Роллин армур современное состояние ислама и запада



Скачать 283.45 Kb.
Дата09.05.2016
Размер283.45 Kb.

РОЛЛИН АРМУР

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ИСЛАМА И ЗАПАДА

Из кн.: Роллин Армур. Ислам и христианство: непростая история. М., 2004.

То, что раньше представлялось явлением, все более отходящим на задний план в жизни мусульманского общества, в семидесятых годах вновь стало выступать - часто трагично - в роли резонирующей социополитической реальности. Возрождение ислама в мусульманской политике, которое отражает возрастающее влияние этого вероучения на личную и общественную жизнь, может распространиться со временем на значительную часть мусульманского мира и уже сейчас оказывает заметное воздействие на позицию, занимаемую Западом в мировой политике.

Джон Эспозито

Наблюдая «конец прогрессивной эпохи», ознаменованной господством западных идеологий, мы вступаем в новую эру в которой умножившиеся, поражающие своим разнообразием цивилизации будут взаимодействовать, состязаться, сосуществовать и приноравливаться друг к другу.

Сэмюэл Хантингтон

Мы [то есть Бог] ... сделали вас народами и племенами, чтобы вы знали друг друга.

Коран 49:13

Взгляд западного мира на взаимоотношения с исламом резко изменился 11 сентября 2001 года, когда подверглись нападению Нью-Йорк и Вашингтон, округ Колумбия. Финансовые рынки Америки стало лихорадить, передвижения по стране резко сократилось, были приняты дополнительные меры безопасности, тысячи семей погрузились в безутешное горе и печаль. Нацию ввергла в состоянии шока небольшая группа террористов, прибегнувших к не слишком хитрому приему: купив в кассе билеты, они сели в обычные авиалайнеры, имея при себе только то «оружие», которое если и могло быть применено, то исключительно как средство самозащиты. Но затем, захватив самолеты и направив их на заранее намеченные цели, они осуществили свой дьявольский замысел.



Терроризм является глубоко трагическим и привлекающим к себе исключительно большое внимание направлением действий, исходящих с мусульманских территорий. Вместе с тем он представляет собой лишь одно из нескольких соперничающих течений в общественной, политической и религиозной жизни исламского мира. Самым значительным из наблюдаемых в настоящее время процессов можно назвать возрождение ислама как религиозной и политической силы во всем исламском мире. Противовесом так называемой «исламизации» служит активизация Запада в мусульманских странах, но, несмотря на привнесение им новой, передовой технологии и научных достижений, для традиционных мусульман главным является все же другое: половая распущенность, материализм и секуляризация как подлинные атрибуты западного мира. Третье, после терроризма и исламизации, течение выступает в поддержку популярной у мусульманских народов идеи о широком участии населения в управлении государством, но оно тем самым вступает в конфликт с еще одним течением, отстаивающим авторитаризм. Терроризм и четыре последних течения, представляющих соответственно такие явления, как исламизация, вестернизация, демократизация и авторитаризм, отражают в общих чертах ту борьбу, которая ведется в мусульманском обществе с тех пор, как мусульманские страны пятьдесят лет назад сбросили иго колониализма и начали входить в мир современных национальных государств. Этот переход дается мусульманам нелегко, и в основе всех потрясений, выпадающих на их долю, лежат неопределенность и неустойчивость, которую приносят с собой перемены.

Возрождающийся ислам


Самое значительное из названных выше явлений - возрождение ислама. Пятьдесят лет назад мало кто из исследователей этой религии мог предсказать возрождение веры и благочестия, наблюдаемое сейчас у мусульман. Когда в середине XX века мусульмане освободились от колониального правления европейских держав, первое, с чем столкнулись их страны, - это с бедностью, ограниченными ресурсами и чуть ли не поголовной неграмотностью населения. Ощущая отчаянность своего положения, они в то же время видели, что в другом, западном мире совершенно иная картина: стремительными темпами развиваются наука и техника, богатство непрерывно растет. Мусульмане обнаружили, что они живут в XX веке, в мире с особыми, новыми для них требованиями, а они не были к этому готовы. В значительной мере все это верно и для нынешней ситуации. И все же, несмотря ни на что, мусульмане как бы заново открывают для себя ислам. Гордясь наследием предков, они обращаются к традициям и установкам этого вероучения и при этом стараются приспособить их к новым реалиям жизни.

Основы исламизации


Идею исламизации можно проиллюстрировать воззрениями двух мусульманских теоретиков XX века, Хасана ал-Бан-ны (1906-1949) и Маулана Маудуди (1903-1979), - Первый был из Египта, а второй - из Индии. Они считают ислам третьим путем развития общества, призванным сменить капитализм и марксизм. Капитализм и западную демократию они отвергают, поскольку считают, что отделение церкви от государства на Западе лишило секуляризованное общество религиозного и нравственного руководства. Марксизм же отвергнуть было еще проще: он не подходит из-за атеизма. Верной альтернативой, говорят они, является ислам, поскольку он полностью сочетает закон и религию, общество, духовность и нравственность. В то время как многие мусульманские лидеры обвиняют Запад в создании проблем для ислама, ал-Банна и Маудуди называют основной проблемой ислама то, что мусульмане не верны своей традиции. И, соответственно, оба они призывают к возрождению ислама.

Их призыв был услышан, и в итоге в значительной части мусульманского мира стала восстанавливаться ослабленная было вера в ценности и путь ислама. Однако мусульманским лидерам, следующим заповедям упомянутых выше ученых, приходится сталкиваться на каждом шагу с бесчисленным множеством проблем и ломать голову, пытаясь найти ответ на такие, к примеру, вопросы: какую форму ислама распространять - умеренную или строгую? И привлекать ли к участию в этом народ, или можно просто обойтись поддержкой со стороны властей? Египет, Королевство Марокко и Иорданское Хашимитское Королевство выбрали умеренный ислам, а Ливия и Саудовская Аравия - более строгий. Последняя страна придерживается также единовластия, в то время как другие страны - Марокко, Иордания и даже Иран - включают в свои политические процессы демократические составляющие.



Примеры возрождения ислама

Первым признаком мусульманского возрождения стал удачный ход полковника Муамара аль-Каддафи в 1969 году, когда был свергнуть король Ливии Идрис I. Каддафи объявил, что Ливия станет мусульманским государством и будет управляться согласно мусульманскому закону - шариату. Каддафи правил Ливией в значительной степени авторитарно, вначале - более строго, затем - чуть мягче, но, в любом случае, его авторитарный подход стал для других образцом для подражания.

Акция Каддафи, несмотря на всю ее значимость, ни на Западе, ни среди мусульман не вызвала такого резонанса, как свержение иранского шаха Мухаммада Реза Пахлави в 1979 году. Иранскую революцию, вызванную негодованием иранского народа на деспотизм шаха, поддержали и довели до конца Аятолла Хомейни и его мусульманские сторонники, сразу же восстановившие в Иране былую роль ислама в управлении страной. Соратники Хомейни изгнали шаха, ворвались в здание Посольства США в Иране, взяли его сотрудников в заложники и продержали их в плену 444 дня. Любого, кто попытался бы выступить против них, подвергали аресту или предавали смертной казни. Революция вернула страну к строгим законам шариата. Женщины стали носить головные покрывала и ходить в длинных платьях с длинными рукавами. Банки западного типа были заменены учреждениями, действовавшими в соответствии с предписаниями ислама. Принятые на Западе развлечения запретили. Жизнь стала строиться на принципах классического ислама. Управленческая структура снизу доверху приняла резко выраженный авторитарный характер, и тем не менее новое государство получило наименование «Исламская Республика Иран», поскольку политическая система, установившаяся в этой стране, предусматривала, пусть и для проформы, как проявление демократии, всенародное участие в парламентских и президентских выборах. Верховной властью обладали улемы (и1ата) - священнослужители, толкователи мусульманских законов, - что было новой формой разделения властей.

События в Иране еще более укрепили веру многих мусульман в ислам и преисполнили их чувством гордости за это вероучение. Запад с его крестовыми походами и колониализмом был выставлен вон, и ислам снова стал править своей территорией. Мусульманские писатели, политические лидеры и вообще все те, кто вечно был на публике, вели себя уже по-иному, не так, как раньше. Намерения других стран модернизировать ислам были отсрочены или отвергнуты, и вскоре стало модным превозносить величие ислама и противопоставлять его «падшему» Западу, погрязшему в грехах, таких как безбожие, материализм, утрата семейных ценностей и свободный секс.


Принятие шариата


Движение исламизации выступало за отход от мирских аспектов вестернизации и признание исламского закона нормой общественной жизни. В Саудовской Аравии, например, Коран наделили функциями конституции, а шариат официально возведен в ранг правовой системы. Но требование соблюдать мусульманский закон вызывает протесты у немусульманского населения. В Судане принятие шариата обострило давние разногласия между севером и югом и привело к гражданской войне, которая длится уже пять лет. Южане, в основном христиане или последователи традиционных африканских верований, выступили против введения законов, которым они сказали «нет». Из-за соперничества лидеров севера и юга война явно затянулась, а открытие месторождения нефти в 1999 году лишь подлило масло в огонь. ООН подсчитала, что гражданская война в Судане унесла два миллиона человеческих жизней, и это не считая того, что тысячи людей стали беженцами.

В Нигерии несколько северных провинций желают воссоздать мусульманское общество, которое было у них до колониализма, а южные области, где большинство населения - христиане, возражают против этого. Поэтому время от времени там совершаются акты насилия, подогреваемые этническим соперничеством.

Алжир можно привести как особенно трагический пример возникновения конфликтов, спровоцированных восстановлением ислама, в данном случае - между самими же мусульманами. В 1990 году на выборах в муниципальные и региональные учреждения одержали блестящую победу члены радикальной мусульманской организации Мусульманский фронт спасения. Более умеренное правительство отказало ей в средствах, чтобы не дать возможность воспользоваться своей победой. Когда через полтора года та же организация победила и на муниципальных, и на парламентских выборах, военная верхушка устроила переворот и, взяв на себя руководство страной, жестоко расправилась с лидерами. В результате началась настоящая гражданская война, со зверствами с обеих сторон и без всякой надежды на разрешение конфликта. Ирония спора состоит в том, что формально фундаменталисты представляют более демократическую сторону, поскольку они победили на выборах. Чуть позже фундаменталисты прибегли к насилию и терроризму, выступив против правительства, состоявшего из таких же мусульман, как и они.

Крайний случай возрожденного ислама - талибан в Афганистане. В этой стране запрещены телевидение, музыка, кино, проводятся публичные казни, женщинам не разрешается работать вне дома, а девушкам - посещать школу. На немусульман наложены строгие запреты. Им приказано носить особую одежду или специальные знаки, чтобы отличить их от мусульман. А из-за связи талибов с Усамой бен Ладеном и террористическими действиями его группы афганский вариант исламизации привел в конченой счете к войне с Западом, в частности, с США.


Умеренный ислам


Другие мусульманские страны, - например, Королевство Марокко, мусульманская страна, согласно конституции, - пошли по пути более умеренного ислама. Даже полковник Каддафи отошел от прямого следования шариату, написав «Зеленую книгу», в которой образцом преобразований в Ливии объявлялся социализм. Эта работа поставила его в положение политического лидера и арбитра в спорах, касавшихся религиозного закона, хотя последнее традиционно оставалось все же за судьями и учеными ислама. Он позволил женщинам участвовать в жизни общества и получать образование. Позже король Иордании Хусейн установил конституционную монархию и учредил парламент, во многом такой же, как в Королевстве Марокко. Затем египетский президент Анвар Садат, сам правоверный мусульманин, попытался проводить умеренный курс в международных делах, но был убит группой исламских экстремистов. Малайзия, - по конституции, мусульманская страна, хотя мусульман в ней только 45 процентов от общей численности населения, - не стала вводить шариат, но в таких областях, как образование или управление, отдает предпочтение мусульманам.

Судя по некоторым признакам, даже в Иране экстремизм идет на убыль. Президент Мохаммад Хатами, сторонник умеренного ислама, недавно был переизбран подавляющим большинством голосов: за него проголосовало гораздо больше избирателей, чем в первое его избрание. И хотя его властные функции ограничены религиозным руководством, выборы свидетельствуют все же об отходе части населения Ирана от строгого ислама.

Как бы то ни было, во всех этих случаях, и в умеренном, и в строгом варианте, ислам возрожден к жизни. Мусульмане все больше гордятся своими традициями, стараются и других убедить в великом предначертании ислама и преисполнены веры в ценности и истину этого учения. Возможно, Запад переживает кризис в религиозности, - по крайней мере, многие обозреватели говорят, что это так, - но мусульмане -нет. Их вера тверда. Проблема лишь в том, как реализовать эту веру в политических и социальных программах, отвечающих требованиям ислама и в то же время отвергающих те социальные ценности Запада, которые противоречат ему.

Демократическое правление и авторитарная власть


В набор вестернизации включается, между прочим, и возможность учреждения политических институтов, типичных для демократии. В связи с этим, естественно, возникает вопрос о взаимоотношениях между исламом и государством и о статусе других религий по отношению к исламу и государству. Джон Эспозито, проницательный исследователь современного ислама, говорит, что движение за демократию в мусульманских государствах почти столь же сильно, как и стремление сохранить в неприкосновенности ислам как систему наивысших ценностей. На первый взгляд, возможно, и может показаться, что демократия вовсе не та форма правления, которая подошла бы для мусульман, но многие мусульмане считают, что ислам и демократия вполне совместимы. Традиционные установки и институты ислама отлично вписываются в демократическую политическую систему с ее представительными органами власти. В подтверждение этого достаточно сослаться хотя бы на два таких явления в жизни мусульманского общества, как совещание и согласие, которые в течение многих веков позволяли мусульманам коллективно улаживать споры по вопросам, касавшимся общественной жизни и закона.

Та форма демократии, которую развивают мусульмане, не будет похожа на западную демократию. В исламском мире понятие о правах человека отличается от западного. Согласно мусульманскому учению, права человеку даны Богом, то есть дарованы через Коран и традиционный мусульманский закон. является высочайшей властью, а люди - его представители или даже наместники, но ни в коем случае не властители. Западное демократическое представление о суверенитете людей неприемлемо для традиционного мусульманства, поэтому неизвестно, насколько мусульманские общества смогут усвоить ту или иную форму западной идеи прав человека. Впрочем, по двум вопросам - о правах женщин и свободе совести - уже сейчас заметны определенные позитивные подвижки, позволяющие надеяться, что со временем все войдет в норму.

Выше уже делались ссылки на двух мусульманских ученых, ал-Банну и Маудуди, а также приводилось их мнение о том, что причина низкого уровня нравственности в американском обществе кроется в отделении церкви от государства - акте, который уже сам по себе предполагает признание свободы совести. Мусульманские экстремисты делают на это особый упор в своих нападках на Запад. Они приписывают Западу стремление распространить свои ценности на весь мир, что, как заявляют они, представляет собой прямую угрозу исламу и его установкам на создание религиозного общества. Некоторые даже считают, что Запад все делает для того, чтобы разрушить ислам, хотя об этом на Западе мало кто думает, если думает вообще. Для террористов и тех экстремистов, кто поддерживает их, утверждение о том, что Запад всеми силами стремится уничтожить ислам, является весьма весомым пропагандистским аргументом.

Ранее мы видели, что традиционный мусульманский закон предоставлял христианам и иудеям право хранить свою веру, но при условии соблюдения определенных ограничений: в частности, им запрещалось критиковать Мухаммада и Коран и превозносить публично свою веру Что же касается мусульман, то им не дозволялось переходить из ислама в другую веру Все эти правила в разных странах по-разному претворяются в жизнь: в Судане и Афганистане к ним относятся строже, в Иордании и Египте - значительно мягче. Но главное все же в Другом - в том, что они сохраняются, хотя и плохо согласуются с реалиями нынешнего дня.

Иногда в печати появляются сообщения о христианах, вынужденных принять против своей воли ислам. Подобные факты, хотя и крайне редкие, тревожат даже сильнее, чем описанная выше ситуация. Между тем, согласно мусульманской традиции, то есть по установлению Корана, мусульмане никого не должны принуждать принимать их веру Так что подобное принуждение является самым настоящим попранием самих основ ислама. Религиозные лидеры всего мира, от папы Иоанна Павла II до далай-ламы, убеждают набожных людей терпимо относиться к другим религиям, и того же требует и демократия. Мусульманские лидеры должны прояснить для себя этот вопрос, если хотят стать полноценными членами мирового сообщества.

Авторитарные режимы


Существует и другая проблема - авторитарные режимы во многих мусульманских государствах, что также не может не беспокоить. В одних странах (например, в Египте) система правления носит полусветский характер, в других (в той же Саудовской Аравии) - строго мусульманский. В обоих случаях, светское ли это правление или мусульманское, народные выступления против режимов, представляющих как ту, так и другую форму правления, свидетельствуют о том, что ни один из них не соответствует мусульманскому идеалу. Мусульманские радикалы в Египте убили Анвара Садата на том основании, что он компрометирует ислам. Саудовская Аравия - консервативное исламское государство, союзник США, но многие обозреватели, как и многие благочестивые мусульмане, и даже Усама бен Ладен, считают эту страну разложившейся, поскольку ее правители не только ведут растленный образ жизни, но и используют казну в своих корыстных интересах, и кое-кто даже говорит, что они не могут называться хорошими мусульманами. Так что нет ничего удивительного в том, что Саудовскую Аравию постоянно потрясают беспорядки, как в Иране времен шаха. Поскольку Америка нередко оказывает поддержку правителям подобного рода, многие мусульмане считают, что она только на словах действует в интересах народа, а это уже - далеко не положительный пример демократии.

Мусульманам сложно будет принять демократическую форму правления. Основополагающий принцип демократии заключается в том, что люди имеют право выбирать своих представителей, чтобы те правили ими. Если же народ ощущает себя бесправным, обманутым и эксплуатируемым своими правителями, то волнения и даже восстание могут начаться в любой момент. Эти слова имеют прямое отношение к Усаме бен Ладену, великому мастеру провоцировать на насильственные действия людей, считающих себя лишенными всяческих прав в своих же собственных странах. На Западе сложилось представление, будто бы единственной целью бен Ладена является сведение счетов с Америкой, в действительности же он ставит перед собой задачу куда более широкого плана, включающую, в частности, смещение мусульманских правителей, которых он не признает мусульманами.


Проблемы взаимоотношений междуЗападом и исламским миром

Государство Израиль


До недавней вспышки терроризма средоточием конфликта между Западом и мусульманами являлись Государство Израиль и его разногласия с палестинцами. Решительная победа Израиля над Египтом, Иорданией и Сирией в Шестидневной войне 1967 года (мусульмане называют это событие «Бедствием») подняла и без того острый конфликт на новый уровень. В этой войне Иордания потеряла территорию у Иордана, так называемый Западный берег, включая Восточный Иерусалим; Египет лишился сектора Газа у Средиземного моря и Синая; а от Сирии были отторгнуты Голанские высоты в Северном Израиле. Позднее Израиль вернул Синай Египту, но другие области все еще остаются под оккупацией и военным правлением Израиля несмотря на то, что с тех пор прошло уже тридцать лет. Американская поддержка Израиля и стремление этой страны воссоздать на своей территории демократию западного типа вводят Израиль в Русло западной, а не мусульманской или арабской политики.

Сложно представить, чтобы эта ситуация сохранилась навечно. Международное сообщество не может допустить, чтобы народ постоянно жил в условиях оккупации, да и Израилю не удастся удерживать контроль в своих руках бесконечно Долгое время. Необходимо найти решение, хотя в данный момент противоборствующие стороны, судя по всему, или не в состоянии сделать это, или просто не хотят. Не будет преувеличением сказать, что разрешение конфликта окажет самое благотворное влияние на взаимоотношения между Западом и исламским миром. В то же время нельзя забывать и о том, что ни один мирный договор, подписанный официальными лицами, не будет иметь действенной силы, если его не поддержит население соответствующих стран. А пока что продолжаются акты насилия, принося новые страдания жителям всех без исключения территорий, вовлеченных в конфликт. Экономическое развитие застопорилось, процветает безработица, семьи теряют родных.

США часто торопятся осудить вторжение тех или иных а на чужую территорию и тем более завоевание одной страны другой, так что вполне естественно, что они поддержали выступление Организации Объединенных Наций против действий Израиля, идущих вразрез с интересами палестинцев. На те же самые Соединенные Штаты оказывают Израилю финансовую поддержку, что позволяет ему удерживать за собой захваченные территории, и поставляют в Израиль оружие, необходимое этой стране для того, чтобы держать палестинцев под постоянным контролем. Ввиду всего этого палестинцы считают, что поведение США обнажает их истинные интересы, и, соответственно, обвиняют Америку в двурушничестве.

Помимо основного вопроса - о самом существовании Государства Израиль на некогда арабской, или, шире, мусульманской, территории - имеется еще несколько острых моментов: во-первых, постоянные напоминания палестинцев необходимости вернуть им собственность, которой они лишились с основанием Израиля; во-вторых, выдвигаемое ими требование открыть им доступ на Храмовую Гору, как называют ее евреи, или Великое Святилище, как именуют ее мусульмане, и передать в их руки контроль за этим местом, и, в-третьих, стремление палестинцев создать свое собственное государство. ООН поддержала требование палестинцев о выплате компенсации прежним землевладельцам, и официальные представители обеих сторон - и израильской, и палестинской - время от времени усаживаются за стол, но дальше пустых разговоров дело не движется: соглашения как не было, так и нет. Вернуть людям собственность, которой Они владели больше сорока лет назад, - задача, по всей видимости, невыполнимая, однако ничто не мешает возместить потерю денежной компенсацией.

Храмовая Гора - не только место древнего еврейского Храма: там стоят мечети аль-Акса и знаменитая «Купол Скалы», пользующиеся у мусульман особым почитанием. После захвата этой области в 1967 году Израиль уступил контроль над Горой мусульманам, поскольку здесь находились святые мечети. Но это означало, что теперь евреи не смогут подниматься на нее, чтобы помолиться. Перспективы заключения договора о возможности для обеих сторон посещать Гору стали главной темой дискуссии в Кэмп-Дэвиде в 1978 году. Визит туда в сентябре 2000 года Ариэля Шарона в сопровождении эскорта вызвал Вторую интифаду, о чем говорилось выше. Выдвигались разные предложения относительно этого места - от предоставления Израилю полного контроля над Храмовой Горой до предоставления такого же контроля палестинцам. Кроме того, речь заходила и об осуществляемом в той или иной форме совместном управлении Иерусалимом. На настоящий момент ни одно из этих предложений не может считаться приемлемым.

Вопрос о палестинском государстве, возможно, самый трудный. И международное сообщество, и израильское руководство время от времени высказываются в пользу этой идеи. Но претворение ее в жизнь - это уже другое дело. Палестинское государство, само собой разумеется, не может появиться, пока продолжают совершаться акты насилия. Израиль станет поддерживать этот план лишь в той мере, в какой будет уверен, что появление нового государства не представит угрозы его безопасности.

Хотя конкретным поводом для конфликта послужила земля, сыграли здесь свою роль и религиозные требования, звучавшие со стороны представителей иудаизма, христианства и ислама. Большинство арабов, потерявших землю при создании Государства Израиль, были мусульманами, остальные же - христианами (всего на христиан приходилось примерно шесть процентов от общей численности населения Палестины: в палестинских областях их было меньше, в Израиле, соответственно, больше). Палестину считали Святой землей не только христиане и евреи, для мусульман эта область была тоже святой, - и из-за истории о вознесении Мухаммада на небо из Иерусалима, и потому, что в течение многих веков она являлась частью той территории, где пребывал священный Ислам. Захват немусульманами принадлежащей исламу земли рассматривается мусульманами как подрыв самих основ их веры и установлений и служит для них одним из традиционных оправданий джихада. Несомненно, уладить все эти проблемы крайне трудно, и все же нужно найти какое-то решение, чтобы мир мог наконец воцариться.

Терроризм


Одним из последствий палестино-израильского конфликта является активизация международного терроризма мусульманскими экстремистами. Данное явление было проблемой и до 11 сентября 2001 года, но событие этого дня своей жестокостью заставило США, западноевропейские и некоторые другие страны выступить единым фронтом против терроризма, который, как ясно теперь, представляет собой всемирную угрозу. Президент Анвар Садат был убит группой мусульманских радикалов, а позже экстремисты неоднократно пытались ликвидировать и короля Иордании Хусейна. печати сообщалось также и о покушении на короля Абдаллу, сына и преемника Хусейна, и президента Египта Хосни Мубарака, совершенное членами группы бен Ладена, которых, правда, ожидала неудача. Мы уже видели ранее, как две таки: же группы, «Хамас» и «Хизбулла», действуют в Израиле, но сейчас на первый план вышла «ал-Каида» («Основа»). Считается, что во главе этой организации стоит Усама бен Ладен.

Будучи радикальным исламистом, бен Ладен обрушивается буквально на все, что он относит к проискам или действиям США, направленным непосредственно против ислама. Наступление на ислам бен Ладену видится и в той поддержке, которую Израилю оказывает Америка, и в культурной экспансии, осуществляемой Соединенными Штатами, буквально заполонившими весь мир своими фильмами, телепрограммами и музыкой, и в нападении на Ирак и последующем введении эмбарго на торговлю с этой страной, и в американском военном присутствии в Саудовской Аравии. Кроме того, он утверждает, что проникновение Америки в мусульманские страны с помощью технологии, финансов и культуры является составной частью антиисламской стратегии США. Бен Ладен со своими соратниками придали невиданные прежде масштабы исламскому противостоянию западной модернизации. Их действия в значительной мере диктовались опасением, что традиционные мусульманские общества перестанут быть таковыми, если включатся в этот новый всемирный процесс. Для подобного страха, вполне вероятно, имеются все основания.

Зная историю взаимоотношений между Западом и исламом, нельзя не согласиться, что мусульмане далеко не беспричинно испытывают гнев по отношению к Западу. Поведение жителей западных стран на протяжении многих веков демонстрировало все что угодно, но никак не праведность или бескорыстие. Правители и предприниматели проявляли лишь безмерную алчность и бездумность. А образ жизни, типичный для Запада, представлял собой прямую угрозу традиционному исламу. Мы могли бы поспорить еще и об американской политике в поддержку Израиля, Ирака и Саудовской Аравии, чем и занимаются, кстати, некоторые видные деятели Америки. В то же время верно также и то, что политическое и военное вмешательство США спасло множество боснийских и албанских мусульман от геноцида, которым угрожали им сербские христиане в 90-х годах.

Процесс вестернизации - это другой разговор. Его можно называть по-разному, не только вестернизацией, но и модернизацией или глобализацией. Но как бы ни назвать его, он все равно будет продолжаться. Каждое общество само выберет путь, каким включаться ему в этот процесс. Но полностью его не приемлет никто. И нам остается только надеяться, что по мере вхождения в него западного мира это явление все больше отвечать требованиям морали и этики.

А пока что во многих мусульманских странах находят себе приют террористы, которых иногда поддерживают даже правительства. На Ливию ложится вина за убийство одиннадцати израильских спортсменов на Мюнхенских Олимпийских играх в 1979 году и взрыв в дискотеке в Германии в апреле 1986 года, когда пострадали восемьдесят американских военнослужащих, атакже за взрыв на самолете, когда тот пролетал над Локерби, в Шотландии. Официальными лицами высказывается также мнение, что Сирия, Ливан и Иран поддерживают такие террористические организации, как «Хамас» и «Хизбулла».

Однако терроризм в конце концов обречен на провал. Когда мирное население, включая детей, погибает в заранее запланированных террористических акциях, симпатии общественности будут на стороне жертвы, а не преступника, и терроризм, таким образом, станет оборачиваться против самих же террористов. Терроризм не сможет принудить Израиль отказаться от своей позиции, наоборот, решимость Израиля продолжать прежнюю линию будет только крепнуть. Террористические акции 11 сентября заставили США объявить войну международному терроризму, и, как заявляют американские политические деятели, эта война будет вестись с привлечением всех возможных средств. Запад возмущен действиями террористов, в американцах с новой силой заговорил патриотизм. Многие мусульманские лидеры утверждают, что подобные ак-ции осуществляются в нарушение установлений истинного ислама. Однако, к сожалению, из-за упомянутых выше траги-ческих событий кое-кто опять иачинает думать, что ислам -это религия, основанная на насилии. Существует опасность, что стародавние обвинения в адрес ислама могут вновь зазвучать.


Запад


Запад тоже изменился. Это уже не христианское общество, где христианство утверждено законом в качестве религии, требованиям которой, как предполагалось, должны подчиняться все граждане. Сейчас религия стала частным делом, и, соответственно, нормы общественных отношений теперь устанавливаются не ею, а светским правом. Так что больше нет оснований для религиозных крестовых походов, как это было в Средние века, и даже для колониализма XIX века. А это значит, что Запад должен в изменившихся условиях проявлять большую терпимость к другим религиозным ориентациям и другим типам общества.

Многие мусульманские авторы осуждают Запад за секуляризацию, но мусульмане, которые живут на Западе, ничего не имеют против той свободы, которую приносит секуляризация. Их никто не лишает права исповедовать ислам, а в период расцвета христианского мира о подобном можно было только мечтать. И для контраста отметим, что, возвращаясь затем в мусульманские страны, они нередко сталкиваются с тем, что не могут пользоваться такой же свободой, какую предоставил им Запад.

Западные технологии фактически беспрепятственно проникают в мусульманские страны. Студенты, профессора, ученые, технологи, не говоря уже о представителях различных компаний, которые пользуются новыми технологиями, постоянно ездят туда и сюда. Сколь бы оживленной ни была торговля между Западом и мусульманским миром в Средние века, общий объем товарооборота тех дней - несопоставимо малая величина по сравнению с нынешним уровнем.

Вместе с тем нельзя не упомянуть еще об одном обстоятельстве - о том, что огромные запасы нефти, которыми располагает Ближний Восток, привлекает к этому району внимание всего индустриального мира. Эта всего лишь какая-то часть, пусть и не малая, всей территории исламского мира, -ведь большинство мусульман проживают в других регионах, -имеет жизненно важное значение для промышленности и Поэтому вполне может стать новым источником конфликта.


Другие «проблемные» области


Не все разногласия с мусульманскими странами связаны напрямую с исламом. Примером этого является присоединение к Индонезии Восточного Тимора в 1975 году. Расположенный на юго-востоке Индонезийского архипелага, Восточный Тимор был когда-то португальской колонией, значительная часть населения которой исповедовала католичество. Но как только Португалия вывела оттуда свои войска,. там появились индонезийские войска и присоединили ее к Индонезии. Индонезия - мусульманская страна, но, насколько мы можем судить, данная акция преследовала политические и экономические цели, а не религиозные. США и их союзники отреагировали быстро и весьма эффективно, когда Ирак захватил Кувейт в 1990 году, но ничего не предприняли несколькими годами раньше, чтобы оказать помощь и поддержку Восточному Тимору. Средства массовой информации сообщали в свое время, что президент США Джералд Форд и государственный секретарь Генри Киссинджер, находившиеся в Индонезии всего лишь за несколько часов до начала военной операции, молчаливо одобрили планы Индонезии, предусматривавшие насильственное присоединение Восточного Тимора к ее территории. Но Восточный Тимор оказал сопротивление, что привело к кровавым событиям, когда христиане становились жертвами насилий со стороны мусульман.

В 1999 году под покровительством ООН и с одобрения индонезийского правительства в Восточном Тиморе был про веден референдум. 98 процентов принявших в нем участие жителей этой области проголосовали за независимость. Индонезийская армия, руководство которой выступало против отделения Восточного Тимора, вторглась на его территорию, что имело своим результатом гибель сотен людей и появлением беженцев, исчислявшихся тысячами. Временами конфликт приобретал религиозный характер. В насилиях, буквально захлестнувших данный район, повинны обе стороны, - и христиане, и мусульмане. Но в настоящее время достигнуто соглашение о предоставлении Восточному Тимору политической автономии.

Война против Ирака была наиболее драматическим эпизодом в истории конфликта между западными странами и исламским миром. Проблема однако заключалась в том, что Ирак захватил Кувейт, страну, богатую нефтью, а не в исламе. Конфликт продолжался и далее - из-за контроля над воздушным пространством Ирака, установленного Соединенными Штатами, и из-за эмбарго на торговлю, наложенное Организацией Объединенных Наций. Ираку эмбарго обходилось слишком уж дорого. В частности, из-за отсутствия необходимых лекарств резко, до угрожающих размеров, возросла детская смертность. Многие на Западе считают, впрочем, что эмбарго тут ни при чем: Саддам мог бы побольше потратить на медикаменты, если бы сократил расходы на закупки оружия.

Вторжение Запада на Балканы, напротив, представляется попыткой помочь мусульманам. Войска ООН, в состав которых входили как воздушные, так и сухопутные силы США, действовали в интересах боснийских и албанских мусульман, явившихся жертвой «этнической чистки», проводившейся сербскими христианами. И хотя стабилизировать ситуацию в «горячих точках» этого региона пока еще не удалось, в данном случае для нас важно уже одно то, что события на Балканах явили наглядный пример той поддержки, которую Запад оказывает мусульманам, нуждающимся в защите.

Мы могли бы упомянуть еще и о войне в Афганистане против «ал-Каиды» и талибана. Афганистан - бедная страна, опустошенная и войной с Советским Союзом, и противоборством между различными этническими группами. Сложно предсказать, чем завершатся непрекращающиеся вооруженные конфликты. Можно лишь надеяться, что когда-нибудь в Афганистане наступит мир, у граждан будет достаточно еды и всего остального, что необходимо для нормальной жизни, и они ощутят наконец заботу о них со стороны государства.

Ислам на Западе


Самой большой переменой в отношениях между Западом и исламским миром можно назвать увеличение числа мусульман, проживающих в Европе и Америке. Хотя на Американском материке мусульмане были еще с эпохи рабовладения, только в последние десятилетия их доля в общей численности населения возросла настолько, что их уже нельзя не замечать: например, на территории одних лишь США их проживет Шесть миллионов человек. Вскоре ислам станет второй по числу последователей религией в США, а иудаизм - третьей. Большинство мусульман - иммигранты или дети иммигрантов, и все же примерно двадцать тысяч из них - обращенные.

Создание в начале 30-х годов XX века организации «Нации Ислама» было первым привлекшим к себе внимание случаем, когда мусульмане заявили о себе как об единой общности. Одной из отличительных черт инициированного афро-американцами исламского движения в Соединенных Штатах, ознаменованного появлением «Наций Ислама», являлось отношение его участников к белым как к злым демонам. Элайджа Мухаммад, преобразовавший это движение, утверждал, что белая раса происходит от дьявола. Поскольку ислам никогда не отличался расизмом, крайние взгляды Элай-джи Мухаммада смутили традиционных мусульман, как и требование признать его пророком (что противоречит мусульманской вере в то, что Мухаммад - последний пророк), и правоверные мусульмане отказались признать эту организацию. Малькольм X, самый известный член этой организации, вышел из нее и после паломничества в Мекку в 1964 году, изменившего его жизнь, отрекся от своего прежнего расизма. В феврале следующего года он был убит. Сын и наследник Элайджи, Уоллес, ранее взявший себе имя Варис Дин Мухам-мад, постепенно ввел организацию в русло обычного суннитского ислама. Поскольку ему удалось чуть ли не вплотную приблизить возглавленное им движение к этому направлению ислама, ему было предоставлено право выдавать верительные грамоты американским мусульманам, совершавшим паломничество в Мекку. Свое движение он переименовал в Общество американских мусульман.

Луис Фарракан, отделившись от более умеренной организации Вариса Дин Мухаммада, восстановил в 1978 году название «Нации Ислама» и вместе с ним значительную часть прежнего расизма, направленного против белых. Недавно он отрекся от прежнего экстремизма своего движения, как и Малькольм X, после путешествия в Мекку.

Общество американских мусульман В. Д. Мухаммада, «Нации Ислама» Луиса Фарракана и к тому же большой наплыв мусульман в США - все это позволило исламу занять заметдое место в жизни американских городов, о чем пятьдесят лет назад нельзя было и подумать. Вместе с тем присутствие мусульман на Западе связано с определенными неудобствами, которые ощущают как мусульмане, так и немусульмане. Первые, в большинстве своем иммигранты, ведут традиционный для мусульман образ жизни в немусульманском обществе, которое не собирается создавать для них какие-то особые условия. Традиционная одежда женщин и необходимость находить время и место для молитвы подчас ставят мусульман в щекотливое положение, не говоря уже о жизни вне общины, где они могли бы рассчитывать на поддержку. В столь же непривычной ситуации оказываются и исконные жители западных стран. Им так же, как и мусульманам, приходится приспосабливаться к меняющейся обстановке, учиться с радушием относиться к обычаям, о которых, вполне вероятно, они и не слышали раньше.

Консервативные христиане по-прежнему продолжают заниматься проповеднической деятельностью среди мусульман, но сами мусульмане довольно часто относятся к этому с обидой, считая, что их просто унижают, поскольку в них видят лишь потенциальных обращенных и не замечают того, что у них имеются уже вера и полное право ее исповедовать. Как правило, попытки обратить мусульман не дают особых результатов. В то же время христианам, не склонным к распространению своей веры, присутствие мусульман предоставляет отличную возможность расширить свои знания, знакомясь с Другой религиозной традицией в процессе общения с ее не-посредственными носителями.

Заключение: роль религии


Хотя описанные выше проблемы в значительной степени принадлежат к политическим и общественным, основным их элементом остается религия. У кого-то может возникнуть вопрос, каким образом религиозные компоненты попадают туда. По нашему мнению, определенную роль во всем этом играют по меньшей мере пять факторов, которые мы сейчас и рассмотрим. Первая фактор - религиозный фанатизм, лежащий в основе международного терроризма. Говорят, что молодые мусульмане, добровольно берущие на себя роль самоубийц-бомбометателей, верят в то, что, принеся себя в жертву исламу, они сразу же окажутся в раю. Подобная установка оказывается более действенной, чем представляется на первый взгляд. Доктор Роберт Джей Лифтон, психиатр, изучавший несколько террористических движений, уверен, что идеология, которая обычно движет такими движениями, носит «апокалиптический» характер. Выражением этого служит убежденность террористов в том, что общество нуждается в радикальных переменах, которые могут быть привнесены только через очищение, невозможное без насилия и смерто-убийств. Примерами воплощения этого принципа в жизнь могут служить трагическая судьба мучеников Кордовы или кровавые расправы с евреями в самом начале Первого крестового похода. В первом случае мы наблюдаем своеобразную форму самоубийства, во втором - прямое убийство, но в обоих случаях христиане видели в насилии средство приближения конца света. Современные мусульманские террористы тоже верят в божественное благословение своих действий, поскольку убеждены, что только насилием можно избавиться от порождаемого Западом зла, которое проникло уже и в ислам. Мы можем считать подобную позицию проявлением религиозного фанатизма, но независимо от того, так ли это на самом деле или нет, подобные умонастроения и убеждения не только устойчивы, но и крайне опасны. Достаточно сказать, что предотвращать инспирируемые ими террористические акты - дело исключительно сложное.

Второй фактор - глубокая привязанность мусульман и евреев (как, впрочем, и христиан) к Иерусалиму и Палестине, что придает этому конфликту эмоциональную окраску. Отчасти ощущение неразрывной связи и тех, и других с этими местами проявляется в притязании на землю. Евреи, ссылаясь на Писание, утверждают, что она обещана им Богом. Арабы выдвигают контраргумент, ссылаясь на то, что они как потомки Авраама тоже имеют божественное право на нее. Кроме того, они говорят, что поскольку они были последними, кто владел ею, и владел ею более тысячи лет, их не должны отрывать от нее. Единственное, что смогло бы успокоить эти споры - это компромиссное решение, согласно которому земля была бы поделена между конфликтующими сторонами и каждый бы получил достаточное жизненное пространство. Что же касается предоставления последователям основных в тех краях религий свободного доступа к святыням на Храмовой Горе, то эту проблему, судя по всему, разрешить еще труднее.

Третий фактор, связанный уже с христианской стороной, - поддержка, оказываемая Государству Израиль некоторыми христианами-фундаменталистами, которые верят, что возвращение Израиля евреям - это исполнение библейского пророчества, часть предопределения Божьего, знаменуемого Вторым Пришествием и апокалиптическим концом света. Хотя христиан, придерживающихся подобных взглядов, немного, их помощь Израилю весьма ощутима и выражается не только в моральной и политической поддержке, но и в финансовой. К сожалению, позиция фундаменталистов к прежним проблемам добавляет еще одну: ведь глубина враждебных чувств, испытываемых многими мусульманами по отношению к христианам, во многом определяется степенью их убежденности в злокозненных намерениях западных христиан так или иначе разрушить ислам - или посредством миссионерства, или оказывая Израилю помощь, или, наконец, просто положившись на апокалиптический катаклизм, о котором мол они только и мечтают.

Четвертый фактор, столь же существенный, - приумножение знаний и христианами, и мусульманами о вере, исповедуемой другой стороной. Мы уже пытались показать в этой книге, что Запад унаследовал с прошлых времен предубежденное, неуважительное отношение к исламу и мусульманам, давно уже ставшее традицией, сыгравшей немалую роль и в создании нынешней ситуации. Вместе с тем необходимо отметить, что аналогичная традиции имеется и у мусульман. Наши предки заблуждались из-за недостатка знаний и предвзятости, то есть из-за того, чем нередко грешим и мы. Несомненно, многое из того, что мы слышим, особенно о кровавых террористических акциях мусульманских экстремистов, только усиливает негативное отношение к исламу как религии. Поэтому исключительно важно для нас как можно больше знать об исламе, его учении, его идеалах и практике, о желаниях и надеждах современных мусульман и о том, что они думают о нас. Этому могли бы помочь дальнейшее изучение соответствующей проблематики, межрелигиозный диалог или и то и другое.



И наконец, пятый фактор - обращенный к христианам и мусульманам призыв II Ватиканского собора к единству, чтобы «совместно оберегать и поддерживать социальную справедливость, нравственные ценности, мир и свободу». Возможно, наступит когда-то такое время, когда последователи христианства, ислама, а также иудаизма, - этих великих религий, - забудут о различиях и, сосредоточившись на общем, станут действовать рука об руку, чтобы люди всей Земли смогли жить лучше, чем сейчас. В основе всех трех религий лежит стремление к миру и справедливости, и все они относят оказание помощи нуждающимся к добрым деяниям. И если христиане, мусульмане и иудеи смогут в конце концов прийти к взаимопониманию и вместе бороться за светлое будущее, то их потомки, как говорится в Ветхом Завете, восстанут и назовут их блаженными.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница