С. А. Калоеров о переселении греков в приазовье и основании греческих населенных пунктов



страница2/4
Дата07.11.2016
Размер0.74 Mb.
1   2   3   4
2. Коротко о переселении греков по документам

Несмотря на то, что о переселении греков в Приазовье написано немало, до сих пор нет единого мнения по многим вопросам. Здесь приведены некоторые из этих вопросов, на основе архивных мате­риалов даны на них ответы. В связи с ограниченностью объема дан­ной публикации большинство ответов приведены в краткой форме. Они не снабжены ссылками на многочисленные архивные материа­лы, имеющиеся в распоряжении автора.

2.1. Была ли предварительная просьба христиан о переселе­нии?

Некоторые авторы считают, что христиане сами обратились к русскому правительству с просьбой о переселении в Россию. На самом же деле такого обращения не было, а была лишь просьба о принятии их в российское подданство. Действительно, когда раз­разилась русско-турецкая война 1768-1774 гг., и Крым в 1771 г. был занят русскими войсками, прибывший в апреле 1771 г. из Констан­тинополя архиепископ Игнатий, назначенный митрополитом Готфи-йско-Кефайской епархии, уже 29 сентября 1771 г. через команду­ющего русским оккупационным корпусом в Крыму В. М. Долгорукова обратился с письмами к Святейшему Синоду и к императрице Ека­терине II, а затем 8 декабря 1772 г. повторно - к Екатерине II с просьбой принять христиан в подданство России. Кстати, в это же время и несколько ранее с такой же просьбой к России обращались дунайские княжества Молдавия и Валахия, а также многие народы Кавказа и Балканского полуострова. Если просьбу о принятии в под­данство принимать за обращение о переселении, то получится, что не только крымские христиане, но и дунайские княжества, а также целые народы просили своего переселения в пределы России, что не соответствует истине. Поэтому просьбу крымских христиан о принятии их в подданство единоверной России никак нельзя отож­дествлять с просьбой об их переселении в Россию, как это делают некоторые авторы [18, 20]. Христиане никогда не просили об этом. Они, а скорее часть из них, лишь согласилась на переселение при выполнении определенных условий. И никаких предварительных секретных выездов митрополита Игнатия в Петербург и его перго-воров по переселению, как пишет Тимошевский [18], не было. Из до­кументов следует, что Игнатий до марта 1778 г. не мог даже пред­положить о возможности такого шага. Ведь, когда командующий русскими войсками в Крыму генерал-поручик А. А. Прозоровский и российский резидент при ханском дворе А. Д. Константинов в сере­дине марта 1778 г. попросили митрополита агитировать христиан переселиться в Россию, последний, выразив большие сомнения о возможности такого мероприятия, лишь 4 апреля 1778 г. ответил, что христиане, по-видимому, согласятся на это, но при выполнении некоторых условий, основные из которых были высказаны митропо­литом и легли в дальнейшем в основу «Постановления крымских христиан» от 16 июля 1778 г. и Жалованной грамоты от 21 мая 1779г.

2.2. Каковы же были истинные причины переселения христиан из Крыма?

С целью укрепления своих южных границ Россия, воспользо­вавшись очередным нарушением Турцией условий Кючук-Кайнард-жийского мирного договора, 23 ноября 1776 г. ввела в Перекоп свои войска, выведенные из Крыма в соответствии с этим договором. Она привела к власти придерживающегося русской ориентации Шагин-Гирей-хана, признанного 30 марта 1777 г. татарскими мурза­ми новым ханом Крыма. И тогда же Крымское правительство обра­тилось к России с просьбой об оставлении в Крыму русских войск. Но уже 2 октября 1777 г. из-за российской ориентации хана и его прогрессивных реформ (формирование регулярной армии, расши­рение прав христиан и др.) против хана вспыхнуло восстание. Акти­визировались действия Турции по возвращению утраченных по Кю-чук-Кайнарджийскому миру позиций. Возникла сложная обстановка вокруг Крыма. Поэтому 24 ноября в Южной России П. А. Румянцев предложил императрице обширный план закрепления Крыма за Россией2[2РГВИА, ф.ВУА, Д.186.Л.10-14.]. С целью экономического ослабления ханства и его эконо­мического подчинения России возникла необходимость вывода христиан из Крыма. Следовательно, лишение крымского ханства ос­новных трудовых ресурсов - христиан - основная причина вывода греков, армян из Крыма. На эту основную причину переселения впервые указал Ф. А. Хартахай [6-8], изучивший документы из ар­хива Румянцева. И никак идея переселения не связана с Прозо­ровским, как это утверждают авторы работ [20; 44]. Немаловажную роль, конечно, сыграло и желание России добавить к потоку засе­ляющих южные губернии России иностранцев сразу такое большое количество иностранных переселенцев, как крымские христиане.

2.3. Когда и кем проводилась подготовка переселения христиан?

25 февраля 1778 г. П. А. Румянцев поручил командующему Крымским корпусом генерал-поручику А. А. Прозоровскому пригла­шать христиан переселяться в Азовскую или Новороссийскую губернии, а 9 марта ему был дан рескрипт с указанием «уговорить христиан добровольно переселиться». Предлагалось особенно уго­варивать митрополита Игнатия, «обнадежив его разными выгода­ми». В этот же день специальным указом Екатерина II поручила генерал-губернатору Азовской и Новороссийской губерний Г. А. По­темкину подготовиться к приему переселенцев. 10 марта Азовский губернатор генерал-поручик В. А. Чертков аналогичное поручение получил от Потемкина.

Прозоровский по получению распоряжения Румянцева сразу же, 11 марта сообщил последнему о невозможности переселения хрис­тиан в данный момент. Одновременно он через А. Д. Константинова передал указание императрицы митрополиту Игнатию. После сов­местных встреч Прозоровского и Константинова с митрополитом Игнатием 4 апреля Константинов сообщал Румянцеву4[4 РГАДА, Ф- 16, оп.1, д.588, 4.13, л.471-472.], что у митро­полита большие сомнения о возможности переселения, что тот переговорит с христианами во время пасхальных праздников, что касается его, митрополитова мнения, то он считает, что если хрис­тиан удастся уговорить, то необходимо будет выполнить следую­щие условия: обеспечить безопасность переселения; не смешивать переселенцев на новом месте с другими нациями; священников и начальников над христианами выбирать из них же; митрополит бу­дет непосредственно подчиняться Святейшему Синоду и по смерть оставаться на этой должности; христиане должны освобождаться от рекрутства; взамен оставляемых ими домов в Крыму на новом месте им нужно построить новые; христианам должны быть даны льготы. Повторно вопросы переселения христиан обсуждались 18 апреля на встрече Прозоровского и Константинова с Игнатием.

После некоторой подготовительной работы с духовенством, 23 апреля, в первый день Пасхи о переселении было объявлено в Бахчисарайском Успенском ските. Но и после этого митрополиту пришлось долго уговаривать христиан согласиться на переселение в Россию. Смехотворным звучит утверждение некоторых авторов [18], что после пасхальной литургии христиане с песнями потя­нулись через горы и долины и выходили всей паствой. Нет, их пришлось долго уговаривать. Особенно большое сопротивление было со стороны зажиточных христиан. Существенные положительные сдвиги в подготовке переселения наметились после замены Прозо­ровского более решительным командующим крымским корпусом, генерал-поручиком А. В. Суворовым, назначенным на эту должность 23 марта 1778 г. и выехавшим 27 апреля в Бахчисарай.

В результате длительной агитации митрополиту удалось скло­нить часть христиан к выходу из Крыма, и 17 июля они вручили Суворову принятое ими 16 июля 1778 г. «Постановление крымских христиан «. В этот же день Игнатий в письмах Румянцеву и Суворо­ву передал просьбу христиан до выхода из Крыма подготовить, подписать у императрицы и показать им грамоту, подтверждающую выполнение их условий. Но такого не последовало и к началу вывода христиан.

До 17 июля подготовка переселения велась тайно, поэтому на это не было реакции татар. Но уже 17 июля весть о предстоящем переселении разнеслась по всему Крыму и привела к резким про­тестам со стороны татар да и многих христиан. Началась большая переписка между крымским правительством и ханом, между ханом и Суворовым, Константиновым, Румянцевым.

Крымское правительство 17 июля обратилось к хану с просьбой воспрепятствовать выводу христиан. Хан, застигнутый врасплох, не поверил этому и 18 июля издал указ выдать людей, распространя­ющих такие ложные слухи о подготовке переселения. В то же время 21 июля он попросил Суворова разъяснить поступающие к нему до­несения о переселении. Лишь 22 июля Суворов официально объя­вил хану о намерении императрицы переселить христиан в едино­верную Россию с целью их защиты от мести со стороны татар и турок за помощь христиан русским войскам во время прошедшей войны. 25 июля хан попросил хотя бы отсрочить переселение на 25 дней, чтобы связаться с императрицей, но получил отказ. Поэтому 26 июля он вынужден был дать согласие на выход из Крыма только тех христиан, которые желают этого, без принуждения других. Дове­денный до отчаяния хан перестал принимать представителей рос­сийской стороны Суворова и Константинова, и скоро в знак протеста со своей гвардией выехал из Бахчисарая и расположился лагерем в 20 км от него.

Переселению стали противиться и многие христиане. В таких условиях духовенство еще усерднее стало агитировать их за пере­селение. Оно выпустило специальный манифест - обращение к христианам, где в резких выражениях выступило против татарско-магометанского ига и призывало к выходу из Крыма. Одновременно стали приводиться в действие механизмы переселения с помощью русских войск. И уже 28 июля из Бахчисарая выехала первая группа христиан в составе 70 греков и 9 ясырей-грузин. Одновременно в Азовскую губернию были направлены депутаты христианских об­ществ для осмотра мест их предполагаемого заселения.

Таким образом, основным зачинщиком переселения был П. А. Румянцев, основные вопросы подготовки на государственном уровне решались генерал-губернатором Новороссийской и Азовской губерний Г. А. Потемкиным, организаторами подготовки переселе­ния были командующий русскими войсками в Крыму А. В. Суворов, митрополит Игнатий с духовенством, резидент А. Д. Константинов.

2.4. Добровольным или принудительным было переселение хри­стиан?

Конечно, многие христиане не желали менять свою жизнь, хотя и не сладкую, на неизвестную. А зажиточные из них,- а такие были, они имели свои производства и даже поместья,- выступали против переселения. Тем не менее, благодаря длительной агитации духо­венства, которое в переселении в единоверную Россию видело из­бавление христиан от магометанского ига, многие христиане реши­лись на переселение. Агитация эта длилась долго. Долго шли пере­говоры Суворова и Константинова с митрополитом Игнатием. И лишь 16 июля христианами (а скорее всего духовенством) было принято окончательное решение в виде «Постановления крымских христиан». Однако христиане, не надеясь на выполнение своих условий, попросили для верности дела подготовить за подписью императрицы указ, подтверждающий выполнение этих условий. Но они получили лишь заверения Румянцева и Потемкина. Сопротив­ление христиан к выходу из Крыма росло. Особенно сильное проти­водействие переселению со стороны христиан было в начале авгус­та. Как выразился Суворов в письме начальнику канцелярии Потемкина П. И. Турчанинову, христиане стали кричать «караул»! В этот период в работу опять усиленно включилось духовенство. Од­новременно российская сторона была вынуждена в августе 1778 г. подготовить проект Жалованной грамоты. Обещалось ее скорое вручение. Но этого не произошло, видимо, из-за неопределенности с местом поселения христиан.

Следовательно, утверждение Гавриила [3] и некоторых других авторов, что греки без сожаления оставили Крым, мягко говоря, не соответствует истине. В то же время не следует забывать, что боль­шинство христиан переселялись все-таки добровольно, хотя для многих переселение проходило принудительными мерами.

2.5. Какова по документам хронология выселения христиан из Крыма и кто его организаторы? Когда закончилось выселение хри­стиан из Крыма?

Как уже отмечалось, первая группа переселенцев выехала из Бахчисарая 28 июля в составе 70 греков и 9 грузин. Вот как звучит это в рапорте Суворова от 30 июля: 28 июля выехали «грузин де­вять душ, мещан греков мужска полу тридцать три, женска тридцать семь душ..., другой небольшой транспорт дни через три готов будет»5[5 РГВИА, ф.ВУА, д.208, л.172-172об.]. Число переселенцев здесь указано даже прописью. Поэтому нечего выдумывать различные варианты [44, 53]. Из этого документа также следует, что вторая и третья партии выехали 2-3 августа. Но в этот момент сопротивление выходу нарастало в связи с нежеланием многих христиан переселиться. Благодаря работе духовенства дело переселения несколько наладилось. Но следующие партии выходили тоже малочисленными. К 7 (а не к 5 августа, как пишут большинство авторов) выехало 1122 человека. К 18 августа выехавших уже было 3896, к 30 августа из Крыма выехало 17575 христиан6[6 РГАДА, ф. 16, оп.1, д.588, ч.13, л.364-364об.].

В рапорте от 16 сентября 1778 г. Суворов сообщил Потемкину о завершении вывода христиан7[7РГАДА, ф. 16, оп.1, д.588, ч.13, л.369-369об.]. Такую же информацию и в этот же день он послал Черткову и Турчанинову. В этих документах уже ука­зано, что вывод христиан завершен, что из Крыма вышло 31098 душ обоего пола. Указано, что «завтра (т.е. 17 сентября - С.К.) отправят­ся в путь митрополит Игнатий, архимандрит Маргос и католический патер Яков» с их последним стадом под усиленным эскортом. Рапортом от 18 сентября Суворов уточнил, что духовные лидеры выехали 18 сентября и окончательно отчитался за выход христиан и перед Румянцевым, представив ему и ведомость с указанием насе­ленных пунктов, из которых выехали христиане, численность и на­циональный состав переселенцев и воинских частей и командиров, участвовавших в переселении8[8РГАДА, ф. 16, оп.1, д.588, ч. 13, л.370-371.]. Эта дата в литературе и считается датой окончания выхода. На самом же деле выход был завершен 16 сентября, когда в путь отправилась последняя партия, прибывшая в Александровскую крепость 29 октября в составе 299 человек. Духо­вные руководители переселения, отправившиеся в путь 18 сентяб­ря, прибыли в Екатеринослав 24 октября.

После 18 сентября также были выходящие из Крыма христиане. Это видно из соответствующих документов, хотя сведений о чис­ленности выходящих и нет. Так, по данным переписи населения 1779 г. в Азовской губернии было 664 грузина-выходца из Крыма, тогда как по ведомости Суворова из Крыма вышло 219 грузин. Такое же положение и с армянами. И если учитывать, что зимой 1778-1779 г. выходящих из Крыма христиан не было, то приходим к выводу, что после 18 сентября и до декабря 1778 г. были незафик­сированные документально группы выходящих из Крыма христиан. Всего из Крыма вышло 8200 семей9[9 РГАДА, ф. 16, оп.1, д.588, ч.13, л.434об.].

Первая партия переселенцев оказалась в Александровской кре­пости и в Екатеринославе уже в конце августа. Известно, что через Екатеринослав к 3 сентября прошло уже 396 переселенцев10[10 РГАДА, ф. 16, оп.1, д.588, ч.13, л.450.]. Это были христиане первых 3-х партий. То есть дорога до Александровской крепости и Екатеринослава занимала около месяца.

Таким образом, первая партия христиан вышла из Крыма 28 ию­ля 1778 г. (а не 18, как это утверждается в работе [5]), последняя -16 сентября (а не 21 сентября, как в работах [18, 34, 44], не 28 сен­тября, как в [5]). Но духовные лидеры переселения выехали 18 сен­тября. Этот день и считается днем завершения выхода христиан из Крыма. В Александровской крепости и Екатеринославе первые переселенцы оказались в конце августа, а не в середине сентября, как утверждается в работах [18, 44, 53].

Организаторами переселения, как и его подготовки были Потем­кин, Суворов, Игнатий и Константинов. За вывод христиан Суворову были вручены орден Александра Невского, бриллиантовая звезда Екатерины II. Митрополит Игнатий был награжден большими полно­мочиями духовного сана и бриллиантовой звездой императрицы. Не получил вознаграждения лишь Константинов, несмотря даже на хлопоты Суворова. На это повлияло, видимо, резко отрицательное отношение к нему хана, а также отношение к его непродуманным высказываниям со стороны Румянцева.

2.6. Сколько выселилось христиан из Крыма?

По Суворову это количество равно 31098, из них: 18335 греков, 12383 армян, 219 грузин, 161 волох. Кроме того, по Суворову, оста­лись зимовать в Крыму 60 греков, 228 армян. Но Суворов, видимо, в ведомость включил всех христиан, которые должны были выехать. На самом же деле они не все выехали или дорогой вернулись об­ратно и приняли магометанство. Может быть в этом и заключается разгадка того, что южнобережные татары антропологически отли­чаются от других татар Крыма11[11 См. Куфтин Б. А. Южнобережные татары Крыма//Крым.- 1925.-№1.-С.22-31.]. Более того, как уже отмечалось, грузины и армяне выходили и позже. Поэтому принять за истину данные Суворова нельзя.

Все партии выходящих христиан направлялись к Александров­ской крепости, где они проходили регистрацию и ставились на ка­зенное довольствие. По ведомости коменданта Александровской крепости капитана Ланова от 27 декабря 1778 г. через эту крепость прошли 58 партий, последняя партия прибыла 29 октября 1778 г. Во всех партиях было 30690 человек. Из них: 11833 мужчин взрослых и 4043 малолетних, 11012 женщин взрослых, 3802 малолетних. По сравнению сданными Суворова это количество на 408 душ меньше. И такое число христиан не могло погибнуть по пути переселения, который длился для каждой партии около месяца.

Следовательно, в качестве истинного числа вышедших из Кры­ма христиан следует брать данные Ланова - 30690 человек. Кстати, это число достаточно хорошо согласуется и с данными переписи 1779 г. А как в таком случае определить национальный состав про­шедших через Александровскую крепость христиан, если ведомость Ланова такую информацию не содержит? Нам представляется на сегодня наиболее правильным найти процентное соотношение по переписи 1779 г. и его распространить на зарегистрированных в Александровской крепости.

По переписи населения в марте 1779 г. в Азовской губернии про­живало 30233 христианина-выходца из Крыма, из них: 15712 (или 51,97%) греков, 13695 (45,298%) армян, 664 (2,196%) грузина и 162 (0,536%) волоха. Если это процентное соотношение распространить на зарегистрировавшихся в Александровской крепости 30690 хри­стиан, то получим, что среди них было 15950 грека, 13902 армя­нина, 674 грузина, 164 волоха. То есть греков, грузин и волохов, составляющих вместе 54,702%, было 16788 человек.

2.7. Из какого числа населенных пунктов Крыма вышли греки и вообще христиане?

На этот вопрос точно ответить невозможно. Для примерного ответа на этот вопрос необходимо привлекать ведомости Суворова, Игнатия, русские ведомости, содержащие данные руководителей крымских районов (каймаканов), собранные после присоединения Крыма к России, и сводную ведомость А. Л. Бертье-Делагарда [51], где, кроме указанных, приведены данные, собранные на основе ли­тературных источников и свидетельств старожилов. По ведомости Суворова греки вышли из 64 населенных пунктов (5 городов, 59 сел, в т. ч. Балаклавы и Белбека), грузины и волохи отдельно или вместе с армянами вышли еще из 5 сел, только армяне вышли из 5 населенных пунктов (1 город, 4 села), т.е., по Суворову, христиане вышли из 74 населенных пунктов (6 городов, 68 сел). По ведомости митрополита Игнатия греки вышли из 62 населенных пунктов, армяне - из 4 сел. Причем список Игнатия содержит 6 греческих сел, не названных в ведомости Суворова. То есть, если считать, что последние населенные пункты ведомости Игнатия не содержатся в ведомости Суворова под другими названиями, то суммарно ведо­мости Суворова и Игнатия содержат 70 греческих населенных пунктов, 5, где жили грузины, волохи и армяне, 5 чисто армянских. Тогда получится, что по этим ведомостям христиане вышли из 80 населенных пунктов. Кроме того, у Бертье-Делагарда указаны 36 сел по статусу греческих и 4 армянских, в которых во время переселения христиане, может быть, и не жили. Но если даже их добавить к ведомостям Суворова и Игнатия, то получится 120 насе­ленных пунктов. Следовательно, число населенных пунктов - 174, из которых, по В. М. Кабузану [35], вышли христиане, полученное, видимо, на основе ведомостей Суворова и Игнатия, содержит лишнюю сотню. К сожалению, это число принято за истину и другими авторами, например, [53].

2.8. Каково было административное деление Азовской губернии в момент выхода христиан из Крыма и в первые годы их жизни в Приазовье?

Административное деление Новороссийского края на уезды и границы уездов перед выходом христиан из Крыма отличалось большой нестабильностью.

В 1774 г. в связи с новыми приобретениями России по Кючук-Кайнарджийскому мирному договору еще больше расширилась об­ширная территория Новороссийской губернии. Возникла необходи­мость деления губернии. Указом от 14 февраля 1775 г. на части Но­вороссийской губернии была создана Азовская губерния в составе Екатерининской и Бахмутской провинций. В первую входили терри­тории районов Азова и Таганрога, Земля Войска Донского, Новая Днепровская линия, Кинбурн с прилежащими землями между Бугом и Днепром. Вторая состояла из Бахмутского уезда и Славяносер-бии.

После упразднения Запорожской Сечи в состав Азовской губер­нии вошли уезды, созданные на землях Сечи по левому берегу Дне­пра12[ПСЗ, 1830, Т.20. N 14460, с.372.]. К ноябрю 1776 г. в Азовскую губернию входили: Екатерининская и Бахмутская провинции, Новая Днепровская линия, уезды Торский, крепости св.Дмитрия Ростовского, Азовский и Таганрогский, уезды на землях бывшей Запорожской Сечи - Самарский, Лычковский, Консководский, Волководский, Барвенкиностенский, Протовчанский, а также Земля Войска Донского и крепости Керчь и Еникале13[РГАДА, Ф.16, д.588, ч.1, л.44-59.]. Более или менее устойчивое деление губернии на уезды наметилось к началу 1778 г.

В феврале 1778 г. Черткову было направлено указание Потем­кина подготовиться к приему переселенцев из Крыма. Чертков для переселенцев решил создать в междуречий Самары, Орели и Дне­пра новый, Мариенпольский уезд с центром в предполагаемом для строительства г.Мариенполе на реке Солоной при ее впадении в Волчью. Название уезда и города, видимо, Чертков заимствовал из того, что центр греческой епархии в Крыму находился в поселении Марямполь (Марьино, Маирум, Мариам) близ Бахчисарая. К этому моменту на территории Новой Днепровской линии и Консководскго уезда возникли Александровский и Павловский уезды, произошло переименование и перераспределение территории по новым уез­дам. В сентябре 1778 г. Павловский уезд был переименован в Пав-лоградский (на Кальмиусе). К концу 1778 г. в Азовскую губернию входили 9 уездов: Екатеринославский, Царичанский (на месте Орельского и Пратовчанского уездов), Натальинский (на месте Екатерининской провинции), Торский, Бахмутский, Таганрогский, Мариенпольский (междуречие Самары, Орели и Днепра), Павловградский-на-Кальмиусе (на части Консководского уезда), Александровский (на месте Новой Днепровской линии и части Консководского уезда)14[14 РГАДА, д.797, ч.З, л.192-192об.], а также Земля Войска Донского. При этом уезды Царичан­ский, Натальинский, Мариенпольский, Павлоградский-на-Кальмиусе и Александровский уездных городов не имели 15[15 РГАДА, Ф.16, оп.1, ч.6, л.47-64об.].

В сентябре 1779 г. было принято решение о создании Мариу­польского уезда. Но он сразу не был сформирован. Его создание стало реальным после указа по Азовской губернской канцелярии от 24 марта 1780 г. по воплощению положений ордера Потемкина от 29 сентября 1779 г. Мариупольский уезд был создан на частях Павлоградского-на-Кальмиусе и Волководского уездов. Остальная часть Павлоградского-на-Кальмиусе уезда отошла к Александров­скому уезду. Мариенпольский уезд был переименован в Павло­градский, было начато строительство г.Павлограда-на-Солоной. В 1781 г. Натальинский уезд стал называться снова Екатерининской провицией, затем с 1782 г. - Константиноградским уездом. После этого и до 1784 г. в административном делении Азовской губернии существенных изменений не было. В 1784 г. было принято новое деление России на губернии. Новороссийская и Азовская губернии были объединены в Екатеринославское наместничество, называе­мое также Екатеринославской губернией. Оно состояло из 15 уез­дов. Бывшие Мариупольский и Таганрогский уезды были объединены в один - Мариупольский, с администрацией в Токмаке. Теперь Мариупольский уезд был уже не греческим. Но Мариуполь и гре­ческие села управлялись Мариупольским греческим судом, состав­ляя Мариупольский греческий округ, просуществовавший до 1869 г., когда Мариупольский греческий округ был ликвидирован с упразд­нением Греческого суда.

1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница