Региональная национально-культурная Автономия российских немцев Тюменской области Представительство gtz



страница3/45
Дата22.04.2016
Размер7.66 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   45

Полищук В.В. /Тюмень, Россия/

CТЕЛЛЕР ГЕОРГ ВИЛЬГЕЛЬМ – РОССИЙСКИЙ УЧЕНЫЙ, КОЛУМБ, РОБИНЗОН…


Переведённый на немецкий язык роман Д. Дефо «Робинзон Крузо» приобрёл громадную популярность. Юность Стеллера совпала с эпохой, когда огромный мир непознанного в естественных науках стал привлекателен для человека его воображения и жажды знаний

Э. Грунинг


Известный тюменский учёный и краевед в своей книге пишет: «Возвращаясь в Санкт-Петербург… в ноябре 1746 года, Г.В. Стеллер простудился и скончался в Тюмени. Здесь же он и похоронен»2. Тюменцы готовятся к приближающемуся 300-летию со дня рождения Стеллера. И представители научного, краеведческого сообществ первого русского города в Сибири, организуя «Стеллеровские чтения», воздают должное памяти и наследию трудолюбия и мужества этого молодого российского учёного.

О нем – талантливом адъюнкте Петербургской академии наук, сподвижнике В. Беринга существует довольно обширная литература, прежде всего опирающаяся на его научные труды, изданные посмертно. Вместе с тем, отстранённость во времени теперь позволяет под новым углом зрения увидеть достижения Стеллера, провести параллели с условиями, в которых они были обретены. Так, в свете посещения Тюмени всемирно знаменитым персонажем книги «Дальнейшие приключения Робинзона Крузо, составляющие вторую и последнюю часть его жизни, охватывающие изложение его путешествий по трём частям света, написанные им самим»3, можно говорить о реальном «робинзоне», чей жизненный путь после тяжёлых испытаний в Европе, Азии, Америке завершился в Тюмени 12 ноября 1746 г.

К портрету естествоиспытателя-первопроходца хотелось бы добавить несколько штрихов, взятых, в основном, из книг его некоторых американских биографов. К примеру, цитируемый выше первый губернатор штата Аляска, позднее – сенатор США отметил: «Сведения, доставленные теми, кто выжил в последней экспедиции Беринга, имели далеко идущие последствия. Их существование оказалось возможным почти всецело благодаря наиболее интересной, полезной и живой личности из экипажа «Св. Петра». Это был уроженец Германии Георг Вильгельм Стеллер, – натуралист, которому было определено сопровождать экспедицию. Вклад его оказался бессмертным. И сопоставим разве что с аналогичным Беринга, но в самой сфере, относящейся к Стеллеру, намного его превосходит»1.

Как известно, в январе 1725 г., за три недели до смерти, Пётр I в собственноручно написанной инструкции поставил российским «колумбам» цель: искать, где Азия «сошлась с Америкой». И только в «1741 году – в поздней экспедиции Беринг на одном корабле и Алексей Чириков – на другом открывают Аляску. Причём Чириков увидел сушу 15 июля – на день раньше своего руководителя, который, возможно был в трёхстах или даже более милях севернее»4. Здесь необходимо подчеркнуть, что ранее корабли экспедиции потеряли друг друга в тумане. Чириков А. И. – капитан пакетбота «Св. Павел» – открыл архипелаг Александра. И день в день с ним «15 июля 1741 года Стеллер впервые заметил материковую сушу Аляски, когда пик Св. Ильи и другие вершины береговой горной цепи Аляски неясно проступили на горизонте из морской дали. Однако это заявление Стеллера «было воспринято как одно из моих чудачеств»*, пока [на следующий день] более ясная видимость не сделала открытие достоверным. Команда «Св. Пётра» радостно приветствовала землю, увиденную после шести недель утомительного пути…

Первой встреченной американской сушей оказался остров Каяк, находящийся в нескольких милях от материка посередине огромной дуги Аляскинского залива. Приблизившись к острову, Стеллер и его спутники «с огромным удовольствием» обозревали прекрасные леса острова и его ровные песчаные пляжи… Стеллер буквально горел желанием высадиться на берег вместе с командой, направляемой в шлюпке для пополнения запаса пресной воды. Но Беринг, ссылаясь на возможную опасность, не дал ему согласия. В слепой ярости учёный угрожал рапортовать об этом отказе начальству в С.- Петербурге, он умолял, ругался до тех пор пока Беринг не смягчился… Так, в обстановке разногласий и насмешек начиналось научное исследование Северо-Западной Америки.

Оказавшись на суше, Стеллер начал искать признаки человеческого жилья. Он заметил выдолбленный чурбан, явно использовавшийся для приготовления пищи буквально несколькими часами ранее. Здесь же валялись обглоданные кости карибу [североамериканского оленя. – В.П.]. Потом он обнаружил землянку, где находились домашняя утварь, продукты, а также стрелы. Далее Стеллер, вскарабкавшись на вершину крутого холма, увидел дымок в отдалении. Стремясь к перспективе встречи с островитянами, он спешно вернулся к месту высадки и отправил на судно запрос для разрешения ему использовать шлюпку при поиске аборигенов. Ожидая пока записка будет доставлена на «Св. Петра», Стеллер не терял времени даром. Устав после восхождения на кручу, он исследовал неизведанных представителей растительного царства береговой полосы. С пакетбота от Беринга поступило сообщение, что для предлагаемого обследования нет времени. Стеллер получил «патриотичный и вежливый ответ, что мне следует скорее вернуться на борт корабля – иначе меня оставят здесь, не дожидаясь»… Невзирая на приказ о возвращении, Стеллер оставался на берегу до заката. Послав сопровождающего казака отстрелять птиц для образцов, сам отправился пешком по острову, собирая коллекцию растений и ведя наблюдения…

Стеллер порекомендовал в обнаруженной землянке вместо взятых им предметов положить несколько подарков. Хотя моряки и последовали его предложению, но оставили не ножи, как советовал натуралист, а чугунный котелок, шёлковую материю, китайскую трубку и табак. Вместе с тем они забрали из жилища ещё некоторые вещи индейцев. Стеллер опасался, что последние попробуют табак на вкус и, не зная использования данного растения, могут «подумать, что мы намеревались отравить их». Не обременённые умственной деятельностью спутники Стеллера неизменно отказывались следовать даваемым им советам. Но этот их грех вряд ли может быть сравним с решением Беринга о немедленном отплытии. «Время, отпущенное здесь на исследования, ко времени затраченному на обеспечение самой экспедиции в арифметическом соотношении имеет следующее значение: десять лет велась подготовка к этому великому предприятию и только десять часов были посвящены самой работе».

Покинув остров Каяк 21 июля, «Св. Пётр» медленно двинулся на запад… Снова мореплаватели разглядели землю 4 ноября и были уверены, что это – Камчатка… На самом же деле берег был не её, а только Медного – небольшого островка к востоку от острова Беринга… В конце концов было решено высаживаться на сушу. И 6 ноября «Св. Пётр» вошёл в залив Командора острова Беринга»5.

Потерпев кораблекрушение на необитаемом острове, «робинзоны» здесь основали свой лагерь (см. карту «Мap оf Bering Island»6). Им было неизвестно: суждено ли кому-то выжить (капитан-командор Беринг и ещё 30 человек из экипажа не вернулись домой). Оставшиеся в живых 46 мужественно переносили невзгоды, охотились, строили новое судно. А «многогранная личность Стеллера на сложном изломе судьбы (в условиях непридуманных испытаний на необитаемом острове»7 и здесь проявлялась в научном поиске. Пытливый натуралист, будучи первым исследователем острова, его природно-географических особенностей, животного и растительного мира оставил и первое описание.

«Остров Берингов между 55 и 60° широты с ZO в NW сторону простирается. Длиною сей остров на 165 вёрст, а ширину имеет различную.

Самые высокие тамошние горы не выше двух вёрст. Сверху на полфута толщины покрыты они простою желтоватою глиною, в прочем состоят из диких желтоватых же камней.

Что касается до погод, то оные от камчатских тем только разнствуют, что жесточае и чувствительнее, ибо остров не имеет закрытия, а притом узок и без леса. Сверх того, сила ветров в глубоких и узких долинах так умножается, что на ногах стоять почти невозможно. Самые жестокие ветры примечены в феврале и апреле, которые дули с ZO и NW стороны. В первом случае была ясная но сносная, а во втором ясная, но весьма студёная погода.

Прибылая вода самая большая случилась с начала февраля месяца при ветрах NW; другое наводнение было в половине майя месяца от великих дождей и снегов вдруг растаявших; однако помянутые наводнения были умерены, в рассуждении тех, коим есть несумнительные признаки, ибо в вышине 30 сажен и более от поверхности моря есть много наносного леса и целых скелетов морских зверей, по которым Стеллер думает, что в 1737 году и здесь такое ж наводнение было, как и в Камчатке.

Трясения земли по нескольку раз в год случаются. Самое жестокое в начале февраля примечено, которое при западном ветре продолжалось ровно 6 минут, а пред ним слышны были шум и сильный подземный ветер со свистом, который шёл от полудня к северу.

Из минеральных произведений, которые на острове находятся, знатнейшими могут почесться изрядные воды, которые в рассуждении чистоты своей и лёгкости весьма здоровы, и сие их действие примечено на больных с пользою и желаемым удовольствием. Что же касается их изобилия, то нет такой долины, по которой бы не текла речка, а всех их числом более 60, между коими есть и такие, кои шириною от 8 до 12, а глубиною в прибылую воду до 2, а иные до 5 сажен»8.

И вот уже учёные второй половины XX в., проводя раскопки на месте лагеря экспедиции, обнаруживают сенсационные находки. «В вахтенном журнале «Св. Петра» есть опись имущества экспедиции, оставленного в специально для того построенном складе, скреплённая подписями всех членов экипажа. Всего была в нём 2071 вещь четыреста семидесяти четырёх наименований… Упорство в поисках было награждено ещё одной неожиданной находкой – каменных инструментов, не указанных в реестре. Это были концевые скребки, скобелёк, отщепы, изготовленные из кремня, халцедона, окаменелого туфа и имевшие ретушь. Среди этих предметов… также наконечник копья и небольшое подвесное украшение. Откуда это? Ведь остров был необитаем? Аналогичные находки сделаны в большой землянке, в которой, судя по всему жили Ваксель со своим сыном и возможно – Стеллер. Это металлический сосуд с окаменевшими ракушками и костяными палочками, которыми алеуты украшают лица.

Да ведь это – часть коллекций Стеллера – осеняет догадка! На небольшое вновь построенное судёнышко взято было лишь крайне необходимое снаряжение. Остальное осталось на острове. И вот дождалось-таки своих исследователей»9.

Таким образом, холм Стеллера на острове Каяк, гора Стеллера и арка Стеллера на о. Беринга – это наглядные памятники первому европейцу из ступивших на землю Северо-Западной Америки; первому натуралисту, описавшему флору и фауну Нового Света»10.


* Все приводимые цитаты без ссылок на источник взяты из книги У. Ханта.

________________________



  1. Gruening, Ernest. The State of Alaska, Random House, N.-Y., 1968. P. 9.

  2. Копылов В.Е. Окрик памяти. Книга первая. Тюмень, 2000. С. 12-13

  3. Дефо Д. Приключения Робинзона Крузо. Иркутск, 1992. С. 22.

  4. The Alaska Almanac. Facts About Alaska -17th Edition. Alaska Northwest Books, 1993. P. 69.

  5. Hunt,William R. Arctic Passage:The Turbulent History of the Land and People of the Bering Sea, 1697-1975 N.-Y. Charles Scribner's Sons. 1975. P. 19-25.

  6. Steller, Georg Wilhelm. Journal of a Voyage with Bering 1741-1742, Stanford University Press, Stanford, California, 1988. P. 172.

  7. Полищук В.В. Крузо и Стеллер: «робинзоны» как феномен культурного пространства Тюмени // Город как культурное пространство. Материалы региональной научно-практической конференции. Тюмень, 2003. С. 131-132.

  8. Ляпунова Р.Г., Фёдорова С.Г. Русская Америка в неопубликованных записках К.Т. Хлебникова. Л., 1979. С. 147-148.

  9. Пушкарь А.И. Берег Отечества. М., 1986. С. 114.

  10. Ford, Corey. Where the Sea Breaks Its Back: The Epic Story of a Pioneer Naturalist and the Discovery of Alaska. Boston, 1966. P. ix.

Толстиков А.В., Петухова Г.А., Драчёв Н.С.,

Кузьмин И.В., Сивакова Н.А. /Тюмень, Россия/
МУЛЬТИМЕДИА-ПРОЕКТ «ИЗУЧЕНИЕ И СОХРАНЕНИЕ БИОРАЗНООБРАЗИЯ

КАК ПРОДОЛЖЕНИЕ ДЕЛА Г.В. СТЕЛЛЕРА»


Научно-технический прогресс ведет к использованию все более совершенных, наукоемких технологий, новых ресурсов, территорий. Он требует разработки новых принципов взаимодействия человека и природы, использования новых видов сырья и новых видов энергии. Необходимость выживания и развития человечества приводит к активной, технократической эксплуатации природных ресурсов. Это ведет к обмелению рек, загрязнению почвы, воды и воздуха, уничтожению или вымиранию видов животных и растений.

За последние 200 лет с лица Земли исчезло огромное количество растений. Так из флоры Гавайских островов исчезло 11,6 % видов, в Бельгии – 4,8 %, в Германии – 7,5 %. В общей сложности в мире нуждаются в охране 25-30 тыс. видов растений или 10 % мировой флоры. Доля вымерших видов во всех странах составляет более 0,5 % общего числа видов флоры мира

В настоящее время в России более 1 000 видов растений находятся на грани исчезновения и нуждаются в срочной охране. Из флоры России навсегда исчезли незабудочник Чекановского, волчеягодник баксанский, строганивия стрелолистная и др.

По прогнозам ученых, опасность, грозящая биоразнообразию, постоянно нарастает. Между 1990 и 2020 гг. могут исчезнуть от 5 до 15 % видов. Это составит от 15 000 до 50 000 видов в год или от 40 до 140 видов в день. По-видимому, около 22000 видов растений и животных сейчас находятся под угрозой исчезновения. Из них 66% позвоночных животных являются обитателями континентов. К концу ХХ в. с лица Земли исчезло 68 видов млекопитающих, 130 видов птиц, 28 видов рептилий, 6 видов рыб и 6 видов амфибий. В Красную книгу России включено 65 видов и подвидов млекопитающих, 63 вида птиц, 21 вид рептилий, 8 видов амфибий.

Утрата видового разнообразия как жизненного ресурса может привести к серьезным глобальным последствиям для благополучия человечества и даже его существования на Земле.

Одним из современных способов привлечь внимание широкой аудитории к проблемам изучения и сохранения биоразнообразия служат электронные обучающие продукты с использованием мультимедиа-технологий.



Рис. Элемент интерфейса мультимедийного обучающего продукта.


В 2004 г. на конкурс мультимедиа-проектов «Join Multimedia», организованных германской компанией «Siemens», авторским коллективом был представлен мультимедийный обучающий продукт, который в популярной и доступной форме знакомит пользователей с основными вехами биографии Г.В. Стеллера. Язык обучающего продукта – английский.

Авторами рассмотрены вопросы сохранения биоразнообразия и вклад Г. Стеллера в его исследование. Продукт содержит видео- и аудиоматериалы о негативном антропогенном воздействии человека на окружающую среду Тюменской области и материалы российско-германской конференции, посвященной памяти Г. Стеллера. В работе приведена информация по биографии немецкого естествоиспытателя, экспедиции на полуостров Камчатку и сведения о животных, которых он открыл и описал. Также содержится информация об основных пунктах его путешествия, игра сопутствующей тематики, фотографии и информация об участниках проекта. Воспроизведен маршрут Г. Стеллера из Санкт-Петербурга до Камчатки. Особое внимание уделяется ключевым пунктам экспедиционного пути Стеллера, в т.ч. г. Тюмени – месту его последнего пристанища. Приведена иллюстрированная информация о видах животных, впервые описанных Стеллером, включая известнейшую Стеллерову корову.

Презентация разрабатывалась на ОС Windows XP Professional (тестировалась на 98/2000/NT). Использовались язык разметки HTML, программные продукты Macromedia Flash 2004, Adobe Photoshop CS и Pinacle Studio 8.0.


Гарифуллин И.Б. /Тюмень, Россия/
О ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЕ СПУСТЯ 60 ЛЕТ
через судьбу моего поколения прошла война, и прошло уже 60 лет с тех пор, когда залпы салюта возвестили планете о полном и сокрушительном разгроме Красной Армией и войсками союзников фашистской Германии и безоговорочной ее капитуляции. Еще пустя несколько месяцев – 2 сентября 1945 г. подписанием акта о капитуляции Японии закончилась самая кровопролитная война в истории человечества.

34 века назад произошла на земле первая война, память о которой сохранилась в истории. Тогда египетский фараон Рамсес II сражался с царем хеттов Хетасаром, а после между ними был заключен на земле «вечный мир». Затем на планете «случилось» около 20 тыс. войн, а их характер был различен: войны большие и малые, локальные и мировые, междоусобные и религиозные, феодальные и династийные, крестьянские и гражданские, внутренние и внешние, повстанческие и партизанские, «грязные» и «священные», семилетние и священные, чайные и опиумные, расовые и народные, наступательные и оборонительные, химические и танковые, разорительные, захватнические, истребительные, тотальные, позиционные, окопные, сухопутные, морские, воздушные, экономические, «холодные», психологические.… А некоторым войнам люди не придумали односложные названия из-за их чудовищности и бессмысленности. Это относится и к военным конфликтам на Северном Кавказе и на Ближнем Востоке. Иные братоубийственные войны идут десятилетиями.

Великая Отечественная – это часть второй мировой войны – крупнейшего столкновения сил мира с силами реакции. Та война по политическим целям и масштабу не имеет равных по политическим целям и масштабу не имеет равных в истории: она охватила 72 страны мира, более 80 % его населения. Пожар войны унес более 55 млн. жизней. Свыше 1 трлн. долл. затрачено воюющими странами; материальные потери и разрушения составили 316 млрд. долл., а с учетом косвенных издержек война обошлась в 4 трлн. долл. Особенно масштабными оказались последствия войны для СССР: она продолжалась для нашей страны 1 418 дней, каждый из которых уносил 14 104 жизни (каждый час погибало 588 чел.). Фашисты разрушили и превратили в пепелище 1 710 городов и поселков, более 70 тыс. сел и деревень, 6 млн. зданий. Было сожжено, разрушено и разграблено 31 850 промышленных предприятий, 4 100 железнодорожных станций, 98 тыс. колхозов, 1 876 совхозов, 427 музеев, 43 тыс. библиотек, уничтожено 65 тыс. км. железнодорожных путей, 13 тыс. мостов.

Общий материальный ущерб, причиненный войной, составил астрономическую цифру – свыше 2,5 трлн. руб. Но это все – восполнимые потери, а вот 27 млн. жизней – невосполнимы. А сколько вернулось с войны раненых и калек? В стране появилось много сирот, вдов, матерей и отцов, потерявших своих детей.



Великая Отечественная война унесла жизни 55 700 тюменцев, а всего более 250 тыс. (в т.ч. и российские немцы в начале войны) наших земляков приняли участие в боях на советско-германском фронте.

Вторая мировая война «вызревала» в течение многих лет, и она велась не просто за передел мира, а для завоевания мирового господства. Первая страна, вставшая на путь агрессии – Германия. Чтобы «развязать руки» в 1933 г. она вышла из Лиги наций; заявила о территориальных притязаниях; объявила о создании военной авиации; ввела всеобщую воинскую повинность. Военное производство Германии в 1934–1940 гг. возросло в 22 раза, а численность вооруженных сил – в 35 раз. Вся экономика была переведена на военные рельсы.

Еще не придя к власти, 10 февраля 1930 г. А. Гитлер заявлял, что цель предстоящей войны, которую поведет Германия в будущем, состоит в достижении господства над Европой, а затем и в установлении мирового господства.

Придя к власти, фашисты развернули крупномасштабную подготовку, а перед самым нападением на Советский Союз – 5 июня 1941 г. А. Гитлер говорил: «Тем, кто спрашивает меня, достаточно ли установить границу по Уралу, я отвечу – в настоящее время достаточно провести границу там. Самое главное – уничтожить большевизм. В случае необходимости мы возобновим наступление, если возникнет новый центр сопротивления. Москва, центр доктрины, должна исчезнуть с поверхности земли, как только богатства с нее будут перевезены в безопасное место». 27 июня 1941 г. А. Гитлер уточнил: «Граница должна проходить на 200-300 км восточнее Урала. Русское пространство является нашей Индией».

Расположенная сразу за Уральскими горами Омская область (куда входила территория, с 1944 г. ставшая самостоятельной Тюменской областью) должна была по планам Гитлера стать «водоразделом» между «Великой Германской империей» и зависимой от нее страной, образованной на «развалинах» СССР.

На всякий случай А. Гитлер имел и «запасной вариант»: «даже если мы не сможем это завоевание осуществить, мы вместе с собой разрушим полмира … 1918 г. не повториться. Мы не капитулируем»

Силы международной реакции знали, что Германия вооружается для нападения на СССР и оказывали ей, к сожалению, щедрую помощь. Они рассчитывали, что война подорвет экономику нашей страны и, следовательно, устранит ее как конкурента. Еще в октябре 1936 г. по инициативе Германии был создан военно-политический блок «Ось: Берлин – Рим», а через месяц Германия и Япония заключили «Антикоминтерновский пакт». Позже к этому блоку присоединилась и Италия

СССР вел огромную работу по предотвращению войны и укреплению обороноспособности страны. Во-первых, СССР пытался создать систему коллективной безопасности и сорвать попытки сформировать единого антисоветского пространства: в 1939 г. был подписан советско-германский пакт о ненападении, а в апреле 1941 г. такой же договор был заключен с Японией.

Второй круг мероприятий – это укрепление собственной экономики, особенно ее оборонной промышленности: с января 1939 г. по июнь 1941 г. было введено в строй около 3 тыс. новых предприятий; произведено 17 тыс. боевых самолетов; 7 тыс. танков; 82 тыс. орудий и минометов. К концу 1942 г. по планам советского руководства предполагалось полностью переоснастить армию. Предполагалось повысить боеготовность кадровой армии, для чего еще в 1939 г. был принят закон о Всеобщей воинской обязанности.

Были сняты ограничения даже с потомков дворян, царских офицеров, казаков, считавшихся «социально чуждым элементом». Не было ограничений и для советских немцев, служивших наравне со всеми народами нашей страны и занимавших все строчки табеля о рангах (включая высшие посты) в Красной Армии и в Военно-Морском флоте.

В 1939–1941 гг. было сформировано 125 новых дивизий и к 1 июня 1941 г. численность вооруженных сил СССР была доведена до 5 млн. чел. Большая работа проводилась по укреплению западных границ (особенно после присоединения западных областей Украины, Белоруссии, Бесарабии, Прибалтики)



Уже в 1939 г. Вторая мировая война коснулась Тюменского края – сюда было вывезено, сослано, депортировано 12,7 тыс. чел. из числа бывших польских военнослужащих и беженцев из Польши, гражданского населения западных районов СССР.

22 июня 1941 г. фашистская Германия вероломно, без объявления войны, напала на Советский Союз. Вместе с ней выступили против нашей страны ее союзники (сателлиты). Для советского народа война за свободу и независимость была объявлена священной, и в самом названии партия и правительство использовали некий духовно-религиозный «подтекст». Не случайным было и первой личное обращение И.В. Сталина к советским гражданам: «братья и сестры».

Первые месяцы войны, как известно, проходили в неблагоприятных условиях для СССР и в выгодных для фашистских войск. На нашу страну была брошена хорошо подготовленная, оснащенная и отмобилизованная армия, обладающая опытом ведения крупных наступательных операций: на Восточном фронте находилось 190 дивизий (153 немецких – 3 300 тыс. чел.; по 17 – румынских и финских, 2 венгерских), на вооружении которых состояло 47 260 орудий и минометов, 2 800 танков, 4 950 самолетов и 193 боевых корабля. Напротив, в составе западных пограничных и военных округов СССР было сосредоточено 170 дивизий и 2 бригады (большинство которых укомплектованы по штатам мирного времени) и насчитывали всего 2,9 млн. чел. Противник превосходил войска СССР: по личному составу – в 1,8 раза; средних и тяжелых танков – в 1,5 раза; боевых самолетов – в 3,2 раза; орудий и минометов – в 1,25 раза. Страны агрессии значительно превосходили СССР по производству:




вид

страны агрессии

СССР

сталь

31,8 млн.тн

18, 0 млн. тн

уголь

506,0 млн.тн

165, 0 млн. тн

электроэнергия

53, 0 млрд. квтч

48, 0 млрд. квтч
Кроме того, в военную экономику стран агрессии было вложено 90 млрд. долл. Включены были в военную экономику и ресурсы других европейских стран. Только заводы «Шкода» в Чехословакии могли обеспечить военной техникой 50 дивизий. Фашистская армия использовала оружие, боеприпасы и снаряжения 30 чехословацких, 92 французских, 12 английских, 22 бельгийских, 18 голландских, 6 норвежских дивизий. Американская авиационная фирма «Эйкрафт-корпорейшн» также внесла «посильный вклад» в планы нападения на СССР – только за 8 месяцев 1934 г. она увеличила (по сравнению с 1933 г.) экспорт своей продукции в Германию в 6,4 раза.

Это были, все-таки, объективные причины для временных неудач Красной армии. Но нельзя снимать со счетов и субъективные факторы. Сыграли свою роль и допущенные просчеты в оценке возможного времени нападения на Советский Союз. Так, в беседе с У. Черчиллем И. Сталин признавался: «Мне не нужно было никаких предубеждений. Я знал, что война начнется, но я думал, что мне удастся выиграть еще месяцев шесть…». Сталин хотел «остаться вне войны» или, по крайней мере, отсрочить втягивание в нее СССР, жил идеей столкнуть между собой две группировки держав мира.

Просчеты допустил и наркомат обороны СССР, который докладывал И. Сталину: «У сосредоточившихся вдоль наших границ немецких войск нет общего превосходства в силах». При этом не учитывалось, что пропускная способность железных дорог к границам: у Германии и ее союзников – 220 эшелонов в сутки, тогда как у СССР – 84 эшелонов. К тому же у советских войск обеспеченность радиосвязью была обеспечены на 27-30 %. На заседании Главного военного совета 13 января 1941 г. И. Сталин резко критиковал руководство наркомата обороны, но было уже поздно…

Руководствуясь положением, что если дело дошло до войны, то все было подчинено ее интересам: развернулась большая организаторская и политическая работа по превращению СССР в боевой лагерь.



В Тюмени были сформированы 368-я стрелковая дивизия и три истребительно-противотанковые артиллерийские бригады. Здесь размещались 22-й учебный полк снайперов; 3-я учебная запасная стрелковая бригада; три военных училища (11 выпускников которых были удостоены звания Героя Советского Союза).

В Тобольске функционировала 6-я специальная артиллерийская школа, а в Заводоуковске – спецшкола ВВС.

Была намечена реалистическая программа, которая включала широкий комплекс мероприятий:

- в области экономики – создание единого военного хозяйства, способного обеспечить фронт оружием и боевой техникой, всем необходимым для ведения войны;

- в области внешнеполитической – создание и укрепление антигитлеровской коалиции, открытие второго фронта и международная изоляция фашисткой Германии;

- в военной области – укрепление вооруженных сил, создание новых частей;

- в области организационной – перестройка работа госаппарата и общественных организаций, усилив централизацию их деятельности по законам военного времени, обеспечив удовлетворение запросов тружеников тыла и мирных граждан, независимо от национальности;

- в области внутриполитической – усиление патриотического воспитания.

В 19411942 гг. в Тюменском крае было расселено 150 тыс. беженцев, а некоторые из них ушли добровольцами на фронт. Литовка М. Мельникайте воевала в партизанском отряде и за свой посмертный подвиг была удостоена звания Героя Советского Союза

Здесь было расселено и 39,9 тыс. российских немцев. Некоторые из них до принятия известного закона о депортации немцев из Поволжья и отзыва их из Действующей армии успели повоевать. Затем главным врачом Ярковской больницы работал бывший офицер-фронтовик К.Г. Гиберт, а по тюменскому Заполярью летал бывший военный летчик А.А. Тимлер.

Несмотря на скромные возможности, Тюменский край стал усиленно создавать возможности для размещения эвакуированных предприятий и переоборудования уже имеющихся для выпуска военной продукции. Перелом в войне был обеспечен и беспримерным героизмом тружеников советского тыла. На промышленных предприятиях, на полях колхозов и совхозов народ работал под девизом: «В труде, как на фронте». От голода и хронического переутомления люди падали в обмороки, но работы не бросали



В ходе войны Тюмень стала местом размещения 22 предприятий, эвакуированных из прифронтовой полосы. Старейшие «мирные» предприятия города начали выпускать военную продукцию: завод «Механик» был переименован в завод № 762 Наркомата минометного вооружения; судостроительный завод стал единственным в стране центром по изготовлению торпедных катеров «Г-5»; в третьем квартале 1942 г. Тюменский аккумуляторный завод уже добился увеличения выпуска продукции в 2,5 раза; химфармзавод – в 5 раз; завод АТЭ – в 3,6 раза, а мотоциклетный завод – в 3,5 раза. На авиазаводе № 499 (ныне «Тюменьсельмаш») в Заводоуковске были выпущены первые в мире реактивные истребители БИ-1,. БИ-2, БИ-7.

В самый разгар войны в 1944 г. было принято решение об образовании Тюменской области, что способствовало ускорению его последующего социального и экономического развития. Принимали в этом участие и 19 939 немцев: коренных жителей области, переселенцев (в т.ч. участников Трудармии), заключенных. Оставаясь советскими патриотами (несмотря на сложность политической ситуации) они также самоотверженно работали на нужды фронта, как и все остальные советские люди. Заметим, что в 1944 г. было принято решение Тюменского облисполкома, предписавшее «проверить состояние семей немцев, мобилизованных в трудовые колонны, с целью выявления безнадзорных детей...».

В начале мая 1945 г. в установке Знамени Победы над рейхстагом принимали участие и тюменцы. Так завершилась Великая Отечественная война, но пламя второй мировой войны «еще не погасло». Оно продолжало бушевать в бассейне Тихого океана. Японская военщина своими провокациями (только в 1944 г. было совершено 144 нарушений и 39 случаев обстрела советских границ) уже давно свела на нет Договор о нейтралитете и поэтому СССР еще в апреле 1945 г. денонсировала его. Выполняя союзнические обязательства 8 августа 1945 г. Советское правительство объявило о вступлении в войну против Японии. Пользуясь подавляющим превосходством в силах, вооружении и тактике, войска СССР всего лишь за 25 дней полностью разгромили японцев, пленив 600 тыс. чел., освободили Китай, Курильские острова, Южный Сахалин и Северную Корею.

В освобождении Кореи от японских войск участвовали и тюменцы. А одна из них – санинструктор М.Н. Цуканова участвовала в составе Отдельного батальона морской пехоты Тихоокеанского флота. При высадке десанта в корейском порту Сейсин (Чхончжин) Цуканова выносила моряков с поля боя. Посмертно удостоена звания Героя Советского Союза.

2 сентября 1945 г. в Токийском заливе на борту американского линкора «Миссури» был подписан акт о безоговорочной капитуляции Японии. Таким образом, самая кровавая в человеческой истории война, унесшая с собой 50 млн. жизней, закончилась спустя 6 лет и один день после ее начала. Победа СССР носила закономерный характер, а победоносный исход ее войны был подготовлен социально-экономическими завоеваниями, достигнутыми в годы предвоенных пятилеток и в годы военных испытаний, и стоила многих человеческих жизней и подорванного здоровья.

В результате Победы советского народа в войне резко возросло военное и политическое влияние СССР. В ходе войны он не только вышел из международной изоляции, но и стал признанной великой державой. Количество стран, с которыми Советский Союз установил дипломатические отношения, увеличилось по сравнению с довоенным периодов с 26 до 52 государств. Война показала силу морального духа советских людей. Перед всем миром Красная армия предстала как армия, преградившая путь фашизму к мировому господству, избавив народы Европы и Азии от порабощения.

Изменила победа во второй мировой войне и настроение германского общества, ныне категорически не принимающего попытки неофашистов пересмотреть итого этой войны.

Бургарт Л.А. /Усть-Каменогорск, Казахстан/
О НОВЕЙШИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ ПО ИСТОРИИ НЕМЕЦКОГО НАСЕЛЕНИЯ
С середины 1990 гг. и по настоящее время – это период мощной работы по изучению истории российских немцев, прежде всего в российской и германской историографии. Самым значительным результатом стал выход историографии на качественно новый этап критического осмысления накопленного исследовательского потенциала, с чем связан отход от целого ряда стереотипов, сложившихся в условиях преобладания эмоционального подхода, слабой изученности тех или иных тем, недоступности архивных источников, и формирование целого ряда объективных положений и выводов по крупным и сложным проблемам истории российских немцев. Эти положения и выводы нашли отражение, как в отдельных публикациях, так и в монографиях.

В данной работе будут представлены лишь те положения и выводы, которые касаются наиболее крупных проблем, имеют непосредственную проекцию на историю немецкого населения и просто не могут не учитываться исследователями, стремящимися к организации своей работы на серьёзном научном уровне. Историографический анализ будет построен по проблемно-хронологическому принципу.

Дореволюционный период истории немцев Казахстана менее продолжителен, чем у российских немцев. Однако целый ряд новейших научных разработок по проблемам этого периода в российской и германской историографии1 имеет существенное значение для аналогичных исследований в Казахстане. В этой связи особого внимания заслуживают разработки российских исследователей, касающиеся причин миграции колонистов на Восток (Сибирь, Казахстан, Средняя Азия), основных этапов, результатов и особенностей этого процесса, а также социально-экономической истории дочерних немецких поселений в конце ХХI–начале ХХ вв.

В последние годы в российской историографии довольно чёткое обоснование получил тезис, усматривающий причины миграции немецких колонистов на Восток во внутренних противоречиях в колониях2. Исследователями выделяются объективные предпосылки миграции, субъективные предпосылки включения личности в миграционный процесс и условия, стимулирующие миграцию3.

Значительные шаги сделаны российской историографией в изучении законодательной базы переселенческого процесса: установлено, что переселение немцев-колонистов шло на общих с российскими крестьянами основаниях, вместе с тем имел место целый ряд «ограничительных» мероприятий, обусловивших особенности водворения и расселения немцев4. Следует отметить особый интерес российской историографии к проблемам социально-экономического развития немецких поселений в Сибири. Исследователями чётко обозначены формы водворения колонистов (переселенческие участки и купленные или арендованные земли), выделены основные районы «немецкой крестьянской колонизации», изучены региональные особенности.

Анализ социально-экономического положения немецких переселенцев на родине и в сравнении с русскими и украинскими переселенцами позволил получить выводы о незначительных отличиях у этих групп, опровергнуть тезис о «росте социальной дифференциации» переселенческих хозяйств в Сибири («социальная структура стала более однородной»5, «социальная структура формировалась по пути капиталистического фермера»6). Работы подтверждают, что переселение благоприятно сказалось на хозяйственном состоянии всех переселенцев, более успешное развитие немецких хозяйств было обусловлено рациональным использованием трудовых и денежных ресурсов и нравственным фактором – особенностями менталитета7.

Довольно мощно представлен в современной российской историографии анализ элементов хозяйственно-культурного комплекса немцев-переселенцев в Западной Сибири. Изучение соотношения индивидуального и коллективного начал в системе землепользования немецких переселенцев позволило прийти к закономерному выводу о влиянии места выхода колонистов на формирование системы землепользования в новых регионах (общинная система у выходцев из Поволжья и подворно-хуторская у волынских немцев и меннонитов). Отличия в системе землепользования у различных этнических групп немцев определялись традициями, господствовавшими в местах их выхода в Европейской России8.

Аналогичным образом исследуется развитие животноводства и его место в культурно-хозяйственном комплексе различных этнических групп немцев-переселенцев в Западной Сибири9. Подобные работы позволяют реально оценить вклад немецких переселенцев в экономическое развитие регионов в конце ХIX–начале ХХ вв. и заслуживают особого внимания в проекции на Казахстан.

Комплексный анализ социально-экономического положения немецких колоний в Сибири и на Алтае в конце ХIХ–начале ХХ вв. позволил российским исследователям выделить новые закономерности развития в экономике немецкой деревни. Отмечается «постепенное исчезновение натуральности хозяйства как базиса устойчивого воспроизводства традиционной этнокультурной специфики», перевод экономики «на рельсы широкого обмена деятельностью и её результатами». Исследователи выдвигают и обосновывают положение о «существовании немецкой деревни в рамках узкоспециализированной модели» и «движении немецких крестьян по пути консолидации конкретной национальной группы в буржуазно-субнациональную группу»10. Относительно последнего процесса, отмечается его «неравномерность во всех сферах: бурное развитие в экономической сфере, сдержанное в социальной и слабое в рамках этнических связей»11.

Выход на качественно новый уровень позволил российским исследователям получить серьёзные результаты анализа проблем развития немецкого населения в контексте диаспоры. В частности правомерно отмечается наличие у российских немцев в конце ХIХ–начале ХХ вв. «комплекса диаспоральности», для которого были характерны иерархичность и дискретность самосознания (преобладание областного над общенациональным). В процессе дальнейшего продвижения на Восток: в Сибирь, Казахстан и Среднюю Азию, расселившись на новых территориях, немцы сохранили стабильность стереотипов поведения, высокий уровень сельскохозяйственной специализации, регламентацию жизненного уклада, отличную от других культуру труда и быта, особые конфессиональные отношения, национальную школу и пр. Тем самым, немцы сохранили сложившиеся в местах выхода черты «диаспоральности»12.

Значительные шаги сделаны российской и германской историографией в изучении советского периода истории немцев. Одной из сложнейших «макротем», в исследовании которой современная историография вышла на качественно новый объективный научный уровень, является проблема взаимоотношений российских немцев и большевизма. Осмысление накопленного историографического опыта, критический научный анализ составляющих этой крупной темы сделали возможным появление целого ряда серьёзных исследований.

Достаточно мощно в современных работах представлен вывод о том, что «большевизм, как идеология и общественно-политическая практика, как особая форма военно-тоталитарной партии, с основополагающими догмами насильственных революций как «локомотивов истории», классовой борьбы, диктатуры пролетариата, уничтожения частной собственности, отрицания правового государства и гражданского общества, приоритета классовых интересов над национальными, «революционной целесообразности» над правами личности и т.п. и национальная психология российских немцев практически не имели точек соприкосновения»13.

При этом современной историографии удалось отойти от «необъективных и эмоционально-односторонних утверждений некоторых политиков и историков об особой ненависти большевистского режима к российским (советским) немцам, о политике геноцида». Не представляя апологию большевизма и не отрицая наличия отдельных элементов геноцида, исследователи обоснованно утверждают, что «политика большевистской власти по отношению к немецкому этносу в СССР – это, в большинстве своём, политика дискриминации и репрессий». Эта политика была вызвана «общей репрессивной политикой большевистского режима, вытекавшей из его внутренней природы; сложной адаптацией немецкого этноса к большевистской власти, его негативной реакцией на важнейшие «социалистические преобразования», апелляцией на Запад; отношениями между СССР и Германией»14. В этой связи даётся научная оценка последствий депортации, «Трудармии» и спецпоселения как «причинивших тяжёлый урон немецкому населению», но не геноцид в полном смысле этого слова.

Возвращаясь же к более раннему периоду советской истории – 1920–1930 гг., следует выделить принципиально новые подходы германских и российских историков к анализу и оценке сути национальной политики большевистского режима по отношению к немецкому населению как в стране в целом, так и в проекции на отдельные регионы (прежде всего Сибирь, ввиду территориальной и исторической общности судеб сибирских и казахстанских немцев).

От анализа отдельных аспектов национальной политики советского государства германская и российская историография перешли к её комплексному рассмотрению в проекции на различные сферы жизни немецкого населения (социально-экономическая, политическая, религиозная, культурно-образовательная и пр.). Особо выделяются в этом смысле исследования о немцах Сибири15, в которых первые экономические компании и мероприятия советской власти (продразвёрстка, продналог) в проекции на немецкое население оцениваются как процессы, вызвавшие слом сельского хозяйства, материальный упадок культуры, обнищание, голод и эмиграционные настроения16.

Значительный интерес представляет анализ положения меннонитов Сибири, которые «занимали особое место среди немецкого населения: с одной стороны из-за их хозяйственной деятельности и конфессиональной солидарности, с другой потому, что им удалось создать вне государственной структуры свою собственную самостоятельную экономически рентабельную организацию – «Всероссийский меннонитский сельскохозяйственный Союз» и его сибирский филиал17.

Изучение сложного и противоречивого процесса развития немецкой школы в Сибири в 1920–1930 гг. позволило российским и немецким учёным прийти к выводу о том, что итогом перехода от дореволюционной немецкой школы к школе советского типа, в условиях усиления курса на «советизацию» образования, стала «почти окончательная победа советского курса, оставившего «национальной» школе только её язык преподавания»18. Немецкие секции ВКП/б/, немецкоязычная пресса и создание национального района в Сибири рассматриваются сегодня в историографии как основные инструменты осуществления советской государственной политики в отношении немецкого населения в Сибири (т.н. приводные ремни масс)19.

Усиление эмиграционного движения немцев в конце 1920–начале 1930 гг. исследователи считают следствием обострения советской крестьянской и религиозной политики в условиях «великого перелома» 1928–1929 гг. и коллективизации20. В этой связи особый интерес представляет постановка германскими исследователями проблемы «реакции российских немцев на давление и репрессии со стороны советского режима», ввод и разграничение понятий «защита» (Abwer) и «сопротивление» (Resistens)21. Для характеристики поведенческого настроения немецкого населения в сельской местности наиболее точным немецкие исследователи считают понятие «защита»: не отрицая фактов организованного протеста российских немцев против властей, основополагающим процессом определяют стремление немецких деревень к самоизоляции, солидарной «защите» от натиска властей. При этом подчёркивается необходимость рассмотрения соотношения этих понятий в проекции на немецкое население юга Украины и Волыни, Северного и Южного Кавказа, Средней Азии22.

Значительные шаги удалось сделать российской историографии в изучении репрессивной политики по отношению к российским немцам в 1932–1938 гг.: исследованы её механизмы, периоды, особенности, последствия. Следует отметить наличие работ, рассматривающих эту проблему в масштабах государства в целом и в разрезе отдельных регионов23. Подобный анализ позволил исследователям прийти к выводам о том, что репрессии «не носили характера особо жестоких и последовательных преследований исключительно немецкого населения»; «социальные и политические мотивы, превалировавшие в процессе различных разработок, проводимых НКВД, распространялись на все категории населения СССР»24. «Немецкая операция» НКВД справедливо рассматривается в контексте остальных национальных операций: польской, харбинской, эстонской и др. Масштабы репрессий в отношении немцев объективно связывается с «уязвимостью» этой группы населения, ввиду особенностей её социально-экономического и этнополитического статуса в СССР.

Целый ряд серьёзных исследований проведён российскими и германскими исследователями по теме «Депортация, Трудармия, спецпоселение». И здесь современная историография большей частью перешла от этапа восстановления «конкретики» событий к этапу их анализа, осмысления и оценки. Заслуживает внимания постановка проблемы «правового статуса» немецкого населения в СССР в 1940–1950 гг., выделение периодов «правовой регламентации»25:



  1. 1941–1945 гг. – неопределённость, двойственность правового статуса немецкого населения СССР, в первую очередь на государственном уровне;

  2. 1945–1948 гг. – оформление и конкретизация нормативно правовой базы, юридическое закрепление и регламентация статуса российских немцев на уровне силовых ведомств;

  3. 1948–1950 гг. – существование немецкого населения в условиях оформившегося режима, принятие актов, направленных на охрану и консервацию режима;

  4. начало 1950–1955 гг. – ослабление и последующее снятие правовых ограничений по экономическим, политическим и социальным показаниям, ввиду неэффективности этих ограничений, и в связи с требованиями международной обстановки.

Следует отметить, что попытки радикальной переоценки административно-правового режима спецпоселения в сторону полного оправдания с юридической точки зрения всех нормативно-правовых актов, изданных в 1940–1950 гг., как и в целом политики советского руководства в этот период по отношению к советским немцам, ввиду их слабой научной аргументированности, не находят поддержки в лице как российских, так и германских исследователей26.

Несмотря на то, что проблема «Трудармии» пока недостаточно полно освещена в современной историографии, отдельные положения и выводы, полученные на сегодняшний день, могут быть приняты в качестве важного историографического опыта. Понятие «Трудовая армия» рассматривается в современной историографии как «военизированные формирования: рабочие отряды и колонны, сочетавшие в себе элементы военной службы, производственной деятельности и гулаговского режима»27. Исследователи отмечают отсутствие экономической необходимости применения жестоко принудительного характера труда дееспособного немецкого населения страны.

Достаточно хорошо освещены в современных работах вопросы периодизации существования «Трудармии», размещения военизированных формирований, порядка их создания, условий жизни мобилизованных, особенностей режима в лагерях различных военкоматов и др. Интересна постановка вопроса облика трудармейца (от стахановца до антисоветского элемента). Пока ещё не решён окончательно вопрос о численности мобилизованных и количестве жертв. И в этом плане особого внимания заслуживает опыт создания баз данных о трудармейцах28.

Исследователями обоснованно признаётся реальная угроза физического существования значительной части немецкого этноса, вследствие создания системы «Трудармии», вызвавшей как прямые, так и косвенные потери населения. В этом ракурсе особое значение имеют появившиеся в последние годы в российской и германской историографии работы историко-демографического характера, ставящие своей целью изучение особенностей демографического развития немецкого населения в СССР, в первую очередь в 1940–1950 гг. С помощью демографического анализа учёные пытаются дать объективную оценку численности жертв среди немецкого населения, выделить особенности демографического поведения немцев (воспроизводство, миграционные движения, возрастная структура и т.д.). Вполне закономерен их вывод о том, что потери немецкого населения в течение трех десятилетий советской власти (1920–1950 гг.) не были вызваны природными катастрофами и жертвами на фронтах войны, а явились непосредственным результатом мероприятий большевистского режима в экономической и политической сферах29.

Анализ постсталинского периода истории немцев позволил исследователям дать оценку политико-правового статуса немецкого населения и отойти от стереотипа рассмотрения целого ряда законодательных актов (Указы Президиума ВС СССР от 13 декабря 1955 г., 29 августа 1964 г., 3 ноября 1972 г.) как «частично реабилитирующих советских немцев». Глубокий критический анализ этих актов привёл исследователей к выводу об «амнистирующем характере законодательных актов и политики советского государства в целом в отношении немнаселения в 1950–1970 гг.30. Заслуживает внимания пока не очень большой, но всё же имеющий место опыт анализа национального движения немцев31.

Отдельные работы освещают слабо изученный вопрос о попытке создания автономии в Казахстане, которая рассматривается как этап и не только в истории немецкого населения там. Провал идеи Немецкой автономной области, задуманной как первый шаг в подготовке аналогичных мер для целого ряда депортированных народов, уничтожил возможность создания для них «новой Родины»32.

Интересны также оценки, полученные российскими и немецкими учёными в ходе анализа немецкоязычной прессы, издававшиеся в СССР, особенно в плане проведения аналогичных исследований по истории газеты «Фройндшафт». От господствующего длительное время взгляда на немецкие газеты исключительно как средство возрождения национального языка и культуры, исследователи перешли к их более объективной оценке. В контексте советской национальной политики издания подчас превращались в средство советской партийной пропаганды на немецком языке33.

Солидный опыт накоплен современной историографией в изучении вопросов взаимоотношений немецкого населения и советской власти в сфере религиозной жизни34.

Российскими учёными накоплен большой опыт музейной работы и этнографических экспедиций (центры Барнаула, Омска, Новосибирска), который вполне может быть взят «на вооружение» исследователями35. Серьёзное внимание уделяется современной историографией изучению этнических процессов у немецкого населения Сибири. В качестве ведущих процессов исследователи определяют процессы межэтнического характера и выделяют связанные с ними подгруппы:


  1. ассимиляция как добровольно-вынужденный процесс;

  2. переселение в Германию и интеграция в новое общество;

  3. сохранение этнической самобытности российских немцев в местах своего компактного проживания в Сибири на бикультурной и поликультурной основах36.

Мощно представлены в российской историографии и проблемы развития немецкого языка. Весьма актуальным является обращение к опыту сибирских исследователей, занимающихся проблемами диалектов37. Заслуживает внимание идея, концепция, организация работы по составлению словников, выпуску методических материалов и написанию статей для энциклопедии «Немцы России»38, особенно в случае дальнейшего осуществления проекта издания энциклопедии о немцах Казахстана.

Следует также обратить внимание на опыт организации конференций регионального и международного уровня, прежде всего в определении тематики и блоков рассматриваемых вопросов. Российские и германские учёные давно отошли от практики конференций на «всеобъемлющие» темы. Более узкие хронологические рамки «анапско-московских» конференций, состоявшихся в 1999–2002 гг., позволили подробно осветить отдельные периоды в истории «российских» немцев. Серьёзные результаты удалось получить в ходе работы конференций, построенных по проблемному принципу. В качестве примера можно привести конференцию «Репрессии против российских немцев в Советском Союзе в контексте советской национальной политики», организованную институтом имени Гёте в Москве и обществом «Мемориал». Выбор тематики конференции позволил исследователям более глубоко сосредоточиться на отдельной сложной проблеме, рассмотреть её в различных разрезах и ракурсах39.

Отрадно, что одним из центров оригинального изучения вклада немецких ученых в изучение Азии становится г. Тюмень, выпустивший год назад научно-информационый сборник «Aus Sibirien – 2004», посвященных Г.В. Стеллеру и другим его соотечественникам40.

Важным этапом в развитии современной историографии истории российских немцев является систематизация накопленного историографического материала. Назовём библиографические указатели «Российские немцы. Отечественная библиография. 1991–2000 гг.» (составитель Т.Н. Чернова)41 и «Bibliographie zur Geschihte und Kultur der Russlanddeutschen» B. 1, B. 2 (составители Д. Брандес, М. Буш, К. Павлович, В. Дённингхаус)42. Оба указателя содержат литературу о немцах Казахстана и могли бы стать основой для составления отдельного более подробного указателя по истории и культуре казахстанских немцев. Кроме того, без обращения к этим двум новейшим библиографическим указателям, а также текущей библиографии в НИБ (Научно-информационном бюллетене) невозможна нормальная организация исследовательской работы.

Следует отметить и развитие научной критики в российской и германской историографии на современном этапе. Об этом свидетельствуют материалы выпусков НИБ (рецензии), не просто знакомящие читателей с новыми изданиями, а побуждающие к их критическому анализу и осмыслению.

Несмотря на преимущественно историографический характер данного исследования, важно обратить внимание на один из немаловажных вопросов, касающийся источниковедения и являющийся основополагающим для публикации архивных документов. Подобные публикации по истории немцев Казахстана пока не многочисленны, тогда как в России, Украине, Германии изданы уже десятки сборников документов. С выходом исследовательского процесса на новый этап, совершенно закономерно возникает вопрос «качества» публикаций документальных материалов. Российские и германские историки и архивисты справедливо отмечают низкий научный уровень отдельных публикаций, наличие в них многочисленных ошибок и неточностей43. В условиях отсутствия новых правил издания документов, многие исследователи единодушны во мнении использовать старые «Правила издания исторических документов в СССР» (1990 г.), которые дают «возможность подготовить издание в строгом единообразии используемых приёмов и методов». Заслуживают внимания рекомендации, к которым пришли исследователи в ходе критического анализа ряда документальных публикаций:



  1. необходимость снабжения сборников именным, географическим и предметным указателями, перечнем документов, списком литературы и сокращений;

  2. наличие вступительной характеристики фондов, документов; археографическая часть;

  3. руководство «Правилами издания документов в СССР» и привлечение архивистов, а не только авторская редакция;

  4. учёт замечаний рецензентов;

  5. контроль стороны, финансирующей издание44.

В представленном выше докладе были отражены лишь самые основные выводы и результаты современной историографии истории российских немцев. Эти положения и выводы, безусловно, не следует рассматривать как догму. Историография не стоит на месте, она углубляется в ту или иную проблему, находит противоречия и спорные моменты, новые спектры изучения. Доказательством этого может служить Х международная научная конференция «Ключевые проблемы истории российских немцев» (Москва, 2003), которая не только подвела итоги десятилетней исследовательской работы и представила современное состояние историографии, но и выявила те проблемы и вопросы, которые требуют дальнейшей разработки45.

Данное исследование вовсе не претендует на всеобъемлющий охват современной историографии проблемы. Его главный мотив – показать необходимость обращения к результатам новейших исследований в этой области, что является одним из основных условий полноценного, соответствующего современному состоянию науки, развития казахстанской историографии данной проблемы.



Агапов М.Г. /Тюмень, Россия/
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   45


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница