Региональная национально-культурная Автономия российских немцев Тюменской области Представительство gtz



страница9/45
Дата22.04.2016
Размер7.66 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   45

Полученные результаты. Установлено, что участок реки Балды, где проводились работы, относится к чистым водоемам, в котором зообентическое сообщество устойчиво как по количественным, так и по качественным показателям (Савиновская, Исаченко-Боме, 2003; Тараканова, Исаченко-Боме, 2003). Качественный состав донного сообщества реки относительно разнообразен – 156 видов и крупных таксонов. Видовое разнообразие наиболее богато представлено хирономидами (65 видов), моллюсками (21), олигохетами (14), мокрецами (14) и ручейниками (12). Беднее был видовой состав поденок (4 вида), мошек (3 видов), жуков (3 вида).


Во всех опытных МК и в контроле (МКк) на 10 сут организмы зообентоса находились в тонком слое нанесенного в установки детрита (толщиной до 1 см), не проникая вглубь. В некоторых повторностях контроля и в низких концентрациях (28 мг/кг) наблюдались единичные проникновения личинок хирономид по стенкам. На 29 сут бентические организмы в малых и средних концентрациях (28 мг/кг и 130 мг/кг) и в МКк отмечались по всей толще экспериментальных грунтов, в больших концентрациях (535 мг/кг и 7950 мг/кг) находились только на поверхности. Проникновение устойчивых гидробионтов (хирономид) в глубь грунтов с большим содержанием нефти отмечено только на 62 сут опыта. Таким образом, характер колонизации МК зависел от концентрации нефти в грунтах.

При оценке индекса отклонения D опытных МК от контрольных вариантов наблюдалось следующее (рис. 1).



Рис. 1 Изменение индекса отклонения (D) опытных бентоценозов от контрольных по численности (А) и биомассе (Б).

На 10 сут опытные МК с малым содержанием нефти имели слабые отклонения (D) от контроля: по численности (N) – 21,4 %, по биомассе (В) – 17,9 %; с большим – средние: по N – 47,9 %, по В – 44,9 %. На 29 сут степень отклонения возрастала в сторону высоких концентраций: по N от 46,1 до 71,0 %, по В от 17,9 до 44,9 %. На 62 сут опыта при полном прошивании толщи грунтов организмами зообентоса МКI почти не отличался от контроля (D по N – 21,7, по В – 17,3 %), начиная с МКII происходила перестройка сообщества и увеличивалась величина D: по N – 56,85, по В – 51,9 %. Высокая степень отклонения наблюдалась в максимальной концентрации (МКIV), что подтверждает угнетение сообщества бентоса: D по N – 75, 6 %, по В – 70, 4 %.

Между содержанием нефтепродуктов в донных отложениях и большинством биологических показателей зообентического сообщества существует сильная обратная корреляция. Наибольшие значения коэффициента корреляции отмечались на 62 сут для следующих показателей: общая численность – 0,71, численность хирономид – 0,69, общее количество таксонов – 0,86, количество крупных таксонов – 0,92, количество видов мокрецов – 0,55, количество видов группы «прочие» – 0,54, коэффициент Вудивисса – 0,54. Высокая положительная корреляция с загрязнением была отмечена только для индекса выровненности (0,87), что подтверждает факт обеднения зообентического сообщества в МК с высокими концентрациями нефти, где гидробионты попадались чаще всего в единичных экземплярах.



Таким образом, исследование бентофауны в течение 62 дней показало, что процесс колонизации МК происходит достаточно быстро, и даже в такой относительно короткий промежуток времени можно проследить характер, степень заселения и перестройку макрозообентоса в зависимости от содержания в МК нефти. Установленный в лабораторных условиях на большом числе тест-объектов допустимый уровень нефти в ДО (20 мг/кг) в условиях натурного моделирования (МКI) не вызывает негативных явлений в сообществе макрозообентоса, а начиная с 50 мг/кг (МКII) начинается перестройка биоценоза в сторону преобладания наиболее устойчивых видов хирономид и олигохет. С повышением концентрации нефти в грунтах наблюдается обеднение зообентического сообщества. Концентрации нефти 500 мг/кг и выше существенно изменяют сообщество донных организмов по всем показателям, наблюдается избегание загрязненных грунтов поденками, мокрецами и двустворчатыми моллюсками.



  1. Временное методическое руководство по нормированию уровней содержания химических веществ в донных отложениях поверхностных водных объектов (на примере нефти). М., 2002.

  2. Лакин А.О. Биометрия. М.: Просвещение, 1980.

  3. Методические рекомендации по сбору и обработке материалов при гидробиологических исследованиях на пресноводных водоемах // Зообентос и его продукция. Л., 1983.

  4. Матковский А.К. Один из подходов оценки предельно допустимого вредного воздействия (ПДВВ) на водоем // Контроль и реабилитация окружающей среды: Материалы IV Международного симпозиума. Томск, 2004. С. 145-146.

  5. Михайлова Л.В., Князева Н.С., Уварова В.И., Дзюбан А.Н., Косолапов Д.Б. Регламентация загрязняющих веществ в донных отложениях поверхностных водных объектов как важный аспект экологического мониторинга // Контроль и реабилитация ... С. 73-74.

  6. Постановление об утверждении регионального норматива «Предельно допустимый уровень содержания нефти и нефтепродуктов в донных отложениях поверхностных водных объектов на территории Ханты-Мансийского автономного округа - Югры» от 10 ноября 2004 г. № 441-п г. Ханты-Мансийск.

  7. Руководство по методам гидробиологического анализа поверхностных вод и донных отложений / Под ред. к.б.н. В.А. Абакумова. Л., 1983.

  8. Савиновская М.В., Исаченко-Боме Е.А. Зообентос реки Балды // Актуальные вопросы сельского хозяйства: Сборник трудов молодых ученых. Тюмень, 2003. С. 85-89.

  9. Тараканова Ю.С., Исаченко-Боме Е.А. Зооперифитон реки Балды // Актуальные вопросы ... С. 89-94.



Иванов В.А. /Алматы, Казахстан/
РОЛЬ РЕЛИГИИ В СОХРАНЕНИИ САМОБЫТНОСТИ НЕМЦЕВ КАЗАХСТАНА
Летом 1974 г. вышло постановление «О мерах по упорядочению сети религиозных объединений, состоящих из граждан немецкой национальности и усилению контроля за их деятельностью». Спустя 10 лет на республиканском совещании был озвучен итоговый материал, посвященный этой теме. Несмотря на обилие фактического материала, выводы касались только лишь работы местных органов власти по дальнейшему упорядочению сети религиозных объединений, состоящих из граждан немецкой национальности. Формулировка ничего не раскрывала, да и, при той постановке вопроса, раскрыть не могла. Причин такому положению было две.

Первая состояла из соответствующей всеобъемлющей идеологической установки, отрицавшей в атеистическом обществе религию. Вторая была завуалирована, т.к. затрагивала напрямую национальный характер проблемы, что вообще не признавалось. В результате исследователь сталкивается с парадоксальным положением, когда, казалось бы, изученная серьезными госинстанциями проблема отнюдь не становится ясной. Яркое тому свидетельство – упомянутый доклад 1984 г. Вопрос, прежде всего, стоял в природе немецких общин в Казахстане.

Условно периодизацию религиозной активности немцев можно разделить на два периода: до начала 1920 гг., после чего идет резкое затухание деятельности общин; и в начале 1960 гг., когда, с притоком немцев из Сибири отмечался рост числа общин. Констатировалось, что 80 % объединений в Казахстане состоят из немцев, которые составляли всего 6 % от общей численности населения.

Не случайно местом республиканского совещания 1984 г. была избрана Караганда – там насчитывалось около 140 тыс. немцев и отмечалась наибольшая концентрация верующих. Здесь были крупнейшие общины Евангельских христиан-баптистов, церковных и братских менонитов, лютеран, адвентистов Седьмого дня. Там была и наибольшая концентрация католиков.

В плане исследования данной проблемы возникало и, нередко, получало официальное озвучивание мнение о сектантском характере протестантских общин. Подобное мнение представляется не вполне необоснованным именно в плане рассмотрения природы их происхождения. Ведь в критических периодах для различных социальных слоев и однородных (национальных) групп населения нередко в истории наблюдались сектантские искания, захватывавшие порой большие массы людей.

Рассматривая положение немцев в Казахстане в 1960–1970 гг., нельзя не обратить внимание на вынужденное внешними обстоятельствами вхождение части верующих в (зачастую чуждые им) другие религиозные формирования. Это обуславливалось как отсутствием «своих» религиозных структур, так и непониманием со стороны органов власти природы и механизмов реализации национально-религиозных чувств. При этом часто происходило смешение верующих различных конфессий в евангельских христианских общинах, в зависимости от наличия священнослужителя или возможности собираться для молитвы. Имеется немало примеров, когда верующие лютеране, баптисты, пятидесятники, меннониты оказывались в других общинах. Несомненно, здесь имело место персонификация религии в виде осуществляемой национальной общности.

Как следствие, отмечалось массовое заблуждение относительно сектантского характера подобных общин, по форме было близким к истине, тем более что все протестантские общины, кроме лютеранских, отождествлялись в то время с сектами.

Религия вполне могла быть (и была) единственно возможно формой идеологии, объединявшей большинство немцев, оказавшихся волей исторических судеб вдали не только от исторической родины, но и насильственно исторгнутых из привычной среды обитания. Поэтому рассматриваем религию как своеобразную форму абсолютизации этики той общности, которую представляли немцы в Казахстане до 1991 г.

Вполне допустимым представляется вывод, что мораль и этика, нормирующие общественные отношения определенной социальной структуры – в данном случае обширной национальной общности, удаленной от своих социально-экономических и исторических истоков, может концентрироваться в церковной общине. Если при этом учесть, что все прочие общественные национальные институты не только практически полностью отсутствуют, но и (силой господствовавшей идеологии) просто отрицаются, то можно считать, что в этом конкретном случае церковная община не только тесно связана с этой общностью, как своей основой, но и сама продуцирует все необходимые для своего существования условия. И при отсутствии всех прочих связующих элементов указанной общности (а так именно и было в отношении вырванного из жизни целого народа), очевидно, является единственным связующим элементом. Мораль и включающая в себя более широкий круг ценностей этика отражали потребности национальной общности.

Основным содержанием религии является этика данной структуры общества. В данном случае социальной функцией религии было утверждение вынужденной организации определенного социума, заданного извне.

Нормативно-принудительный характер общества, подавлявшего все прочие формы национально-социальной активности, вынужденно стимулировал и в определенной степени формировал коллективные нормы индивидуального поведения. Они были единственно возможными и выступали, как предписанные свыше религиозные нормы.

Нужно рассмотреть, как этот процесс выглядел в историческом плане. При этом ограничимся только основными протестантскими конфессиями: лютеранами, меннонитами и евангельскими христианами-баптистами, которые в Казахстане традиционно связывались с немцами. За рамки обсуждения выведена Римско-Католическая Церковь ввиду вселенского её характера и несколько иных принципов её организации в тех исторических условиях (хотя в 1984 г. все 44 зарегистрированных католических объединения состояли из немцев).

Основной приток верующих немцев связан с депортацией их в Казахстан во второй половине ХХ в. К середине 1980 гг. примерно 600 религиозных объединений целиком или частично состояли из немцев, в т.ч. полностью 190 общин лютеран и 11 меннонитов, до 90 % ЕХБ, до 80 % АСД и пятидесятников, более половины католиков175. В них насчитывалось свыше 40 тыс. верующих.

Сам факт прибытия огромной массы немнаселения (свыше 900 тыс.), имевшего свои исторические религии, ставил вопрос о создании новых организационных религиозных структур в идеологизированном государстве, где официальной целью провозглашался атеизм. Как следствие, проблема, вплоть до конца 1980 гг., рассматривалась, как сугубо политическая (косвенно даже признание наличия проблемы с верующими немцами означало бы, очевидно, признание существования «немецкого» вопроса в целом).

Прибывшие немцы отличались более высокой степенью религиозности (по сравнению с местным населением) в силу вышеуказанных причин. Кроме того, в такие формирования в поисках братского общения и совместной молитвы обращались также представители других религий. Это явление, нередкое и естественное, вызывало недоумение местных органов власти и было одним из основных аргументов в пользу необоснованных отказов «немецким» общинам в регистрации. Так, в тот период обращалось внимание на резкий рост числа верующих ЕХБ в гг. Иссыке, Щучинске, Сарани, меннонитов и лютеран в Караганде и других, где количество верующих удваивалось или утраивалось после акта регистрации.

Попытки решить проблему верующих немцев предпринимались неоднократно. В 1974 г. Совет по делам религий при СМ СССР принял постановление «О состоянии и мерах улучшения контроля за соблюдением законодательства о культах в Казахской ССР». Реализуя его, в Казахстане в 1974 г. было зарегистрировано 14 религиозных объединений, в т.ч.: 6 ЕХБ, 3 лютеранских, католики, АСД и церковно-меннонитское. Все они или состояли из немцев, или включали их как существенную составную. Это было большое продвижение вперед, по сравнению с периодом середины 1960–начала 1970 гг., когда единственным допустимым было закрытие религиозных объединений.

Следует отметить, что, несмотря на узаконение перечисленных объединений (что следует рассматривать, как прогресс – число официально открытых протестантских общин сразу увеличилось на 40 %), было объявлено о прекращении деятельности 11 лютеранских общин, как малочисленных или объединившихся с другими. Это не соответствовало действительности – по прошествии времени они открывались вновь.

Отмечалось при этом, что немцы гораздо более религиозны «в массе» и что религиозность у них проявляется иначе, чем у представителей иных традиционных религиозных направлений. В Целиноградской области, например, крестили 11 % детей, а среди немцев – 42,5 %. Другие религиозные обряды в этой области также, в основном, совершались среди них. Из 516 религиозных обществ в Казахстане в 1974 г. 222 состояли только из немцев, в т.ч.: ЕХБ 64 (5,0 тыс. верующих), лютеране – 109 (7,8 тыс.), меннониты –14 (2 тыс.), пятидесятники – 14 (0,9 тыс.).

Свидетельством признания неблагополучного положения в этой сфере послужили Постановления Совета по делам религий при СМ СССР, в которых намечались меры улучшения контроля за соблюдением законодательства в Казахской ССР, а также «упорядочению сети религиозных объединений, состоящих из граждан немецкой национальности и усиления контроля за их деятельностью» Они были приняты 26 и 28 августа 1974 г. Как на вызывающий тревогу фактор, указывалось на распространение эмиграционных настроений именно вследствие ущемления прав верующих.

В целом принятие этих постановлений значительно продвинуло вперед регистрацию немецких общин – если в 1971–1973 гг. было зарегистрировано всего две церкви, то в 1974–1975 гг. – 22.

Совет по делам религий 15 июня 1984 г. вновь обратился с напоминанием о своеобразном «юбилее» этой проблемы, о «…необходимости усиления контроля и упорядочении деятельности…». Это объяснялось тем, что местные органы власти всячески старались затушевывать наличие проблем с религией и, особенно, с немцами. «Необходимо, – указывалось в этом документе, – особенно конкретно раскрыть опыт работы по разоблачению и пресечению противозаконных действий религиозных объединений, находящихся под влиянием религиозных экстремистов и фанатиков, встречающиеся в этой работе трудности и пути их преодоления, формы воздействия советских и правоохранительных органов, трудовых коллективов и общественности по месту жительства на нарушителей социалистической законности».

Законодательство о культах трактовалось в отношении верующих весьма произвольно: при отказе в регистрации (отказе, как правило, незаконном) запрещалось проводить молитвенные собрания. Известен только один случай в 1968 г., когда привлекаемый за это к уголовной ответственности один из руководителей смешанной баптисткой общины в г. Щучинске Г.Ф. Филиппсен. был оправдан Верховным Судом Казахской ССР, приговор был отменен, и он получил соответствующую компенсацию. В том же году были амнистированы лидеры обществ СЦ ЕХБ М.П. Классен. Но одновременно были осуждены: в Джамбуле Я.П. Классен, в Павлодарской области – А.Е. Махлейд, А.И. Дик, Я.Ф. Панкрац и А.А. Вибе, в Джезказгане – И.И. Эпп176.

В течение всего советского периода совершенно игнорировались просьбы лютеран о создании на территории Казахстана религиозных управленческих структур. Неоднократные обращения рижского суперинтенданта Г. Калныньша о невозможности осуществлять полноценную духовную опеку такого обширного региона оставлялись без последствий. Ввиду безусловной лояльности лютеранской церкви к действовавшему закону напрашивается вывод о нежелании придавать многочисленным церквам лютеран официальный статус. Именно изоляция и разрыв с традицией, прекращение нормальной церковной жизни – на это был расчет в отношении лютеран и др. объединений, состоявших из немцев.

Результаты, впрочем, нередко были прямо противоположными – лояльные лютеране, лишенные нормальных условий, переходили в «сектантские» объединения. Переходили наиболее подготовленные из священнослужителей, как, например, пастор одной из групп в пос. Коксу Текелийского района Талды-Курганской области177.

Вплоть до распада СССР местными органами власти в Казахстане игнорировались весьма многочисленные мелкие и средние лютеранские религиозные объединения. Это отмечал уже на закате советской эры епископ Г. Кречмар, который не видел (да и не мог видеть) расцвета системы – «нет немецкой общины – нет немецкой проблемы».

Кроме перечисленных, имелось большое число незарегистрированных общин. Так, в 1966 г. их насчитывалось 88 (2 957 верующих), в 1972 г. – 83 (3 733), в 1976 г. – 113 (4 335), в 1986 г. – 44 (1 404). Среди основателей и пасторов были известные служители: Г.А. Цильке, Р.Э. Отто, Ф.Ф. Шефер, И.Г. Ризен, К. Зайлер, Р.Р. Миллер, Д. Воземиллер, Е.И. Бахман, Х.Х. Вундер и др.178.

Г. Кречмар и Г. Ратке считали179, что в 1970 гг. в СССР насчитывалось 174 общины. Есть все основания предполагать, что только в Казахстане реальное число общин существенно превышало эти показатели. С 1989 г. общая численность лютеранских общин в Казахстане существенно изменилась: 1989 г. – 171, 1993 г. – 157, 1995 г. – 117, 1998 г. – 110180. Эти данные отнюдь не исчерпывающие – имелись в местах компактного проживания немцев многочисленные никем не учтенные группы, в которых теплилась религиозная жизнь, во многом воспринимаемая и трактуемая, как элемент немецкой национальной культуры. Так, суперинтендант Р. Крац сообщал о 208 общинах в Казахстане в 1994 г.181. В 1993 г. было создано суперинтендантство, в 1996 г. основано епископство. Первым в истории лютеранских общин Казахстана епископом стал Р.Р. Мозер (в настоящее время – П. Ури). Был учрежден и ряд пробств182.

Но, как отмечают Г. Кречмар и Г. Ратке, большое влияние на динамику верующих и общин оказывает выезд немцев на историческую родину: «...в любом случае общины в Казахстане ... становятся … малочисленными ... где когда-то на службу в церкви собиралось несколько сот человек, теперь осталось всего несколько семей. Часто нет братьев, которые руководили бы общиной. Их место все чаще занимают женщины...»183.

Можно, очевидно, сделать следующий вывод относительно становления ЕЛЦ в Казахстане:

- первый период – становление общин, как правило, «братских», не связанных между собой ничем, кроме традиции;

- второй – попытки воссоздания церковных структур, неразрывно связанный с именами Х. Калныньша и, позднее, Г. Ратке и Г. Кречмара;

- третий – становление структур ЕЛЦ в Казахстане, который, очевидно, ещё ждет своего завершения.

Меннониты в Казахстане из этноконфессиональной организации превращаются в конфессиональную с многонациональным составом верующих. Однако их численность за счет эмиграции немецкого населения резко снизилась, хотя выехавшие верующие оказывают помощь в миссионерской деятельности. Практически исчезли общины церковных меннонитов, осталась одна немногочисленная община.

Большое количество меннонитов находилось в составе общин ВС и СЦ ЕХБ184. В настоящее время имеются отдельные меннониты в лютеранских общинах.

В директивных документах Совета по делам религий отмечалось, что, несмотря на относительную немногочисленность, в указанный период меннониты (и выходцы из них) составляли до 40 %, привлекаемых к ответственности по статьям уголовного кодекса, связанным с нарушениями законодательства о религиозных культах. Так, в Карагандинской области отмечались случаи отказов призывников из меннонитских семей принимать присягу и брать в руки оружие, а в незарегистрированной братской общине была обнаружена деятельность воскресной школы, что преследовалось.

В связи с указанными причинами Совет по делам религий рекомендовал глубже изучать динамику численности верующих этих объединений, различия в деятельности обеих течений меннонитов, изменения, если таковые наблюдались, после их регистрации, отношение к СЦ ЕХБ, состав служителей, их взгляды и настроения, влияние на детей молодежь и женщин, отношение призывников из меннонитов к воинской службе.

Местные органы власти были ориентированы на усиление контроля за деятельностью меннонитских общин. Отмечалось, что в Казахстане действовало 11 зарегистрированных и 1 незарегистрированное объединение, с примерно 2,5 тыс. верующих, в т.ч. в Джамбулской и Карагандинской областях – по три общины. Были представлены 7 церковно-меннонитских и 5 братских. В ряде случаев к таким общинам присоединялись мелкие семейно-родственные группы единоверцев, особенно в сельской местности и возникали относительно крупные и вполне жизнеспособные общины. Так, в 1977 г. в Алма-Ате было зарегистрировано общество церковных меннонитов (пресвитер К.П. Вибе, диакон К.Г. Дик), в котором до регистрации насчитывалось 84 верующих, а после – 127 чел., т.к. собрания начали посещать меннониты проживавшие на территории области.

Особое внимание обращалось на связь меннонитов с ВС и СЦ ЕХБ. Так, в составе общин ЕХБ в Кустанайской области было 9 меннонитских, преобладали они в гг. Джетысае и Щучинске, составляя примерно 22 % в Караганде и др. Реальное количество меннонитов в республике было значительно больше.

Значительная часть верующих были переселенцами с Украины, Поволжья и Северного Кавказа, а также репатриантами, в годы войны вывезенными на территорию Германии. Большинство их характеризовались, как политически лояльные, т.к. они выросли и воспитывались в условиях социалистического общества, трудились в государственных или кооперативных предприятиях. Отмечалось, впрочем, наличие среди меннонитов и, особенно, среди служителей и актива, негативного восприятия государственного строя. Главным свидетельством считалось наличие широко распространенных эмиграционных настроений в меннонитской среде.

Гораздо сложнее обстояло дело в отношении социальных ориентиров и соответственного преломления любых явлений в жизни общества. Как следствие, меннониты любые вопросы рассматривали через призму своего вероучения. Отмечалось, что подавляющее большинство верующих было эмиграционно настроено. За 1978–1988 гг. из относительно небольшой Алма-Атинской общины выехали 35 верующих, что составило около 28 %. Если учесть, что за тот же период умерли 21 чел. и выбыло 5, то община сократилась наполовину.

В начале 1980 гг. наблюдалось все большее сближение меннонитов с ЕХБ. Руководство общин как ВС ЕХБ, так и СЦ ЕХБ приветствовались, как братья. Отмечались некоторые изменения в канонической деятельности церковных меннонитов, например, в совершении обряда крещения, в целях участи в обряде хлебопреломления в баптистских общинах.

Как крайне негативное рассматривалось доброжелательное отношение меннонитов к общинам СЦ ЕХБ, прямые контакты с ними. Не разделяя курса на конфронтацию с органами власти, которая была присуща СЦ ЕХБ, члены меннонитских организаций сочувственно относились к их деятельности. Учитывалось наличие обширных семейно-родственных связей между членами указанных конфессий.

В период 1980 гг. часть общин пошла на автономную – вне структур ВС и СЦ ЕХБ, регистрацию. Среди них наиболее крупными были объединения в гг. Джетысае и Темиртау (пресвитеры Регер и Панкрац). Продолжатели этих традиций автономности поместных церквей в современном баптизме в Казахстане имеются и сейчас.

Для ЕХБ в Казахстане специфично то, что значительная часть членов этой конфессии происходила из меннонитов. Так, в Алма-Атинской области в 1970 г. в пяти общинах из 2 562 верующих 440 были братскими меннонитами. Почти целиком из них состояли общины в гг. Джезказгане, Жарыке, Джетысае, п. Никольском и др., а также существенная часть местных лидеров, например, Д.П. Регер – Джетысай, К.А. Гетц – Джамбул, Б.А. Гамм, Г.И. Дик, Л.Д. Клятт – в г. Щучинске и др.185. Осуждения среди них были нередкими186.

Как и другие меннониты, члены общин ВС ЕХБ и сторонники СЦ ЕХБ, в основном, выехали из Казахстана, гл. образом, в ФРГ. Среди прочих церквей этот процесс также не прошел бесследно. Так, например, у адвентистов Седьмого дня в 1982 г. почти 90 % верующих были немцы, в 1986 г. – 91 %. В настоящее же время их число не превышает 10 %.

Итак, можно сделать вывод, что церковные общности, как общности, представлявшие мистическое единство верующих немцев, были в условиях социализма своеобразным заменителем многих атрибутов национального института. В этом отличие таких формирований оттого, что вполне могло бы быть названо сектами. Если ранее уход из церкви был выражением идейного или социального протеста, то в рассматриваемый период выражением само существование таких религиозных общностей было выражением национальных интересов. Поэтому они почти всегда состояли только из людей одной национальности, что и составляло их социальную основу. Попытки разрешить это противоречие в условия тоталитарной идеологии не могли быть успешными. Таким образом, в определенной степени, можем рассматривать повышенную религиозность немцев в Казахстане как своеобразную реакцию на проявление атрибутов национальной общности.

Именно в этом заключается, на наш взгляд, история становления и существования немецких религиозных объединений в период 1960–1990 гг.

В целом, с уходом в прошлое тоталитарной идеологии, демократизацией общественной жизни в суверенном Казахстане религиозная, общественная и социальная активность казахстанских немцев находит новые формы реализации. Развиваются многочисленные религиозные структуры, совершенствуются формы деятельности. В Казахстане возникла митрополия Римско-Католической Церкви и её диоцезы, имеется епископат Евангелическо-Лютеранской Церкви. Совершенствуются структурные подразделения ЕХБ, евангельских христиан и других религиозных направлений.

Верующие немцы, как и представители других национальностей, в полной мере могут удовлетворять свои религиозные потребности.

Казаева Л.И. /Ханты-Мансийск, Россия/
ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ПРИ ИЗУЧЕНИИ НЕМЕЦКОГО ЯЗЫКА
Seit einigen Ja hren werden die Fragen unserer Umwelt im Unterricht diskutiert. Diese Umweltdiskussion ist ein wichtiger Bestandteil der Fremdsprachenstunden. Der vorliegende Artikel präsentiert eine Erfahrung der Arbeit zum Thema Umwelt und die Überlegungen über unsere Umgebung und Lösung der Umweltaufgaben im Fremdsprachenunterricht. Bei der Beschäftigung mit den Umweltfragen kann sich leicht ein Gefü hlder Hilf- und Hoffnungslosigkeit entstehen, das kontrproduktiv wirkt. Deshalb wurde bei der Ü berarbeitung der Lehrtexten, der Artikel aus den Zentral-und Lokalausgaben darauf geachtet, dass auch positive Entwicklungen vorkommen. Die Materialsammlung soll den Schü lern und den Studenten helfen, über ihre Umwelt und die Notwendigkeit ihres Schutzes nachzudenken.
Экология изучает интересы человека, условия его жизнедеятельности, влияние человеческой деятельности на окружающую среду. Научно-теоретическим обоснованием экологического образования, формирования экологической культуры является возникновение экологических идей, понятий, принципов, проникновение их в другие образовательные дисциплины и во все сферы деятельности человека. Начало этому процессу в Сибири положили участники Великой Северной (I Академической) экспедиции 1733–1743 гг.

К сожалению, и современная система образования не всегда «выдает» экологически грамотных специалистов. Поэтому важно периодически обращаться к первоосновам и местному опыту, чтобы убеждать примерами. К тому же до недавнего времени экологическое образование ограничивалось рассмотрением вопросов экологии при изучении естествознания и отдельных технических дисциплин, непосредственно связанных с природоохранной деятельностью. Реализация идей экологического образования предполагает изменение традиционной методики, введение новых дисциплин, помогающих понять законы взаимосвязи природы и человека.

Сохранение и улучшение здоровья людей тесно связано с гармонизацией связей человека с окружающей средой на различных уровнях: локальном, региональном, глобальном. Экология сейчас не только информирует, но несет ответственность за реализацию идей. Она объясняет цели и ценностные понятия человеческого существования, определяет разумность деятельности человека. И в этом отношении опыт Великой Северной экспедиции может быть «глубоко современным».

Конечно, в экологии, как и в науке в целом, новое не всегда выводится из старого. Экологические знания позволяют соотнести полученные результаты с ранее достигнутыми, проследить развитие, обобщение тех или иных понятий и идей. Экологическое обучение населения основам общения с внешним миром необходимо для гармонизации жизни и окружающей среды. Экологическая культура является новым способом соединения человека с природой, примирения его с ней на основе более глубокого познания.

Особое место в системе экологического образования отводится иностранному языку. Наряду с рассмотрением мировых экологических проблем в рамках изучаемых на занятиях тем («Страны изучаемого языка», «Природа», «Животный и растительный мир», «Родной край», «Традиции и обычаи» и т.д.), очень большое значение имеет использование краеведческих материалов. Форма и методы могут быть самые разные, но используемый материал должен носить актуальный характер, отражать злободневные задачи экологического воспитания на примере близкого нам окружающего мира. Важную роль играют здесь тексты, переводимые с русского языка на немецкий и с немецкого языка на русский, которые берутся из периодических изданий «Новости Югры», «Дела и люди», «Северный дом», а также учебных пособий «Umwelt und Gesellsehalt» (Bonn, 2000), периодической печати на немецком языке. Сыграли свою роль и «экологические» материалы изданного год назад научно-информационного сборника «Aus Sibirien – 2004».

К целям экологического образования на занятиях по немецкому языку относятся: повышение уровня экологической культуры, формирование всестороннего представления о связи области профессиональной деятельности с эволюционными процессами в природе и обществе. При изучении программных тем концентрируется внимание студентов на проблемах и ситуациях, связанных с глобальными и региональными вопросами защиты окружающей среды. Например, по теме «Sie und die Umwelt» (Вы и окружающая среда). Студенты пытаются ответить на вопросы:

- Was ist Umweltverschmutzung? Что значит «загрязнение окружающей среды?»;

- Was ist saures Regen? Что значит «кислотный дождь?»;

- Was ist Waldsterben? Что значит «вымирание лесов?»

Конечно, дать ответы на эти вопросы на немецком языке возможно только после предварительной подготовительной работы с тематическим текстом и тематическими словарями современного немецкого языка, после повторения и закрепления грамматических и речевых структур. Свободное высказывание и, по возможности, непринужденное общение на иностранном языке возможно только при осознанном, прочном знании законов языка. И нет больше радости для преподавателя, чем ответ ученика, студента, не только правильный в языковом плане, но и наполненный нравственного смысла. Но к этому ведет трудный путь поиска, разочарований, находок, открытий, провалов и маленьких успехов.

По мере накопления информационного материала осуществляется обработка и внедрение его в учебный процесс. Отсутствие краеведческих текстов на немецком языке ставит перед преподавателем задачу отбора актуальной информации из региональных изданий, и доведения их содержания и языкового материала до уровня компетенции каждого студента, с учетом языковой подготовки, возрастных особенностей и, конечно, в рамках учебного предмета – немецкого языка.

На занятиях рассматриваются в рамках страноведческих тем экологические проблемы города и региона, последствия экологических загрязнений и бедствий. Воспитание экологического сознания, экологического образа жизни должна рассматриваться как одна из важнейших воспитательных задач на уроке. Воспитание на уроках иностранного языка целенаправленно подводит учащихся и студентов к осознанию того, что люди, владея культурой и технологией, как и все живые существа на планете, включены в глобальную экосистему. Человеческая деятельность вплетена в сложную сеть взаимосвязей с природой, и это налагает на человека ответственность и требует серьезных ограничений в его производственной и бытовой деятельности.

Человеческая исключительность подразумевает разумное отношение его, как культурного существа, обладающего историческим опытом поколений, с окружающей средой. Используя экологические данные по округу, очень важно логично вписать их в текст.

Иностранный язык должен вносить свой вклад в формирование человека, воспринимающего окружающий мир во всем его многообразии, способного видеть, оценивать, прогнозировать свою деятельность в этом мире. На занятиях по иностранному языку эти вопросы рассматриваются не только при различных видах чтения: информационном, поисковом, изучающем, но и при решении коммуникативных задач: убедить, согласиться, рассказать, расспросить и т.д. В процессе практических занятий по языку можно смоделировать, спрогнозировать жизненно важную ситуацию. Средства коммуникации развиваются и совершенствуются вместе с развитием общества. Появляются новые способы передачи информации, но главную роль продолжает играть язык общения, речь позволяет передать наиболее точно чувства, эмоции, опыт поколений.

Существующий многие века язык выражает отношения между природой и человеческим обществом, отражают всю историю развития человечества. Культура тесно связана с экологией окружающей среды и достигает наивысшей точки своей развития только в слиянии с окружающим миром.

Рассмотрение экологических проблем в отрыве от комплекса социальных, экономических, политических и других проблем развития общества не может дать эффективный воспитательный результат, а будет являться только простой констатацией факта. Задачи, стоящие перед вузом в деле подготовки специалистов, требуют от преподавателей всех дисциплин научить студентов не только квалифицированно решать экономические, технические задачи производства, но и учитывать социальные, экологические, этнические условия, уметь прогнозировать последствия своей производственной деятельности.

В процессе учебного общения на уроках иностранного языка нужно осознанно и целенаправленно управлять деятельностью студентов при выборе темы обсуждения, с помощью речевых опор, клише, тематической лексики, картин, схем, диаграмм, направлять процесс прогнозирования, моделирования жизненно важной ситуации на иностранном языке. Конечный результат – осознанное, внутренне мотивированное, аргументированное высказывание на немецком языке. При этом всегда нужно учитывать базовый языковой уровень, чтобы поставленная задача не создала психологический барьер, и работа строилось на реальной языковой подготовке, с подключением специальной экологической лексики.

Важную роль здесь играет поисковая, переводческая деятельность. Реферативное оформление позволяет рассмотреть суть проблемы не только с языковой стороны, но также с позиции анализа ситуации, используя аргументацию, свою оценку. Многие рефераты могут быть использованы в учебном процессе уже в качестве текстов для чтения, в комплекте с разработанными к ним упражнениями. Здесь решается задача накопления актуальных краеведческих материалов, реализации теоретических основ грамматики через рассматриваемой темы.

Таким образом, вовлечение учащихся через иностранный язык в сферу экологии не только помогает решить задачи сугубо лингвистического характера, но и формирует уважительное отношение к национальному достоянию к ценностям поколений, стремление к взаимному общению.

Чем раньше мы будем закладывать нравственный смысл в курс иностранного языка, тем, более творческим, осознанным будет весь процесс обучения. На каждом этапе обучения решаются разные задачи, эффективность решения которых зависит от возраста обучаемых, уровня психофизиологического развития и владения языковым материалом, информационного багажа, социального самосознания. Но независимо от этих условий, в рамках учебного плана можно, варьируя сложность, использовать факты реальной жизни, рассматривать глобальные и местные экологические проблемы, пути их решения. При этом будет просматриваться связь с другими предметами. Ранее полученная информация обрабатывается, преподносится в другом контексте, делается упор на социальную мотивацию. Научная картина окружающего нас мира, соотнесенная с коммуникативными возможностями, развивает стремление вести дискуссии, слушать аргументы собеседника.

Выбирая тему урока, методы и приемы подачи материала, нужно помнить о конечном результате – умении учащихся высказывать свое мнение, понимать высказывание собеседника, обмениваться информацией, быть активным участником процесса общения.

Создание ценностных ориентаций, формирование природоохранных стремлений, корректировка норм речевого и неречевого поведения является основными установками для преподавателя при разработке занятий по немецкому языку. Экологическое образование выходит на передние позиции в подготовке студентов. Студенты, как будущие специалисты, должны осознавать свое место в современном мире, смысл своей жизни, свою социальную роль.

Вуз призван выпустить специалистов, готовых к постоянному саморазвитию, самосовершенствованию и чем богаче будет их внутренний мир, тем ярче они проявятся в своей профессиональной деятельности. Студенты должны осознавать свое предназначение, кто они в окружающем мире, каково их место и роль в охране и защите всего живого на Земле.

1. Подопригорова Л.А. Немецкий язык для экологов. М., 1997.

2. Ohlendorf H. Umwelt und Gesellschaft. Bonn, 2000

3. Perfilowa G., Makarewitsch J. Deutschland-Russland Jugendszenen Helf 1, Helf 2. Bonn, 1998


1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   45


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница