Руководство к истории, описанию и изображению ручного оружия с древнейших времен до начала XIX века. Москва : Софт-Мастер, 1992. 330 с ил



Скачать 212.41 Kb.
Дата04.05.2016
Размер212.41 Kb.
Винклер, фон, П. Оружие : Руководство к истории, описанию и изображению ручного оружия с древнейших времен до начала XIX века. – Москва : Софт-Мастер, 1992. – 330 с. : ил.

  

Работа П. П. фон Винклера «Оружие» посвящена истории оружия со времени его появления до начала XIX века. Основной материал посвящен индивидуальному оборонительному и наступательному оружию, главным образом холодному, но часть материала относится к метательному оружию, включая огнестрельное.

   Текст печатается по изданию: П. П. фон Винклер. Оружие. Руководство к истории, описанию и изображению ручного оружия с древнейших времен до начала XIX века. С.-Петербург: Типография И. А. Ефрона, 1894.
Русское оружие
Изучая историю русского древнего вооружения, мы различаем в нем три периода, существенно отличающиеся один от другого. Древнейший – нормандский период характеризуется кольчатыми доспе­хами, прямыми мечами, длинными щитами и шлемами. В XIII веке нормандский период сменяется монголо-татарским, который вносит восточное вооружение. Меч сменяется саблей, длинный щит (норманд­ский) заменяется круглым, и появляется масса доспехов и наголовий – чисто восточных. С начала XVII столетия мало-помалу начинает сла­беть восточное влияние, заменяясь западным – начинается западный период в русском вооружении. Но смена эта идет очень медленно и восточное влияние долго еще остается сильным, а некоторые предметы этого вооружения остаются у нас навсегда.
I. Доспех
По свидетельству арабского писателя X века Ибн Даста, у славян князья имели предохранительное вооружение, состоящее, между про­чим, из драгоценных кольчуг. В княжение Святослава кольчатый доспех и шлем, как наголовье, входят уже в большое употребление, это мы узнаем из рассказов современника и очевидца боевых схваток этого князя – дьякона Калойского Льва. Доспехи эти заимствованы были у норманнов, что подтверждают и найденные шлемы этого времени.

Кольчатых тельных доспехов в это время различалось два: панцирь и кольчуга.



Пансирем или панцирем был доспех в виде рубахи, длиною до колен и выше, с короткими или длинными рукавами с разрезами у шеи для продевания головы и у подола или подбора для удобнейшего сидения на лошади. Края подбора назывались подзором; панцири дела­лись из весьма мелких, плотно сплетенных железных колец, а иногда серебряных; у богатых людей он иногда покрывался бархатом. Он мог быть с воротником (ожерельем), плотно застегивающимся на шее запонами, или без воротника. На груди, спине и подоле впоследствии иногда помещали круглые металлические бляхи или мишени.

Кольчуга или колчюга – доспех, подобный панцирю, но кольца ее крупные, а потому и плетение реже.

С начала XIII столетия с появлением и завоеванием татар последние вносят нам и свои доспехи. Шлем заменяется мисюркой, ерихонкой, шишаком или колпаком, а на кольчуге начинают закреплять металли­ческие доски, переходя таким образом к типу восточных доспехов. Та­ким образом явились байданы, бабхтерцы, калантари и куяки.



Байдана от арабского бадан – короткий кольчатый доспех – подобный кольчуге, но кольца плоские. Если этот доспех был длиною до колен и ниже и притом с длинными рукавами, то собственно и назывался байданой, если же он был короче, то полубайданой.

Бахтерец или бехтерец – от монгольского бектер – панцирь или кольчуга, на груди и спине которых, а иногда и боках, было по несколько рядов мелких пластин или досок из железа, меди, часто с серебряной или золотой насечкой.

Калантарь – доспех без рукавов из двух половин, передней и задней, застегивавшихся или завязывавшихся на обоих плечах и бо­ках. Каждую половину от шеи до пояса составляли ряды крупных ме­таллических досок, скрепленных между собою железными кольцами; у пояса прикреплялась кольчужная или панцирная сеть – подол – до колен. Спинные доски калантаря делались тоньше и меньше грудных.

Юшман или юмшан – панцирь или кольчуга с крупными досками подобно калантарю, но расположенными вертикально и часто украшен­ными насечкой. Он имел полный разрез от шеи до подола и надевался в рукава как кафтан, застегиваясь застежками или кюрками и петлями.

Куяк – доспех также с металлическими досками, но обык­новенно круглой формы и не скрепленными между собою кольцами, а прикрепленными к сукну или бархату; иногда поверх доспеха надева­лась бархатная или суконная покрышка, поверх мелких досок на спине и груди иногда было по большой доске почти во всю грудь или спину. Эти доски назывались щитами. Куяк несколько напоминал западно-европейскую бригантину. У китайцев употреблялись почти подобные нашим куяки.

Бедные ратники вместо доспеха носили тегиляй, короткое платье с высоким стоячим воротником и короткими рукавами. Он обыкновенно делался из сукна или толстой бумажной материи и подбивался пенькой или ватой, в которые часто помещали обрывки кольчатой или панцирной сети, а также небольшие обломки железа. Необходимую принадлеж­ность доспеха составляли:



Бармица1 – оплечье, походившее на отложное ожерелье, оно делалось или из сплошного железа, или из нескольких скрепленных между собою кольцами частей.

Зарукавья – металлические пластины, набранные на тесь­ме, сукне или бархате, и употреблялись при доспехах с длинными рука­вами. Они застегивались ремнями с пряжками. Нижняя часть зарукавья называлась запястьем, а верхняя – чашкою.

Наручи – металлические выгнутые доски, закрывавшие руку от кисти до локтя и стягивавшиеся застежками. Верхняя часть у кисти руки называлась запястьем, а нижняя, более длинная – локот­ником; иногда последний был такой длины, что заходил за локоть. В этом случае наручи назывались с локтями.

Рукавицы – делавшиеся из кожи, покрывались с наружной стороны металлической сетью или бляхами.

Наколенники – несколько соединенных между собою ме­таллических пластин, закрепленных на шарнире.

Поножи, бурулыки или бутырлыки служили для защиты ног. Они бывали трех видов: 1 – из трех широких досок, соединявшихся металлическими кольцами таким образом, что бутурлык обхватывал всю ногу от пятки до колена; 2 – из одной широкой доски и из двух узких, такой бутурлык защищал лишь наружную сторону ноги, внутренняя же, обращенная к седлу, оставалась открытой, и 3 – бутурлык состоял только из одной выгнутой доски. К ноге он прикреплялся ремнями и застежка­ми.

К XVII столетию западное влияние заметно сказывается на нашем вооружении появлением сплошных доспехов – зерцала, лат и кириса, хотя, должно заметить, носившихся лишь знатными и богатыми лица­ми, а также и царственными особами.



Зерцало состояло из ряда досок, скрепленных со внутрен­ней стороны ремнями или пряжками, а в редких случаях соединенных кольцами (тогда внизу имелся панцирный подол). Соединяясь между собою, доски образовывали переднюю или грудную половину доспеха и заднюю (также иногда называвшихся досками), соединявшихся ремня­ми на боках и плечах. Каждую половину составляли: средняя доска или круг, боковые дощечки, верхняя (над кругом) или ожерелье и обруч – часть, охватывающая шею. У передней половины были еще парамки – плечевые скрепления, а у задней – наплечки.

Латы состоят из двух досок (кирас): нагрудной или груди и задней или спины; на плечах и боках были застежки, крюки или петли. Кроме этого, на талии доски стягивались ремнем или поясом. Латы употребля­лись довольно редко.

В описаниях сохранились указания еще на один доспех – кирис – сплошной западно-европейский доспех, он, если и употреблялся, то лишь в редких единичных случаях.

Воинские наголовья в старой Руси были довольно разнообразны: древнейшие, сохранившиеся доныне, относятся к XIII веку – это шеломы великих князей Георгия и Ярослава Всеволодовичей. По своему виду и материалу наголовья различались: шеломы или шоломы, колпаки, ши­шаки, мисюры или мисюрки и шапки: железные, медные и бумажные. В смотровых книгах упоминаются иногда и «труские шапки», но что это было за наголовье – неизвестно. В общежитии очень часто шлемами называют всякое древнее металлическое наголовье независимо от того, к какому типу оно принадлежит.

Шоломом или шеломом (слово шлем не было в старину употреби­тельным) называли невысокую железную шапку (тулью) конусообраз­ной формы с железными же ушами или наушками, завязывающимися под подбородком. Шелом мог быть иногда и без ушей. Для защиты лица от поперечных ударов меча или сабли шлем имел железную полосу, нос, проходивший через отверстие, сделанное в казырке или полке шелома и опускавшийся и поднимавшийся с помощью шурупца. Нижний край тульи называли вен­цом, а верхний вершьем. Такую фор­му имеет шелом, найденный в 1818 году во Владимирской губернии, близ реки Колокши, и принадлежав­ший великому князю Ярославу (Феодору) Всеволодовичу. Шелом этот булатный, оложенный чеканными серебряными золочеными бляхами. На вершье вычеканены образа: Спа­сителя, великомученика Георгия, Василия Великого и Феодора. Спе­реди изображен архангел Михаил с чеканною надписью вокруг: «Вели­кий архистратиже Господень Михаи­ле помози рабу своему Феодору».

Иногда вместо носа шелом имел железную личину – маску, закрывавшую верхнюю часть лица. Но такие шеломы встречаются гораздо реже. Личина обыкновенно была неподвижная, хотя иногда она прикреплялась к венцу с помощью шар­ниров и таким образом могла подыматься вверх.



Колпак состоял из околыша или венца и из остроконечной тульи или навершья, вверху которой металлическое украшение – репье или яблоч­ко. Часть наголовья между навершьем и венцом называлась подвершьем. Колпак не имел носа, почему лицо оставалось совершенно открытым. Затылок, щеки и уши, и плечи защищены были кольчужной сеткой, застегивавшейся на груди или у горла одною, двумя или тремя запонами. Такая сетка называлась бармицей, а края ее под­зорами.

Шишак отличался от шелома и колпака длинным шпилем или ши­шом, которым оканчивалось навершье. Шишак чаще всего носился с бармицей, которая не только покрывала затылок, щеки, уши и плечи, как в колпаке, но и лицо, заменяя таким образом личину. В бармице, покрывавшей лицо, для глаз делались отверстия. Часто к шишу прикрепляется еловец (или яловец) – кусок красной ткани в виде флю­гера. Иногда кусок этот был кожаным (красной юфти).

Мисюрами (мисюрками) или шапками мисюрскими назывались же­лезные шапки с бармицей, подобною бармице у колпаков и шишаков, а иногда и с наушками (наушами). Такое название наголовья происходит от арабского слова «миср» или «мисраим» – Египет, что доказывает араб­ское или египетское происхождение наголовья. Мисюрки были двух родов: прилбицы и наплешники.

Прилбица имела тулью, доходившую до лба. Нижняя часть прилбицы называлась венцом, а верхняя – черепом, оканчивавшимся иногда репь­ем. Наплешники состояли лишь из одного плоского черепа, к которому прикреплялись уши и бармица.

Ерихонка или шапка ерихонская, иначе шапка юргенская, т.е. гру­зинская, имеет вид монгольского шишака. Это высокое наголовье состояло из венца и навершья с репьем. К венцу прикреплялись уши, затылок и полка, сквозь последнюю проходил нос с шурупцом. Ери­хонка была наголовьем воевод, князей и государей, а потому часто украшалась серебряною и золотою насечкою, жемчугом и дорогими камнями. Подобную форму имеет шлем великого князя Александра Невского. Он роскошной работы, украшен драгоценными камнями, крестами и коронами. Последнее дает повод думать, что наго­ловье это принадлежало кому-нибудь из грузинских царей.

Шапка медяная своею формою во всем подобна ерихонке, но делалась из меди.

Шапка бумажная делалась из сукна, шелковых или бумажных тка­ней, стеганых обыкновенно на вате, реже на пуху. В подкладку иногда помещали куски от панцирей или кольчуг. Шапка имела железный нос со шурупцом.

Шапка железная была самым простым и дешевым наголовьем и но­силась лишь бедными пешими ратниками. Это была высокая шапка из листового или кованого железа, без носа, затылка и бармицы. Иногда она имела околыш или полку, но чаще этого не было.

Все воинские наголовья делались с толстой наглухо прикрепленной подкладкой, или под них надевали толстые стеганые шапки. Иногда, впрочем крайне редко, колпак или шишак надевался поверх шелома.

Писатель X века Лев, диакон калойский, свидетельствует, что в его время щиты у руссов были длинные до самых ног и они ими прикрыва­лись наподобие стены; отступая, руссы закидывали их на спины. Вероятно, щиты эти были подобны норман­дским. Татарское нашест­вие, внеся с собою восточное вооружение, сменило эти шиты круг­лыми, остававшимися в обращении до конца XVII века. Они дела­лись из железа, булата, стали, дерева, камыша и кожи. Деревянные щиты были в наибольшем употреблении и оклеивались или обтягивались иногда бархатом, шитым шелком и золотом. В наружной стороне щита различа­лись: венец – крайняя часть близ ок­ружности, навершье – или середина и кайма – промежуток между ними. Навершье имело выпуклое украше­ние, называвшееся яблоком, маковкою или просто навершьем; в этом случае середина щита называлась подвершьем. Окружность щита оторачивалась золотым или серебряным галуном и бахромою из шелка или серебряных и золотых нитей. Поверхность щита часто покрывалась драгоценными камнями и жемчужинами. На простых щитах украшения только наводились золотом, серебром или финифтью. Наи­более любимым был красный цвет, и червленые щиты встречаются уже в «Слове о полку Игореве». Железные щиты были обыкновенно черные.

Внутренняя сторона имела подкладку бархатную, атласную, сукон­ную, а иногда даже тафтяную и кумачную, прикрепленную серебряны­ми и золочеными гвоздями, шляпки которых, оставаясь на наружной стороне щита, служили для ее украшения. По середине внутренней стороны помещалась подушка, к которой прикреплялись привязки, т.е. шелковые и нитяные шнуры (столбцы) или тесьма с кольцами и пряж­кою. Они служили для удержания щита на руке.

Крайне редко при обороне крепостей и городов употреблялся щит другого вида, называвшийся торч, от арабского турс – щит. Он был круглой формы, но навершье состояло из металлической руки со шпагою; в эту руку входила левая рука воина, а самый торч привязы­вался к туловищу ремнями или шнурами. Щит этот был очень тяжел.


II. Холодное (белое) оружие
По свидетельству арабского писателя X века Ибн-Даста, славяне в его
время были вооружены щитами, мечами, дротиками и копьями. Другой
арабский писатель Ибн-Фодлан передает, что «руссы роста высокого и
стройны, как пальма; у каждого топор, большой нож и меч; они никогда не
ходят без оружия. Мечи их широки и работы франкской...».

Таким образом, старейшим русским оружием были: меч, нож, копье и


секира или топор.

Меч состоял из широкой, с двух сторон острой полосы, т.е.
клинка, и из крыжа или рукояти, части которого назывались: яблоко, черен
и огниво (поперечное железко или дужки крыжа). Каждая плоская сторона полосы называлась голомень или голомя, а острия – лезвиями. Одно из
последних иногда делалось с зубцами, как у пилы, почему мечи и разделялись на гладкие и зубчатые. На голоменях для украшения почти всегда делали одну широкую или не­сколько узких желобчатых выемок; первая называлась долом, а вторые – доликами. Меч вкладывался в ножны, обложенные кожей, сафьяном и бархатом, иногда же они были железные с серебряными или золотыми разводами, т.е. украшениями или насечкой, которая употреблялась и на голомях. Металлическая оправа у верхней части ножен, под крыжем, называлась устьем, а противоположная ей, внизу, наконечником. Клинки мечей делались иногда из булата, но большей частью были стальные или железные. С помощью двух колец, помещенных у устья ножен, меч привешивался или к поясу, или, что встречалось весьма редко, к перевязи, надетой через правое плечо. Пояса делались из тесь­мы и ремней с металлической оправой или без оправы и застегивались спереди крюком с петлей или пряжей (т.е. пряжкой). Ибн-Даста рас­сказывает, что у славян существовал обычай – класть перед новорожденным ребенком обнаженный меч, как бы указывая этим, что он должен мечом приобрести себе славу и богатство.

Ножи разделялись на поясные, подсайдашные и засапожные. Пояс­ные были короткие, с двумя лезвиями и зацеплялись за пояс крюком, приделанным к устью ножен с нижней стороны. Подсайдашные, т.е. носившиеся при саадаке – общее название полного вооружения луком, стрелами и другими относившимися сюда предметами – были длиннее и шире поясных и с одним лезвием, к концу несколько выгнутым. Они привешивались к поясу с левой стороны около того места, где висел налуч от лука. Засапожные ножи или засапожники втыкались за голенище правого сапога и имели кривой клинок, называв­шийся у ножей не полосой, а шляком. Подсайдашные или засапожные ножи имели иногда темляк, т.е. шелковую или ременную тесьму с кистью и ворворкою у соединения тесьмы с кистью. Ножи часто упот­реблялись при единоборствах. Так, в Ипатьевском списке видим, что в 1022 году при единоборстве касожского князя Редеди с тмутараканским – Мстиславом последний «вынем нож, удари и в гортань ножем, и ту бысть зарезан Редедя».

Копья делались из булата, стали и железа; плоские, трех- или четырехгранные, они насаживались на длинное деревянное древко, ратовище, тупой конец которого имел железную или медную оковку, называвшуюся подтоком. Собственно копье состояло из острия или пера и трубки или тулеи. У большей части копий при соединении пера и тулеи находилось шарообразное украшение или яблоко.

Секира или боевой топор состояла из клинка в виде полумесяца (железка), острого с выпуклой стороны. На стороне, противоположной лез­вию – обух, – иногда находился крюк, служивший пехотинцам для стаскивания всадников с лошади.

С эпохи татарского погрома употребление меча начинает мало-пома­лу вытесняться саблей.

Сабля – всеобщее оружие с XIII века – делалась, как и меч, из булата, стали и железа и состояла из полосы и крыжа. Составные части последнего были: огниво, черен и набалдашник, в который сквозь небольшое отверстие продевался темляк. При обнажении оружия он обыкновенно надевался или наматывался на правую руку и таким образом не позволял выронить саблю. Для придания удару большей силы, полоса делалась вниз с расширением или елманью2 и имела на плоских своих сторонах или голоменах дол или долики. Острая сторона сабли называлась лезвием, а тупая – тыльем. Ножны, нередко украшен­ные драгоценными камнями, имели металлические: устье, наконечник, накладки или мишени, обхваты или обоймицы с кольцами для привеши­вания сабли к поясу. Пояса застегивались, как и у мечей, и, по большей части, имели четыре конца: два собственно для застегивания пояса и два для налуча и колчана. Металлические оправы на концах назывались наконечниками, а металлические накладки или бляхи на тех местах пояса, где к нему прикреплялись помочи (ремни, задетые за кольца сабли, имели название наузольников). Кроме того, на поясах находилось по несколько запряжников. Было в обычае украшать пояса разными металлическими накладками и привесками, которые назывались звенцами и бряцалъцами.

В сказании о Куликовской битве впервые упоминается о кончарах, несколько ранее которых появились и тесаки.



Кончар, кончер или кончал – длинный прямой меч с очень узким, трех- или четырехгранным клинком или полосой, стороны которой на­зывались голоменями, а края – гранями. Части крыжа были: яблоко, черен и огниво, вместо которого иногда был круг (нынешние чашки эфеса). Металлическая оправа ножен состояла из устья, обоймиц или бряцар и наконечника с шариком или яблочком внизу. Кончар приве­шивался с правой стороны или к поясу, или к седлу. Назначение его было колоть противника сквозь кольчатый доспех.

Тесак походил на меч, и все его части имели те же названия, что и у последнего; различие же между ними было только в том, что вместо двух тесак имел одно лезвие; противоположная сторона полосы называлась, как у сабель, тыльем.

От татар заимствован был и кинжал или длинный трехгран­ный кривой клинок, вогнутая сторона которого называлась тыльем, а боковая – голоменями. Рукоять его состояла из черена и небольшого набалдашника с кольцом или скобою для темляка. Кинжал вкладывался в ножны по самый темляк, а к поясу привешивался с левой стороны поцепками, состоявшими из шнура и ремня, прикрепленного концами к верхним обоймицам ножен.

Не ранее XIII века летописи упоминают о рогатинах, а два века спустя и об ослопах. Ослоп или палица – это было не что иное, как грубая деревянная дубина, один конец которой, предназначавшийся для удара, часто утыкался большими железными гвоздями острием наружу или оковывался железом. Ослопом вооружались беднейшие пешие ратники.

Рогатина (рогтичя) – было оружие подобное копью, но с широким, плоским и на обе стороны острым пером, которое у этого рода оружия называлось собственно рогатиной. Под рогатиной находилось яблоко, а под ним тулея, насаженная на древко или искепище. Чтобы ратнику легче было держать оружие, к искепищу приделывались по два и по три металлических сучка, а у богатых людей оно обматывалось золотым или серебряным галуном, шелковой тесьмой, ремнями и т.п.

Видоизменение рогатины представляла совна (совня), имевшая кривую полосу с одним лезвием в виде ножа, насаженную на длинное древко.

Как совна представляла разновидность рогатины, так и бердыш или большой топор был видоизменением секиры. Железко его такой же формы, как и последней, было иногда огромной длины (известны образцы, имевшие его в 7 футов). Оно насаживалось на древко или топорище, имевшее на ниж­нем конце железную оковку или вток. Бердыши делались различного рода и употреблялись только пешими. Впоследствии они стали характерным оружием стрельцов.

Конными воинами вместо бердыша употреблялся корот­кий топор, почти подобный современному рабо­чему топору. На последний по­ходит и топорок или 6алта, часто укра­шавшийся серебряной и золо­той насечкой. Он утверждался на деревянном топорище, иног­да оклеенном сукном, атласом или бархатом с металлическим наконечником. Задняя плоская часть топорка называлась обушком (у бердышей и топоров это был обух).

Во всеобщем употреблении был и кистень – короткая палка, с одного конца которой прикреплялась цепь или ремень с привешенной металли­ческой тяжестью (шаром, гирей и т.п.), а с другого – петля для надевания его на руку. Кистень носился сзади, за поясом или кушаком.

Кроме оружия, употреблявшегося в бою, существовало и почетное (образовавшееся из постепенно облегчавшегося ударного оружия), к которому относятся: булавы, шестоперы, буздыханы, брусы и чеканы.

Из этого оружия старейшим является булава, известная в значении символа власти еще древнему Новгороду, во время его независимости, хотя очень возможно, что в это время она имела другое название, так как термин «булава» восточного происхождения и появляется в актах не ранее XVI века. С этого же времени начинает упоминаться и остальное почетное оружие. Булава служила символом власти и состояла из короткой рукояти с главой в виде яблока или шара. Она делалась из различного материала. Иногда яблоко было усеяно остриями, и такая булава называлась буздыханом. Если же глава была не шаровидная, а призматическая, то оружие называлось брусом.

Перначом или пернатом называлось видоизменение булавы, когда глава последней состояла из поставленных ребром щитков или перьев. Рукоять пернача, или черен, имела металлический наконечник. Если перьев было шесть, то оружие называлось шестопером. Но иногда это название давали и при большем числе перьев. Так, в описании ратного доспеха царя Бориса Федоровича (1589 г.) упоминается «шесто­пер, топорище железное о сми перех».

Чеканом или клевцом называлось оружие, а вместе и знак начальнического достоинства, состоявшее из металлического молота, заостренно­го с обуха, насаженного на топорище с наконечником. Иногда чеканы делались со скрытым, вывинчивающимся кинжалом.

Лица, имевшие право на употребление чекана, шестопера, пернача или булавы, брали их с собой в походы, вкладывая наконечником вниз, в петлю, прикрепленную к пуговке – небольшому вырезку из толстой кожи, привешивавшемуся с правой стороны седла. Пуговка обшивалась сафьяном, бархатом и украшалась золотым и серебряным шитьем.

К почетному оружию принадлежат и большие посольские топоры из булата и стали с серебряной и золотой насечкой, насажен­ные на топорище. В верхней части последнего находилось яблоко глухое или прорезное, на нижней – наконечник, а между яблоком и наконечни­ком – обоймицы. Эти топоры назывались посольскими, потому что упот­реблялись рындами при аудиенциях послами.

Рукояти (топорища и черены) почетного оружия обыкновенно укра­шались золотыми, серебряными, а иногда и медными поясками и труб­ками, покрытыми часто золотой насечкой.

В XVII столетии появляются еще четыре вида холодного оружия: палаш, шпага, алебарда и протазан. Последние два составляли почетное оружие.

Палаш или полаш походил на меч, только был почти вдвое длиннее.

Части его имели те же названия, что и у меча, только верхушка крыжа называлась набалдашником, а не яблоком. Для защиты руки имелись медные дужки, а полоса была иногда с елманью. Палаш привешивался к поясу или седлу с левой стороны. Он всегда носился с темляком.



Шпага представляет видоизменение палаша; она имеет одинаковые с ним части, но клинок ее гораздо уже, что и составляет главное отличие. Рукоять ее обыкновенно была с железными дужками.

Протазан впервые появляется у драбантов или телохранителей Лжедимитрия, от которых он перешел к жильцам, как назывались лучшие выборные люди из городовых дворян, присылавшиеся на Москву на известные сроки для несения воинской службы. Протазаном назывался род длинного широкого копья, насаженного на длинное древко, имевшее одну или несколько кистей. Копье обыкновенно покрывалось прорезны­ми украшениями, бывало вызолочено, украшено гербами, каменьями и вообще имело богатую отделку. Протазаны драбантов Лжедимитрия имели золотые царские гербы и золотые и серебряные кисти. Древки их были обтянуты красным бархатом, обвиты серебряной проволокой и околочены позолоченными гвоздями.

Алебарда также впервые появляется у телохранителей Лжедимит­рия. Он представляет род топора различной формы, оканчивающегося копьем и насаженного на длинное древко; она часто украша­лась чеканкой, позолотой и т.п. Протазан и алебарда в несколько изме­ненной форме продержались в нашем вооружении до начала XIX века.

В старину любили отличаться роскошью вооружения, у государей и у знатных бояр оно часто бывало великолепно и, сообразно богатству украшений, делилось на наряды. Так, например, бывали: сабля большо­го наряда (или первого наряда), сабля второго наряда, чекан пятого наряда и т.д.

Чехлы на оружие назывались чемоданами и делались из бархата, тафты, сукна и сафьяна с золотыми и серебряными галунами и шитьем.
III. Метательное и огнестрельное оружие
Метательное оружие состояло: из луков, со стрелами с принадлежностями составляя саадак, самострелы, джиды и джериды.

Лук и стрелы были известны еще с древнейших времен. Луки были деревянные или роговые. Все дерево лука называлось кибит; каждая половина ее рог – нижняя сторона которого называлась подзор; у оконечностей рогов были верхние и нижние накладки; первые назывались мадяны, вторые – кости. Через последние проходила тети­ва.

Стрелы были разных сортов и наименований. На одном конце стрела имела острие или железко, а на другом вырезку (ушко) и перье. По материалу они различались: тростниковые, камышовые, березовые, яб­лочные, кипарисовые и другие. Известно три рода стрел: кайдалики с плоским железком, томары – без железка, с раздвоенным или тупым концом; они служили на промысловых охотах на пушных зверей; северги – обыкновенные стрелы с узким железком.

Принадлежностью лука были налуч или лубье – чехол на лук и колчан или тул – для стрел. Все это снаряжение вместе образовывало саадак или сагадак.

Налуч с луком носились на левой, а колчан со стрелами – на правой стороне, пристегивая их или к особому, или к сабельному поясу.

Бывали колчаны гораздо большего размера, нежели обыкновенные, с карманом на лицевой стороне, для помещения плети, кистеня и т.п. Налуч и колчан делались из кожи или из сафьяна; у богатых снаружи обтягивались атласом, бархатом, парчой и украшались шитьем и ка­меньями. На походе, когда не было опасности, для сбережения стрел от влияния сырости и от беспрестанного их между собой трения на весь колчан надевался сверху кожаный или иной чехол с круглым верхом или кругом. Чехол этот завязывался внизу колчана и назывался тохтуй; последние иногда делались из атласа с серебряным и золотым шитьем и с украшениями из жемчуга и каменьев. В домашнем быту богатые саадаки с принадлежащими к ним тохтуями сохранялись под покрывалами или покровцами, которые также бывали высокой цены.

Самострелы служили для бросания больших стрел, что встречалось чаще, иногда и мелких камней и состояли из деревянного приклада или сохи и из такого же ложа или полосы с железным или стальным прибором, подобным лучной кибити, и с тетивой из толстой веревки или из сплетенных воловьих жил. Тетива натягивалась и спу­скалась с помощью особого спуска, устроенного у сохи. Иногда у само­стрелов делались украшения из разноцветной шерсти. Самострелы употреблялись почти исключительно при оборонах городов и крепостей.

Джеридом или сулицей называлось короткое копье или дротик. Три или более сулиц вкладывались в небольшой колчан с отдельными гнез­дами. Такой колчан с сулицами назывался джидом. Послед­ний носился на поясе с левой стороны. Иногда имелось еще гнездо для помещения ножа или тесака.

Первые известия об употреблении у нас огнестрельного оружия относятся к концу XIV столетия, а именно к 1382 г., ко времени осады Москвы Тохтамышем, когда при приступе Кремля осажденные стреляли из самострелов, порохов, тюфяков и пушек (туфяк по-турецки – ружье). Для ручного огнестрельного оружия существовало общее название пи­щалей, хотя так назывались и артиллерийские орудия. Ручные пищали или ручницы носились за спиною ратника, почему они назывались завесными в отличие от затинных, принадлежащих артиллерии. Ручни­цы назывались иногда самопалами3. Существовали еще недомерки или короткие пищали, винтовальные, – вероятно, нарезные, тройные – о трех стволах, перевертные двойные – то есть двухствольные и другие.



Ручница или ручная пищаль состояла из железного ствола, который с помощью шурупцов или обоймиц прикреплялся к деревянному станку (ложу) с прикладом. Отверстие, через которое насыпали порох (зелие), называлось устьем, а часть ствола, прилегаю­щая к устью, называлась дулом; часть, противоположная дулу, – казна, а средняя часть ствола была – срединою. У первых пищалей огонь сооб­щался пороху через отверстие в казне (запал), с помощью огнива с фитилем, приводившимся в движение спуском. По мере совершенство­вания огнестрельного оружия в Западной Европе появились пищали, у которых замки были с коловоротом или колесом (Randchloss); позже в употребление вошли замки, состоявшие из доски, курка, полки, на ко­торую насыпался порох, и огнива, о которое ударялся вставленный в курок двигатель.

Станок выделывался из разного, иногда очень ценного дерева и украшался серебром, инкрустацией из перламутра и слоновой кости.

В конце XVI или начале XVII века в употребление вошли карабины и пистоли или пистолеты. В это же время явились и ручницы и пистоли с топорками4.

В XVII столетии встречаются еще и мушкеты, отличавшиеся от фитильной ручницы только длиною ствола, большим калибром и употреблением при стрельбе подсошки, на которую опиралось дуло оружия.

Вооруженные огнестрельным оружием носили через левое плечо ре­мень или берендейку с привешенными к ней зарядцами с кровельцами (крышками), выдолбленными из дерева и оклеенными ко­жей. У берендейки привешивались: сумка фитильная, сумка пулечная и рог для пороха или в замене его натруска; иногда фитиль наматывался на ремень берендейки.

Рога и натруски были деревянные, металлические и роговые или костяные. Натруски делались крайне разнообразной формы.



На пищали, карабины или пистоли делались из кожи или сукна чехлы или ольстры, украшавшиеся галуном или вышитым узором.


1 Этим термином называется также кольчужная сетка, крепившаяся к шлему или мисюрке.

2 Клинок с елманью был характерен для турецкого оружия XVI–XVIII вв. В России были популярны турецкие сабли во второй половине XVI – начале XVII вв. В дальнейшем они вытесняются саблями иранского типа с узким клинком без елмани.

3 Термин «самопал» употреблялся в России с конца XVI в. по отношению к ружьям, имевшим колесный или кремневый замок. Этим названием подчеркивалось их отличие от фитильных ружей, которые не могли «сами палить», поскольку для выстрела был необходим горящий фитиль.

4 Комбинированное холодно-огнестрельное оружие. Существовало в основном как парадное оружие и не имело широкого распространения.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница