Роль продовольственного потенциала в современной мировой экономике



Скачать 37.06 Kb.
Дата06.11.2016
Размер37.06 Kb.
САВЕЛЬЕВА А.В.
Роль продовольственного потенциала в современной мировой экономике

В англоязычной литературе, посвященной мировому аграрному сектору, нередко встречается такой термин, как «food power». Полноценного аналога в русском языке найдено не было, поэтому в данной работе будет использован термин «продовольственная сила», хотя данное выражение не является устойчивым не получило широкого использования в российских научных кругах.

Эрл Батц, министр сельского хозяйства США во время президентского срока Р. Никсона, в 1974 году произнес фразу о том, что «продовольствие – это оружие». Действительно, во времена разгара Холодной войны вооружение достигло такого высокого уровня сложности и разрушительной силы, что его глобальное влияние на политическую и экономическую ситуацию в мире оказалось ограниченным. Вследствие этого как государства, обладающие внушительной военной мощью, так и менее богатые военной техников страны начали искать альтернативные рычаги влияния, в том числе экономические. В этом контексте обращение к сельскому хозяйству как к «отрасли-поставщику альтернативного оружия» стало отражением тенденции, охватившей как развитый, так и развивающихся мир. Для представителей последнего создание продовольственных союзов явилось потенциальной возможностью для уравновешивания расстановки сил в мире и сокращения собственной зависимости от стран-лидеров. США же увидели во владении продовольственной силой новый рычаг влияния на мировую политическую и экономическую ситуацию.

Между силами военной и продовольственной действительно есть нечто общее. Главная цель традиционного оружия – убийство. Продовольствие в качестве оружия не имеет столь прямого и очевидного эффекта, однако оно, являясь одним из важнейших экономических благ, необходимо для поддержания жизни. Выходит, что продовольственная сила может оказаться не менее разрушительным оружием.

Однако целью обладания какой-либо силой (военной или продовольственной) является не только непосредственное нападение и разрушение. Сила может использоваться в качестве сдерживающего фактора, а также с целью поощрения или наказания друга или врага. Таким образом, можно сделать вывод о том, что сила военная и сила продовольственная являются сопоставимыми рычагами власти, и споры о том, который из них наиболее влиятельный, не утихают уже в течение нескольких десятков лет.

Каковы же факторы, способствующие превращению экономического блага в политическое оружие? Петер Валленштайн (Peter Wallensteen), знаменитый исследователь по вопросам войны и мира, выделяет четыре таких фактора.

Первым из данных факторов является дефицит. С экономической точки зрения дефицит выражается в большом разрыве между спросом и предложением и, как следствие, в росте цены. В политике же высокая цена (ценность) ресурса может выражаться в готовности согласиться на любые условия, выдвигаемые со стороны партнера.

Вторым фактором, выделяемым П. Валленштайном, является высокая рыночная концентрация, т.е. дефицитные ресурсы должны находиться в руках небольшого количества игроков на рынке. Причем высокая степень монополизации рынка должна поддерживаться на протяжении относительно длительного периода времени.

Третий фактор – отсутствие рыночной власти покупателей. На рынке должно быть большое количество игроков, заинтересованных в приобретении данного ресурса. Если же покупатель только один, то сила продавца автоматически превращается в его слабость.

Однако в своей работе П. Валленштайн подчеркивает, что наличие всех трех факторов является необходимым, но не достаточным условием для превращения экономического блага в политическое оружие. Недостающим, четвертым, фактором является независимость в действиях, т.е. иметь полный контроль над дефицитными ресурсами. Иными словами, государство не должно базировать производство дефицитного товара на внешних, импортных, ресурсах (как капитальных, так и трудовых).

Некоторые эксперты полагают, что в настоящее время США, являясь крупнейшим поставщиком продовольствия на мировой рынок, обладают «продовольственным оружием» и тем самым имеют дополнительный рычаг для оказания международного давления.

В последнее время все более и более реальной становится возможность разжигания межстрановых конфликтов и даже войн за доступ к продуктам питания. В 2008 году глава МВФ Д. Стросс-Кан заявил, что «бурный рост мировых цен на продовольствие может иметь ужасные последствия, такие как правительственные перевороты и даже войны». Данное высказывание нашло историческое подтверждение менее чем через три года после его публикации: по оценкам многих экспертов, политические волнения в африканских странах, в первую очередь – в Египте, были спровоцированы наложением Россией эмбарго на экспорт зерна, в то время как именно Египет является крупнейшим импортером российской пшеницы. Газета The Telegraph высказала мнение о том, что перевороты в Египте и Тунисе положили начало эпохе «продовольственных революций».



Таким образом, тезис о том, что продовольствие является не только экономическим благом, но и серьезным политическим оружием, обладатель которого может прямо или косвенно влиять на ситуацию в мире. Страны-производители сельскохозяйственной продукции должны осознавать, что, обладая данным рычагом влияния, они несут ответственность за события, происходящие на мировой арене. Любое оружие, будь то политическое или экономическое, заключает в себе огромную разрушительную силу, особенно если его владелец понимает, какова потенциальная мощь того ресурса, который находится в его руках. На данный момент «продовольственная сила» является недооцененной, однако по мере усугубления дефицита продуктов питания в мире мощь данного экономического оружия становится все более и более ощутимой.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница