Русская революция неизбежна



страница3/24
Дата22.04.2016
Размер5.14 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

2.1. Возможности эволюционного развития существующей политической системы исчерпаны.

Определение и рассмотрение эволюционных возможностей России в духовной, политической и экономических сферах должны включать анализ таких возможностей как до сих пор сохранившихся и доставшихся ещё от советского времени, так и вновь появившихся в так называемый демократический период. Необходимо отметить, что до октября 1993 года ещё сохранялись реальные возможности нескольких путей эволюционного развития страны с использованием имевшейся тогда научно-технической базы и социально-экономического потенциала в различных вариантах соотношения атеистических и религиозных моральных ценностей, общественной (государственной) и частной собственности, парламентской и советской систем законодательной и исполнительной власти. Поскольку все они (варианты) относятся к сослагательному историческому наклонению, мы их рассматривать не будем. Для нашего анализа важно установить, что после расстрела Ельциным и его кликой Верховного Совета России в 1993 году и капитуляции верхушки оппозиции в 1996 году в основу государственно-политического развития страны был положен оголтелый либерализм в химерическом сочетании с рудиментами советской общественной морали народной массы и хищнической эксплуатацией приватизированных производительных сил. К настоящему времени данная химера уже более мертва, чем ещё жива. Её эволюционно-терапевтическая реанимация представляется невозможной ни на основе восстановления умирающих остатков советского опыта государственного и национального строительства, ни на основе развития зародышевых остатков наивной демократии девяностых годов.

Советская атеистическая духовность выдохлась. Из неё самой ничего иного, имеющего хоть какую-то возможность нравственного продолжения и развития морального кодекса строителя коммунизма, не вышло. Её место на материалистически-нравственном поле фактически безраздельно заняла идеология обогащения и наживы, катастрофические перспективы которой в России мы рассмотрим позже. Но, подчёркиваю, именно эволюционное возвращение даже к некоторым положительным моральным нормам атеистической духовности в рамках существующей общественно-политической системы и соответствующими её облику средствами массовой информации со всей очевидностью уже неосуществимо. Оно невозможно прежде всего, по родовым, внутренним, имманентным источникам материалистической духовности, которая по определению предусматривает примат материального над идеальным – «материя первична, сознание вторично»; «бытие определяет сознание» и т.д. и т.п. Из чего следует что, моральные ценности человека и общества возникают из процесса и развиваются в процессе материальной жизни и строго соответствуют имеющемуся типу производственных отношений. Если в них отсутствует первородный грех материальной жизни – эксплуатация человека человеком – тогда нравственно-чистые социалистические производственные отношения обязательно будут порождать высокую духовность людей и общества. Если же существует указанная эксплуатация, то безнравственные производственные отношения неизбежно порождают такую же безнравственность человека и общества. Всё это – азбука исторического материализма.

Казалось бы, какое отношение имеют эти мемуарные истматовские рассуждения к возможности эволюционного способа развития российской духовности? - Самое непосредственное. Если условия и факторы материальной жизни решающим образом определяют характер и уровень личной и общественной морали, тогда, следуя этому постулату, без изменения характера производственных отношений с капиталистических на социалистические и ликвидации эксплуатации человека человеком, невозможно получить ни человека, ни общество с высокими нравственными качествами. А если заглянуть в суть вопроса ещё глубже, то для коренного очищения нынешней разнузданной общественной нравственности и перехода в России к высокодуховной системе моральных ценностей, необходимо устранить саму основу эксплуатации человека человеком – частную собственность на приватизированные средства производства государственного, общенационального значения и другие предприятия и даже отрасли стратегической важности. Вопрос: и всё это сделать эволюционным путём? – Мягко говоря, утопия. Эволюционным путём ни капитализм в социализм, ни социализм в капитализм не превращаются: нужна революция. Поэтому гневные причитания атеистов-коммунистов и прочих материалистов, с одной стороны, о недопустимой аморальности сегодняшнего российского образа жизни, а с другой – молчаливый отказ от признания необходимости революции как единственного способа перехода к новому духовному обществу – есть лицемерие, соглашательство и оппортунизм. Вот и не слыхать бедным Старикам-Кибальчишам даже далёкого топота копыт революционной Красной Армии от Охотного ряда…

Есть ли эволюционные политические возможности у оставшихся сторонников той наивной некоммунистической народной демократии, которая чистосердечно приняла Ельцина и которая в начале 90-х выводила на улицы сотни тысяч людей? Надо сказать, что собственно самих идей наивно-народной демократии уже не осталось: они развеялись в октябре 1993 года вместе с дымом танковых выстрелов и горевшего Белого дома. Идея свободы как полномочного и полноценного народного волеизъявления потеряла народную принадлежность, была узурпирована и превратилась в уродливый вариант западного либерализма, или в буквальном переводе на русский – западного свободизма. Именно этот преступно выживший агрессивный вид либер-свободизма развивался и внедрялся под личиной демократии с 1993 по 1999 год, пока его омерзительность не стала настолько вопиющей, что это вынудило правящую верхушку произвести экстренную, но по своей сущности – эволюционную смену облика государственной власти. Народу был предъявлен Путин, и дело сохранения мировой закулисой контроля над Россией, дело более замаскированного, более последовательного переформатирования российского духовного, политического и экономического пространств, в том числе закрепления итогов приватизационного захвата национальных богатств кучкой еврейских олигархов, одним словом – дело загона России в стойло иудейской глобализации было спасено. Надо отдать должное Лондонскому Прохиндею – его выдвиженец превзошёл его самого.

Путин - выдающийся политический мошенник, один из по-чёртовски лучших либеральных политиков в Европе, уже несколько столетий ведущих «мятежевойну» против Бога. Как и все черти и чёртики, он умеет создавать видимость добра, совершая зло, умеет уничтожать мелкое видимое зло, порождая и образуя в место него ещё большее, но невидимое и сразу нераспознаваемое. Путин никогда не чувствовал и не мог чувствовать себя хозяином в России. Его назначили завскладом ОАО «Russia», имущество в котором принадлежало другим или вообще было бесхозным и которое растаскивалось кем-попало через дырки в складских заборах и даже через дверь. Путин упорядочил этот процесс бесконтрольного разграбления, выставив свою охрану и построив свою вертикаль власти. Именно в этом весь смысл выстроенной им политической системы.

2.1 (1) Нынешний Путин играет Путина бывшего суперагента 2000-2008 г.г. Внутренне он вышел из роли, которую разыгрывал в те годы и сейчас заставляет себя «делать это», используя свои мошеннические способности политического лицедея. Ещё раз подчеркнём: Путин – талантливый политический обманщик, улавливающий народные желания и предчувствия, и использующий их в качестве полуфабриката для своих махинаций. Он – мастер создания политических голографических эффектов; он – голографический политик, президент-премьер политической голографии, создающий видимое и слышимое изображение того, чего нет: музыка гимна Советского Союза есть, а ничего советского нет; видимость народного фронта есть, а ни народа, ни фронта нет, и т.д. и т.п. Нужно понимать, что не Путина обманывают, когда перед камерами называют размер зарплат учителей и врачей; это Путин обманывает народ, показывая сфабрикованную картинку в которой ему, якобы, докладывают чиновники. Путин – мастер симуляции, иначе бы эта власть так долго не держалась. Он умело паразитирует на трусости и малодушии росфедератской политической оппозиции и извлекает из её пугливости свою выгоду.

Коррупция, ложь и страх – вот три опоры путинской власти: коррупция для своих, страх для чужих и ложь для всех. При этом если систему политических и экономических преследований ему пришлось выстраивать почти с нуля, то основы коррупционной системы управления государством заложили ещё первые еврейские олигархи. Повторю то, что говорил Ходорковскому, когда сидел с ним в одной камере на «Матросской тишине»: «Разница между Вами и Путиным заключается в том, что Вы считаете, что деньги должны порождать и ставить власть, а Путин – что власть должна порождать и приносить деньги». Народ же, который по писаной Конституции является единственным источником власти, во внимание вообще не принимается. Он не вписывается в коррупционную модель денег, поэтому его место только в системе страха и тотального обмана, в которой права человека только по тексту идентичны натуральным.

Сейчас путинский государственный механизм из последних сил удерживает контроль над страной: коррупционные подсистемы пожирают самих себя; всеохватывающая государственная ложь двух крайних десятилетий становится настолько очевидной, что телевизионных и других мощностей СМИ не хватает для её обманного прикрытия, поэтому в качестве последнего действенного средства контроля над народной массой всё более становится насилие и страх. При этом закрученные гайки всё чаще отлетают, срывая управленческую резьбу, на их место нарезаются новые, но уже поменьше и с резьбой потоньше. Однако эскалация политического и экономического (всё чаще в виде судебно-юридического) насилия не есть следствие какой-то субъективной злой воли Путина, это есть неминуемое последствие объективного развития западной либеральной модели в конкретных российских исторических условиях. Иного в России не могло быть, не может быть и не будет. Путинизм – неизбежная и единственно возможная форма существования в России иудео-либеральной политической системы. Ни в каком ином виде, кроме манипуляции общественным сознанием и карательно-полицейского подавления пробуждающейся народной воли иудо-либеральная идея реализовать себя теперь не в состоянии.

Любая устойчивая государственно-политическая система поддерживает и совершенствует себя посредством обратной связи с народом, осуществляя её в какой-либо установленной форме народного волеизъявления и соответствующего народного представительства: родоплеменной, общегражданской, сословной, партийно-парламентской, советской или иной. В определенном значении устойчивость власти определяется полнотой, качеством и оперативностью сигналов этой обратной связи и адекватного соответствующего политического реагирования. Практически во всех формах народного волеизъявления основным способом обратной связи власти с народом являются выборы и референдумы. В путинской России все выборы, и на всех уровнях, начиная с местных и заканчивая выборами Президента, стали фарсом и фикцией, ибо только сфальсифицированные результаты могут дать пусть ложную, но легитимность этой политической системе. Честные выборы для власти уже невозможны, так как никаких шансов победить у неё нет. Эволюционное совершенствование российской избирательной системы – это совершенствование механизмов политического мошенничества и манипуляции общественным сознанием. Доказывать это нет никакой необходимости, достаточно просто посмотреть на «избранников», которые ныне правят.

Так же безнадёжны попытки улучшить качественный состав представителей государственно-политической системы через якобы независимую судебную ветвь власти. Идти за правдой в суд против чиновников даже опасно: могут посадить самого. Телевизионные спектакли о коррупционных и других скандалах во властных верхах означают не борьбу справедливости против несправедливости, честных чиновников с нечестными, а борьбу одних жуликов-чиновников (жуликов-чекистов; жуликов полицай-милиционеров, жуликов судей и т.д. и т.п.) с такими же, как и они. В области финансово-экономической – это борьба воров и негодяев за право стать ещё большим, ещё более богатым вором и негодяем. В общественно-политических процессах суд стал таким же механизмом политического мошенничества, как избирательные комиссии в ходе выборов. Вывод для западнической либеральной системы в России совершенно безрадостен: политических механизмов эволюционного лечения и продления жизни либеральной государственной химере не осталось.

Поэтому путинизм – есть крайняя форма эволюционного развития либерализма в России. Чтобы продолжать свою существование дальше, он должен и дальше наращивать мощь карательных и других сил и средств подавления народной воли, независимо от того, кто будет стоять во главе государства. Лично Путин был и остаётся политическим спасателем в чрезвычайной либеральной ситуации и верным охранником-сторожем западного проекта в России. Этого не понимают или не хотят принять его некоторые либер-сообщники и внутри России и за рубежом.

Клоны идей наивно-народной демократии начала 90х теперь уже под видом движения «несогласных», якобы поднявшего флаг борьбы против чекистского произвола, пытаются реанимировать для получения политической массы сторонники того же оголтелого либер-свободизма ельцинского разлива, который едва не привел к краху их либеральный проект в самом конце 90х годов. Власть в принципе не против повторной спекуляции на идее народной свободы. Она и сама не против поиграться с ней таким же макаром, но только до тех пор, пока либер-свободисты не выходят за границы общественно-политического поля обитания, предназначенного для «полезных идиотов». Хотя количество русских людей, одураченных либерализмом, в рядах «несогласных» несоизмеримо меньше, чем 20 лет назад, они там всё-таки есть, поэтому в российской политической жизни сейчас более нравственно спорить с такими несогласными, чем соглашаться с согласными.

Позиции зарубежных сторонников иудейской глобализации в отношении России достаточно явно обозначились в ходе недавней, в феврале 2011 года, подготовки и принятия европейскими парламентариями резолюции « О верховенстве закона в России». В первоначальных предложениях речь шла о резком осуждении правоприменительной практики по борьбе с инакомыслием, экстремизмом и терроризмом, о недопустимости грубых нарушений прав человека и даже о введении строгих визовых и экономических (читай – банковских) санкций в отношении целого ряда российских политиков и чиновников. В процессе обсуждения либеральный гевалт стоял как на еврейской свадьбе, опьянение от чувства собственной безграничной нетерпимости к малейшей нетерпимости других дурманило либер-мозги и звало к жёсткой анти-российской резолюции. Но как говорится: «Гуляли – веселились, протрезвели – прослезились». В итоге Европарламент выразил просто свою озабоченность сообщениями о политически мотивированных судах, несправедливых разбирательствах и неспособности расследовать такие серьёзные преступления как убийства, запугивание или другие виды насилия, выдвинув, правда при этом, несколько шаблонных и вялых претензий к разгонам мирных демонстраций, арестам лидеров оппозиции, к законам по борьбе с экстремизмом и новым полномочиям ФСБ. Политическая мягкость резолюции основана на трезвом анализе российской внутриполитической ситуации: современную политическую либеральную систему в России нельзя осуждать за то, на чем она уже единственно держится – на лжи, страхе насилия и коррупции. Для либерального Запада самый плохой путинизм лучше самого хорошего и демократического русского национального государства, не говоря уже о русском национализме, даже «в хорошем смысле этого слова» или хорошем русском социализме. На прагматически умном Западе ясно осознали эту единственную альтернативу медве-путинской химере и с тревогой молчат в тряпочку. Из двух зол выбирают меньшее. Запад будет терпеть эволюцию путинизма до его последних дней.

Оставшиеся эволюционные возможности нынешней государственно-политической системы в России заключаются только в возможностях продолжения тотального обмана народа и эскалации насилия над ним. Имевшиеся в начале 90х годов прогрессивные эволюционные возможности и свойства либерализма исчерпаны.
2.2. Несоответствие темпов политических изменений процессам, объективно происходящим в обществе и государстве.

Революционная ситуация возникает даже при наличии эволюционных возможностей у той или иной государственно-политической системы, но с условием, что темпы осуществляемых властью реформ и других преобразований явно и недопустимо отстают от прогрессивных или регрессивных изменений, объективно происходящих в общественной жизни. Необходимость революционного скачка тем более возрастает, если власть или вообще застыла и не реагирует на поступающие сигналы рассогласования темпов развития (или упадка) общества и государства, или проводит не те преобразования, которые требуются, тем самым только усиливая общественно-политический диссонанс, усугубляя расхождение между обществом и государственно-политической системой и сокращая эволюционные возможности последней во времени. Своевременность, оперативность и другие временные требования к изменениям в системе государственной власти не менее значимы, чем полнота и объективность содержательной части изменений в проводимых реформах.

Завоевание нацией и государством временного превосходства или хотя бы поддержания временного равновесия в глобальном противоборстве осуществляется через поддержание необходимого темпа изменений во всех сферах развития нации и государства. Советский Союз удалось разрушить, используя главным образом, не недостатки содержания советского образа жизни, а недопустимо недостаточный темп изменений советской политической системы, который с начала 60-х годов стал измеряться десятилетиями. Заложенные в СССР огромные эволюционные возможности, в том числе экономические, позволяли осуществить необходимые изменения в производственных отношениях и выйти на более высокие ступени развития советской нации, но при условии осуществления постепенных и вместе с тем коренных изменений в духовной и социально-политических областях. Но время шло, а всё оставалось без перемен, и по мере политического бездействия власти эволюционные возможности истощались или даже исчезали на соответствующих отрезках времени.

Не послужило уроком и неизвестное тогда стране восстание советских моряков на большом противолодочном корабле (БПК) Балтийского флота «Сторожевой» 8 ноября 1975 года под руководством замполита корабля капитана 3 ранга Валерия Саблина. Напомню, поздно вечером БПК внезапно вышел из парадного строя кораблей в Рижском заливе и попытался уйти в Ленинград к стоянке крейсера «Аврора» - провозвестнику Октябрьской революции 1917 года. В эфир понеслось: «Мы обращаемся к Центральному комитету КПСС и Советскому правительству с требованием предоставить слово на Центральном телевидении и радио СССР для разъяснения советскому народу целей и задач нашего политического выступления. Назрела крайняя необходимость открыто поставить ряд вопросов о политическом, социальном и экономическом развитии нашей страны, о будущем нашего народа, требующих коллективного, именно всенародного обсуждения без давления государственных и партийных органов. Мы решились на данное выступление с ясным пониманием ответственности за судьбу Родины, с чувством горячего желания добиться коммунистических отношений в нашем обществе»… Из 165 матросов корабля, действия В.Саблина по восстанию и походу в Ленинград поддержали 164, но из 29 офицеров и мичманов только несколько: остальным было предложено уйти в кусты (в трюм), что они безропотно сделали. Узнав об этом от успевшего сбежать с корабля офицера – нештатного секретаря комитета ВЛКСМ, высшее военно-политическое руководство СССР отдало приказ любым способом остановить мятежный корабль, объявив бомбардировочным авиаполкам и кораблям флота, что новейший БПК «Сторожевой» захвачен изменниками Родины, которые пытаются угнать его в Швецию. Утром 9 ноября БПК был атакован советской авиацией. Умело управляя кораблём, капитан 3 ранга В.Саблин энергичным маневром уклонился от падающих бомб и сорвал первую атаку. Несмотря на имевшиеся возможности, огнём зенитных ракетных комплексов легко сбить все атакующие самолёты, командир восставшего БПК команду на поражение воздушных целей не дал, обозначив себя как «своего» и свои небоевые намерения пуском сигнальных ракет. Но атаки корабля продолжались, и в результате повторного бомбометания было разрушено палубное покрытие, заклинило руль и повредило винты. БПК «Сторожевой» застопорил ход, на корабль высадился морской десант.

В.Саблина отправили в Москву в Лефортовскую тюрьму, моряков «Сторожевого» доставили в Ригу, где начались их допросы сотрудниками КГБ. Несмотря ни на какие меры давления 18 моряков подтвердили своё согласие с политической позицией своего мятежного командира. Матрос Шеин получил 8 лет тюрьмы, остальных впоследствии выпустили на свободу, взяв подписку о неразглашении обстоятельств этих событий. В.Саблин всю вину за случившееся взял на себя, был приговорён к смертной казни « за измену Родине» и расстрелян 3 августа 1976 года. То, что начиналось и задумывалось как революционное восстание, закончилось неудавшимся мятежом.

Казалось бы, такое чрезвычайное политическое происшествие на обычном советском военном корабле должно было заставить высшее партийно-политическое руководство Советского Союза задуматься над причинами его возникновения, но этот факт очевидного проявления, если не накапливающегося народного недовольства, то уже явного неблагополучия внутри советского общества, в политическом плане был властью проигнорирован…

В 2006 году судьба свела меня с неким Ж., внуком А.Пельше бывшего члена Политбюро ЦК КПСС с которым мы обсуждали внутренние причины крушения советского государства и коммунистической партии. Он, будучи тогда студентом МГУ, хорошо помнил разговоры об этом событии в домашнем кругу партийных небожителей, где В.Саблина называли «недалёким авантюристом», дерзнувшим поставить под сомнение «нерушимое единство партии и народа». Однако самой историей крушения Советского Союза доказано, что в 1975 году заместитель командира БПК по политической части капитан 3 ранга В.Саблин видел дальше и глубже, чем политические капитаны корабля под названием СССР в Политбюро ЦК КПСС, которые, невзирая на сигналы опасности, вначале завели и посадили корабль на горбачёвскую мель, а потом просто отдали его на разграбление политическим пиратам в Беловежской пуще. Опасности, таившиеся в бездействии, оказались несопоставимо разрушительнее тех, что всегда есть в переменах.

У СССР, безусловно, были эволюционные возможности даже больше, чем в Китае, где пример строительства китайского, национального социализма стоит укором для старших поколений населения России. Китайские руководители пошли на риск осуществления коренных перемен и выиграли; советские руководители, находившиеся в неизмеримо более выгодных социально экономических условиях, испугались риска перемен и проиграли.

Однако нынешний путинский либерализм боится кардинальных перемен ещё больше, чем бывший партийный социализм. Коренные перемены в советском обществе в 70-е годы с его безграничным эволюционным ресурсом могли грозить только личному благополучию партийно-номенклатурной верхушки, при этом сама советская политическая система, получив новые возможности развития, вместе с основной массой советского народа рванула бы вперёд, дальше и быстрее китайцев. Коренные перемены в путинском либерализме вызовут не только смену политической элиты, но и неизбежную смену самой либерально-политической системы. Брежневский застой – это величественный, но по-стариковски неспешный и довольно унылый трудовой марш народа куда-то вверх в гору. Путинский застой – это бег на месте с высоким подниманием бедра и подола некой показательной политгруппы с флажками, дудками, фейерверками и прочими балаганными штучками при нескончаемой смене декораций; народ же в это время по наклонной катится с горы куда-то вниз. Темп изменений в СССР не соответствовал объективным потребностям ускорения прогрессивного развития по субъективным причинам и мог быть скорректирован по примеру того же Китая. Темп изменений в Росфедерации не соответствует объективным потребностям не только исправления, но даже торможения нарастающих негативных последствий в навязанном народу образе жизни.

Объективно действующий принцип постоянства необходимых изменений при путинизме подменён его симуляцией – только внешне изменчивым постоянством. Более того, ускорение темпов негативных изменений, то есть темпов упадка, неизбежно обнажит истинную сущность проводимой политики, сделает явным то тайное, что тщательно скрывается за поставленными для публики декорациями Закулисья. Безостановочная замена политических симулякров-декораций есть суть российского политического процесса. Как в американских мультфильмах, в политической жизни России, следует непрерывная и назойливая смена видео-политического ряда с таким же коротким временем показа политических картинок в виде различных смехотворных «национальных проектов», надуманных и напыщенных программ, фиктивных планов на безответственные сроки и т.д. и т.п. Общественный мозг искусственно раздражается всевозможными развлекательными и другими информационными сигналами-ловушками для привлечения внимания.

Вот и толчёт Путин пустую либеральную воду в российской политической ступе. Он делает это с видимым удовольствием, с превосходством поглядывая по сторонам: палка быстро снуёт туда-сюда в его сильных и ловких руках. Путин – чемпион мира по политическому онанизму. Медведев же только маленький мальчик, начинающий заниматься этим похотливым делом.

Темпы изменений характеризуются не только его временной частотой, но и структурными параметрами самого темпа, которые включают в себя темповые изменения в политической, экономической и экологической сферах. Политический закон соответствия темпа государственно-политических изменений темпу объективно происходящих в семье, обществе, нации и окружающей среде, обычно относят только к такой зависимости в области социально-экономических явлений, в которой частота и содержание изменений могут быть наблюдаемы даже одним поколением людей на протяжении всего нескольких десятилетий их жизни. Эти «быстрые, или короткие волны» темпов развития человечества имеют достаточно ясно видимые и материально-овеществленные показатели в жизни людей, семей, наций и государств в виде продолжительности и качества жизни, состава и качества семей, валового внутреннего продукта, состояния национальной безопасности и др. Темп изменений в системе моральных ценностей – в основе духовной сферы – измеряется столетиями, а в окружающей человека среде до недавнего времени – геологическими эпохами. Это «медленные, или длинные» волны человеческих цивилизаций. На рубеже 20-21 веков произошло наложение темпов «быстрых» изменений в геополитической и экономической сферах на темп «медленных» изменений в духовной и экономической сферах, которые находятся не столько в осознанной нами, сколько в какой-то сакральной и тайной взаимосвязи.

Основополагающей, исходной сферой, определяющей содержание и направление развития во всех других сферах, является духовная сфера: система моральных ценностей определяет цели, задачи и принципы внутренней и внешней политики государства, которые в свою очередь определяют цели, задачи и принципы деятельности в экономической сфере, включая денежно-финансовую. Таким образом, деньги и денежные отношения являются низшей ступенью в иерархии целей, задач и принципов человеческого бытия. При определённых условиях, деньги могут быть всеобщим эквивалентом труда, но труд никогда не может быть эквивалентом денег, подобно тому, как показания и работа спидометра отображают действительную скорость автомобиля и зависят от неё, но действительная скорость автомобиля не зависят от показаний и работы спидометра. Нынешний финансовый спидометр показывает достижение по-сумасшедшему высокой скорости движения либеральной геоэкономики уже в триллионах долларов, но спидометр явно врёт. Он уже не связан с реальной экономикой, а его показания искусственно формируются мировыми спекулянтами, мировым финансовым интернационалом, сердцевиной которого уже несколько столетий являются еврейские банковские династии. Оторвавшись к концу 20 века от действительной экономики, от человеческих целей и задач политики, от моральных требований, все эти цифры курсов валют, акций, индексов и другие показатели финансовой пирамиды стали цифрами насаждаемой верховной власти Золотого тельца, цифрами либерального «Проекта числа 666». Соответственно, насильственный перенос обслуживающей функции денег на вершину человеческой иерархии, в исходную точку определения целей, задач и принципов самой человеческой жизни есть коренной переворот устройства человеческого бытия на Земле с ног на голову, есть мятеж против Бога. Сюда, в войну против Бога, спрятали, зарыли либеральную собаку с её родовым, системообразующим и размножающимся пороком культа денег. Или человечество само пересечёт этот Глобалистский либеральный «Проект числа 666» или его пересечёт сам Бог. А заодно и нас вместе с этим проектом.

Российская часть этого дьявольского денежного проекта уперлась в два препятствия: в исторические русские моральные границы возможных изменений типа духовности и общемировые экологические границы допустимых изменений самой планеты. Медленные, или длинные волны природных геологических эпох, заменяются какими-то новыми, более короткими периодами экологического состояния окружающего человека природного мира, экосферы Земли. Стало очевидным, что человечество вышло на новый уровень антропогенного воздействия на Земную жизнь. Следовательно, цели и задачи в экономике и политике, в обучении воспитании людей должны в обязательном порядке соответствовать требованиям обеспечения экологической безопасности. Кратко говоря, необходима экологизация системы моральных ценностей, политики и экономики. В самом упрощённом виде экологизация духовной и материальной жизни означает наложение необходимых ограничений на личные потребности человека и его экономическую деятельность. Именно здесь, в финансово-экономической сфере, требование введения ограничений, принципы экологии непримиримо сталкиваются с основными, системообразующим капиталистическим принципом – получения максимальной прибыли. Либерализм и экология принципиально несовместимы, поскольку принцип внефинансовых, внеэкономических, внесудебных ограничений, тем более принцип самоограничений отторгается либеральной системой, как чужеродный.

Конечно, возникает вопрос: а чем тогда объяснить экологически «убитые» города, поселки и целые районы на Урале и в других промышленных зонах бывшего социалистического СССР? – Прежде всего, экологическим невежеством, совокупившемся с руководящей ролью коммунистической партии, непониманием важности этой появившейся проблемы, абсолютизацией роли промышленного роста любой ценой. Но все эти вопросы ещё тогда могли бы быть в определённой степени решены соответствующим «экологическим» Пленумом ЦК КПСС или в ином партийно-правительственном распорядительном порядке. Между социализмом и экологической безопасностью нет принципиальных, антагонистических противоречий. Экологически чистые и уютные города и целые территории в Европе и США сейчас связаны с переносом промышленного производства в Китай, государства Азиатско-Тихоокеанского региона и в другие развивающиеся страны. За экологическую чистоту жизни «золотого миллиарда» расплачивается остальное человечество. Эта тенденция будет только усиливаться в сторону сокращения «золотых человечков» и увеличением числа людей живущих на мировых помойках. В этом разграничении заключена одна из тайных опасностей проводимой глобализации. Проводимое безграничное увеличение объёмов мировой экономики неизбежно вызвало небывалое ускорение темпов негативных изменений в экосфере. Мир и Россия подошли к границам предельно допустимых изменений в окружающей среде. Чтобы получить возможность жить дальше, нужно менять принципы человеческого общежития. Необходимо приведение темпов экологизации политики, как минимум, в соответствие с темпами изменений окружающей среды, а лучше – их опережающее ускорение. Либеральная политическая система на это не способна. Если мы хотим жить – её надо менять.

Как часть западного либерального проекта российская власть подошла к пока ещё скрытому рубежу, за которым этой модели политической системы уже нет места: для неё действительно обозначился «конец истории». И усиливать темпы изменений нельзя, так как чем больше делаешь, тем яснее становится истинная сущность действий и скорее наступит конец, и делать что-то надо, так как перемены, объективно происходящие в русском мире, неуклонно ведут к тому же концу. Иудо-либерализм в России стоит перед построенной им самим стеной будущего еврейского Плача и по обыкновению стучит головой своему Б-г (так жиды-иудеи пишут название своего Б-г (бога-сатаны)), пытаясь найти выход, которого для него нет. Для русского и других коренных народов России выход из этой революционной ситуации, хоть и единственный, но есть – революция!


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница