Региональная национально-культурная Автономия российских немцев Тюменской области Представительство gtz



страница18/45
Дата22.04.2016
Размер7.66 Mb.
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   45

Осипов В.А. /ТюмГУ, г. Тюмень/


НАУКА И ЖИЗНЬ. ЭТНИЧЕСКИЙ ОПЫТ И НАУКА ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЯ.

Вопрос о соотношении науки и культуры является давним и не столь безобидным, как это часто представляется на первый взгляд. Наука, как известно, не имеет границ и является общемировым достоянием. Культура же, в первую очередь, этнична, особенно культура природопользования. Общераспространенным является мнение о существовании мировой культуры, куда национальные культуры вносят свой вклад. Но правота этого мнения весьма относительна. Культура – это ориентация группы людей на определенную систему ценностей (культов), которые формируются в значительной степени эмпирически, методом проб и ошибок. Среди них выделяются метафизические ценности, приемлемые для любой этнической группы, и собственно эмпирические, сформировавшиеся, в частности, в результате взаимодействия общности со средой обитания. Навязывание ценностей одних народов другим встречает сопротивление и отчаянный отпор. Не исключением явились Вторая мировая война и современный процесс глобализации, под видом которого всем стараются привить стереотипы англосаксонского толка. Наука никому ничего не навязывает. Она исследует природу и демонстрирует возможности, принять или нет которые – дело добровольное.

Этнический опыт природопользования, проходит, по Л.Н. Гумилеву, несколько фаз. Первая связана с преодолением природы и завершается переходом на новый тип природопользования, собственно и формирующим этнос. В Германии (норманнский этногенез) эта фаза занимала X-XI века и завершилась полным преобразованием природы и созданием интенсивного типа земледелия. В России подобный процесс протекал в XIV-XVI вв. Результатом стало господство севооборотов в сельском хозяйстве. В последующих фазах происходит отладка этих типов, их шлифовка до полной безотходности и экологичности. Тип природопользования изменяет исходный природный ландшафт, который становится близким и приятным в ощущениях. Приязнь, в данном случае, понимается в смысле эстетики И. Канта, как целесообразность без цели.

Особенностью этнического мироощущения является невозможность перехода на иной тип природопользования в исторически обусловленное время. Даже безобидные изменения, генерируемые властями, встречают сопротивление. Вспомним картофельные бунты или затянувшуюся на десятилетия историю «внедрения» косы-литовки. Консервативность типа природопользования не означает его низкой производительности. Производительность, понимаемая как отдача на затраченный труд, может быть достаточно высока и при низкой урожайности, хотя это может рассматриваться как неэффективность при сравнении с другими типами. Так насаждаемые при советской власти интенсивные системы сельского хозяйства, программы механизации и химизации фактически потерпели фиаско, сделали аграрное производство убыточным и, несмотря на значительно расширение пахотных земель за счет целины, превратили страну из вывозящей в возящую зерно. Возврат к традиционной системе все возвратил на свои места. Россия ныне экспортирует до 10 млн. т зерна в год.

Среди огромной совокупности заимствований, поступающих в межэтнический оборот, этническая ментальность выделяет полезные и бесполезные. К полезным относят те предметы, приемы хозяйствования и быта, которые не меняют сути образа жизни и хозяйствования. К ним относится большинство орудий труда, предметов домашнего обихода, транспортные средства. Так, ненцы-оленеводы уже не мыслят свой быт без моторной лодки и снегохода, а русский крестьянин – без трактора и автомобиля. Соха может быть заменена на плуг, но севооборотная система на оросительную – вряд ли. Большинство ранее созданных систем осушения и орошения ныне бездействует.

Рациональная наука, то есть наука, рассчитывающая на свою окупаемость, должна учитывать эти реалии. Соответствие науки жизни – это и есть ее вписанность в этническую культуру. Между метафизическими ценностями (всеобщими ценностями Г.В.Ф. Гегеля) и жизнью расположен барьер в виде призмы этнической ментальности, адаптирующих их к реалиям. Это утверждение особенно касается фундаментальной науки, оперирующей с «чистыми» понятиями. «Атомный век» чуть не закончился, едва наступив. Затрепывается ноосферная концепция, смысл которой (тонкое тело Земли и ее обитателей) вряд ли понятен использующим ее авторам, разрабатывающим концепцию ноохора в надежде навязать ее многострадальному крестьянину.

Наука, как мировой феномен, должна реализовываться через географию культур, где сами этнические культуры являются предметом исследования, феноменом, отражающим природную мозаичность планеты. Систематизированное начало этому процессу было положено классиком географической науки А. фон Гумбольдтом и развито К. Риттером, Э. Реклю, В. де ла Бланшем, Ф. Ратцелем, П.П. Семеновым Тянь-Шаньским и др. исследователями. Пространство, земля и люди, взаимодействие и побеждающий дух народа – вот реальный объект изучения. Сравнительный метод А. Гумбольдта давал и дает огромный материал для обобщений.

Наука, как мировой феномен, обращает внимание на факты, обычно ускользающие из внимания аборигенов. Аборигенные этносы воспринимают жизнь во всей полноте, в комплексе взаимодействий компонентов и элементов. Ненец-оленевод лучше любого эколога представляет ландшафт тундры, его возможности и предельные нагрузки, хотя и не сможет описать их научным языком. Наука анализирует, разъединяет, чтобы потом соединить в новом, уже познанном качестве. При этом совершаются научные открытия и подвиги. Одним из таких подвижников науки стал Г.В. Стеллер, совершивший труднейшее путешествие через всю Сибирь до Тихого океана и описавший множество ранее неизвестных науке видов фауны и флоры, включая знаменитый исчезающий вид ламантина.



Плетникова Л.Н., Сафарова Г.М. /Караганда, Казахстан/
ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РЕПРЕССИРОВАННЫХ ХУДОЖНИКОВ НЕМЕЦКОГО ПРОИСХОЖДЕНИЯ В КАРАГАНДЕ
В последние годы вышло немало публикаций, посвященных немецким спецпереселенцам и их вкладу в развитие социума в Казахстане. Особенно радует активность архивистов, благодаря усилиям которых для исследователей стали доступны многие подлинные материалы.

В течение ряда лет искусствоведам приходилось заниматься исследованиями в области искусства Караганды раннего периода, с момента основания города. Но большей частью это была работа с фактологическим материалом, а целью ее было введение в оборот культурологических и исторических исследований новых, преданных забвению имен. Так, по результатам исследований в 2002 г. был выпущен альбом «Когда искусство уходило из памяти…»339, посвященный первым страницам истории города. Он представлял справочник по художникам, сопровождающийся дополнительной информацией в виде документов, воспоминаний, небольших по формату репродукций, фотографий.

Однако сегодня наступило время заняться рассмотрением более специфических вопросов. Так, например, необходимо глубокое монографическое исследование жизни и творчества В. Эйферта. Большой интерес представляет собой карагандинский период в судьбах художников русского авангарда, отбывавших заключение в КарЛАГе.

Требует исследования вклад депортированных художников-немцев в формирование культурной ситуации региона. Так случилось, что пенетрация профессионального искусства на карагандинскую землю осуществлялась именно немцами. Все немногочисленные изостудии и изокружки, из которых впоследствии вышел целый ряд профессиональных художников, велись ими. Особенно существенна в этой связи роль В. Эйферта, П. Фризена. Меньше известно о педагогической деятельности Л. Гамбургера. Все эти художники оказались в Караганде в ходе репрессий: П.П. Фризен был в КарЛАГе в 1935–1946 гг.; В.А. Эйферт и Л.Э. Гамбургер были депортированы в Караганду в 1941 г.

Известно, что в конце 1940 гг. (именно к тому времени относятся первые упоминания о деятельности художников-педагогов) в городе существовали две изостудии. Небольшую по численности студию вел Л.Э. Гамбургер, а вторая, с большим количеством учеников существовала при ДК шахты им. Кирова под руководством В.А. Эйферта. Про студию Гамбургера, к сожалению известно очень мало. Очевидно, просуществовала она недолго.

Студия Эйферта, напротив, стала «кузницей художественных кадров» для города, а сам он преподавательскую деятельность начал еще в 1942 г., когда ему предложили работу учителя черчения и рисования в неполной средней школе совхоза им. Пушкина. Лишь в 1944 г. Эйферт был отозван в Караганду для работы художником в клубе шахты им. Кирова, где им в 1947 г. и была организована студия. Как вспоминал один из учеников – Г.Г. Гилевский: «Днем (В.А. Эйферт – прим. авт.) писал плакаты и афиши, а вечером занимался с любителями живописи. Примечательно, что на занятиях можно было видеть разных людей. Вспоминаю пожарного Сатаева, шахтеров Тускаева и Егорова, чеченца Абдуллу, административно высланного Хинака, фронтовика Кулинича. Ко всем он относился крайне доброжелательно…»340.

Изостудия, руководимая Эйфертом, сыграла видную роль в истории культуры города. Из нее вышел целый ряд профессиональных художников. Среди них: Ю. Евсеев, Г. Гилевский, Н. Жирнов, И. Хегай, А. Цой, Ю. Коренец, Ю. Перепелицын, В. Буш (впоследствии сам вел изостудии и в свою очередь, также воспитал много учеников, ставших профессиональными художниками) и др.

«У Эйферта, – вспоминал Г. Гилевский, – был абсолютный глаз. С каждым из своих учеников он работал персонально, давал задания и следил за точностью их выполнения. Много писали мы тогда автопортретов, натюрмортов. Директор клуба В.Н. Березняцкий Эйферта очень уважал. Картины самого художника, картины учеников часто демонстрировались в фойе клуба. Наверное, в Караганде тогда это было единственное место, где образовалась художественная галерея. Нас, молодых художников, этo как-то стимулировало, мы видели, как ежедневно люди рассматривали наши работы...»341.

Преподавание в студии Эйферта велось основательно – учащиеся не только работали с постановками, но и выполняли упражнения по анатомии, составляли таблицы по цветоведению. Много внимания уделялось копированию. Так как в Караганде в те годы не было музея, да и с репродукционным материалом были большие трудности, студийцы часто копировали работы учителя. У некоторых из них до сих пор хранятся копии с давно утраченных подлинников. Часто выходили на этюды в город. Картины, хорошо передавали атмосферу тех лет. Посвященные старой Караганде 1950 гг., они изображали теперь уже исчезнувшие улицы пришахтных поселков, терриконы. Было организовано несколько выставок молодых художников, в т.ч. в Алма-Ате и Москве. О достижениях самодеятельных художников не раз писала областная газета. Так, 15 февраля 1953 г. сообщалось, что студию В.А. Эйферта посещают 60 чел., а на одну из выставок было предоставлено более 200 картин, из них 22 работы отобраны на республиканскую выставку самодеятельного изоискусства342.

Последние годы жизни, уже не работая в качестве руководителя изостудии, В.А. Эйферт, как мог, заботился о своих питомцах, со многими переписывался, давал советы. В частности, 29 ноября 1957 г. он писал Ю.С. Евсееву и Г.Г. Гилевскому, поступившим с Пензенское художественное училище: «Чтобы думали о поступлении в Художественный институт, посетите в Москве Всесоюзную художественную выставку. Из Караганды Жирнов, Шамшин и другие летали на эту выставку»343.

Прожив в Караганде на поселении как спецпереселенец, В.А. Эйферт так и не вернулся в Москву. Он скончался здесь в 1960 г., оставив после себя учеников и большое наследие в виде картин. Его изостудия была настоящей школой для первых художников края.

Вторым по значимости в педагогической деятельности на ниве искусства Караганды стало имя П.П. Фризена – бывшего узника КарЛАГа. Известно, что после освобождения он работал оформителем в с. Литвиновском, затем руководил (в 1955–1966 гг.) изостудией при ДК горняков. Как писала в воспоминаниях поэтесса Э. Пичугина-Белицкая: «Фризен давал уроки рисунка и живописи ученикам от 12 до 60 лет. Весомый багаж: знаний, мягкость в обращении привлекали к нему сердца от мала до велика. Для него не существовало безликой массы учащихся... Каждого, кто приходил к нему за помощью, Павел Петрович вглядывался пристально, испытующе, искал и, если находил способности к творчеству, отдавал все силы для развития и становления будущего живописца, графика, скульптора [...] Не столько слова, сколько пример самого учителя благотворно влиял на воспитанников. П. Фризен стремился сберечь время урока для каждого из них - он сам, хотя обычно это делают учащиеся, позировал им в качестве натурщика. Листы с зарисовками стали потом подспорьем в создании портретов Павла Петровича, подаренных ему учениками в часы прощания со студией. Многие из них, благополучно выдержав экзамены, поступили в художественные вузы и училища страны»344.

Среди воспитанников П.П. Фризена – известные художники А. Сыров, Л. Смаглюк, Ю. Вольф, С. Конуров. Как и В.А. Эйферт, П.П. Фризен остался жить в Караганде и умер здесь в 1978 г.

На сегодняшний день роль художников-педагогов на карагандинской земле, как и их творческая судьба в целом, еще недостаточно изучены. Несомненно, если мы хотим иметь объективную картину того, что происходило в нашей истории, надо, наконец, отдать должное тем людям, которые, несмотря на все гонения и лишения, находили в себе силы делать свое дело. Именно благодаря их творческому и человеческому дару в 1940–1950 гг. произошло становление изобразительного искусства Казахстана.


Рощевская Л.П. /Сыктывкар, Россия/
ДИАЛОГ КУЛЬТУР: К ИСТОРИИ МУЗЫКАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ ЗАУРАЛЬЯ

В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ ХIX В.


Влияние западноевропейской музыкальной культуры в Зауралье в первой половине ХIХ в. хорошо отражают мемуары, в т.ч. коренных сибиряков и ссыльных. В совокупности они достаточно информативны, отражают историю повседневности и усвоение иных культурных ценностей. К сожалению, не обнаружены пока достаточно обстоятельные документы, раскрывающие эту проблему на материале Зауралья первой половины ХVIII в. – времени пребывания здесь Г.В. Стеллера за исключением того небольшого периода, когда усилиями военнопленных армии Карла ХII в Тобольске была создана «европейская музыкальная атмосфера».

Более поддается реконструкция ситуация первой половины ХIХ в., и тоже благодаря участию европейских музыкантов: любителей и, что немаловажно, первых профессионалов. Один из них – К. Волицкий, окончивший консерваторию, рассказывал о великолепном симфоническом оркестре, который действовал в Тобольске в 1840 гг. при А. Алябьеве. После освобождения Алябьева место капельмейстера оказалось вакантным. Его и занял поляк Волицкий.

Оркестр имел в своем составе десять первых и шесть вторых скрипок, по четыре альта, виолончели и валторны, по три контрабаса и тромбона, по две флейты, кларнета, гобоя, фагота, трубы, флейту-пикколо. Были в оркестре литавры «и другие побрякушки».

Всего в оркестре насчитывалось 48 чел.: «Для Тобольска, – писал Волицкий, – это был хорошо укомплектованный оркестр. В военном отношении им командовал хорунжий». Играли в оркестре казацкие музыканты, ссыльные поляки и поселенцы, бывшие крепостных, музыканты московских и польских оркестров, исполнители из Волыни и Подолии, несколько российских военных.

В репертуаре оркестра были произведения Алябьева, значительную часть составляли «увертюры Фрейшюца», «шедевры Вебера» и Бетховена. «Концерты бывали довольно часто, и хотя не приносили никакого дохода, но сильно меня занимали, поскольку я хотел доказать, что при усердии и искреннем желании можно достичь всего, поскольку действительно вывел оркестр на такой уровень исполнения, что не стыдился бы его даже в Варшаве», – писал Волицкий. Оркестр играл под руководством К. Волицкого более семи лет.

Среди почитателей музыки в Тобольске мемуарист называет «генерала коменданта де Жерве, москаля, но, видимо, происходившего из французских эмигрантов», супругу одного из чиновников Аделаиду «урожденную Зеброни ди Розетти из итальянской семьи, поселившейся в Москве еще во времена Екатерины».

В домах тобольской знати часто звучала музыка. Некоторые исполнители поразили Волицкого: «Они отличались высоким уровнем игры на фортепиано. Метод игры и исполнение были отличными, особенно когда они играли в четыре руки, игра их была такой ровной и точной, притом нюансы так тонки и отработаны, что ничего подобного я никогда не слышал».

К. Волицкого приглашали давать уроки пения и игры на фортепиано, которые «хотя и не слишком щедро оплачивались (потому что плата никогда не превышала 50 грошей за час), но все же составляли значительный доход». На частных уроках ему «удалось выучить нескольких очень талантливых девушек», которых он «из начинающих довел до уровня виртуозности».

По-видимому, неплохие исполнители в Тобольске этого времени происходили из семьи немецкого композитора Гесслера. Среди немецких композиторов конца XVIII–начала XIX вв. большую известность получил крупнейший немецкий музыкант баховской школы Иоганн Гесслер (Hässler) (1742–1822). Только в конце жизни композитор стал писать свою фамилию через два «с». Поэтому в русской печати его фамилия писалась по-разному.

Деятельность Гесслера как исполнителя (пианиста и органиста), педагога и композитора развернулась в Германии и России. Гесслер выступал в Германии, гастролировал в Лондоне. В 1789 г. в Дрездене встретился с Моцартом, состязался с ним, был побежден, но остался его восторженным поклонником. Современники отмечали выдающиеся исполнительские таланты пианиста и органиста Гесслера. Так как игра на органе требует сложной и слаженной работы руками и ногами, то слушатели говорили, что Гесслер играет руками как ангел, а ногами – как черт. Как композитор И. Гесслер был необычайно плодовит. Большинство его пьес сочинено для учеников, они не потеряли своего значения и в наше время. Его богатое композиторское наследство насчитывает 52 сонаты для фортепиано, 50 пьес для начинающих, 360 прелюдий во всех тональностях и другие сочинения. В его музыке баховские интонации сочетаются с моцартовским изяществом и виртуозностью. Еще в Германии Гесслер стал первоклассным виртуозом органистом.

В 1792 г. из Англии композитор приехал в Петербург капельмейстером придворного театра, а в 1794 г. переселился в Москву. Уже первые его концерты в Москве были встречены с таким трепетом, что он бросил успешную службу в придворном театре, и навсегда остался в Москве, где выступал с блестящими концертами пианиста-виртуоза до 1812 г. Первый светский концерт органной музыки дал в Москве именно Гесслер еще в 1795 г. Очень велика музыкально-просветительская деятельность Гесслера. В Москве он приобрел славу выдающегося фортепианного педагога и занял первое место среди московских учителей музыки. Многолетняя педагогическая деятельность позволила создать фактически энциклопедию фортепианной техники. У него было множество учеников в самых разных городах России. Композитор писал вариации и на русские народные песни.

В некрологе И. Гесслер был назван «одним из знаменитейших виртуозов нашего времени», для которого были характерны: «глубокие сведения в музыке, живое чувство, неистощимое воображение, очаровательная приятность игры его и классическое достоинство сочинений по справедливости прославили имя его во всех странах просвещенной Европы. Сей великий художник был вместе превосходный человек: редкое добродушие и примерная скромность составили отличительные черты его характера». Известно, что Гесслер был похоронен в Москве.

Пока не выяснено, по каким причинам дети столь блистательного композитора и педагога оказалась в Сибири. Одна из них – «хорошенькая немочка», как говорили современники, стала гувернанткой, а позже зарабатывала на жизнь уроками музыки. Окружавшие высоко ценили эрудицию и художественный вкус учительницы. Вечерами знакомые посещали ее дом. Благодаря гостеприимству радушной хозяйки, здесь часто музицировали. Современники вспоминали: «Вечером – шоколад и гости, немецкий диалект», «опять-таки речь живая, неумолкаемая о музыке, квартет, первая скрипка, Моцарт, сурдина»; «у нас сегодня преобладание немецкого языка».

Выявленные факты и процессы развития музыкальной культуры Сибири свидетельствуют о продолжительных и прочных культурных контактах немецкой, польской и российской музыкальной культуры.


Riabkova A.V., Templing W. J. /Тюмень, Россия/

1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   45


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница