Региональная национально-культурная Автономия российских немцев Тюменской области Представительство gtz



страница15/45
Дата22.04.2016
Размер7.66 Mb.
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   45

Христос воскрес, Спаситель мой Светит ласково солнце

Воистину воскрес! Озаряя темницу мою…

Ликуй, душа: Он пред тобой Скоро я воспою воскресение

Раскрыл врата небес… С миллионами душ в раю!


В. Кюхельбекер Г. Винс

Кюхельбекер и Винс жили и творили в различные пространственно-временные эпохи: один – в христианской России, другой – в антихристианском СССР, оба – христиане, жертвы «мира сего». Им удалось создать свое поэтическое пространство, превратившееся после их кончины в животворящее поле последующих поколений. Сыны своего века, они осознавали его конечность и греховность, устремляясь к вечности и святости.

Разумеется, им была понятна двойственная природа человека, заключающаяся в единстве плотского (телесного) и духовного, греховного и сакрального. Они прекрасно понимали аксиому русских монахов о том, что Бог поселяется там, куда его впускают, и сами «поселили» Бога у себя на постоянное место жительство до конца жизни. Отсюда – нравственная чистота поэтов, мужество в искушениях и испытаниях, верность Идеалу, безграничная любовь к страдающему человеку.

Для многих немцев национальное и религиозное – тождественны. Более того, в высших проявлениях любой религиозности национальное растворяется в религиозном, поглощается им: «нет ни Еллина, ни Иудея…». Шедевры поэзии не знают национальных, конфессиональных и иных границ. И хотя между конфессиями всегда существовали разногласия и полемика, но это ничуть не мешало, например, баптистам исполнять песни лютеран, адвентистам – песни баптистов и т.д., т.е. ассимилировать поэтическую продукцию своих оппонентов и делать ее своей. Да и в наше время, время сильнейшей конкуренции между конфессиями, отмечается весьма положительное отношение протестантов к песенно-поэтическим творениям православных и католических авторов; последние, в свою очередь, не подвергают огульному «анафематствованию» и остракизму пространство поэзии протестантизма, хотя во всем остальном и дистанцируются от него. Проходят годы, века, тысячелетия… Все материальное превращается в тлен, в прах. Духовные ценности в лице Поэзии не подвержены тлену – по крайней мере, пока существует человечество. Кюхельбекер и Винс – лишь частицы великого братства поэтов, составляющих общечеловеческий капитал духовности, в том числе и капитал духовности народов современного Казахстана.

Завершить свой очерк о них хотелось бы стихотворными строками К.К. Павловой, немки по происхождению, поэтессы по призванию. Выражая общечеловеческое стремление «к небесам», она мечтала:

Так бы нестись, обо всем забывая,

В споре с насилием вьюги и вод,

Вечно к брегам небывалого края,

С вечною верой, вперед и вперед!238

Малыбаева Б.С. /Караганда, Казахстан/
НЕМЕЦКОЕ НАСЕЛЕНИЕ КАЗАХСТАНА НАКАНУНЕ КОЛЛЕКТИВИЗАЦИИ
Немецкое население, проживавшее на территории Казахстана накануне коллективизации, как и в Западной Сибири, источником своего формирования имело несколько волн миграции. Условно их можно обозначить следующим образом:

1. С начала присоединения казахских земель к Российской империи в течении XVIII в. и до конца XIX в. Их основной состав: военные, врачи, аптекари, учителя, юристы, чиновники различного ранга, прибывали немцы сюда и в качестве ссыльных.

2. В конце ХІХ–начале ХХ вв. из старых колоний Поволжья и Украины значительное количество немцев переселяется в Казахстан, что проходило в рамках общего курса российского правительства на усиление переселенческой политики. Это было связано (в большей степени) с принятием в 1881 г. Временных правил о переселении крестьян, а в 1884 г. закона «О добровольном переселении сельских обывателей и мещан на казенные земли»239. Когда в 1894 г. МВД окончательно легализовало переселение в Казахстан, что совпало по времени с сильным неурожаем и голодом 1891–1892 гг., охватившим многие центральные губернии России и особенно Поволжье; началась массовая миграция разорившихся немецких крестьян в Сибирь, Степной край, Туркестан, Северный Кавказ240.

По данным Всероссийской переписи населения 1897 г. в Казахстане проживало свыше 2 600 немцев, что составило 0,06 % населения региона. Основная масса их расселялась на территории Акмолинской (около 1 500 чел.) и Сырдарьинской (более 760 чел.) областей241, проживала компактными группами, занимаясь земледелием и переработкой сельскохозяйственной продукции.

Массовое же переселение немцев в Казахстан из старых колоний относится ко временам столыпинской реформы 1906–1910 гг.

Таким образом, немецкое население, которое проживало на территории региона накануне коллективизации (т.е. до начала глобальных социально-политических и экономических потрясений, формировавшееся в основном за счет добровольной миграции), оказалось тесно связанным одной исторической судьбой с казахами и другими народами, проживавшими здесь. Немцы на равных принимали участие в февральских и октябрьских событиях 1917 г., пережили тяжелое голодное время 1921–1922 гг. По переписи населения 1920 г. в Казахстане проживало свыше 62 тыс. немцев, а в 1926 г. их насчитывалось лишь 51 тыс. чел.242. При этом Всесоюзная перепись населения 1926 г. зафиксировала общую численность жителей Казахстана в 6 062 910 чел. Анализ численности восьми основных народностей республики показывает, что на каждую сотню жителей приходилось: казахов – 57, русских – 20, украинцев – 13, узбеков – 3, каракалпаков – 2, татар – 1, немцев – 0,7 чел.243.

Численность немецкого населения в нашем, Центрально-Казахстанском регионе (в границах современной Карагандинской области) составила 5 620 чел. Из них в сельской местности проживало 5 616 чел., а в единственном городском пункте того времени Каркаралинске – 4 чел.244.

С утверждением советской власти правительством, провозгласившим «право наций на самоопределение», на начальном этапе был взят курс на экономическое и культурное выравнивание уровней развития национальных республик, принятый на Х съезде РКП/б/, который поставил главной задачей ликвидацию «…всех остатков национального неравенства во всех отраслях общественной и хозяйственной жизни…». ХІІ съезд ВКП/б/ отметил, что преодолеть это неравенство можно лишь путем действенной и длительной помощи русского пролетариата отсталым народам Союза245.

Немецкое население в Казахстане было отнесено к «нацменам» – национальным меньшинствам, требующим особого внимания со стороны партийных и государственных органов. В 1926 г. при Краевом комитете ВКП/б/ была организована Немецкая секция, а постановлением Секретариата Казкрайкома от 25 октября 1926 г. «т. Бартал назначен секретарем немсекции…». Создание Немсекции позволило ставить и, по возможности, решать проблемы образования, здравоохранения, культуры, вести работу по выделению национально-территориальных единиц, созданию немецких сельсоветов246. В 1926–1927 гг. для удовлетворения общественно-культурных запросов нацмен ЦИК Казахстана проводит разукрупнение и организацию национально-однородных советов и волостей. В результате на территории Казахской АССР было организовано к 1 сентября 1927 г. 42 немецких сельских и поселковых совета247.

В Казахстане создавались условия так же для немцев-эмигрантов: « По постановлению ЦИК и СНК СССР и с согласия Казакского правительства разрешено группе австрийских эмигрантов переселиться в район г. Кзыл-Орды в местность Сабалак. Несмотря на трудные условия жизни коммуна приступила к работам»248.

С введением всеобщей грамотности немецкое население КАССР получило возможность обучаться на родном языке. В 1925/1926 учебном году число школ 1 ступени с преподаванием на немецком языке составило 24, с числом учащихся 1 394, учителей – 28, а в 1926–1927 – соответственно 30, 1 251 и 34249.

Активно шел процесс привлечения немцев в ряды партии и на работу в советских органах. Из 46 928 чел. немнаселения КАССР в парторганизации ВКП/б/ вступило 119 чел. (75 – членов, 44 – кандидатов в члены партии), что составило 0,3 % от немцев республики. Среди коммунистов Казахстана удельный вес немцев равнялся 0,4 %. Вовлекалось немецкое население и в советское строительство, на 1927 г. в советы различных уровней вошло 890 чел. (около 2 %)250. Причины столь низкого удельного веса объясняются прежде всего тем, что «исторически присущие немецким поселенцам индивидуалистический хозяйственно-бытовой уклад жизни, протестантская этика труда и большой опыт предпринимательской деятельности, приверженность религиозным традициям и связанные с ними тенденции этноконфессионального изоляционизма обуславливали чрезвычайно малую их восприимчивость к силовому насаждению новой коммунистической идеологии»251. Это подтверждалось и донесениями с мест в Казкрайком ВКП/б/: «Поселок Долинское Промышленного района представляет собой мощное нацменовское немецкое село с самостоятельным сельским бюджетом. Партийная и комсомольская организация в селе отсутствуют, за исключением одного кандидата в члены ВКП/б/. Общество имеет одну 3-х комплектную школу, но наряду оно (общество) находится под влиянием религии, глубоко пустившей свои корни. Этому служит примером то, что в 1927 г. общиной верующих был выстроен в селе большой молитвенный дом»252.

Таким образом, накануне коллективизации немецкое население было полноправным членом общества, признавалось властью требующим всяческой поддержки и внимания, кардинально же отношение изменилось в ходе коллективизации, а затем в годы депортации.

1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   45


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница