«Русскiй Мурабитунъ» Шейх Умар Ибрагим Вадильо Возвращение золотого динара



страница1/4
Дата26.10.2016
Размер0.69 Mb.
  1   2   3   4
«Русскiй Мурабитунъ»

Шейх Умар Ибрагим Вадильо

Возвращение золотого динара
Перевод Исмаила Наширбанова





В отношении авторских прав
Согласно Исламскому праву, когда Вы покупаете эту книгу, она принадлежит Вам. Вы можете цитировать, пересказывать, хранить в информационно-поисковой системе, или передать эту книгу, в любой форме или любыми средствами, электронными, механическими, фотокопировальными, магнитными или иными без предварительного разрешения кого-либо.

Вы можете одолжить, перепродать, арендовать, или иначе распространить эту книгу, без чьего-то предшествующего согласия, в том новом формате, в каком Вы захотите. Все остальное является созданием ростовщической монополии, но, тем не менее, Вам не разрешено изменять авторство книги.


Сахль ат-Тустари
Сахль ибн ‘Абдуллах ат-Тустари (род. 173 году Хиджры) был одним из саляфов, которого широко цитировали алимы всех школ. Он дружил с Зуннуном аль-Мисри, который получил сборник хадисов «Муватта» непосредственно от Имама Малика.

Имам аль-Куртуби в своем известном «Тафсире» цитирует его, в комментарии относительно аята: «Повинуйтесь Аллаху и повинуйтесь Посланнику и тем, которые господствуют среди Вас…», – в упорядоченном виде как: «Повинуйтесь Султану относительно семи вещей: чеканки динара и дирхама, устанавливания весов и мер, юридических суждений, Хаджа, Джуму’а, двух ‘Идов и в Джихаде».


Предисловие Шейха ‘Абдулькадыра ас-Суфи
Без сомнений, за этой работой стоит столетие страданий и поражений для мусульман и открывается новая эра могучего и восстановленного Ислама.

Все Исламские проблемы в течение ста лет были представлены в пределах диалектики традиции и современности. Поддерживать традицию означало быть обвиненным в мракобесии, отрицании технологий, и попытке затащить мусульманский мир в «средневековье». Поддерживать современность подразумевало принятие представительного партийного политического собрания, всех технических изобретений, национальных государств и наднациональных учреждений. Проблемы позиционировались как политические, а решения, как копирование Запада. Египетские активисты боролись с Анваром ас-Садатом, сирийцы – с Асадом и так далее. Кашмирец хотел независимости. Так же как это делали в Боснии, Палестине, Алжире. Когда Иран выслал Шаха, он объявил себя республикой, создал правительственное собрание, изменил название тайной полиции, напечатал бумажные деньги, продолжил пытки и послал послов в Организацию Объединенных Наций.

Перечисление бед Исламского сообщества: национализм, установленная перепись фамилий для налогообложения, воинский призыв и слабое правительство. Однако все попытки освободить порабощенных мусульман не только закончились неудачей, но они были встречены циничным отсутствие интереса со стороны мировых СМИ. Израильские солдаты, используя резиновые пули, намерено ослепили на один глаз более чем двести детей в возрасте от шести месяцев и до пятнадцати лет. В больницах закончились стеклянные глаза. Но хуже всего было то, что палестинские мужчины послали своих детей, сражаться за них. Что может быть более позорного нововведения (бидаат), чем это? Однако давайте предположим, что Палестина становится государством, или что Алжир и Чечня получают независимость. Они откроют национальный банк, напечатают валюту, и затем обратятся к одному из супербанков такому как Международный Валютный Фонд и попросят о ссуде. И эту ссуду им предоставят. Помимо нанесения вреда интересам страны, и гарантии, что «свободный рынок» передаст все предметы потребления и землю этих государств зарубежным инвесторам, станет обязательным уничтожение всех Исламских правовых норм, за которые эти народы боролись. Нет никаких политических решений. Нет никакой политической индивидуальности.

На сегодняшний день банковская система руководит международными учреждениями по всему миру. Политической независимостью и социальными преобразованиями управляют категорические императивы валютной манипуляции и фондовых бирж.

Конец порабощению мусульманских масс не требует джихада в традиционном смысле, но требует борьбы, чтобы повиноваться Аллаху, восстановить закят, павший столб Ислама – уполномоченный для сбора налогов, который не является подарком благотворительности – и требует отменить ростовщичество. Указание необходимых методов достижения этой программы это достижение автора этой работы.

Предмет этой важной работы уже вступил в политическую дискуссию мусульман. Этот текст и отчеканенные золотые динары и серебряные дирхамы были представлены его автором д-ру Неджметтину Эрбакану, лидеру партии «Рефах», Национальной Исламской партии Турции. Доктор Эрбакан тогда объявил, что, в случае его избрания золотой динар станет валютой страны. Это было сенсацией. Намного более значимой сенсацией, чем любой фантом террористической деятельности, обычный инструмент СМИ, необходимый для разделения общественности. Возможность золотых монет, заменяющих пагубно надутые бумажные лиры, создали панику. Если какое-нибудь доказательство было необходимо, чтобы наконец реальная проблема была идентифицирована, то страх перед этой идеей светских политических партий безусловно обеспечил это доказательство.

На Исламской Конференции, проводившейся городом Стамбулом и его мэром Тайипом Реджепом Эрдоганом, д-р Эрбакан вызвал меня на трибуну, чтобы поддержать динары, перед горожанами Стамбула. Обширный зал разразился шквалом аплодисментов и скандировал такбиры. Это был исторический момент, который неизбежно приведет к выполнению программы, предложенной в этой книге.

Собственно говоря, эта книга отмечает конец фундаменталистского политического Ислама и открывает путь к тому Исламу, чистый источник которого – Медина, неизменный город. Ибо сей утвержденный город является местом Дина, провозглашенным нашим господином, да благословит его Аллах и да приветствует. Этот путь вернет Умму к ее единству и к власти над самой собой. Читая эту книгу, я слышу, как распахиваются врата Медины…



Шейх Абдулькадыр ас-Суфи, Ахнагайрн (Шотландия)
Введение
Золото возвращается. Много независимых мыслителей со всех континентов призывают к тому, чтобы золото возвратилось и вернуло разумность нашей валюте, и мы должны сделать это, просто вернув людям свободу выбора. Поскольку количество бумажных денег в обращении увеличилось в прошлое десятилетие до размеров гор, достигая значений, которые могут едва коснуться земных дел, где сосуществующие бок о бок, налогообложение, безработица, бедность и преступления увеличились до той же самой степени. Это – система искусственных бумажных денег в руках банкиров и политических деятелей, которые главным образом поспособствовали нашим существующим экономическим бедствиям.

«Банковские учреждения более опасны для нашей свободы, чем армии врагов... Создание денег должно быть удалено от рук банков» (Томас Джефферсон).

Инфляция не может серьезно быть представлена, как простой вопрос национального бухгалтерского учета, как будто этот вопрос лишен любых социальных и моральных последствий. Если мы вынуждены использовать специфическую среду обмена, и в то же самое время эта среда подвергнута постоянной девальвации инфляцией, имеющей различные причины, то нас обманывают. В лучшем случае мы несправедливо облагаемся налогом, а в худшем, нас законно грабят.

Чтобы ценность валюты не могла быть изменена умышленно и была подвержена как можно меньшему колебанию, свобода выбирать золото и серебро должна снова возвратиться в цивилизованный мир. И никакие бумажные деньги не должны существовать кроме той формы, для которой они были первоначально созданы, как частный ограниченный контракт, неспособный приносить проценты и таким образом удаленный от неразборчивого обращения.


Идея кредитных денег
У кредита есть большая функция в обществе, но не так много людей, кажется, предполагает наличие у кредита волшебной власти. Он не может сделать что-то из ничего. Кажется странным, что должна быть какая-либо необходимость в том, чего нет, но часто это представляется нам – бухгалтерским учетом – который скрывает то, что на самом деле происходит – реальными событиями. Таким образом, кредит слишком часто представлялся как философский камень, способный вылечить все экономические проблемы общества. Это была бы прекрасная перспектива, если правительства могли бы заплатить государственный долг, оплатить расходы правительства без налогообложения, и наконец, нажить состояние целого сообщества просто, печатая несколько символов на бумажках. Но производство большого объема денег не сделает людей более богатыми, это только снизит ценность валюты, в, то время как это даст огромное преимущество для тех, кто имеет привилегии в создании дополнительных денег.

Хотя нормальный кредит между людьми – всего лишь передача денег из рук в руки, сегодняшний банковский кредит, наиболее стандартная форма кредита, более сложен, чем эта передача.

В начале людей соблазнили, удобством в сохранении их золота (или других товарных денег) где-нибудь и использовали вместо денег заменители (банкноты или текущие счета) для ежедневных сделок. Затем банки для привлечения прибыли, предоставляют ссуду денежными заменителями, поддерживая свою власть товарными деньгами, хранящимися у них от новых клиентов. В конечном счете, запасы банков покрывают только маленькую фракцию своих долгов. Большинство людей держат заменители денег, которые не могут, в совокупности, быть искупленными.

Банки не предоставляют деньги взаймы, на депозите, поскольку им обычно верят. Каждый кредит или кредит по текущему счету – создание полностью новых денег (кредит), который увеличивает сумму денег в обществе. Ссужая деньги, банк создает кредит. Процент соотношения «наличных денег банка к его кредиту», необходимый для банка, чтобы нормально функционировать, изменяется от 5% до 10%, включая его резервы в других банках, в зависимости от страны. Это означает, что банк может создать кредит «из ничего» до 20 раз больше суммы денег в наличном обороте. Более чем 95% всех денег в обращении сделаны из банковских чеков. Следовательно, не точно, когда говорят, что правительства создают инфляцию, они только регулируют, или пытаются отрегулировать ее, но создание кредита – большинство денег это по сути кредит – эта работа банков.

Люди, которые выступают против банковского дела, говорят, что такой режим является мошенничеством и вызывает неустойчивость и нестабильность во всей экономике. Идея системы частичного резервирования, которая попыталась предотвратить хаос, фактически, гарантирует и узаконивает частными банками, выдачу слишком большого количества денежных суррогатов и депозитов, что вызывает инфляцию. Правительство же видело свое обязательство в предотвращении краха доверия работы банков, так как клиенты пытались снять деньги. За выпуск банкнот и обширные регулирующие полномочия, центральные банки стали подарком для монополий. Требуя, чтобы банки держали запасы против определенной пропорции их депозитов, центральный банк получает полный контроль над денежной массой. Правительства обычно тогда предлагают дальнейшую «защиту», обеспечивая страховку депозита и требуя, чтобы центральные банки действовали как «последние кредиторские инстанции».

Таким образом, бумажные обязательства мы идентифицируем, как наличные деньги – которые сами по себе кредит или не подлежащий погашению вексель, ценность которого установлена правительством. Конечно, не погашаемый простой вексель не может быть кредитом, потому что в этом содержится внутреннее противоречие. Поэтому наши «наличные деньги» рождаются от обмана, основанного на невыполнении контракта правительственных простых векселей. С этого момента инфляция становится обычным элементом экономики, независимо от унаследованного воровства, вовлеченного в систему. Банки правят нашими деньгами за счет свободы личности.

Деньги пойманы в ловушку в пределах банковской системы, то есть деньгам больше некуда идти. Рано или поздно, деньги, поступающие от банковского вклада (депозита), заканчивают свой путь на депозите в другом банке. Благоразумный человек держит свой капитал в банке, чтобы спастись от инфляции и, получая какие-то проценты, предлагаемые банком, для тех, кто держит деньги у них. Все эти небольшие суммы, что были обесценены, в настоящее время объединяются в руках банкира. Банкир, наученный опытом, знает, что часть суммы, скорее всего, будет нужна в течение определенного периода времени, и знает, что, если один вкладчик, требует больше среднего, то другой потребует меньше, есть возможность кредитовать, то есть создавать дополнительные банковские депозиты в объемах намного больших, чем то, что у него имеется в наличности.

Несправедливая система дает огромное преимущество для банков, которые становятся нежелательными управленцами наших денег, обрекая тем самым нас на постоянное воздействие инфляции. Но теперь появился новый призыв требующий положить конец этой системе.


Возвращение к золоту и Исламской наличности
Как мы говорили в начале, современность ставит собой цель восстановление, золота как законного средства обмена. Существует распространенное мнение в США и Европе относительно того что следует приватизировать деньги для восстановления стабильности цен, но это мнение не имеет ничего общего с истиной.

Новый призыв, по восстановлению золота, приведет к устранению национальных Центральных банков. Они хотят мир со многими частными банками, выпускающими банкноты и депозиты, представляющие требования к золоту (скорее, напоминающие  дорожные чеки American Express, которые  представляют собой требования в долларах США). С тех пор не было бы никакой возможности правительству оказывать финансовую помощь банкам, и любой намек на неосторожность, проявленную банком, заставлял бы клиентов переходить к его конкурентам.

Таким образом, банки поддерживают управление валютой. И даже если бы один банк попытался бы безответственно расширить свою банкнотную эмиссию, то система могла бы справиться с этой проблемой. Так как клиенты такого банка тратили бы деньги на товары и услуги, их обязательства, таким образом, были бы переданы другим людям, большинство из которых являлись бы клиентами банков. Эти банки возвратили бы обязательства первому банку и требовали бы выплаты золотом. Первый банк вследствие этого потеряет резервы и будет вынужден сдерживать свои займы. И чтобы поддержать прекрасную рыночную дисциплину, так как возникнет конкуренция, частным банкам будет необходимо обеспечить их валюту с 100%-ми запасами. Другими словами, в то время как сегодня банки обещают выкупить обязательства и депозиты по требованию, они фактически испытывают недостаток в запасах, и не могут обеспечить требования больше чем на какую-то их часть, будучи, таким образом, виновными в «неявном воровстве». Новые правила вынудили бы банки поставлять деньги в идентичном количестве к их золотому запасу, «один к одному». Конкуренция между банками не позволила бы чрезмерно увеличить выпуск обязательств. Общий объем денег в обращении медленно увеличивался бы только при поставке золота с рудников.

Этот новый призыв, понимая правильно природу денег выдающихся банками, все еще игнорирует основную проблему – ростовщические проценты. Крайне важно в этом пункте представить Исламский вердикт, который прольет свет на эти проблемы согласно Исламскому праву. Основы этого решения обрисованы в общих чертах здесь.

В Исламе не могут быть арендованы деньги, или начислены проценты по ссуде. Новый вызов, исходящий из самого исламского права звучит так: «Почему мы вообще нуждаемся в банках?» Устранение этих ростовщических учреждений – наша главная задача в течение следующего столетия. Банки должны быть устранены, и должны быть созданы новые учреждения, чтобы заменить некоторые из банковских услуг, которые являются приемлемыми, как охрана денег от воровства или передача и транспортировка денег из одного места в другое. Новые учреждения не будут расширять свой денежный капитал за счет начисления процентов по возможным ссудам, таким образом, в первую очередь, устраняя желание предоставить деньги в кредит.

Мы сможем предложить решения для нашего мусульманского сообщества и для всего мира, только если ограничение на выдачу денег рассматривается наряду с запретом на денежный процент. Для этого нам не нужны банки. Идея же исламских банков это особенное зло. Они хуже, чем обычные банки, так как они препятствуют мусульманам предложить реальный ответ на их сегодняшние проблемы.

В следующем ниже тексте представляются руководящие принципы для понимания денег, денежных суррогатов и задолженности в соответствии с исламским правом.
Глава 1.

Кредитные заменители денег

Деньги, произведенные от кредита, затрагивают всех. Сделки в кредите, хотя они не требуют наличных денег, увеличивают объем денег и тем самым, влияют на цены.

Все эти заменители существовали, когда золотые и серебряные монеты были главными средствами обмена. Некоторые из них стали настолько влиятельными, что стали использоваться целиком взамен металлических денег. Мы должны понять природу этих заменителей, что позволит нам различить между тем, что хорошо и что плохо для общества, и между тем, что является полезным и справедливым в использовании кредита, и что является, оскорбительным и пагубным.

Каковы они были и каковы эти заменители сейчас, которые не требуют наличных денег?

1). Первая наиболее каноническая форма денежных заменителей – долговые книги или же счета депозитов: давайте предположим, что A и В – два дилера (как называют неправильно кредиторов по профессии), у которых есть сделки друг с другом и как покупатель и как продавец. А покупает у В в кредит, B делает тоже самое относительно A. В конце года сумма долгов А к В сводится против суммы долгов В к A, и это устанавливает на какой стороне баланса должна быть проведена уплата. Эта уплата должна быть меньше суммы операций и это все что оплачивается наличными деньгами, но можно и это не платить если перенести эту оплату в счет следующего года. Один единственный платеж в размере ста фунтов может быть достаточным, чтобы погасить длинные серии сделок, некоторые из них на сумму в тысячи фунтов.

2). Вторая форма – это основные кредитные операции, эта форма, которая может быть отнесена к другому уровню сложности, использует векселя вместо наличных денег. Долги к дилеру В могут быть оплачены без вмешательства денег вообще, даже при том, что там не будет никаких взаимных долгов дилера В к дилеру A. Дилер А может удовлетворить B, передавая ему письменный инструмент, названный векселем, который является, фактически, его обязательством к третьему лицу, С. Это удобная система которая осуществляется посредством передачи долга от кредитора к его должнику и когда он принят этим должником, то есть одобрен его подписью, этот долг превращается в сертификат должника.

Векселя были изначально введены, чтобы защититься от расходов и рисков при транспортировке драгоценных металлов с места на место. Давайте предположим, что в Лондоне имеется десять производителей, которые продают свою номенклатуру десяти лавочникам в Стамбуле, продающих в розницу; в это время в Стамбуле находятся десять изготовителей другого товара, которые продают свой товар десяти лавочникам в Лондоне. Нет необходимости посылать ежегодно лондонским лавочникам золотые монеты за оплату товаров стамбульских лавочников, так же нет необходимости в том, что бы лавочники Лондона отправляли ежегодно много золотых монет в Стамбул. Им было бы необходимо просто передать рассматриваемые деньги, давая взамен письмо, и получить вексель, который подтверждает получение денег, которые курсируют между Лондоном и Стамбулом, отменяя счета долгов посредством писем получателя в двух местах и в Лондоне и в Стамбуле, что удобно для дилеров. Таким образом, они были защищены от расходов и риска при передаче денег. Письма, которыми упорядочивали передачу долга, назвали векселями. Эти векселя являются квитанциями, в соответствии с которыми долг одного человека обменивается на долг другого. И также возможно, что долг, который должен быть в одном месте обменивается на долг, который должен быть в другом.

Векселя стали удобным инструментом платежей и позволяли рассчитываться за долговые обязательства без перевозки на далекие расстояния большого количества драгоценных металлов. В дальнейшем такая форма оплаты получила все большее распространение. Обычно в любой торговле дают кредиты на определенный срок на купленные товары: три месяца, шесть месяцев, год, даже два года, исходя из удобства или особенностей определенных видов торговли. В случае если дилер продал товары, за которые ему нужно заплатить через шесть месяцев, но кто-то хочет получить оплату раньше этого срока, то дилер составляет квитанцию об обязательстве оплаты его долга через шесть месяцев, и дает квитанцию дисконта от банкира или другого ростовщика. Таким образом, он передает квитанцию ему, получая прибыль, за вычетом процента, который успел накопиться с течением времени. Главная функция векселя – служить средством кредитно-расчетных платежей, который позволял одному заемщику получить определенную сумму у другого кредитора.

Удобство в универсальности их использования привело к частому созданию векселей, не основанных как ранее на различных долгах, и в первую очередь не основанных на долгах векселедателя к человеку на которого он был составлен. Их назвали ссудными векселями; и иногда, с оттенком осуждения, фиктивными векселями. Их функция была идентична реальному векселю: A, желая получить 50 фунтов, просит B, принять обязательство или вексель составленный на два месяца, который В, на первый взгляд обязан заплатить; под этим однако подразумевается, что A будет заботиться так же чтобы погасить обязательства самому себе, или обеспечить B средствами платежа этого векселя. А получает реальные деньги по общему для обеих сторон векселю. А выполняет свое обещание заплатить в срок и, следовательно, завершает сделку. Эта услуга, оказанная B для A, рано или поздно будет, вознаграждена, аналогичным принятием векселя от A, растянутым во времени и с дисконтом для удобства Б.

Считалось, что, пока вексель будет представлять фактическую сделку или реальные товары, у существования векселя будет законная цель. Но тень упала, когда весели стали появляться без какой либо реальной сделки или движения товаров, имеющих место быть. При этом приводили аргумент, что кредит, созданный на основе реальной собственности был законен. А кредит, созданный без реального имущественного содержания, не мог существовать. Эта точка зрения все еще отличается по существу от Исламского права, как мы видим, но предлагает общую идею, которая указывала, что есть правильное и неправильное в создании кредита. Вкратце мы должны заметить, что Посланник Аллаха, мир ему и молитва, сказал (как записано в «Муватте» Имама Малика): «Задержка оплаты богатым человеком – несправедливость». Следовательно, мы должны иметь в виду что, хотя кредит существует в Исламском контракте, его использование излишне и противозаконно, даже если у Вас есть ресурсы, чтобы вернуть кредит, избегая его настоящей цели, это дает вам незаслуженное преимущества перед другими.

Важно понять, что вексель, который обесценен и поддерживается дисконтом до конца срока, и не выполняет функцию денег, хотя сам по себе продается и покупается именно за деньги. Однако, когда вексель, выписанный на одного человека, оплачивается другим (или даже тем же самым человеком), то это делается с целью оплаты долга или денежного требования, так как в этом случае при отсутствии векселя требовались бы деньги.

Эти векселя выполняет функции валюты. Это то, для чего часто используют вексель. Они не только прилагаются к валютно-товарному обмену, но и замещают собой реальные деньги во многих других случаях.

Давайте предположим, что фермер, что бы уплатить долг в 50 фунтов своему соседу бакалейщику, дает ему вексель на эту сумму, через своего агента в Лондоне для покупки зерна, проданного в столице; и что бакалейщик передаст вексель, после одобрения, соседнему пекарю, в уплату небольшого долга; и пекарь его отправляет после подтверждения немецкому торговцу, и что немецкий торговец тогда отправляет этот вексель банкиру своей страны, который также подтверждает этот вексель, и отправляет его в дальнейшее обращение. Вексель в этом случае произведет пять платежей, точно, так как будто это был банкнота в 50 фунтов. Множество векселей подобным образом, описанным выше, перемещались между торговцами, и они, очевидно, сформировались «де-факто», часть платежного обращения нации.

3). Третья форма, намного более абстрактная, была формой простого векселя, в которой вместо драгоценных металлов использовался кредитный заем. Долговое обязательство – расписка, по которой человек обязуется выплатить сумму по кредиту. Различие между обычным векселем и долговым обязательством заключается в том, что по обычному векселю не начисляются проценты, в то время как по долговому обязательству проценты начисляются; и сумма по простому векселю должна быть выплачена сразу по предъявлению, а по долговому обязательству спустя определенный промежуток времени.

Однако, долговые обязательства, как это произошло в западном мире, полностью вытеснили собой обычные деньги. Финансовые дилеры захотели осуществлять денежные операции, которые выходят далеко за рамки их собственных средств. Они желали бы сдавать в аренду не только свой капитал, который состоял из средств, фактически предоставленных им для хранения, но еще и воспользоваться средствами других людей, поскольку они считали, что в состоянии благополучно осуществить свои операции. Этот ход был осуществлен очень удобным образом: предоставляя свои долговые расписки, подлежащие к оплате предъявителю, заемщикам, которые готовы были принять их как большую сумму денег, поскольку такой кредит позволял остальным людям принимать их (долговые расписки, векселя) на тех же основаниях для совершения покупок или для иных платежей. Такие долговые расписки выполняют основные функции валюты и делают, по сути, ненужной эквивалентную сумму денег, которая ранее была в обращении. Тем не менее, поскольку долговые расписки подлежат к оплате по требованию, эмитент обязан, под страхом банкротства, иметь при себе гораздо большую сумму денег, чтобы быть в состоянии удовлетворить все требования, которые могут возникнуть в пределах определенного долговыми расписками времени. Благоразумием является то, чтобы человек, выпускающий долговые расписки, не пытался выпустить их больше того объема, который покрывает оставшиеся в обращении средства, которые еще не были предъявлены к оплате. Это было установлено на практике. Однако сегодня в Шотландии можно наблюдать, как частные банки выпускают свои собственные частные обязательства, которые потом используются людьми.

Удобство этого способа «чеканки кредитов», было вскоре обнаружено правительствами государств, и они стали выпускать свои собственные векселя для оплаты своих расходов. Этот ресурс оказался более чем полезен, ведь он позволял брать деньги в долг, не выплачивая проценты, при условии платы по требованию, что, по оценкам держателей векселей, было равнозначно получению денег непосредственно в руки. Затем правительства, которые не были в состоянии сдерживать увеличение дефицита, создали законные, регулируемые общим правом, деньги. Закон платежных средств установил, что все деньги, выданные органом выдачи, имеют силу оплаты любых долгов. Законные, регулируемые общим правом, деньги отменили право, гарантирующее людям свободу выбора, и обязали граждан пользоваться искусственной валютой, которая обладала «юридической ценность», установленной правительством.

4). Четвертая форма создания кредита, выполняющего цели наличных денег, состоит в осуществлении платежей посредством чеков. Обычай хранения в руках банкира свободной наличности, накопленной для непосредственного использования или для непредвиденных расходов и уплаты всех платежей, за исключением самых незначительных, является сегодня наиболее стандартной формой оплаты. Если человек, совершающий оплату чего-либо, и человек, получающей эту плату, держат деньги в том же банке, то оплата совершается без посредничества валюты, простым переносом определенной суммы денег в банковских книгах из кредита того, кто платит, тому, кому платят. Если бы все люди в Лондоне держали свои наличные деньги в одном и том же банке, и осуществляли все свои платежи посредством чеков, то никакие деньги не требовались бы или использовались бы в течение начала и завершения финансовых транзакций в Лондоне. Этот идеальный случай сегодня почти достигнут, так как сегодня все банки, через посредничество клирингового банка, функционируют, как единое учреждение. Это существует в основном в розничных сделках между продавцами и потребителями, а также в выдаче заработной платы, из тех, что до сих пор выдаются наличными деньгами, и только тогда, когда размер заработной платы является незначительным.

Каждый банк посылает в Расчётную палату все полученные в течение дня чеки, выданные другими банками. Там эти чеки обмениваются на их собственные, которые прошли через других банкиров, разница возмещается только деньгами или посредством такого нового явления как краткосрочные ссуды. Таким образом, совершаются все ежедневные деловые сделки Лондонского Сити, некоторые из которых достигают миллиардов фунтов, которые, в свою очередь осуществляются посредством гораздо меньших платежей. Эта процедура гарантирует банкиру, что они могут предоставить деньги в чеках выше того, что они имеют в наличных деньгах их клиентам с гарантией, что не будет никакой наличной нехватки вообще.

Теперь формируя общее представление о способах, в которых кредит стал использоваться вместо денег, мы должны рассмотреть, каким образом использование подобной замены затрагивает ценность предметов потребления, и также мы должны знать кто в такой системе выигрывает и кто проигрывает
Влияние на стоимость

Средняя стоимость предметов потребления определяется стоимостью производства или добычи драгоценных металлов. Один динар или один дирхам будут, в конечном счете, обменены на такое количество любого товара, какое может быть произведено или импортировано по той же самой стоимости. Но с другой стороны, заказ, или простой вексель, или счет к оплате по требованию стоимостью в один динар, если кредит в целости, стоит ни больше ни меньше, чем само золото.

Другая причина колебания – количество денег в обращении. При прочих равных условиях, увеличение количества денег в обращении поднимает цены, уменьшение понижает их. Если в обращение будет брошено больше денег, чем количество, которое может циркулировать за ценность, соответствующую стоимости ее производства, то покупательная сила денег, пока существует избыток, останется ниже стандартной стоимости производства, которое естественно остановит новое производство и будет держать общие цены выше естественной нормы.

Но введение вещей, таких как банкноты, векселя и чеки, которые могут циркулировать как золото или серебро, и выполнят все функции денег, затронет ценность золота и серебра.

Предположим, что в расчете на то, что некоторый товар повысится в цене, торговец решает не только, чтобы ему инвестировать в этот товар всю его наличность, но и поднять стоимость кредита, полученного от производителей или импортеров, на такую сумму, которую, по его мнению, он сможет в итоге получить. Все должны понимать, что, действуя таким образом, он оказывает большее влияние на цену, чем если бы он ограничивал свои покупки деньгами, которые фактически находятся в его собственности. Он порождает спрос на этот пункт в полном объеме своих денег и кредита, вместе взятых, и поднимает цены пропорционально обоих. И этот эффект сказывается, хотя ни один из письменных инструментов, названных заменителями валюты, может не появиться, в то время как сделка может не способствовать появлению ни векселей, ни выпуску даже одной банкноты. Покупатель вместо долговой расписки брал чек или платил за товары банкнотами, которые он взял в свою очередь у банкира. Таким образом, товар покупался не в долг у продавца, а посредством банковского кредита и своего договора с банком. Если бы он поступил таким образом, он оказал бы такое же большое влияние на формирование цены, какое бы оказал обычной покупкой на такую же сумму по кредиту, не больше. Кредит сам по себе – неважно, в какой форме и каким способом он был выдан – является всего лишь финансовой операцией.

Несмотря на то, что кол-во кредитов в банковских книгах уже достигает предельных чисел, однако имеется еще ресурс расширить кредитные средства посредством открытия новых банковских счетов и выпуска денежной массы.

Во-первых, кредитор увеличивает покупательную способность тем, что в дополнение к своим кредитам, он выдает кредит и другим людям, увеличивая суммарную покупательскую способность.

Во-вторых, банковские кредиты (которые с подачи широкой общественности были превращены в банкноты и таким же образом слитки были превращены с деньги для обеспечения мобильности и делимости), имели переоцененную покупательскую способность, поскольку каждый последующий владелец добавлял то, что он надеялся получить от своего кредита.

Сформулируем проблему иначе: одно увеличение кредитной власти в виде долговых книг является основой лишь для одной покупки, но если чек является переходящим, то те же части кредита могут обслужить столько покупок, сколько владельцев чек поменяет за это время.

Пока каждая выпущенная банкнота предоставляет банковский кредит, покупательная способность этой суммы находится в руках всех последующих владельцев. Они могут распоряжаться ею, совершая покупки по своим кредитам без снижения покупательной способности. То есть, при длительном использовании кредита, цены, если покупки осуществляются посредством банкнот, поднимутся гораздо выше, чем при условии осуществления покупок посредством векселей. А также, цены поднимутся гораздо выше при условии использования чеков, нежели посредством долговых книг.

Короче говоря, кредит обладает той же покупательной способностью, как и деньги. Поскольку деньги сказываются на ценах не только пропорционально их количеству, но к количеству, умноженному на количество их последующих владельцев, также как кредит. И кредит, передаваемый из рук в руки, обладает большей покупательской способностью, чем кредит, который только выполняет одну покупку.

У нас теперь есть все элементы, чтобы сделать первое суждение. Чем больше кредит набирает силу, тем больше он представляет опасность для стабильности внутреннего рынка, так как этот кредит является своеобразным налогом на держателей денег (банкнот) и может вызвать искусственный рост цен больше, чем сам кредит обычно создает.

Эта сила кредита возрастает, поскольку она увеличивает его способность к передаче кредита с рук на руки, и это полностью зависит от определения кредита: Чем дальше кредит отдалятся от реальной стоимости, тем более абстрактным и мобильным он становится.

В этом пункте важно помнить основную цель долга, которая обязательство заплатить определенное количество денег в определенное время определенному человеку. Первой чертой, которая отделяет долг от контракта – это его переводимость, как в случае с векселем. В случае с переводным векселем, оплата может быть передана третьему лицу.

Следующий уровень абстракции – когда плата переходит к предъявителю Следующее – когда плата устанавливается не к какой-то конкретной дате, а по требованию, как в случае с долговыми обязательствами. И наконец, когда плата подлежит к оплате предъявителю, по требованию без определения того, что должно быть заплачено, и это – современный неконвертируемый простой вексель.

Чтобы дать разумный ответ, необходимо пересмотреть границы перевода долгов, и для этого у Мусульманского права есть точное определение того, что позволено и что недозволительно. Мы вернемся к этому позже.


Проигравшие
«Постоянный рост цен или, иначе, обесценивание денег не принесет пользы никому, кроме как за счет других людей. Замена бумажных денег на металлические – национальная выгода. Дальнейшее увеличение объема бумажных денег – форменное воровство» (Джон Стюарт Милль).

Возможность выпускать банкноты – свидетельство выгоды их выпускающих, которые, пока банкноты не оплачены, получают возможность пользоваться ими как фактическим капиталом.

Поскольку выпускаемые деньги добавляются к выпущенным ранее и находящимся в руках общества, то все держатели денег проигрывают, так как обесценивается ценность денег. То же самое получает выпускающий эти деньги. Фактически это налог, который наложен на держателей денег, выгоду от которого получает выпускающий денежные знаки. Некоторая выгода также получена производителями и посредниками, которые, посредством увеличения денежной массы обеспечены дешевыми ссудами.

Их выгода, однако, не является дополнительной, но является частью того, что отобрано выпускающим банкноты у всех обладателей денег.


Но, кроме выгоды, которую отбирают выпускающие или же другие при их посредничестве (клиенты) у общества в целом есть и другая несправедливая выгода, получаемая большим классом, а именно теми, кто находится под фиксированными финансовыми обязательствами (как заработная плата).

Все люди, которые находятся под фиксированными финансовыми обязательствами, освобождены посредством обесценивания валюты от части бремени их долгов или других обязательств. Другими словами, часть имущества их кредиторов бесплатно передана им. При поверхностном взгляде может показаться, что это преимущество для промышленности, так как производительные классы большие заемщики и вообще имеют большие долги как перед кредиторами и поставщиками, так и фиксированные обязательства перед рабочим классом, плюс к этому добавляется налогообложение.

Только повышением цен производители и посредники могут добиться получения выгоды, уменьшая давление фиксированных обязательств (перед кредиторами и рабочими).

Если бы неприкосновенность и добросовестность были не важны для мира в целом и промышленности с торговлей в частности, то это (повышение цен) можно было бы расценивать как преимущество.

Общей ошибкой защитников неконвертируемой валюты является то, что они считают, будто увеличение денежной массы способствует ускорению развития промышленности.

Эта идея была предложена Дэвидом Юмом в его «Эссе о деньгах», и получила много преданных последователей после его фразы: «Они говорят, что рост цен, произведенный увеличением бумажных денег, заставит всех производителей сделать все от них зависящее и приведет весь капитал и весь труд в полную занятость; что часто случается в моменты роста цен, если рост был в достаточно больших объемах». Это утверждение основано на ожидании получения большего количества предметов потребления вообще, реального богатства, в обмен на продукт их труда, а не простые листы бумаги. Однако, это ожидание, должно быть неоправданно, в то время как ожидалось, что цены будут расти равномерно, но никто не мог заплатить за товары больше, чем мог сделать это раньше.

Так как цены не будут расти одновременно и внезапно, то появятся те, кто вырвется вперед и будут пожинать их выгоду, будучи первыми покупателями перед повышением цен.

Очевидно, однако, что если есть человек, который таким образом извлекает дополнительную пользу сверх обычного. И есть обязательно некто другой, который извлекает меньшую пользу. Проигравшим оказывается продавец товаров, которые слишком медленно растут в цене. Тот продавец, который, по своим расчетам, продает свои товары покупателям, которые, в свою очередь, успели извлечь выгоду из новых цен. Этот продавец получил для своего товара только определенное количество денег, в то время как уже есть некоторые вещи, которые на деньги больше не будут покупаться в том количестве как прежде.

Если продавец будет в курсе происходящего, то он поднимет цену, но затем у покупателя не будет выгоды, которая, как предполагается, стимулирует производство продавца.

Если, с другой стороны, валюта не может быть увеличена по желанию выше совокупного продукта страны, то общие цены суть предмет пропорционального уменьшения. Это снижение цен не принесет потерь производителю, так как, хотя он и получит меньше прибыли, этой небольшой прибыли хватит для личных и производственных расходов, так же как это было в случае с высокими ценами. По-настоящему разницу ощутят только те, кто выплачивает фиксированные платы (как правило, это работодатели), и это станет бонусом для рабочих, которые получают фиксированную заработную плату.

Следующая группа оставшихся в убытке – иностранные держатели обесценивающейся валюты. Если иностранных торговцев и производителей заманили обменять золото или свой ​​товар по более высокой сумме, чем они ожидали, то тогда такие иностранные торговцы и производители, скрывая банкротство эмитентов, становятся пассивными сторонниками схемы, которая приносит пользу эмитентов за счет всех держателей валюты.

  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница