С. Исаков. Русская периодическая печать в эстонии в XIX



Скачать 481.93 Kb.
страница1/3
Дата07.05.2016
Размер481.93 Kb.
  1   2   3
С.Исаков. РУССКАЯ ПЕРИОДИЧЕСКАЯ ПЕЧАТЬ В ЭСТОНИИ В XIX В.
1.0. Русская периодическая печать в Эстонии возникла до­вольно поздно. В этом нет ничего удивительного. Русских в Эс­тонии до конца XIX в. было мало, потенциальных же читателей русских газет и журналов было еще меньше: эстонцы и при­балтийские немцы, как правило, русского языка не знали или знали его плохо и к русскому печатному слову интереса не проявляли, немногочисленные же представители более обра­зованного слоя русских, чаще всего приезжие, вполне удовлет­ворялись петербургскими и московскими изданиями, тем бо­лее, что самая распространенная в 1820-50-х гг. русская газе­та «Северная пчела» давала информацию и об эстонской жиз­ни (один из издателей газеты - Ф. Булгарин - много времени проводил в Тарту или близ Тарту). К тому же надо иметь ввиду, что газетное дело в России до 1860-х гг. вообще развива­лось очень медленно, газет было мало, с небольшими тиража­ми, и острой потребности в газетах в русском обществе не ощущалось.

2.0. Первое русскоязычное периодическое издание в При­6алтике – «Российское еженедельное издание в Риге» - отно­сится к 1816 г.1, первое же в Эстонии - к периоду еще более позднему. В 1832-33 гг. в Таллинне раз в месяц выходил жур­нал «Радуга», имевший подзаголовок «Журнал философии, пе­дагогии и изящной литературы с присовокуплением Остзейс­ких записок». Журнал был маленького формата («в осьмую до­лю листа») и небольшим по обьему (как правило, 72 стр. + 12­16 стр. «Остзейских записок», имевших свою пагинацию). В 1832 г. вышло 12 номеров журнала, а в 1833 г. - 8, после чего, видимо, из-за недостатка подписчиков он прекратил свое су­ществование. В 1832 г. у журнала было 207 подписчиков (из них 102 экземпляра выписывали казенные учебные заведения), а в 1833 г. всего 602.

Редактором-издателем журнала формально был А.Бюргер (1804-88), учитель русского языка Ревельской гимназии, вы­пускник Московского университета, обрусевший немец, пере­шедший в православие3. Фактическим же руководителем, идейным вдохновителем издания был известный реакционер М.Магницкий, печально знаменитый тем, что, будучи попечите­лем Казанского учебного округа, подверг разгрому Казанский университет, требовал запретить преподавание в университе­тах философии, естественного права и новой истории. За лжи­вые доносы и служе6ные злоупотребления М.Магницкий по по­велению Николая I был сослан в Таллинн (Ревель). Здесь он познакомился с молодым учителем А.Бюргером, подчинил его своему влиянию и сделал журнал «Радуга» выразителем идей крайнего обскурантизма4.

В статьях, опубликованных на страницах «Радуги», подверга­лась резкой критике, вернее даже откровенному глумлению вся современная западная цивилизация как царство всеобще­го «хаоса, буйства и бессмыслия», в особенности же почти все новейшие философские учения - и Кант, и Фихте, и Шеллинг, и Гегель. Основной упрек в их адрес: отступление от истинной религиозности, от христианства, на котором только и может основываться философия.

Эта линия была намечена уже в открывавшей первый номер журнала статье «Где мы ищем света!», в которой русское обра­зованное общество обвинялось в подражательности Западу и в игнорировании стародавних отечественных устоев. Во вступ­лении к подписанной М. Простодумов (псевдоним М. Магницко­го) серии статей под замысловатым названием «Отломок от философского мозаика степного отшельника» «Радуга» харак­теризовалась как «завет тишины после волнения умов, надеж­да безопасности после всемирного потопа превратных и воз­мутительных учений»5. Г-н Простодумов выражал сомнения даже в открытиях современной астрономии и в законе притя­жения Ньютона, называл бунтовщиками чуть ли не каждого мыслящего человека. Издатель журнала вслед за ним призывал привести все теории «в согласие с природопознанием, из св. писания извлекаемым»6. Авторы журнала выступали и против современной системы воспитания и образования, це­лью которых должно быть служение Богу, и с этих позиций кри­тиковали не только Руссо, но и Песталоцци. В высшей степени характерна завершающая последний но­мер журнала статья «Судьба России», направленная против Н.Карамзина, который утверждал, что татарское иго привело к отставанию России от Западной Европы. Совершенно иной взгляд, - утверждал автор статьи, - у «философии о Христе. Она не тоскует о том, что был татарский период, удаливший Россию от Европы. Она радуется тому, ибо видит, что угнетате­ли ее, татары, были спасителями ее от Европы <...> Угнете­ние татарское и удаленность от Западной Европы были, может 6ыть, величайшими благодеяниями для России, ибо сохранили в ней чистоту веры Христовой <...> чтобы превзойти Европу, для этого Россия - вместо сближения с Европою - удалялась от нее»7.

Большая часть статей в «Радуге» анонимна. Художественных произведений в ней печаталось мало: это стихотворения М. Магницкого и литератора весьма сомнительной репутации А.Грена8, басни местного русского автора, учителя Н. Бенец­кого9, «эстляндская повесть» в стихах Р. фон Берга из эпохи рыцарского средневековья «Герман и Маргарета». Любопытна, пожалуй, лишь публикация «Эстонской песни»10 - перевод известной эстонской песни «Tiiu tassane ja helde», первый пере­вод из эстонской литературы на русский язык вообще11. От критических статей и рецензий редакция журнала сознательно отказалась12.

Наиболее интересный раздел «Радуги» - приложение «Ост­зейские записки». Здесь помещались сообщения и заметки об истории Ревеля и Эстляндии, о современной культурной жизни города, в частности о библиотеках и училищах, о лекциях в Дерптском университете и дерптских учебных заведениях, биб­лиография ревельских изданий, статьи на этнографические те­мы - об эстонской и латышской свадьбе, статистические дан­ные по Эстляндской ryбернии и т.д.

Журнал «Радуга» получил отрицательную оценку в прогрес­сивной русской журналистике тех лет13.

3.0. В 1833-34 гг. в Ревеле выходил «Учебный математичес­кий журнал». Это был первый математический журнал в России14. 3а журнал ходатайствовал знаменитый русский морепла­ватель, почетный академик Петербургской АН, адмирал А.И. Крузенштерн15. Его издателем и редактором да и авто­ром почти всех публикаций был Карл Хейнрих Купфер (1789­-1838), выпускник и доктор философии Дерптского университе­та, в эти годы учитель Ревельской гимназии, позже профессор чистой математики Лицея князя Безбородко в Нежине, автор нескольких серьезных работ по математике16. Журнал выхо­дил один раз в квартал. Всего вышло 6 книжек «Учебного мате­матического журнала». У него 6ыло 467 подписчиков - это бо­льшой тираж для специализированного издания, свидетель­ствующий о его популярности в России. Среди подписчиков журнала - почти все гимназии, кадетские корпуса, духовные се­минарии, университеты, лицеи, некоторые уездные училища Российской империи и учителя математики. Из архивных мате­риалов явствует, что К.Х. Купфер намеревался продолжать из­дание журнала17, но, по-видимому, помешал переход изда­теля на работу в Нежин.

К.Х. Купфер ставил целью журнала помочь учителям матема­тики России в преподавании своей дисциплины, поднять уро­вень преподавания математики в уче6ных заведениях империи. В журнале были предусмотрены 4 основных отдела: 1. обзор новых учебных руководств по математике и смежным с нею дисциплинам, выходящим в свет на немецком, русском, фран­цузском и латинском языках; 2. Статьи, посвященные методи­ке преподавания элементарной математики в школах; 3. Зада­чи и упражнения для учащихся гимназий и уездных училищ по арифметике, геометрии, тригонометрии и смешанные (этот раздел можно было выписывать и отдельно); 4. Решения этих задач с подробными разъяснениями18. Печатались и отдель­ные теоретические исследования19, труды по истории мате­матики. Обращают на себя внимание обширные обзоры лите­ратуры по математике, в которых нередко подробнейшим образом реферируются и разъясняются новые труды в этой облас­ти. Очень ценны статьи по методике преподавания различных разделов математики в школе, принадлежащие К.Х. Купферу. Как свидетельствует современный исследователь, «Учебный математический журнал» - «замечательное явление в истории русской методики математики - проводник совершенно ориги­нальных методических идей»20. К.Х. Купфер ратовал за тес­нейшую связь школьной математики с реальной жизнью, с практикой, поэтому многие предлагаемые им задания и упраж­нения носили практический характер.

С 1830 г. в Российской империи началось издание «Губернских ведомостей» - официального органа властей на мес­тах, в губерниях. С 1838 г. решено 6ыло издавать "Губернские ведомости" во всех губерниях империи. В Прибалтике дело за­тянулось. Только в 1853 г. в Ревеле начали выходить «Эст­ляндские губернские ведомости» (далее ЭГВ; параллельное название до 1869 г. – «Estländische Gouveгnements-Zeitung»), которые формально могyт считаться первой русскоязычной га­зетой в Эстонии, хотя фактически в первые десятилетия они таковой не были: тексты в газете печатались на русском и не­мецком языках (иногда и на эстонском), при явном преоблада­нии до 1869 г. немецкоязычных. Это было официальное изда­ние губернских властей; ответственным за выпуск газеты счи­тался вице-гyбернатор; из чиновников губернского правления назначался редактор, который реально готовил газету к выпус­ку в свет. ЭГВ выходили вплоть до 1917 г.

Структура газеты была определена законом. Она состояла ­ из двух частей - официальной и неофициальной. В официаль­ной, разбитой на целый ряд отделов и рубрик, печатались ука­зы, распоряжения, циркуляры, объявления центральных и мест­ных (губернских, полицейских, судебных) властей. В неофици­альной части могли помещаться географические, топографи­ческие, исторические, археологические, статистические, этног­рафические и прочие материалы, относящиеся к данной губер­нии, сообщения об урожае, промыслах, торговле, фабриках, су­доходстве, объявления частных лиц о купле-продаже и пр. При этом в законе особо подчеркивалось, что публикации не долж­ны иметь форму литературных произведений, содержащих вы­мысел, и не должны носить полемический характер, включать критику властей21.

Периодичность и размер издания менялись. В 1853-58 гг. ЭГВ выходили раз в неделю, в 1859-71 - два раза в неделю, в 1872-85 - три раза; с 1886 г. сначала два раза, а с марта вновь один раз в неделю. Формат газеты, вначале весьма маленький (20х26,5 см), впоследствии, в 1869 г., был увеличен (27х41 см). Газету обязаны были выписывать все казенные присутственные места, земские и городские учреждения, поскольку через газе­ту до их сведения доводилось большинство распоряжений и циркуляров властей, обязательных для исполнения. Почти весь тираж газеты и распространялся среди так называемых «обяза­тельных подписчиков», число же «частных подписчиков», выпи­сывавших газету за свой счет, было крайне незначительным. В 1871 г. у газеты было 572 подписчика, из них лишь 20 частных22; впрочем, в предыдущие годы число частных подписчиков было несколько больше - колебалось от 30 до 60. В конце 1890­-х гг. тираж ЭГВ был примерно 1100 экземпляров, из них лишь 50 шло частным подписчикам и столько же в розничную прода­жу23.

4.1. До 1869 г. в ЭГВ целиком и полностью преобладали официальные материалы; в неофициальной части доминирова­ли рекламные объявления, публикации нерекламного характе­ра были редки, да и они, как правило, были немецкоязычными. Первая и едва ли не единственная русскоязычная публикация такого рода – «Песня русского солдата» Федора Филонина24, стрелка лейб-гвардии Волынского полка, расквартированного в годы Крымской войны в Эстонии. Любопытно, что она была переведена на эстонский язык, опубликована Ф.Н. Руссовым в «Tallinna koddaniko teine ramat оmmа sõbbrаdеlе male» (1854) и может считаться первым переводом из русской поэзии на эстонский язык.

В 1868 г. министр внутренних дел обратил внимание на слишком уж немецкий характер «Губернских ведомостей», из­дававшихся в Прибалтийском крае, и предложил печатать все материалы в них на русском языке с переводом некоторых на немецкий. Эстляндский губернатор М. Галкин-Врасский (кстати, первый в XIX в. губернатор русской национальности) разработал ряд мер, долженствовавших увеличить удельный вес русского языка в ЭГВ25. Это вызвало протест эстляндского рыцарства и ревельского магистрата, которые обратились к высшим властям с жалобой на действия гу6ернатора, многие гакенрихтеры, представители мызной полиции и кирхенфорш­тегеры стали возвращать в редакцию экземпляры ЭГВ, ссыла­ясь на то, что они не понимают публикуемых на русском языке предписаний. Дело дошло до сената, который, правда, стал на сторону губернатора26, но поднявшийся шум привел к тому, что почти все русскоязычные публикации стали дублироваться на немецком языке.

Вместе с тем М. Галкин-Врасский обратил внимание и на то, что газета скучна и неинтересна для читателей. Он предпринял ряд мер, чтобы расширить и сделать более разнообразной не­официальную часть ЭГВ. Редактором был назначен П.Тиханов, литератор, археограф и коллекционер рукописей27. В нео­фициальной части ЭГВ впервые стали публиковаться истори­ческие, краеведческие, статистические и библиографические статьи и материалы, появилась рубрика «Губернская хроника» с подрубрикой «Происшествия» (уголовная хроника) и даже 6ыло напечатано стихотворение Ф.Тютчева, посвященное преобра­зованию ЭГВ (первопубликация)28. Почти все эти материалы в 1870 г. были изданы в виде отдельного «Эстляндского сбор­ника». С уходом в 1870 г. П.Тиханова из редакции преобразо­вание неофициальной части застопорилось, хотя отдельные ис­торико-краеведческие и статистические публикации продолжа­ли появляться и в дальнейшем.

Сменивший М. Галкина-Врасского на посту губернатора М. Шаховской-Глебов-Стрешнев предпринял в 1871 г. еще одну попытку сделать газету более интересной для читателей. Он добился от высших властей разрешения создать в неофициаль­ной части ЭГВ политический отдел, в котором, правда, разре­шено было лишь перепечатывать материалы из газеты «Прави­тельственный вестник»29. В газете появилась рубрика «Те­леграммы», где печатались новейшие известия из-за границы. К сожалению, с уходом в 1875 г. М. Шаховского-Глебова­-Стрешнева с поста губернатора все вернулось на круги своя. Неофициальная часть газеты вновь стала очень маленькой и скучной. В рубриках «Губернская хроника» и «Городская хрони­ка» в основном печатались сообщения об уголовных преступле­ниях. Опять на страницах ЭГВ едва ли не доминировали немецкоязычные публикации. Надо учесть, что местные немцы не бы­ли заинтересованы в расширении неофициальной части ЭГВ и ее многообразии, поскольку всю необходимую информацию получали из газеты «Revalsche Zeitung» (там же публиковались и почти все частные рекламные объявления).

4.2. Положение коренным образом меняется с 1886 г., ког­да губернатор князь С. Шаховской стал последовательно прово­дить в жизнь новый политический курс властей - курс на руси­фикацию края. С 1886 г. ЭГВ становятся чисто русской газетой.

С.Шаховской не ограничивался лишь административными мерами, он считал необходимым воздействовать и на общест­венное мнение, утверждать в печати принципы новой политики. С этой целью он хотел иметь и собственный орган печати. Та­ким органом новый губернатор и стремился сделать ЭГВ. Если прежде это была газета, которая в политической борьбе в крае старалась не принимать участия, стремилась быть нейтраль­ной, то теперь она становится подчеркнуто тенденциозной, направленной против прибалтийско-немецкого, а позже и эс­тонского «сепаратизма», прямо утверждающей официальную политическую линию властей, защищающей православие и ру­сификацию края. Вместе с тем умный и энергичный С.Шаховс­кой понимал, что старые ЭГВ, бедные по содержанию и скуч­ные для читателей, не могут служить эффективным проводни­ком политики властей, не могут оказывать влияние на общест­во, поэтому он реформирует неофициальную часть ЭГВ, кото­рая в 1887 г. превращается в фактически самостоятельную от­дельную газету под названием «Эстляндские губернские ведо­мости. Часть неофициальная» со своей нумерацией страниц и своим редактором (позже на нее стали принимать отдельную от официальной части подписку). Редактором ее становится вы­пускник Московского университета, юрист, этнограф и историк, даровитый публицист Михаил Харузин30, а после его смерти в сентя6ре 1888 г. - историк А.Андрияшев, И.Глыбовский, Д.Са­пожников и с ноября 1889 г. П.Шавердов.

В 1886-87 гг. значительно расширяются старые рубрики «Местная хроника» и «Дневник происшествий», причем в первой подробно освещается русская общественная и культурная жизнь Ревеля, все, связанное с православием (ему вообще уделялось много места на страницах газеты). Появляется боль­шая и разнообразная по подбору материала рубрика «За неде­лю» - фактически подробное обозрение материалов русской печати, посвященных Прибалтийскому краю, а также местной немецкой и эстонской печати. Хотя материалы в ней подбира­лись весьма тенденциозно, все же в совокупности они давали представление о местной жизни. Информация о жизни в Рос­сийской империи на основе других русских газет давалась в рубрике «Разные известия». Кроме того появилась рубрика «Музыкальная и театральная хроника» с рецензиями на театра­льные представления русских и немецких трупп и на концерты. Печатались корреспонденции с мест, особенно часто из Тарту, где у газеты, помимо проф. П.Висковатова, было, по-видимо­му, еще несколько корреспондентов. Правда, если верить С. Шаховскому, большинство их принадлежало к должностным лицам31.

Появился также большой раздел «К истории края», где печа­тались статьи и заметки по истории и этнографии Эстонии, ар­хивные материалы. Отдельные историко-краеведческие работы и архивные публикации, часто очень большие по размеру, пе­чатались во многих номерах. Некоторые носили компилятивный характер и заимствовались из немецкой печати, другие осно­вывались на собственных разысканиях авторов. С такими публикациями, представлявшими не только познавательный, но порой и научный интерес, выступали А.Чумиков, Ю.Труусман, М.Харузин, Д.Сапожников, Р.Таль, М.Мельников и др.

Хотя формально в газете не было переводных статей, но на самом деле в неофициальной части ЭГВ теперь появлялись и они, прямо утверждая и разъясняя политику властей. Антине­мецкая направленность неофициальной части ЭГВ вызвала в феврале 1889 г. жалобу эстляндского предводителя дворянст­ва министру внутренних дел Д.Толстому. В ней газета обвиня­лась в недопустимых в органе правительственной прессы кле­ветнических нападках на немецкое дворянство, в разжигании национальной розни в крае32. С.Шаховскому пришлось оп­равдываться. Д.Толстой все же счел нужным предложить губер­натору и принять меры для устранения в неофициальной части «Эстляндских губернских ведомостей» характера, не свойст­венного, по смыслу закона, официальному изданию33.

Отношение газеты к эстонцам 6ыло в 1886-89 гг. более бла­госклонным, чем к прибалтийским немцам, хотя «сепаратистс­кие тенденции» в их среде и в эстонской печати неизменно осуждались. Нельзя не отметить, что ЭГВ в эти годы публико­вали довольно много материалов об эстонской культуре и ли­тературе, которые должны были представить безусловный ин­терес для русского читателя. В 1886-88 гг. там был опублико­ван первый полный (правда, подстрочный, прозаический) пере­вод "Калевипоэга" Ф.Р. Крейцвальда, принадлежащий Ю. Труус­ману34. Появлялись и другие публикации из эстонского фо­льклора (предания о Калевипоэге и Суур-Тылле, легенды ляэнемааских и островных эстонцев) и литературы; статьи и за­метки по эстонской этнографии (см., напр., статью К.Т. «Пове­рия эстонцев»35, ряд публикаций Ю. Труусмана); об эстонской периодической печати и фольклористике (о Я.Хурте и его трудах); некрологи эстонских писателей Ю.Кундера, Й.В. Янн­сена и др. Материалы об эстонской культуре публиковалось и в регулярной подрубрике «Эстонская печать», данные для кото­рой брались практически из всех эстонских газет, включая да­же такие явно не поддерживавшие русификацию издания, как «Вирулане» и «Постимеэс».

Все же узкие рамки выходящих лишь раз в неделю ЭГВ не могли удовлетворить С.Шаховского, сказалось и предупрежде­ние министра, и эстляндский губернатор предпринимает уси­лия, чтобы создать формально частную газету, которая, одна­ко, фактически была бы его полуофициозом. В 1890 г. С.Ша­ховскому удалось создать ежедневный «Ревельский городской листок». После этого целый ряд рубрик неофициальной части ЭГВ – «Местная хроника», обзоры печати «3а неделю» – теряют смысл и исчезают. В 1890 г. в неофициальной части ЭГВ фак­тически остаются только историко-краеведческие публикации, правда, весьма разнообразные и объемные. В 1891 г. неофи­циальная часть ЭГВ прекращает свое существование в качест­ве самостоятельного издания и вновь, как до 1886 г., печатает­ся в виде особой рубрики после официальной части, причем в ней публикуются только рекламные объявления, отчеты банков, фирм, Балтийской железной дороги и т.п. Газета вновь стано­вится лишь официальным справочным изданием, представляю­щим интерес главным образом для узкого круга чиновников.

5.0. Частные русские газеты стали появляться в Эстонии еще в 1870-е гг. Первой был «Нарвский городской листок», ко­торый начал издаваться в Нарве владельцем типографии Йо­ханном Пахманном в 1874 г. вместо выходившей до этого не­мецкоязычной газеты «Naгvasche Stadtblatter»36. Тот факт, что первая русская частная газета появилась именно в Нарве, конечно, не случаен: в эти годы русские составляли большую часть населения города. Газета издавалась еженедельно в 1874-76 гг.; в 1874 г. вышло 22 номера (начиная с августа), в 1875 г. - 39, в 1876 г. - всего 4, после чего из-за недостатка подписчиков прекратила свое существование. Если верить со­общению редакции, в 1874 г. у газеты было всего лишь 60 под­писчиков37. Хотя в газете публиковались правительственные распоряжения и был отдел внутренних известий (т.е. известия из внутренних губерний России, носившие случайный харак­тер), но «Нарвский городской листок» был в первую очередь местным органом печати. Помимо сообщений о нарвской жиз­ни печатались постановления нарвской городской думы, пись­ма читателей, статистические сведения, фельетоны и своего рода обозрения нарвской жизни, принадлежавшие перу, видимо, единственного сотрудника редакции отставного прапорщи­ка Владимира Ларионова. Он, как можно предполагать, реально и готовил газету. Фельетоны В. Ларионова, в которых порою критиковались местные порядки и даже местная полиция, на­писаны довольно бойко, но это, кажется, их единственное дос­тоинство. Один из фельетонов, содержавший скрытые обвине­ния в адрес командира расквартированного в Нарве 94-го Енисейского Полка, вызвал громкий скандал, обсуждался даже 21 января 1875 г. на заседании высшего органа цензуры - Совета Главного управления по делам печати; дело закончилось выго­вором цензору газеты38.

Несколько позже предпринимается попытка издавать част­ную газету на русском языке и в Ревеле, где к концу 1870-х гг. проживало уже немало русских. В 1877 г. вышло 119 номеров газеты «Листок объявлений для города Ревель и его окрестнос­тей», издателем и редактором которого был Василий Керр, до этого служивший на Балтийской железной дороге. Эта ежед­невная газета включала только объявления: распоряжения пра­вительства и городских властей, казенные и частные объявле­ния о подрядах, продажах, аукционах, театральных представле­ниях, вечерах и пр.39

В 1878 г. тот же Василий Керр стал издавать ежедневную газету «Ревельский листок», с № 79 его сменил на посту редактора-издателя Карл Керр. Это был уже не «листок объявлений», а обычная газета с полной программой, включавшей передовые статьи, правительственные сообщения, хронику местной жизни (рубрика «Хро­ника»), сообщения из внутренних губерний России (рубрика «Россия»), отдельные статьи, в т.ч. и публикации историко-кра­еведческого характера и объявления. Всего вышло 267 номеров «Ревельского листка»; газета была небольшого формата на двух или четырех страницах, прекратилась из-за недостатка подписчиков. Как и «Нарвский городской листок», это была прежде всего газета местная, рассчитанная на местных русских читателей и в первую очередь информировавшая их о городс­кой жизни, о работе только что созданной городской думы. Га­зета поддерживала русские «начала» в крае и проводившиеся русскими властями реформы, хотя и не осмеливалась критико­вать прибалтийских немцев и утвержденную ими здесь систе­му, ограничиваясь лишь изредка полемикой с «Ревальше Цай­тунг» по частным вопросам. В газете сотрудничал известный ревельский русский общественный деятель и историк-краевед А. Чумиков40.


  1   2   3


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница