Сборник Письма И. В. Сталина В. М. Молотову. 1925-1936 гг. Сайт «Военная литература»: militera lib ru Издание



страница2/21
Дата01.05.2016
Размер3.11 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

18

Вот почему я думаю, что тов. Троцкий, на которого то и дело ссылается Истмен в своей книге в его травле против руководителей РКП и Советской власти, не может пройти молчанием книгу Истмена.

Я не думаю в данный момент предложить тов. Троцкому выступить в печати по существу принципиальных вопросов, затронутых в книге Истмена, а значит и по принципиальным вопросам, составляющим предмет наших расхождений. Кто прав и чья политическая позиция верна, позиция ЦК или позиция тов. Троцкого, об этом пусть судит партия и Интернационал.

Но есть некоторый минимум обязанностей члена партии и морального долга члена ЦК и члена Политбюро, каковым является тов. Троцкий в данный момент, от которого не может и не должен отказываться тов. Троцкий. Этот минимум требует того, чтобы тов. Троцкий выступил в печати недвусмысленно против грубых искажений всем известных фактов, искажений, допущенных в книге Истмена в целях дискредитации РКП. Ибо ясно, что молчание тов. Троцкого в данном случае может быть расценено лишь как подтверждение или прикрытие этих искажений.

Я думаю, что тов. Троцкий, по крайней мере, должен опровергнуть следующие искажения.

1) В главе «Нападение на старую гвардию» в брошюре Истмена говорится, что «письмо Троцкого (сечь идет об обращении к районам в 1923 году в связи с резолюцией Политбюро ЦК о внутрипартийной демократии И.Сталин) и кое-какие дополнительные статьи в форме брошюры, были фактически изъяты из обращения Политбюро».

Далее, в главе 9-й брошюры Истмена говорится, что «книга Троцкого (речь идет о III томе сочинений Троцкого и «Уроках Октября» И.Сталин) фактически была запрещена Политбюро до тех пор, пока они (т.е. ЦК РКП И.Сталин) не уверились в успехе своего маневра».

Наконец, в главе 14-й книги Истмена говорится, что «подлинные тексты Троцкого не появляются в публике для того, чтобы опровергнуть их (т.е. ЦК И.Сталин) заявления. Эти тексты печатаются тайком, совестливо теми, кто имеет смелость и дальнозоркость противиться всеобщей истерии стимулированной и поддержанной государством» . Я думаю, что тов. Троцкий должен опровергнуть эти заявления Истмена, как злостную клевету на партию и Советскую власть. Ибо тов. Троцкий не может не знать, что ни в период дискуссии 1923 года, ни в период дискуссии 1924 года, ни вообще когда бы. то ни было, ЦК ни в коей мере не препятствовал печатанию статей и книг тов. Троцкого.

В частности, тов. Троцкий не может не помнить, что в период дискуссии 1923 года он сам отказался в известном своем заявлении в печати отвечать на полемику

19

представителей партийного большинства. Он не может так же не помнить следующего заявления «От Редакции» Центрального Органа партии «Правды» :



«От Редакции. В ответ на вопрос ряда товарищей почему т. Троцкий не отвечает на критику троцкизма редакция «Правды» сообщает, что в редакцию не поступало до сего времени никаких ответных статей на критику троцкизма ни от т. Троцкого, ни от его ближайших единомышленников» (см. «Правду» № 284 от 13 декабря 1924 года).

2) Во второй главе брошюры Истмена говорится о том, что руководители РКП «скрывали статьи самого Ленина» , а в главе 9-й сказано, что они, т.е. руководители партии «надели узду цензуры на его (т.е. Ленина) собственные последние слова к его партии» . у

Я'думаю, что т. Троцкий должен опровергнуть и эти заявления Истмена, как ложь и клевету на руководителей партии, на ЦК и его Политбюро. Ибо он знает так же хорошо, как и все члены ЦК, что сообщение Истмена не соответствует действительности ни в какой мере.

3) Во второй главе своей брошюры Истмен сообщает, что «все присутствовавшие на заседании Политбюро, включая секретарей, не только высказались против политики, предложенной Лениным, но и против опубликования статьи» (речь идет о статье Ленина «Как нам реорганизовать РКП» И.Сталин).

Я думаю, что т. Троцкий должен опровергнуть и это сообщение Истмена, как явную клевету. Ибо он не может не помнить, что, во-первых, план Ленина, развитый в этой статье, не обсуждался тогда по существу; что, во-вторых, Политбюро было созвано тогда в связи с известными словами в статье Ленина о возможном расколе в ЦК, которые могли вызвать недоумение в партийных организациях. Тов. Троцкий не может не знать, что Политбюро было тогда же решено разослать партийным организациям одновременно с напечатанием статьи Ленина специальное письмо Оргбюро и Политбюро ЦК о том, что статья не должна давать повода думать, что в ЦК имеются элементы раскола. Тов. Троцкий не может не знать, что как решение о немедленном напечатании статьи Ленина, так и письмо членов Оргбюро и Политбюро об отсутствии факта раскола внутри ЦК, были приняты единогласно, что разговоры о том, будто решение Политбюро об опубликовании статьи Ленина было принято под давлением т. Троцкого, являются смехотворной нелепицей.

Вот текст этого письма:

«Письмо губкомам и обкомам. Дорогие товарищи. В № 16 «Правды» от 25-го января напечатана статья тов. Ленина «Как нам реорганизовать Рабкрин». В одной своей части

20

эта статья говорит о роли ЦЕКА нашей партии и о принятии таких организационных мер, которые должны исключить, или до последней степени затруднить, возможность раскола в ЦЕКА, если бы осложнились взаимоотношения между пролетариатом и крестьянством, в связи с новыми условиями, вырастающими из нэп'а. Некоторые товарищи обратили внимание Политбюро на то, что эта статья тов. Ленина может быть истолкована товарищами на местах в том смысле, будто внутренняя жизнь ЦЕКА за последнее время обнаружила какой-либо уклон в сторону раскола и именно этим побудила тов. Ленина выдвинуть изложенные в его статье организационные предложения. Для того, чтобы устранить самую возможность таких выводов, совершенно не отвечающих действительному положению дел, Политбюро и Оргбюро считают необходимым довести до сведения губкомов те обстоятельства, при каких написана статья тов. Ленина.

Возвращение тов. Ленина к чрезвычайно напряженной работе после болезни привело к переутомлению. Врачи признали необходимым предписать тов. Ленину на известный период абсолютный покой, даже без чтения газет (так как чтение газет является для тов. Ленина, разумеется, не развлечением или отдыхом, а поводом к напряженной умственной работе над всеми очередными задачами политики). Само собой разумеется, что тов. Ленин не принимает участия в заседаниях Политбюро и ему даже не посылаются, опять-таки в строгом соответствии с предписанием врачей, протоколы заседаний Политбюро и Оргбюро. Врачи сочли, однако, возможным разрешить тов. Ленину, ввиду невыносимости для него полной умственной бездеятельности, вести нечто вроде дневника, куда он заносит свои мысли по разным вопросам, причем части этого дневника, по указанию самого тов. Ленина, появляются на страницах печати. Уже эти внешние условия написания статьи «Как нам реорганизовать Рабкрин» свидетельствуют о том, что предложения, заключающиеся в этой статье, внушены не какими-либо осложнениями внутри ЦЕКА, а общими соображениями тов. Ленина о трудностях, которые еще предстоят партии в предстоящую историческую эпоху.

Не вдаваясь в этом чисто информационном письме в обсуждение возможных исторических опасностей, вопрос о которых вполне своевременно поднят тов. Лениным в его статье, члены Политбюро и Оргбюро во избежание возможных недоразумений, считают необходимым с полным единодушием заявить, что во внутренней работе ЦЕКА совершенно нет таких обстоятельств, которые давали бы какие бы то ни было основания для опасений «раскола» .

21

Настоящее разъяснение сообщается в виде строго секретного письма, а не в печати, с той целью, чтобы не давать врагам возможности путем ложных сообщений о состоянии здоровья тов. Ленина вносить смуту и замешательство. ЦЕКА не сомневается, что если бы. из статьи т. Ленина на местах сделаны были упомянутые в начале этого письма тревожные выводы, губкомы не замедлят правильно ориентировать партийные организации.

НАЛИЧНЫЕ ЧЛЕНЫ ПОЛИТБЮРО и ОРГБЮРО ЦК РКП: АНДРЕЕВ МОЛОТОВ

БУХАРИН РЫКОВ

ДЗЕРЖИНСКИЙ у СТАЛИН КАЛИНИН ТОМСКИЙ

КАМЕНЕВ ТРОЦКИЙ



КУЙБЫШЕВ Москва, 27 января 1923 года.» 4) В главе 3-й брошюры Истмена говорится по поводу «завещания» Ленина:

«одно из наиболее торжественных и тщательно взвешенных слов Ленина, когда-либо им написанных, было за-молчено в интересах ленинизма триумвиратом старых большевиков: Сталиным, Зиновьевым и Каменевым. Они решили, что письмо может быть прочитано и объяснено в секретном порядке делегатам, другими словами, стать известным партийной бюрократии, но не должно быть поставлено на дискуссию перед всей партией, как указывал на это Ленин».

Я думаю, что тов. Троцкий должен опровергнуть и это сообщение Истмена как злостную клевету. Ибо, во-первых, ему не может быть не известно, что «завещание» Ленина было направлено в ЦК исключительно для съезда партии; что, во-вторых, ни Ленин, ни т. Крупская не «указывали» и не предлагали сделать «завещание» предметом «дискуссии перед всей партией» ; что, в-третьих, «завещание» было прочитано во всех без исключения делегациях съезда, т.е. всеми без исключения членами съезда; что, в-четвертых, президиумом съезда был запрошен пленум съезда: всем ли членам съезда известно «завещание» и требует ли кто-либо обсуждения его, на что был получен ответ пленума съезда: «завещание» известно всем и обсуждать его на съезде нет необходимости; что, в-пятых, никаких протестов по этому поводу насчет возможных неправильностей не было заявлено на съезде ни Троцким, ни кем бы то ни было из членов съезда; что, в-шестых, говорить ввиду этого о за-

22

малчивании «завещания», значит злостно клеветать на ЦК и на XI11 съезд партии.

5) Во второй главе брошюры Истмена говорится, что «статья (речь идет о статье Ленина по национальному вопросу И.Сталин), которую Ленин считал имеющей руководящее значение и которую он намеревался прочесть на партийном съезде, но которая по своему прямому нападению на авторитет Сталина и соответствующему подкреплению авторитета Троцкого, не была прочитана на партийном съезде, так как триумвират решил, что в интересах партии не довести до нее этой статьи» .

Я думаю, что тов. Троцкий должен опровергнуть и это сообщение Истмена, как явно клеветническое. Ибо он не может не знать, что, во-первых, статья Ленина была прочтена всеми без исключения членами съезда, о чем и было заявлено на пленуме съезда; что, во-вторых, никто иной как тов. Сталин предлагал опубликование в печати статьи Ленина, заявив в известном всем членам ЦК своем документе от 16-го апреля 1923 года, что «статью тов. Ленина следовало бы опубликовать в печати» ; что, в-третьих, статья Ленина по национальному вопросу не была опубликована в печати лишь ввиду того, что ЦК не мог не считаться с тем, что сестра Ленина, Мария Ильинична, в распоряжении которой находилась статья Ленина, не сочла возможным ее опубликование в печати, о чем и сообщает личная секретарша Ленина, тов. Фотиева, в специальном документе от 16-го апреля 1923 года в ответ на предложение Сталина о напечатании статьи: «Мария Ильинична (сестра Ленина) высказалась, пишет т. Фотиева, в том смысле, что, так как прямого распоряжения Ленина об опубликовании этой статьи не было, то печатать ее нельзя и что она считает возможным лишь ознакомление с нею членов съезда»... причем со своей стороны тов. Фотиева добавляет, что «Владимир Ильич не считал эту статью законченной и готовой к печати» ; что, в-четвертых, заявление Истмена о недоведении статьи Ленина до сведения съезда является ввиду этого клеветой на партию.

6) В главе 2-й своей книги Истмен пишет, между прочим, о «завещании» Ленина:

«Нет никакой таинственности относительно того, что в моем распоряжении оказалась эта и дальнейшая информация. Вся она содержится в официальных документах, выкраденных контрреволюцией и опубликованных в Берлине «Социалистическим Вестником».

Здесь Истмен вновь искажает истину. В «Социалистическом Вестнике» было напечатано не «завещание» Ленина, а злостное искажение его.

Я думаю, что т. Троцкий должен заявить и об этом искажении открыто.

23

7) Во второй главе своей брошюры Истмен, неправильно квалифицируя тов. Куйбышева, как противника плана Ленина, развитого им в статье об РКИ, заявляет:

«степень, с которой политика, начертанная Лениным, проводилась в жизнь, может быть понята по тому факту, что Куйбышев... является в настоящее время Наркомом РКИ и главой Центральной Контрольной Комиссии партии» .

Иначе говоря, выходит, что ЦК и съезд партии, назначая Куйбышева Наркомом РКИ и председателем ЦКК, имели в виду не проведение в жизнь плана Ленина, а саботаж этого плана, его провал.

Я думаю, что тов. Троцкий дрлжен выступить и против этогс клеветнического заявления по адресу партии, ибо он не может не знать, что, во-первых, план Ленина, развитый в статье об РКИ, был принят XII съездом партии; что, во-вторых, тов. Куйбышев был и остается сторонником и проводником этого плана; что, в-третьих, тов. Куйбышев был избран председателем ЦКК на XII съезде (вторично избран на XIII съезде) в присутствии тов. Троцкого и без каких бы то ни было возражений со стороны тов. Троцкого или других членов съезда; что, в-четвертых, тов. Куйбышев был назначен наркомом РКИ на пленуме ЦК 26-го апреля 1923 года в присутствии т. Троцкого и без каких бы то ни было возражений с его стороны.

8) В первой главе своей брошюры Истмен сообщает: «когда Ленин заболел и был вынужден покинуть

бразды правления, он опять обратился к Троцкому и попросил занять его место председателя Совета Народных Комиссаров и председателя Совета Труда и Обороны».

То же самое повторяет Истмен во второй главе своей брошюры, заявляя:

«он (т.е. т. Троцкий И.Сталин) отклонил предложение Ленина стать главой Советского Правительства и, тем самым, руководителем революционного движения всего мира» .

Я не думаю, чтобы это заявление Истмена, совершенно несоответствующее, к слову сказать, действительности, могло чем-либо повредить Советской власти. Тем не менее ввиду грубого искажения фактов, допущенного Истменом по делу, касающемуся тов. Троцкого, т. Троцкому следовало бы выступить и против несомненного искажения. Ибо тов. Троцкий не может не знать, что Ленин предлагал ему не пост председателя Совета Народных Комиссаров и Совета Труда и Обороны, а пост одного из четырех заместителей председателя СЯК и СТО, имея в виду уже назначенных ранее двух заместителей своих, т.т. Рыкова и Цюрупа, и предполагавшегося к назначению- третьего сво-

24

его заместителя тов. Каменева. Вот соответствующий документ, подписанный Лениным:

«Секретарю ЦК тов. Сталину. Ввиду того, что т. Рыков получил отпуск до приезда Цюрупы (приезд ожидается 20.IX), а мне врачи обещают (конечно, лишь на случай, что ничего худого не будет) возвращение на работу (вначале очень умеренную) к 1.Х; я думаю, что на одного тов. Цюрупа взвалить всю текущую работу невозможно и предлагаю назначить еще двух замов (заместитель председателя СНК и заместитель председателя СТО), именно: т.т. Троцкого и Каменева. Распределить между ними работу при участии моем и, разумеется, Политбюро, как высшей инстанции. 11-го сентября 1922 года.

В.Ульянов (Ленин)».

Тов. Троцкому известно, что никаких других предложений тов. Ленина о назначении тов. Троцкого, связанном с руководящей работой в СНК или СТО, не было и нет. Тов. Троцкий отказался, таким образом, не от поста председателя СНК и СТО, а от поста одного из четырех заместителей председателя. Известно, что голосование членов Политбюро по этому предложению Ленина имело следующий характер: за предложение Ленина голосовали Сталин, Рыков, Калинин; воздержались: Томский, Каменев; «категорически отказался» тов. Троцкий (Зиновьев отсутствовал). Известно также, что по этому поводу Политбюро приняло следующее постановление: «Политбюро ЦК с сожалением констатирует категорический отказ тов. Троцкого и предлагает тов. Каменеву приступить к исполнению обязанностей заместителя до приезда тов. Цюрупы».

Искажения, допущенные Истменом, как видите, бьют в глаза.

Таковы, «по-моему», те неоспоримые 8 пунктов, по поводу которых тов. Троцкий обязан выступить против грубейших искажений Истмена, если он не хочет покрыть и оправдать своим молчанием клеветнические и объективно контрреволюционные выпады этого последнего против партии и Советской власти.

В связи с этим я вношу в Политбюро предложение:

ПРЕДЛОЖИТЬ т. ТРОЦКОМУ РЕШИТЕЛЬНО ОТМЕЖЕВАТЬСЯ ОТ ИСТМЕНА И ВЫСТУПИТЬ В ЛЕЧАТЦ С КАТЕГОРИЧЕСКИМ ОПРОВЕРЖЕНИЕМ. ПО КРАЙНЕЙ МЕРЕ. ТЕХ ИЗВРАЩЕНИИ. КОТОРЫЕ ИЗЛОЖЕНЫ R УПОМЯНУТЫХ ВЫШЕ ВОСЬМИ ПУНКТАХ.

Что касается политической физиономии господина Истмена вообще, все еще именующего себя коммунистом, то она, по-моему, вряд ли чем-либо отличается от физиономии

25

других врагов РКП и Советской власти. Тот факт, что съезды РКП Истмен квалифицирует в своей брошюре не иначе, как «жадную» и «черствую бюрократию», а Центральный Комитет Партии, как «шайку обманщиков» и «узурпаторов», что Ленинский призыв (вступление в партию 200 тысяч пролетариев) расценивает он как бюрократический маневр Центрального Комитета против оппозиции, а Красную Армию как «разбитый на отдельные куски» и «лишенный обороноспособности» конгломерат, этот факт с очевидностью говорит, что в своих выпадах против русского пролетариата и его правительства, против партии этого пролетариата и ее Центрального Комитета Истмен превзошел обычных контрреволюционеров и известных шарлатанов белогвардейщины. Никто, кроме шарлатанов контрреволюции, не говорил еще об РКП и Советской власти таким языком, каким ныне позволяет себе говорить «друг» тов. Троцкого, «коммунист» Истмен. Нечего и говорить, что Американская Коммунистическая партия и III-й Интернационал сумеют оценить эти выдающиеся подвиги господина Истмена. 17.VI.25 г. И.СТАЛИН».*

Уже на следующий день, 18 июня, Политбюро приняло предложения Сталина о выступлении Троцкого с опровержением в печати. Сам Троцкий пообещал, что через три дня представит текст своего заявления.** 22 июня Троцкий действительно отправил Сталину материал под названием «По поводу книги Истмена «После смерти Ленина». Сталин, не выдвигая никаких конкретных претензий, ответил короткой запиской:

« ...Лично я, если интересуетесь моим мнением, считаю проект совершенно неудовлетворительным. Не понимаю, как Вы могли внести такой проект по поводу контрреволюционной книги Истмена, полной лжи и клеветы против партии, после того морального обязательства насчет решительного отмежевания от Истмена и категорического опровержения фактических извращений, которое Вы сами взяли на себя на заседании Политбюро от 18 июня» .***

Троцкий пытался защищаться, доказывал вздорность сталинских обвинений, обращался с заявлениями к членам Политбюро, но, встретив

* РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 507. Л. 8—23.

** Там же. Л. 1. 2.

*** Там же. Ф. 558. Оп. 1. Д. 5389. Л. 5.



26

обычный отпор, начал переделывать текст заявления Контроль за этой переделкой осуществляли Бухарин, Зиновьев, Рыков и Сталин. Они требовали от Троцкого ужесточения обвинений против Истмена, категорического отрицания фактов, приводившихся в книге американского журналиста. Троцкий согласился со всеми требованиями. Окончательный текст его заявления, удовлетворивший цензоров от «семерки», был готов к 1 июля 1925 г.

Теперь Сталин и его сторонники решили вывести дело за рамки Политбюро и ознакомить с ним сначала широкий круг партийных функционеров, а затем предать всеобщей огласке. Уже в начале июля в Политбюро поступило явно инспирированное заявление членов ЦК Л.М.Кагановича, В.Я.Чубаря и Г.И.Петровского, в котором содержалась просьба «разослать всем членам ЦК все материалы по вопросу о книге Истмена», а также разрешить ознакомление с этим вопросом членов Политбюро ЦК компартии Украины. 7 июля 1925 г. опросом членов Политбюро эта просьба была удовлетворена*. Материалы по делу Истмена были изданы типографским способом в виде брошюры (в нее вошли письмо Сталина, постановления Политбюро, переписка Троцкого со Сталиным и другими членами Политбюро, варианты заявления Троцкого), которую рассылали членам ЦК-По расчетам Сталина,'' эта политическая игра должна была получить продолжение. Заявление Троцкого, специально подготовленное письмо Н.ККрупской, в котором она, как вдова Ленина, опровергала Истмена, и письмо самого Сталина, демонстрирующее, какую роль он сыграл в борьбе за интересы партии, предполагалось опубликовать на Западе, а затем и в СССР. Однако в полном объеме эти планы, которые Сталин

* РЦХИДНИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 510. Л. 7.

27

неоднократно высказывал в своих письмах к Мо-лотову, реализовать не удалось.

Вскоре после рассылки материалов дела членам ЦК у Троцкого появился повод перейти в контрнаступление. Дело в том, что 16 июля 1925 г. газета французских коммунистов «Юманите» опубликовала первоначальный вариант заявления Троцкого. 27 июля Троцкий обратился с письмом к Бухарину, который замещал тогда председателя исполкома Коминтерна. Троцкий выражал свое недоумение и протест по поводу этой публикации и требовал выяснить обстоятельства утечки, намекая, что она организована специально уже после того как он, Троцкий, пошел на все необходимые уступки и продемонстрировал свою готовность к сотрудничеству с большинством Политбюро в защите интересов партии*. В тот же день опросом членов Политбюро было принято следующее решение:

«а) Просить «Юманите» опубликовать, что появившийся в «Юманите» текст письма т. Троцкого по поводу книги Истмена является неполным и искаженным.

б) Просить «Юманите» опубликовать точный (окончательный) текст письма т. Троцкого о книге Истмена» .**

Бухарин, в свою очередь, распорядился произвести расследование обстоятельств инцидента, о чем официально сообщил Троцкому***.

Вскоре выяснилось, что первоначальный вариант статьи Троцкого передал в «Юманите» член президиума ИККИ Д.З.Мануильский во время своей поездки во Францию. Сохранившиеся документы не позволяют выяснить подлинные обстоятельства этой инициативы Мануильского. Но как видно из публикуемых писем, Сталин имел отношение к этому конфликту, и ему даже пришлось категорически отрицать, что Мануильский действовал по согласованию с ним.

* РЦХИДНИ. Ф. 325. Оп. 1. Д. 418. ЛЛ. 43—44.

** Там же. Ф. 17. Оп. 3. Д. 513. Л. 6. *** Там же. Ф. 325. Оп. 1. Д. 418. Л. 45.

28

Сталину, как свидетельствуют письма, не удалось также добиться решения «семерки» о публикации своего собственного письма. Дело закончилось компромиссом. За границей, а затем в СССР (в журнале «Большевик» M 16 за 1925 г.) были напечатаны лишь заявления Троцкого и Крупской. Что касается всего комплекса документов по делу Истмена, то с ними решили ознакомить сравнительно узкий круг руководящих работников. После согласования вопроса в «семерке», 27 августа 1925 г. Политбюро приняло решение передать все материалы по книге Истмена в распоряжение ИККИ «для осведомления ЦК важнейших компартий», а также разослать их вместе с самой книгой американского журналиста всем губкомам, членам и кандидатам ЦК и ЦКК на правах закрытого письма. По требованию Троцкого, в пакет документов, отправляемых в ИККИ, была включена переписка, касающаяся инцидента вокруг «Юма-ните» .*

Публикация и распространение документов по делу Истмена имели для Троцкого самые плачевные последствия. Перед массой партийных функционеров разных уровней он в очередной раз предстал униженным и побежденным, склонившим голову перед Сталиным. Рядовых же членов партии, и прежде всего сторонников Троцкого, поразило его покаяние в «Большевике». Объявив Истмена клеветником, Троцкий словно отказывался от дальнейшей борьбы, от своих прежних обвинений в адрес партийного руководства, которые во многом совпадали с утверждениями американского журналиста. Более того, опровергая многие общеизвестные факты, он выглядел просто лжецом. «Это ужас, просто ужас! Непонятно, зачем Лев Давидович это сделал. Ведь таким письмом он голову на плаху положил. Он сам себя омерзил », так, по свиде-

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница