы) мы провели его. Теперь я уже немного раскаиваюсь в моем голосовании. Думаю (опасаюсь), что Бухарин будет прямо или косвенно поддерживать версию об его устранении. Михаил* все еще не у дел. Пока намечен Центросоюз, но ни сам Томский, ни в особенности Любимов не особенно сочувствуют этой идее. Ныне идет разговор о назначении Любимова Наркомфином и если сие произойдет, что весьма вероятно, тогда Томский должен будет идти в Центросоюз.

На последнем заседании ПБ у меня с Бухариным разыгралась довольно скверная история. Обсуждался вопрос о Китайских делах. Были высказаны мысли о необходимости военной демонстрации на границе Маньчжурии. Бухарин резко выступил против этого. Я в своем слове упомя-

* Томский.

123

ну л о том, что в свое время Бухарин отождествлял Китай- Щ скую революцию с нашей настолько, что гибель первой щ мыслил только с нашей гибелью. Бухашка отвечая заявил, Щ

что все мы кое-что говорили, но вот, мол, только ты Во- щ рошилов один стоял за поддержку Фына и Чан Кайши, ко- щ торые в то время резали рабочих. Эта беспардонная чепу- 9 ха меня так взорвала, что я потерял самообладание и вы- Ш палил в лицо Николашке лжец, сволочь, дам в рожу и щ прочую чепуху и все это при большом количестве народа, щ Что Бухарин дрянь человек и способен в глаза говорить I подлейшие вымыслы, делая при этом особенно невинную и \ свято-подлую мину на своем всегда иезуитском лице, это для меня теперь стало ясно, все же, я поступил неправиль- \ но. j \



tHo беда с нервами. Они проклятые подводят. Бухарин после этой сцены покинул заседание ПБ и не вернулся на i заседание. Томский никак не реагировал. Председательствующий Рудзутак, по-моему, должен был призвать меня к j порядку, но отделался каким-то мычанием.* }

Трудно сказать, в какой мере Сталин опасался, что его слишком активные и жесткие атаки : против «правых» вызовут противодействие в Политбюро и подтолкнут к Бухарину колеблющихся сторонников Сталина. Во всяком случае, окон- : чательный удар по группе Бухарина Сталин, как обычно, готовил долго и постепенно. Бухарина вывели из Политбюро в ноябре 1929 г., Томского \

в июле, а Рыкова в декабре 1930 г. Кож- \ дой из этих акций предшествовала кампания проработки, организация против Бухарина, Рыкова и Томского провокационных дел. В 1929 г. глав- ] ной целью этих атак был Бухарин.



Поводом для очередной акции против Бухарина было его выступление на Всесоюзном съезде безбожников («Правда», 1929, 12 июня) и публикация большой статьи «Теория "организованной бесхозяйственности"» («Правда», 1929, 30 июня). •

8 июля 1929 г. Политбюро приняло следующее решение:

* РЦХИДНИ. Ф. 85. Оп. 1/с. Д. ПО. Л. 1—2 об. ;

124


«а) Считать, что речь т.Бухарина на антирелигиозном съезде и статья его «Организованная бесхозяйственность» представляют продолжение в замаскированной форме борьбы против партии и ее ЦК

б) Предложить редакциям «Правды» и других органов партийной печати во имя исполнения постановления последнего пленума ЦК и ЦКК не опубликовывать впредь подобных статей и речей» .*

Бухарин пытался сопротивляться. 22 июля 1929 г. он направил всем членам и кандидатам ПБ, а также Ярославскому письмо следующего содержания:

«Уважаемые товарищи!

Я получил выписку из решений ПБ от 8.VII.29 в части, касающейся пункта «о статье и речи т. Бухарина». Этим решением запрещается опубликование «подобных статей и речей» «во имя исполнения постановления последнего пленума ЦК и ЦКК» на том основании, что речь на антирелигиозном съезде и статья о книге Бенте** якобы «представляют в замаскированной форме» «борьбу против партии и ее ЦК».

Это экстраординарное решение, не знающее прецедентов в истории партии, представляется мне глубоко несправедливым и по существу, и по формальным соображениям.

Речь на съезде безбожников я говорил, согласно постановлению ПБ, от имении ЦK партии. Во избежание малейших недоразумений конспект этой речи я согласовал предварительно с т. Ярославским, который был, как известно, докладчиком по внутрипартийному вопросу на пленуме ЦК и является поэтому достаточно компетентным лицом касательно решений пленума по данному вопросу; после произнесения речи совет безбожников, председателем коего состоит тот же тов. Ярославский, особым решением постановил отпечатать речь брошюрой; редакция «Правды» . во главе с тов. Круминым,гтоже не нашла в речи ничего, противоречащего линии партии; наконец, я, ведь, лично присутствовал на одном или нескольких заседаниях ПБ уже после напечатания речи, и никто не высказывал своего к ней отрицательного отношения. К сожалению, ПБ не указало, в чем же заключается несогласованность речи с линией партии, несогласованность, которой не замечал никто в течение примерно шести недель.

* РЦХИДНИ. Ф. 17. On. 3. Д. 748. Л. 5.

** Бенте Герман. «Организованная бесхозяйственность. Экономические формы чиновниченного хозяйства и его изменения в эпоху коллективно-хозяйственного капитализма» . Jena. 1929.

125

В статье «Теория «организованной бесхозяйственно- j сти» » вообще не затрагиваются вопросы, бывшие предме- \ том спора на пленуме, и я не могу понять, в чем там мо- < жет быть несогласие с линией партии. Данная статья была уже напечатана после второй реформы в редакции «Прав- ; ды», т.е. после создания узкой коллегии из т. Ярославского, Крумина и Попова, которые тоже не нашли, очевидно, в статье ничего, противоречащего линии партии и решениям последнего пленума, кои обосновывались опять-таки членом узкой редакции т. Ярославским. \

Из всего этого вытекает, что без точных указаний, в чем же заключается неправильность в моей речи и статье, редакция, не заметившая этих неправильностей, должна будет фактически не помещать ни одной статьи, подписанной < моим именем. Если именно последнее имелось в виду, то я просил бы ПБ вынести на этот предмет прямое и точное решение, которое будет мною, разумеется, принято к сведению и руководству.

С товарищеским приветом Н.БУХАРИН».*

В тот же день Бухарин направил членам и кандидатам Политбюро и членам Президиума ЦКК письмо по поводу так называемых писем комсомольца Г.Платонова, явной провокации, организованной против Бухарина:

«Уважаемые товарищи!

В связи с разосланными тов. Сталиным письмами комсомольца Г.Платонова** я должен выразить глубокое сожаление, что < секретариат ЦК не запросил меня предварительно об этом козу- \ се. Ибо письма Платонова представляют собой продукт ; творчества нервно-больного человека, а его изложение беседы со мной крайне мало похоже на действительно бывший разговор; я бы выразился гораздо более резко, если бы речь шла не о душевно-больном человеке...

Дважды добивался свидания со мной в Теберде Г.Платонов, и дважды я ему отказьизал, ибо он производил сугубо странное впечатление. В третий раз он пришел ко мне и категорически заявил, что во что бы то ни стало должен со мной говорить, что он тяжко болен, что страдает тяжелыми нервными припадками, что он только что перед приходом ко мне пережил такой припадок, что он убежал из под наблюдения врача и т.д. После такой интродукции я не смог отослать его домой, ибо его нужно было успокоить. В течение полутора часа он вываливал на меня

* РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 753. Л. 12.

** Разослано было 19 июля для сведения членам и кандидатам

ЦК ВКП(б), бюро ЦК ВЛКСМ и членам Президиума ЦКК

(Примечание документа — Сост.).

126

подробности своей семейной жизни (отец миссионер, жена буржуазного происхождения, окружение буржуазное), постоянные конфликты, его, Платонова, «фанатизм» (и тут же отсутствие решимости порвать с буржуазным окружением и т.д. и т.п.). Затем он очень взволнованно рассказывал о бакинских делах (о коих я не имел ни малейшего представления): о расстрелах головкой ГПУ рабочих, о подделках органами ГПУ документов, о судебном выгораживании коммунистов, виновных в изнасиловании какой-то курсистки, о сокрытии всех этих дел от массы, о сокрытии расстрела заговорщиков; далее следовали рассказы о восстании в Гандже, о бунте в станице Кононове, где войска якобы отказывались действовать и прочее. Я заявлял, что мне эти дела вовсе неизвестны. Затем Платонов стал возмущаться «некрасивыми методами борьбы» против меня лично, стал рассказывать факты из этой области, заявлял, что он с этим несогласен, понять этого не может и т.д. При этом, обнаруживая полное знакомство с содержанием «красных тетрадок» (стенограмм объединенных заседаний ПБ и президиума ЦКК и пленумов), в частности, с моими речами, Платонов спрашивал меня, делал ли я те или иные предложения (индивидуальное обложение, ввоз хлеба, порайонные цены и т.д.). Отвечая на эти вопросы утвердительно, я заявил ему буквально следующее: решения партии и ее ЦК для всех обязательны. О фракционной борьбе не может быть и речи. Я обязан и буду везде защищать партийные решения, не потому, что дорожу «чинами и орденами», и не потому, что «каюсь», а потому, что это основа партийной жизни, да еще в такой трудный момент; что касается приемов борьбы против меня, то политика вещь жестокая, с этим нужно мириться. Ему, Платонову, нужно успокоиться, ни о каких «некрасивых методах» не говорить, со своими «сомнениями» не выступать, а лечиться: с буржуазным же окружением следует порвать.

Таково было действительное содержание «беседы». Весь смысл разговора с моей стороны состоял в том, чтобы успокоить больного, все время упоминавшего о своем «фанатизме» , о том, что ему на все «наплевать» и т.д. Чуть ли не на другой день Платонов внезапно исчез.

Картина, по-моему, совершенно ясна. Буржуазная семья, «духовное происхождение» и т.д. мешают Платонову «выдвинуться» . При маниакальной установке на «фанатика» он решил блеснуть при чистке и перекрыть всякое «духовное происхождение», искренно, по всей вероятности, считая, что это можно сделать при помощи «сенсационного разоблачения». Нетрудно заметить, что все его изложение взято из «красных книжек», и что, несмотря на известную упорядоченность в изложении газетной аргументации, и в

127


■'

письмах налицо следы болезни (упоминание о фанатике, требование ответа от т. Сталина, желание после письма! переписываться со мной, повторные ссылки на духовное происхождение и т.д.). Я думаю, что письмо его нужно было бы скорее отослать лечащему его врачу. Все это я пишу в предположении, что Платонов не симулировал припадков и прочего. Если же это не так, то картина другая, но не менее ясная. Не могу не отметить, что письмо ненормального человека против члена ПБ было разослано по многим адресам без какого бы то ни было запроса этого члена ПБ.

С товарищеским приветом

22.VII.—29 г. Н.БУХАРИН.

P.S. Данное сообщение прошу разослать для сведения по тем адресам, по коим были разосланы письма Платонова».*

После письма Сталина Молотову от 9 августа, в котором письма Бухарина оценивались как «жульнические», 13 августа 1929 г. Политбюро опросом приняло решение «О письмах т. Бухарина от 22. VI 1.29 г.» :

«Утвердить следующее решение:

Два последних письма т.Бухарина от 22 июля 29 г., адресованные ЦК свидетельствуют о том, что т. Бухарин продолжает пользоваться избранным им в последнее время методом борьбы с партией и ее ЦК делая вылазки против решений ЦК на стороне (в «частных» разговорах: «беседа» с т. Камене- \ вым раньше, теперь <ееседа» с комсомольцем т. Платоновым и др.) и позволяя себе и дальше замаскированные нападки на линию партии в речах и статьях (»Заметки экономиста», затем речь «Политическое завещание Ленина», в последнее время речь на Всесоюзном съезде безбожников и статья «Теория «организованной бесхозяйственности» ). При этом каждый раз, как партия уличает в этом т. Бухарина, он, увиливая от прямого ответа и от признания своих ошибок, на деле прикрывает их В отношении последних двух писем т. Бухарина Политбюро должно констатировать следующее:

а) Тов. Бухарин напрасно прикидывается непонимающим решения Политбюро, осуждающего его статью «Теория «организованной бесхозяйственности» » . Между тем в этой статье т. Бухарин во-первых, в прямом противоречии с марксизмом делает ту самую ошибку в \ оценке развития капитализма, на которую указал последний пленум ИККИ, сказавший, что «представление примиренцев о притуплении внутренних противоречий в капиталистических странах и о возможности организации
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   21


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница