С. А. Калоеров о переселении греков в приазовье и основании греческих населенных пунктов



страница1/4
Дата07.11.2016
Размер0.74 Mb.
  1   2   3   4
С.А. КАЛОЕРОВ

О ПЕРЕСЕЛЕНИИ ГРЕКОВ В ПРИАЗОВЬЕ И ОСНОВАНИИ ГРЕЧЕСКИХ НАСЕЛЕННЫХ ПУНКТОВ

1. Краткий критический обзор литературы

2. Коротко о переселении греков по документам

  • 2.1. Была ли предварительная просьба христиан о переселении?

  • 2.2. Каковы же были истинные причины переселения христиан из Крыма?

  • 2.3. Когда и кем проводилась подготовка переселения христиан?

  • 2.4. Добровольным или принудительным было переселение христиан?

  • 2.5. Какова по документам хронология выселения христиан из Крыма и кто его организаторы?

  • 2.6. Сколько выселилось христиан из Крыма?

  • 2.7. Из какого числа населенных пунктов Крыма вышли греки и вообще христиане?

  • 2.8. Каково было административное деление Азовской губернии в момент выхода христиан из Крыма и в первые годы их жизни в Приазовье?

  • 2.9. В каких районах Азовской губернии планировалось поселить христиан-выходцев из Крыма?

  • 2.10. В каких районах Азовской губернии были поселены христиане после выхода из Крыма?

  • 2.11. Когда была подготовлена, подписана и вручена Жалованная грамота и каковы основные ее положения?

  • 2.12. Когда была определена территория Мариупольского уезда?

  • 2.13. Где жили христиане с весны 1779 г. до лета 1780 г.?

  • 2.14. Когда и какими методами заселялось Приазовье греками?

  • 2.15. Куда делось местное население Павлоградского-на-Кальмиусе уезда после заселения этой территории греками?

  • 2.16. Каковы были потери христиан и, в частности, греков при переселении?

  • 2.17. Какие функции выполнял Мариупольский греческий суд?

  • 2.18. Заселившись на новых землях, греки продолжали свои традиции.

3. Об основании города Мариуполя и греческих сел

  • 3.1. До сих пор идут жаркие споры по вопросам, кто и когда основал г.Мариуполь.

  • 3.2. Откуда произошло название города Мариуполя?

  • 3.3. Был ли город Павловск или Павлоград-на-Кальмиусе?

  • 3.4. Какие и когда были основаны первые греческие села Приазовья?

  • 3.5. Какие еще населенные пункты основали греки в ХVIII-ХIХвв?

4. Хронологический список литературы

Прошло более двух веков, как греки поселились в Приазовье. Однако до сих пор не только не написана история их жизни в При­азовье, но и остается много спорных вопросов по самому, казалось бы, исследованному из них - переселению из Крыма в Приазовье. До сих пор не утихают споры по различным аспектам переселения. До сих пор нет единого мнения по вопросам: переселение христиан было организовано по их просьбе или нет? Каковы истинные причины переселения, какими методами и когда оно проводилось? Когда греки поселились в Приазовье? Кто и когда основал город Мариуполь? Был ли город Павловск (Павлоград-на-Кальмиусе)? Какие греческие села и где были основаны сразу и какие появились позже на протяжении ХVIII-ХIХ веков?

В данной статье по этим вопросам дан критический обзор лите­ратуры и основанные на архивных материалах краткие ответы. В силу ограниченности объема данной публикации подробный анализ документов в статью не включен.

1. Краткий критический обзор литературы

Первая статья о греческом городе Мариуполе и его уезде была помещена в рукописи неизвестного автора «Описание городов и уездов Азовской губернии» [1], написанной примерно в 1782 г. и опубликованной позже. В ней указывается, что уездный город Ма­риуполь построен в 1780 г. для поселения греков. В городе домов каменных 53, мазанок 20, купцов 144, мещан 213, цеховых 1149. В этом «Описании... приведена информация и о Павлограде-на-Со-лоной («первом Павлограда», по терминологии Гавриила [5]), где планировалось построить город Мариенполь: начат строительством в 1780 г., в нем купца - 2, мещан - 47, других жителей - 70.

Спустя 66 лет после переселения греков в Приазовье, в 1836 г. по требованию Гавриила, архиепископа Херсонского и Таврическо­го, благочинными греческих деревень Мариупольского уезда были собраны подробные сведения о том, как греки, выходцы из Крыма, «путешествовали» в Приазовье, какие крымские деревни соедини­лись в приазовские греческие села, какие священники были в селах, какие иконы и какую церковную утварь перевезли греки из Крыма. Все это составлялось при еще живых свидетелях переселения и представляет большую ценность. К сожалению, рукописный сборник Гавриила, хранившийся в библиотеке Одесского общества истории и древностей, не был опубликован. Однако на его основе в дальнейшем были написаны работы [3-5].

В краткой статье Гавриила [3] впервые, на наш взгляд, доста­точно правдоподобно описаны переселение греков, их трудности при переходе из Крыма в Приазовье. Правда, архиепископ допустил ряд незаслуженно хвалебных отзывов по поводу переселения и в адрес его организаторов, а также некоторые неточности в описании событий. Так, не соответствуют действительности его высказыва­ния, что греки без сожаления оставили Крым, что Екатерина II воз­вела Игнатия в митрополиты Готфейской и Кефайской епархии (тогда как он на этот пост был назначен Константинопольским Пат­риархом в 1771 г.), что места в Мариупольском уезде пустуют из-за того, что греки не очень прилежны к хлебопашеству и скотоводству. Автор также неверно указал количество первых греческих сел Ма­риупольского уезда - 20 вместо 21 (см. п. 3.4). В описании Жалован­ной грамоты Гавриил вместо Мариуполя привел Мариенополь. Го­дом основания Мариуполя Гавриил считает 1779, когда был дан ор­дер Потемкина Черткову от 29 сентября 1779 г., который юриди­чески фиксировал создание Мариупольского уезда и г. Мариуполя. В этом же году 2 октября императрицей была подписана карта Ма­риупольского уезда. Но фактически строительство города и заселе­ние уезда проходили в 1780 г. (см. пп. 2.12; 3.1).

В работах [4; 5] Гавриил снова возвращался к теме переселения греков и их обустройства. В книге [5, с.65] впервые отмечено, что Азовский губернатор В.А.Чертков планировал строить г.Павловск на Кальмиусе. Описано основание Павлограда-на-Солоной («первого Павлограда» по терминологии Гавриила, ныне с. Новопавловки Днепропетровской обл.) переселением в него жителей из устья Кальмиуса и основание Павлограда-на-Волчьей («второго Павло­града» по терминологии Гавриила, ныне г.Павлограда Днепропет­ровской обл.) их повторным переселением туда из Павлограда-на-Солоной, переданного поселенцам-корсиканцам.

В работе [6] Ф. А. Хартахай впервые указал истинные причины переселения христиан: необходимость экономического ослабления Крымского ханства за счет вывода основных трудовых ресурсов ханства. Он считает, что и христианам выгодно было переселение, хотя они противились выходу и долго длились их уговоры. Анало­гичные высказывания содержатся в работах Ф. А. Хартахая [7; 8]. Наиболее точно позиция Ф. А. Хартахая выражена в статье С. А. Серафимова [9]. Вот она: «Здесь (в переселении - С.К.) была выгода для обеих сторон: христианам, униженным под игом рабства до последней крайности, предлагалась свобода; а русское прави­тельство пролагало себе путь к приобретению прекрасного края». В то же время Ф. А. Хартахай допустил ряд неточностей. По Ф. А. Хартахаю, первая партия из Крыма была отправлена 18 (вместо 28) июля, последняя - 28 (вместо 18) сентября.

Статья протоиерея С. А. Серафимова [9] является одной из луч­ших работ, посвященных истории и культуре греков. Она написана выходцем из греков с.Керменчик (ныне Старомлиновка Донецкой обл.). Статья помещена в настоящем сборнике материалов. В ней автор описывает тяжелое положение христиан в Крыму, гонения на их религию и язык, причины переселения, основание 20 сел и г. Ма­риуполя. В статье дана информация о митрополите Игнатии, его краткая биография с ссылкой на воспоминания современников. Описаны обычаи и обряды греков Приазовья, даны сведения о Ма­риупольском духовном и приходском училищах, сельских общест­венных школах грамотности, где чаще всего преподавали духовные лица или приезжие греки-практики из за рубежа.

В. И. Григорович [10], изучая язык и культуру мариупольских греков, резделял их на две народности: на татов, говорящих на своеобразном греческом языке, и базарианов, говорящих на татарском языке (см. п. 2.19). Он составил краткий словарь языка татов. Считал крымских греков массой туземного населения, удерживаю­щей церковную связь с Византией. Со ссылкой на М. Броневского [2], автор привел краткую историю крымских епархий, в т.ч. Готско-Кафской, образованной в 1678 г. слиянием Кафской епархии с Готской. По поводу переселения греков в Приазовье автор правильно отмечает, что «переселение совершилось, невзирая на протест как татар, так и самих христиан».

Епископ Екатеринославской епархии Феодосии [11], исследуя историю епархии, ее духовных правлений и церквей, останавли­вается на многих значительных событиях. Говоря о г.Павловске, он считает, что в устье Кальмиуса Азовский губернатор В. А. Чертков предполагал построить уездный город Павловск, но его планам помешало переселение греков. Пришедшие сюда 26 июля 1780 г. греки-выходцы из Крыма, как отмечает автор, «заняли эту мест­ность» и «основали здесь г.Мариуполь». Автор, конечно, прав по поводу основания города греками. Но допускает ошибку, назначая местом предполагаемого Павловска устье Кальмиуса. Здесь он путает места предполагаемого к строительству города Павловска и слободы Кальмиусской. Ведь и Свято-Николаевская церковь, как отмечает Гавриил [5, с. 123), была в Паланке, а не в Павловске, как думает Феодосии (см. пп. 3.1, 3.3). Во втором выпуске своего труда Феодосии [12] привел весьма ценную главу по истории греческих церквей Мариупольского уезда XVIII века. Эта глава приведена в настоящем сборнике.

А. Петрушевский [13], касаясь переселения христиан, отмечает заинтересованность в этом России, так как, по Румянцеву, основ­ному идейному виновнику переселения, «вывод христиан может по-честься завоеванием знатной провинции». Автор считает переселе­ние насилием.

Появившийся в последней четверти XIX века замечательный краткий обзор Мариупольского уезда И. Э. Александровича [14] можно считать одной из лучших работ о жизни греков в Приазовье. Много информации содержится и о переселении. В данном сборни­ке помещен параграф из этого труда, посвященный заселению края, в первую очередь греками. Некоторые неточности, содержащиеся в работе [14], отмечены в наших комментариях к ней.

Большое число материалов о подготовке и ходе переселения христиан из Крыма в Приазовье содержится в сборниках докумен­тов, опубликованных Н. Дубровиным [15]. Хотя они и содержат неко­торые описки и неточности, но сыграли большую роль в научных исследованиях многих авторов.

Известный этнограф Ф. А. Браун [16], занимаясь историей и этнографией исчезнувшего народа готов, решил изучить этногра­фию мариупольских греков-татарофонов, которых считал прямыми потомками готов. Одако, совершая путешествие по греческим селам Приазовья, он не нашел подтверждения своей гипотезе: «явных следов готской жизни не нашел ни в лексиконе татарского говора, ни в собственных именах, ни в преданиях». Автор описал язык, обы­чаи и обряды, праздники панаиры. Он подчеркнул, что быт и обычаи греков-эллинофонов и греков-татарофонов не отличаются.

Первая фальсификация исторических фактов переселения греков в Приазовье и основания г.Мариуполя была предпринята Г. И. Тимошевским в его статьях [18; 19], помещенных в книге «Мариуполь и ег о окрестности» [17]. Безусловно, эта книга, опубли­кованная в 1892 г., является единственным изданием, охватыва­ющим все стороны жизни греков: историю, этнографию, язык и про­свещение, культуру, промышленность, торговлю и т.д. Книга оформлена в виде сборника статей и ориентирована на обеспечение учебных экскурсий учащихся Мариупольской Александровской муж­ской гимназии соответствующими материалами. Статьи подготов­лены директором гимназии Г. И. Тимошевским, ее преподавателями и инспекторами. Несмотря на значимость книги, она содержит ряд неверных положений, а порой и преднамеренных искажений фактов истории и культуры греков. Это прежде всего содержащийся в статьях Г. И. Тимошевского [18; 19] неквалифицированный анализ истории переселения греков, основания г.Мариуполя, его высказывания о языке, обычаях и обрядах греков.

Г. И. Тимошевский решил написать «свою» историю пересе­ления греков, «ответить» на вопросы основания Мариуполя и греческих сел, разобраться в вопросах антропологии и этнографии греков. Будучи, наверняка, знаком с работами основателя и первого директора Мариупольской Александровской мужской гимназии Ф. А. Хартахая, автор нигде даже не упомянул о позиции послед­него по переселению [6-8], хотя она была в то время наиболее близкой к истине. Не изучив никаких архивных материалов, не прочитав даже Н. Дубровина [15], где даны многочисленные документы о переселении христиан, автор все переиначил на свой лад.

После краткого изложения по М. Броневскому [2] истории христианства в Крыму Г. И. Тимошевский «описывает» пере­селение. По автору, христиане сами обратились к русскому правительству с просьбой о переселении. По голословному заяв­лению Г. И. Тимошевского оказывается, что митрополит Игнатий в 1777 г. даже тайно выезжал в Петербург и вел переговоры с Потемкиным. Такое заявление ничем подтвердить невозможно; оно противоречит и содержанию всех переговоров представителей российской стороны с митрополитом Игнатием. Ведь известно, что, когда в марте 1778 г. императрицей Екатериной II было принято решение о переселении христиан и об этом было сообщено митрополиту, он выразил большие сомнения о возможности переселения. Да и Россия вопрос закрепления Крыма за собой до конца ноября 1777 г. не ставила. И лишь в конце ноября 1777 г. после подавления татарского восстания против Шагин-Гирей-хана П. А Румянцев обратился к Екатерине II с письмом, где выдвинул идею закрепления Крыма за Россией. Но и тогда вопрос пере­селения христиан не ставился.

Еще интереснее звучит у Г. И. Тимошевского заявление: «Русское правительство сочувственно относилось к переселению крым­ских христиан». И это вместо того, чтобы сказать, что русское правительство решило организовать переселение? Ничем не под­тверждаются и многие другие высказывания автора. Так, известно, что подготовка переселения держалась в строгой тайне от хана и от татар. Как свидетельствуют документы, они узнали об этом лишь 17 июля 1778 г., когда представителям царского правительства было вручено известное «Постановление крымских христиан» от 16 июля 1778 г. А у Г. И. Тимошевского: после пасхальной литургии 23 апреля 1778 г. весть о предстоящем переселении христиан быстро разнеслась по всему Крыму, это было неожиданностью и вызвало сопротивление со стороны хана, татар, да и многих христиан. Но уж совсем абсурдным является утверждение Г. И. Тимошевского, что 10 апреля 1778 г. А. В. Суворов дал племяннику митрополита Игнатия аттестат, где указано, что тот во время переселения находился при А. В. Суворове постоянно. Но ведь А. В. Суворов появился в Крыму 27 апреля 1778 г. [20], да и переселение в это время еще не начиналось. Так же абсурдно не подтвержденное никакими документами да и сообщениями других авторов утверждение, что А. В. Суворов вошел в связь с греками, служившими в русской армии, и с их помощью организовал переселение.

В противоречие всем существующим источникам, Г. И. Тимошевский объявляет, что в 1769 году христиан-выходцев было так много, что «для усмирения их на р. Волчьей, Дубровке и Нижней Терсы были посылаемы гусары». Да, такое имело место. Греки не хотели заселяться на землях между реками Солоной и Быком и для того; чтобы их заставить, были направлены два гусарских эскадрона. Но они не были использованы, так как В. А. Чертков и Г. Гарсеванов, затеявшие это дело, не получили от Потемкина разрешения на «усмирение христиан». Но это ведь было вес­ной 1779 г., а не в 1769 г. Чтобы заставить христиан заселиться в Приазовье, гусарские и пикинерные эскадроны были направ­лены и уже использовались весной 1780 г. Но это опять же не в 1769г.

Вопреки всем источникам автор утверждает, что в 1777 г. было массовое переселение греков из Крыма в район Таганрога. По поводу даты окончательного выхода христиан Г. И. Тимошевский объявляет, что выход христиан из Крыма был окончен 21 (вместе 18) сентября. При этом центром поселения он «назначает» Новоселицу, что также не соответствует истине (см. пп. 2.5, 2.10).

Г. И. Тимошевский «высказался» и по антропологии и этно­графии греков. По мнению автора, обычаи, одежду греки переняли у татар; разные обычаи и одежда у греко-татарофонов и греко-эллинофонов говорит о двойном национальном составе. Видимо, автор не был знаком с исследованиями Ф. А. Брауна [16], где даны четкие ответы на эти вопросы. Жаль, что он не мог быть знаком и с более поздними исследованиями выдающегося ученого А: Л. Бертье-Делагарда [23], а также антропологическими иссле­дованиями советских ученых в 60-е годы, которые доказали, что греки-эллинофоны и греки-татарофоны - это один народ (см. п. 2.19).

Еще фантастичнее звучат доводы Тимошевского [19] об основании г.Мариуполя. Вычитав у Феодосия [11] факт о намерении Азов­ского губернатора Черткова заложить уездный город Павловск, Тимошевский «решил» основать этот город в устье Кальмиуса. Поэтому «Черткова громом поразила весть о предоставлении око­личной земли вышедшим из Крыма в Россию на постоянное житель­ство православным грекам». А ведь из документов следует, что Чертков во времена подписания Жалованной грамоты жил в Петер­бурге и о выделении земель под будущий Мариупольский округ знал заранее, по крайней мере до того, как, по Тимошевскому, Роман Кошевский 3 декабря 1779 г. был назначен «соборным прото­иереем». Какой могла быть соборной маленькая походная Свято-Николаевская церковь! К тому же во всей Павловской провинции «церквей, кроме существующих в крепостях Александровской и Петровской, ни одной не было» и поэтому духовное правление Павловской провинции располагалось в Александровской крепости [5, с.65-66]. Да и Свято-Николаевская церковь была не в крепости Павловск, где Чертков хотел основать г.Павловск, а в слободе Каль-миусской. Тогда как Мариуполь основан в устье Кальмиуса, где была слобода Кальмиусская. Поэтому 26 июля греки заняли устье Кальмиуса по специально составленному, городскому плану, а не «окончательно заняли г.Павловск». Не понял Тимошевский и реку Солоную-Калец-Кальчик, что указана в ордере Потемкина, перепу­тав ее с рекой Солоной, притоком Волчьей, где планировался г.Мариенполь, а был потом построен Павлоград-на-Солоной.

Очередная выдумка Тимошевского связана с названием г.Мари­уполя в честь Великой княгини Марии Федоровны.

Ценные сведения по переселению греков и роли Суворова в этом содержатся в работе известного историка А. И. Маркевича [20]. Автор великолепного библиографического указателя «Таuriса» ос­ветил многие малоизвестные страницы переселения. В частности, из [20] можно узнать, что 23 марта Суворов получил распоряжение прибыть в Крым, но лишь 27 апреля он выехал в Бахчисарай; за крымские дела Екатерина наградила Суворова табакеркой со своим портретом, осыпанным бриллиантами, а вскоре - и звездой Алек­сандра Невского. Но в то же время А. И. Маркевич придерживался официальной правительственной версии причин и хода переселе­ния. Вот она: греки боялись мести из-за симпатий к русским во время войны, поэтому-де они изъявили желание переселиться в Россию, «о чем было донесено Прозоровским». Но ведь известно, что все затеял Румянцев, а Прозоровский был единственным пред­ставителем царской власти, который вначале даже был против переселения (см. п. 2.3). По Маркевичу, русское правительство «отнеслось к этому (положению христиан - С.К.) с сочувствием и решило христиан приглашать на поселение в Азовскую или Ново­российскую губернию». Но тут же полное противоречие с отмечен­ным выше - Екатерина предложила «принять все возможные спосо­бы уговорить их, чтобы добровольно согласились (выделено нами - С.К.) перенести домовство свое» в Россию.

Один из авторов, в своё время опубликовавший «Описание...» [1], Я. П. Новицкий в более поздней работе [21] при описании Пав­лограда повторил позиции Феодосия [11] и несколько исказил их. Он отмечает, что в 1777 г. по просьбе Черткова на берега Азовского моря была возвращена Свято-Николаевская церковь, что Чертко­вым было сделано распоряжение о закладке уездого города Пав­ловска; в 1778 г. было построено даже несколько домов. Но автор ошибочно считает, что Павловск планировался в устье Кальмиуса и в Павловск была возвращена указанная выше церковь, что Свято-Николаевская церковь была каменной часовней, тогда как она рас­полагалась в маленькой деревянной хижине (см. [4, с. 124]). Не разобравшись в сути существования отдельно крепости Павловска и слободы Кальмиусской, куда в действительности была возвраще­на Свято-Николаевская походная церковь, автор сетует, что «не суждено было русскому Павловску процветать на берегу моря! По распоряжению Потемкина в 1779 году местность эту заняли выве­денные из Крыма греки и основали (выделено нами - С.К.) г.Мари­уполь, а Павловск перекочевал в Консководские степи», в устье р.Солоной при ее впадении в Волчью, под именем Павлоград, на место планируемого г.Мариенполя. И добавляет, что «Туда же переселилось все население устья Кальмиуса». 19 июля 1784 г. этот Павлоград-на-Солоной был заселен новыми иностранными переселенцами - корсиканцами и переименован в слободу Павловку (ныне Новопавловка Межевского р-на Днепропетровской обл. -С.К.), а Павлоград перекочевал в устье р.Волчьей при ее впадении в Самару, на место слободы Матвеевки (Луганки, ныне г.Павло­града).

По вопросам переселения христиан Г. Писаревский [22] придерживался таких же взглядов, как и А. И. Маркeвич [20].

Фундаментальная работа А. Л. Бертье-Делагарда [23] посвяще­на описанию поселений южного побережья и истории православных и униатских епархий Крыма (Херсонской, Боспорской, Готской, Сугдейской, Фуллской, Кафской). В ней дана карта расположения гре­ческих поселений. На основе изучения географии и расположения епархий автор пришел к выводу об ошибочности взглядов В. И. Гри­горовича о греках-эллинофонах и греках-татарофонах как о двух различных народностях, а также взглядов Ф. А. Брауна о греках-татарофонах как о потомках готов. Автор подчеркивает, что греки-эллинофоны и греки-татарофоны - это одна единая народность. В этой работе впервые опубликованы некоторые материалы, собран­ные архиепископом Гавриилом в греческих селах в 1836 г., указано, из каких сел Крыма вышли жители, основавшие приазовские гречес­кие населенные пункты.

Заметный вклад в изучение диалектов греков-эллинофонов При­азовья внес профессор Ленинградского университета И. И. Соколов Он участвовал в подготовке педагогических кадров, проводил семи­нары учителей школ. На этой основе у него возникла необходи­мость изучения истории народа. Уже первая статья И. И. Соколова [24] поражает глубиной изучения жизни греков в Крыму, привлече­нием редких источников. Во втором произведении [25] автор на основе архивных материалов из книг Н. Дубровина [15] описал выход христиан из Крыма. Мотивы переселения по Соколову - это реали­зация Россией своей политики по восточному вопросу, а крымские греки воспользовались данным им правом и переселились в Рос­сию. Автор указывает, что Россия нуждалась в заселении Новороссийского края, и это было второй причиной переселения; еще в 1762 г. и 1763 г. были изданы два манифеста Екатерины II по засе­лению этого края. И. И. Соколов называет и третью причину пересе­ления - тяжелейшее положение крымских христиан. Хотя Шагин-Гирей-хан проводил прогрессивные преобразования, даже издал указ, уравнивающий в правах греков и армян с татарским населе­нием, но этот указ не выполнялся и даже еще больше усугубил отношение татар к христианам. В книге впервые указано место нахождения прошений Игнатия Святейшему Синоду и Екатерине II, даны краткие истории греческих сел в первый год их существова­ния. К сожалению, эта ценная книга так и не была опубликована: в годы сталинских репрессий издание книги было запрещено, а автор репрессирован.

В книге С. Яли [26] кратко освещены вопросы переселения и жизни греков в царской России. Хотя во многих вопросах автор ис­пользует статьи Г. Тимошевского, но в отличие от последнего жизнь греков в Приазовье описывает более объективно. Достаточно полно в книге описано участие греков в становлении советской власти, а также формирование греческих районов и сельсоветов 20-30-х го­дов XX века, решение вопросов образования и просвещения, подготовки кадров и др.

В годы сталинских репрессий 1937-38 гг. были перечеркнуты не только те маленькие ростки развития греческой духовной и граждан­ской жизни 20-30-х годов, но и то, что оставалось к началу установ­ления советской власти. Была репрессирована почти вся греческая интеллигенция, ликвидированы греческие национальные районы и сельсоветы, закрыты областное греческое издательство, газеты, Мариупольский греческий театр, Мариупольский греческий педтех­никум, греческие школы. В первые годы после Великой Отечествен­ной войны были переименованы г.Мариуполь и многие греческие села. Писать о мариупольских греках стало неактуальным. О греках могла появляться информация только общего характера, в плане общей политики России последней четверти XVIII века. В таком контексте вопросы рассмотрены у Е. И. Дружининой [27; 28] и В. М. Кабузана [34]. Тем не менее и из этих книг можно черпать многое, связанное с переселением греков и их жизнью в Приазовье.

В заключительной части монографии Е. И. Дружининой [27] опи­сано то положение, которое сложилось в отношениях между Россией и Турцией после Кючук-Кайнарджийского мира, т.е перед выво­дом христиан из Крыма, Обоснована необходимость экономическо­го ослабления ханства, как основная причина вывода христиан. Ценную информацию о заселении и развитии Новороссийского края содержит вторая монография того же автора [28], хотя частный вопрос заселения края греками и не рассмотрен.

В фундаментальном исследовании В. М. Кабузана [35] содер­жится достаточно полная информация о заселении и развитии Новороссийского края в течение более столетия, 1719-1858 годов. В нем дан обзор используемых источников, анализ процесса заселе­ния и развития края. Использовано множество архивных и картогра­фических материалов. Особенно ценны ссылки из книги на материа­лы из архивов, которые дают ключи к научным поискам. Многие из этих материалов относятся к грекам Приазовья. Однако по всей объективности описаний автор допустил ряд неточности, которые искажают историю греков. В частности, автор неверно указывает число населенных пунктов (174) Крыма, из которых выселились христиане. Он неверно анализирует и данные по Мариенпольскому и Павлоградскому уездам. Автор считает, что Мариенпольский уезд стал Мариупольским, а Павлоградский и не менял названия. А ведь на самом деле в конце сентября 1779 г. Мариупольский греческий уезд был создан на части бывшего Павлоградского уезда, а Мари­енпольский уезд был переименован в Павлоградский. Поэтому сравнения В. М. Кабузана динамики роста населения этих уездов является неверным. Анализируя перепись 1779 г., автор неверно относит христиан-выходцев из Крыма к Александровскому уезду. А ведь по архивным материалам переписи населения 1779 г. выходцы из Крыма не отнесены к какому-либо уезду. Более того, они и по другим документам в основном жили не в Александровском, а в Царичанском, Натальинском и Тoрcком уездах (см. пп. 2.10; 2.13).

В публикациях послевоенного периода, кроме работ Е. И. Дружининой и В. М. Кабузана, авторы в основном продолжили и развили «концепции» Тимошевского по переселению греков и осно­ванию греческих населенных пунктов. Первое «уточнение» выска­зывания Тимошевского по основанию Мариуполя было предложено М. С. Клименко [29]. Вот оно: «В 1775 г. после упразднения Запо­рожской Сечи была упразднена и крепость Кальмиус. На ее месте губернатор Чертков основал г.Павловск. В 1780 г. (в тексте 1870 г. -С.К.) здесь были поселены выходцы из Крыма, по ходатайству которых город переименован в Мариуполь». Автор даже не назы­вает национальность выходцев из Крыма, по «ходатайству» кото­рых город «переименован». Хотя, в противоположность первому высказыванию он с ссылкой на работу [1] утверждает, что город Мариуполь построен в 1780 г. для поселения греков.

М. С. Клименко со своим соавтором в путеводителе [30] еще четче выразил свои мысли: в 1775 г., после ликвидации Запорож­ской Сечи, Домаху переименовали в г.Павловск, а в 1779 г. - в Ма­риуполь, куда были поселены греки, обратившиеся в 1777 г. с просьбой о переселении в Россию. Сколько ошибок в одном предло­жении! И уже не Кальмиус, а Домаху переименовали в Павловск, а Павловск не в 1780 г. «переименовали» в Мариуполь, а в 1779 г. У авторов почему-то, как и у Тимошевского, с просьбой о переселении греки обратились в 1777 г.

Кроме указанных книг [29; 30], идею существования Павловска с 1775 г. поддержали авторы работ [32, 33]. В работах [31, 36, 39-43, 45, 46] также принимается, что в устье Кальмиуса был г.Павловск, но он построен в 1778 г.

По А. Черногору [34] в устье Кальмиуса 250 лет тому назад было поселение запорожских казаков. Трудно сказать, что истинного в этом произведении, а неточного - почти все. Так, автор считает, что Чертков в 1776 г. (вместо 1777 г.) решил построить город. Не ком­ментируя, построил он город или нет - сразу делает голословное заявление: в 1780 г. город переименовали в Мариуполь. Почему-то у автора переселением руководил Румянцев, а не Суворов или Потемкин; вывод христиан был окончен 21 (вместо 18) сентября. По автору, греки основали город и 22 села, причем, в его список вклю­чены возникшие через десятилетия после заселения Новый Кер-менчик и Волноваха (Бугае). Получается, что вблизи Мариуполя бы­ли населенные пункты Мариам или Марьино, а также Карасу-базар и др., которые в 1811 г. вошли в городскую черту. На самом же деле все это были кварталы Мариуполя, а не отдельные населенные пункты (см. пп. 2.3; 2.5; 3.1; 3.4; 3.5).

С 1976 г. мариупольскими авторами стала усиленно преподно­ситься следующая версия [36]. После ликвидации Запорожской Сечи в 1775 г. в устье Кальмиуса решено было основать новое посе­ление. Для защиты его с моря возрождался разрушенный в 1769 г. татарами сторожевой пост, получивший теперь название слободы Кальмиусской. Летом 1778 г. в полукилометре западнее слободы состоялась закладка г.Павловска. В нем сразу поселились 75 человек, в основном купцы, мещане, ремесленники. В 1780 году значительная часть греков-выходцев из Крыма обосновалась в Пав­ловске, переименованном в 1779 г. в Мариуполь.

Эта версия, принадлежащая, по всей видимости, Р. И. Саенко, была поддержана в работах [36, 38-43] и наиболее полно изложена в брошюре [54]. Она близка к истине, если не совмещать планируе­мый к строительству г.Павловск и слободу Кальмиусскую, что дела­ет автор работы [54]. Из-за такого совмещения приводимые автором данные одни относятся к Павлограду, другие к слободе Кальмиус­ской. При этом, приводя из документов то одни, то другие выдержки, автор сохранял те фразы, которые выгодны были ему для аргумен­тации своей позиции. На самом же деле полные документы говорят несколько о другом. Некоторые из них даны ниже пп. 3.1, 3.3. Отметим некоторые принципиальные неточности, содержащиеся в работе [54].

Павловск, или Павлоград-на-Кальчике планировался и, возмож­но, начал формироваться в конце 1778 г. западнее устья Кальми­уса, на Кальчике, чуть выше устья при его впадении в Кальмиус, а не там, где был основан город Мариуполь, в устье Кальмиуса, где находилась слобода Кальмиусская. Так, известно, что окрестности основанного греками города Мариуполя находились в 300 саженях от крепостной (Павлоградской) стены. При приведении выдержки из рапорта Черткова Суворову от 2 августа 1778 г. автор вместо Каль-чика указывает Кальмиус и не приводит основных положений рапор­та. А о рапорте Черткова Потемкину от 5 августа, из которого яв­ствует, что город Павловск еще не существует, а планируется, автор вообще не упоминает. Почему-то автор умалчивает и то, что 55 домиков, переданных мариупольскому греческому суду, были малороссийскими, и, следовательно, были построены запорожцами в слободе Кальмиусской, что 14 деревянных казенных домиков были построены в первый месяц существования Мариуполя, а не раньше, в Павлограде. Автор работы [54] карту-план 1784 г. выдает за план Павловска, по которому строился город до «заселения» греками. Неверно указано в работе и количество первых греческих сел в Приазовье - 20 вместо 21. Вопреки всем известному факту, неверно дана и дата указа из Азовской губернской канцелярии в армянское и греческое общества о переселении в Приазовье -28 марта вместо 24 марта 1780 г. Автор, видимо, ориентировался на типографскую копию с оригинала документа из архива Греческого суда, выполненную в 1928 г. Но в этой копии, кроме указанной даты, содержится ряд других неточностей по сравнению с текстами, опуб­ликованными многими другими авторами1[1 См.: Зап. Одес. о-ва ист. и древностей.- 1858.- Т.4.- С.359-362; книга [17]; Весь Мариуполь и его уезд.-1910.- С.68-70.].

Новые веяния в литературе по истории мариупольских греков появились в постсоветское время. Они начались с работы И. Г. Джухи [44]. В этой книге в краткой и популярной форме изложены вопросы истории и культуры греков до переселения и в первые годы их жизни в Приазовье. По вопросу переселения автор придержива­ется взглядов Ф. А. Хартахая о том, что основная причина пересе­ления - это необходимость экономического ослабления Крымского ханства. Он правильно отмечает, что в 1777 г. была лишь неболь­шая группа переселившихся греков (в Таганрог). Сравнительно большая информация приводится И. Г. Джухой по этнографии ма­риупольских греков. Для первоначального изучения истории греков указанного периода книга И. Г. Джухи является достаточно хорошим пособием. Но, к сожалению, и здесь имеются отдельные неточнос­ти, которые нужно учесть исследователю, да и любому читателю. Они, видимо, связаны с тем, что автор при изложении некоторых событий придерживался работ Тимошевского [18; 19], а из докумен­тов был знаком лишь с теми, которые опубликовал Н. Дубровин [15]. Архивные же документы для автора остались неизвестными. Вот основные недочеты книги [44].

Автор неверно считает, что идею переселения высказал Прозо­ровский (вместо Румянцева). Прозоровский и Константинов условия переселения с митрополитом обсуждали до 4, а не 18 апреля, так как уже 4 апреля в письмах Румянцеву о них говорят и Константинов, и Прозоровский. Условия христиан по переселению, по сути, были сформулированы до 4 апреля, а не 16 июля. Неверно указано число выехавших в первой партии - 80 греков и 9 грузин, вместо 70 греков и 9 грузин (см. п. 2.5). Христиан 1122 человека выехало 7-го, а не 5-го августа. По автору, 8 сентября выехало более 17,5 тыс. христиан - на самом деле до 30 августа из Крыма выехали 17575 христиан. Вслед за Тимошевским И. Г. Джуха утверждает, что в середине сентября 1778 г. греки добрались до Екатеринославской (правда, у Тимошевского написано правильно -«до теперешней Екатеринославской») губернии. На самом деле, первая группа переселенцев в Екатеринославе уже была 30 августа. Как следует из документа, к 3 сентября через Екатерино-слав прошло 396 человек - первая, вторая и третья партии, выехавшие до 3 августа (см. п. 2.5). И. Г. Джуха неверно участника пересе­ления христиан генерал-майора И. В. Багратиона (см. А. В. Суворов: Письма.- М., 1988, с.511) считает будущим героем Отечественной войны 1812 г., хотя он всего лишь дальний родственник последнего, князя П. И. Багратиона. Наконец, И. Г. Джуха неверно полагает, что Потемкин поменял двум (несуществующим - С.К.) городам наиме­нования - Мариенполю и Павловску.

И в постсоветское время некоторые авторы продолжали утвер­ждать концепцию об основании Мариуполя на месте Павловска. Это работы [45; 46]. В первой из них утверждается, что 26 июля 1780 г. Павловск был переименован в Мариуполь, во второй, являющейся конспектом работы Феодосия [12], - значительная часть греков из Крыма поселилась в г. Павловске, переименовав его в Мариуполь.

Наиболее полное описание переселения и основания первых населенных пунктов содержится в статьях [47-50] автора данной работы, а также в ряде документов, описанных в указателе [51]. В помощью аннотаций документов в последнем указателе также описаны история и статистика переселения.

Одной из последних работ, посвященных переселению христи­ан, являются ведомости А. Л. Бертье-Делагарда [52]. Здесь собрана вся информация о городах и деревнях, из которых вышли греки и армяне по Суворову, Игнатию, данные из русских ведомостей 1783 года и показаний старожилов-переселенцев, а также из книг и мест­ных рассказов. По ведомости А. Л. Бертье-Делагарда всего в Крыму было 118 населенных пунктов, где проживали христиане, из них греческих, а также смешанных греческо-армянских-валахских и гру­зинских 110, только армянских - 8. Из них по ведомости Суворова переселились греки - из 6 городов, 60 сел, только армяне вышли из 1 города и 5 сел. В ведомости Игнатия не все села совпадают с Суворовым, но содержится еще 6 деревень, которых нет у Суво­рова. То есть по суммарной ведомости Суворова и Игнатия греки вышли из 72 населенных пунктов, армяне - из 6.

Вопросу переселения греков в Приазовье посвящена работа Л. Н. Кузьминкова [53]. Живое, эмоциональное изложение автора сопровождается критическим анализом существующих концепций. Много места отведено и вопросам жизни греков в Приазовье. На основе изучения источников автор в ряде случаев правильно отве­тил на поставленные вопросы. Однако, к сожалению, придержива­ясь взглядов авторов то одних, то других работ, Л. Н. Кузьминков допустил ряд неточностей.

Так, автор утверждает, что идея переселения содержится в прошениях Игнатия от 1771 и 1772 гг. Если учесть, что эти про­шения касались подданства, а не переселения, то сразу получим и ошибочность тезиса автора. Неверным является и утверждение о том, что впервые истинные причины переселения указал С. А. Сера­фимов [9] (вместо Ф. А. Хартахая [6]). Неверно указана дата всем известного документа по началу подготовки переселения - рескрип­та Румянцева - 9 мая вместо 9 марта 1778 г. Один раз [53, с.24] ав­тор даже выделяет эту дату жирным шрифтом и снабжает коммен­тарием, что эта дата приводится по Е. И. Дружининой, хотя и у пос­ледней [27, с.328] также указано 9 марта. Неверным является и утверждение Л. Н. Кузьминкова, что пункты «Постановления крым­ских христиан» от 16 июля были быстро согласованы с Петербур­гом. Эти условия христиан по переселению, выдвинутые еще в конце марта 1778 г., конечно, были известны правительству. Но согласования текста постановления от 16 июля не могло быть, так как уже менее, чем через две недели начался вывод христиан, и за такое короткое время не могло быть никакого согласования с Петер­бургом. За число переселенцев в первой партии Л. Н. Кузьминков принял неверное количество (80 греков и 7 грузин), приведенное у И. Г. Джухи; не подтверждается ничем и утверждение автора, что 8 сентября последние христиане покинули деревни. Неверно указано число вышедших из Крыма греков (18359). Нельзя согласиться с утверждениями о потерях греков - 4655, публикуемых, как он утверждает, «впервые». Автор здесь многого не учел. Подробно об этом см. ниже. п. 2.16.

По Л. Н. Кузьминкову, войска не участвовали в выселении, тогда как в отчетах Суворова указываются даже фамилии командиров воинских подразделений, войска которых в выделенных для них районах преуспевали в выселении христиан. Эти фамилии указаны и в итоговой ведомости Суворова. К сожалению, в публикации Н. Дубровина [15] они не приведены. Войска сопровождали христи­анские партии до Перекопа, и поэтому никаких нападений татар на уходящих христиан не было, хотя Л. Н. Кузьминков придерживается совсем другого мнения. Никакой торговли Черткова с Суворовым по переселению, как утверждает Л. Кузьминков, не было, все решалось Потемкиным.

Автор повторяет ошибки В. М. Кабузана о количестве населен­ных пунктов Крыма (174), из которых выселились греки, а также его интерпретации данных переписей населения 1779 г. по грекам-вы­ходцам из Крыма, жившим якобы в Александровском уезде, и нераз­бериху с уездами Мариенпольским и Мариупольским, Павлоградским на Кальмиусе и на Солоной. У Л. Кузьминкова нет определен­ности и с количеством основанных в Приазовье первых греческих населенных пунктов. Их у него то 20, то 21. Кстати, нами напечатан и список [50] этих населенных пунктов с указанием места расположения и численность их населения по переписи 1781 г. Названия 21 населенного пункта указаны и в тезисах нашего (совместного с А. В. Геде) доклада на II международной научной конференции «Украина-Греция» (1995 г.).

Не обосновано утверждение автора, не знакомого с материала­ми переписи населения 1779 г., что информации о Павлограде эта перепись не содержит.

Наконец, список литературы в книге [53] содержит работ под номерами 89 и 101, на которые ссылается автор.

  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница