Редакционный совет



страница9/16
Дата22.04.2016
Размер3.62 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   16

ЕПС, перспективы ее развития и Россия. В декабре 2006 года Еврокомиссия подвела первые итоги полутора лет реализации ЕПС и указала на возникающие трудности. В докладе Европейской Комиссии бедность и безработица, невнятная экономическая политика, коррупция и слабость государственных институтов были названы главными проблемами в странах по периметру ЕС. Представителей Еврокомиссии также не удовлетворили результаты усилий, направленных на разрешение территориальных конфликтов на пространстве стран, охваченных ЕПС72. Британская “The Financial Times” писала тогда же, что “разработанная в 2004 году политика добрососедства, сегодня демонстрирует свою неадекватность…Некоторые страны добились определенных результатов, но в целом ЕПС не смогла обеспечить в соседних государствах такие же преобразования, которые осуществили восточноевропейские страны в процессе вступления в ЕС. “Морковка” оказалась не столь сочной, чтобы побудить политические элиты этих стран провести многие из необходимых болезненных реформ. Естественно, что ЕС не может предложить всем соседям место в Союзе, но в то же время он должен разработать для них более привлекательный ряд стимулов”.73

Для решения всех этих проблем Еврокомиссия разработала ряд мер, направленных, в первую очередь, на углубление экономической интеграции, на создание новых и расширение уже имеющихся зон свободной торговли. Еще одно активно продвигаемое направление ЕПС – включение как можно большего количества стран-партнеров в проекты в области транспорта и энергетики, их интеграция в существующие европейские сети.

В 2007 г. начался новый период в развитии политики соседства. Один из самых важных факторов успешного выполнения любых программ и планов – их финансирование. Это относится и к финансовому обеспечению программ приграничного сотрудничества, в которых учитываются все мероприятия и проекты, предусмотренные “планами действий” в рамках ЕСП. Сразу же нужно отметить, что финансирование этих программ из разных фондов и источников затрудняет осуществление политики соседства, так как большинство из такого рода организаций не предназначены для обслуживания ЕПС, да и их средств для ее реализации явно недостаточно.

По этой причине в докладе «Финансовая перспектива» на 2007-2013 гг. Европейская Комиссия включила предложение о создании так называемого Европейского инструмента соседства, который предусматривает создание единого регламента для управления механизмом соседства с целью финансирования мероприятий как внутри союза, так и за его пределами. Инструмент будет охватывать и вопросы внешней политики, и внутренние дела, а его финансирование будет осуществляться в рамках одной главы бюджета. Бюджет европейской политики соседства для стран-партнеров на период с 2007 по 2013 гг., составит 12 млрд. евро74. Рост финансирования увеличится на треть. Помимо финансовой поддержки, Европейская комиссия пообещала всем охваченным политикой соседства странам:

- перспективу широкой торгово-экономической интеграции, построенной на принципах свободного передвижения товаров;

- упрощенный режим выдачи виз;

- систематическое вовлечение стран в совместные программы и более тесное сотрудничество в сферах энергетики и транспорта.

Таким образом, предпринятые в 2006-2007 гг. меры Евросоюза по корректировке ЕПС свидетельствуют о том, что Евросоюз в ближайшие годы всерьез намерен “переформатировать” пространство вдоль своих границ, разработав для этого гибкую стратегию и тактику. Как заметил один европейский чиновник, ЕС должен, как ни парадоксально, проводить политику Екатерины Великой, которая говорила, что у нее нет другого способа защищать границы России, кроме как расширять их. Подобные действия, разумеется, затрагивают интересы России. Продолжение тесных отношений РФ-ЕС неизбежно, но уже в принципиально иной ситуации, нежели в предыдущий период. Постсоветское пространство в этих отношениях выходит на первый план. Как отмечают авторы доклада “Большая Европа - большие проблемы”, помимо причин, связанных с настораживающими Запад внутриполитическими трендами в России, такой поворот был обусловлен рядом объективных долгосрочных факторов. Главные из них – глобальное распространение интеграционных тенденций и послекризисное восстановление России.





Н.Я. Шепова,

кандидат исторических наук

Некоторые проблемы урегулирования современных этнополитических конфликтов

(на примере грузино-абхазского конфликта)
Решение парламента Косово 17 февраля 2008 г. о выходе края из состава Сербии и провозглашение в одностороннем порядке независимости, одобренное рядом ведущих стран, главным образом, западных во главе с США, создало прецедент в международном праве и заставило вспомнить о непризнанных государствах на постсоветском пространстве – Приднестровской Молдавской Республике, Республике Абхазия и Республике Южная Осетия. Они возникли в драматические 1990-е годы на фоне системного кризиса социализма, распада Советского Союза, в пламени ожесточенной борьбы за национальное самоопределение. Но в отличие от Косово они до сих пор так и не признаны ни Грузией и Молдовой ни международным сообществом. Что ожидает эти непризнанные, но де-факто существующие и имеющие все основные атрибуты государственности, республики? Удалось ли им с помощью международных и региональных организаций, отдельных заинтересованных стран, в числе которых на первом месте следует назвать Россию, разрешить многолетний конфликт?

Подчеркнем, что все военно-политические кризисы и вооруженные конфликты на постсоветском пространстве следует рассматривать в контексте дезинтеграционных процессов, которые были характерны для СССР конца 1980-х – начала 1990-х годов и которые привели к его распаду. Среди многочисленных предпосылок зарождения, развития и эскалации этих конфликтов важнейшими являлись процессы политической и экономической дезинтеграции, социально-политической нестабильности. Мощные центробежные тенденции в СССР в эти годы были порождены прежде всего конфликтом между общесоюзной и республиканскими элитами, каждая из которых стремилась к узурпации абсолютной власти как в политической, так и в экономической областях. Распад СССР в свою очередь вызвал целую серию микромоделей «большого распада» в бывших союзных республиках.

Большая часть кризисов и конфликтов этого периода относится к межэтническим, этноконфессиональным, этнотерриториальным и этнополитическим, преимущественно сепаратистской направленности. В одних регионах и областях межэтническое противостояние, хотя и обострилось, но в силу различных факторов не дошло до вооруженной борьбы. Другая же часть переросла в крайнюю форму – вооруженное противоборство, особенно после распада Советского Союза.

Несовершенство административно-территориального деления союзного государства, наряду с другими причинами, стало предпосылкой для возникновения споров и конфликтов между государствами, которые образовались на постсоветском пространстве, а также самопровозглашенными республиками. В начале 1990-х годов вооруженные конфликты на постсоветском пространстве охватили примерно одну треть территории бывшего СССР с населением в 30 млн. человек.

Этнополитические, этнотерриториальные и этноконфессиональные кризисные ситуации и конфликты на постсоветском пространстве, с одной стороны, препятствуют консолидации новых независимых государств, а с другой – способствуют сохранению дезинтеграционных процессов в самой России. Поэтому Россия изначальна была не только заинтересована в скорейшем урегулировании этих конфликтов, но и приняла самое действенное участие в миротворческом процессе. В качестве примера рассмотрим основные причины возникновения грузино-абхазского вооруженного конфликта 1992–1993 г.г. и миротворческие усилия международного сообщества, включая ООН, ОБСЕ и, конечно же, Россию, по его урегулированию.
Основные причины возникновения грузино-абхазского конфликта
Грузино-абхазский конфликт – один из самых сложных, кровопролитных и затяжных этнополитических конфликтов на постсоветском пространстве. Он был вызван непреодолимыми разногласиями между центральной властью Грузии и руководством автономной республики Абхазия, стремившейся воспользоваться правом на национальное самоопределение. В более широком смысле он явился одним из проявлений геополитической кризисной ситуации в Кавказском регионе, сложившейся там в конце XX в. в связи с распадом СССР.

Напряженность в отношениях между грузинами и абхазами возникла давно, задолго до революции 1917 г., и не прекращалась затем в течение всей советской эпохи, то затухая, то вспыхивая с новой силой. Мощной подпиткой этого давнего конфликта служила конъюнктурная направленность национальной политики центральных партийно-политических властей. Она зачастую основывалась не на научно обоснованном, а на сиюминутном, чисто прагматическом подходе, да еще во многом зависела от личных предпочтений и устремлений главных лиц государства.

Основное требование Абхазии всегда состояло в предоставлении ей полной независимости от Грузии. Заметим, что для этого существуют определенные исторические и правовые предпосылки, которые, правда, напрочь отвергаются грузинской стороной.

После знаковых исторических событий начала XX в. – февральской и октябрьской революций 1917 г., после которых перестала существовать как единое государство Российская империя, Абхазия в октябре того же года вошла в Юго-Восточный Союз казачьих войск, горцев Кавказа и вольных народов степей. При этом Абхазии был предоставлен статус суверенного государственного образования. Важно понимать, что все последующие события вокруг государственности как Грузии, так и Абхазии происходили в чрезвычайно сложных условиях послереволюционного переходного периода, на фоне разрушительной гражданской войны, иностранной интервенции и ожесточенной политической борьбы различных партий и группировок.

В апреле 1918 г. в Абхазии была установлена Советская власть и провозглашена независимая Советская Республика Абхазия. Однако она продержалась всего 40 дней, после чего была ликвидирована грузинскими войсками Закавказской Демократической Федеративной Республики (ЗДФР), куда и входила на тот момент меньшевистская Грузия. С мая Абхазия была включена в состав Демократической Республики Грузия (ДРГ), провозглашенной 26 мая 1918 г. в результате распада ЗДФР (ДРГ просуществовала до 1921 г.). Договор, заключенный 11 июня 1918 г. между правительством ДРГ и Абхазским Народным Советом, абхазы, а также целый ряд историков, не принадлежащих к этой национальности, расценивают в силу целого ряда причин нелегитимным. Они считают это «присоединение» аннексией Абхазии, оккупацией, когда она «была превращена в колонию Грузии»75.

Примечательно, что в конституции ДРГ Абхазия именовалась «Сухумской областью»76. Лишь в конце апреля 1919 г. грузинское правительство приняло решение рассмотреть вопрос о статусе с Абхазии и с этой целью «учредить комиссию… которой поручить в кратчайшее время разработать… Положение об отношениях с Абхазией»77. Потребовалось еще полгода, чтобы был разработан проект Основного Положения ведения автономной Абхазии78. Но юридически автономия так и не была закреплена.

В феврале–марте 1921 г. на территории Абхазии и Грузии с помощью Красной Армии и организованного большевиками народного восстания была установлена Советская власть. В ночь на 18 марта меньшевистское правительство Грузии бежало в Турцию79. ДРГ перестала существовать, а вместо нее была образована Социалистическая Советская Республика Грузия (ССРГ). Параллельно, 31 марта, была создана независимая и равноправная с ней Социалистическая Советская Республика Абхазия. 21 мая Ревком ССРГ признал независимость Абхазии, что было зафиксировано в декларации80.

15 декабря 1921 г., как принято считать, под давлением И.В. Сталина, ведавшего в тот период национальной политикой в РСФСР, Абхазия была вынуждена заключить с Грузией Союзный договор, положивший начало государственно-правовым отношениям между Абхазией и Грузией81. Он был заключен для налаживания наиболее эффективных взаимоотношений в военной, политической и финансово-экономической областях, но он не затрагивал суверенный статус обеих союзных республик82. Доказательством этого служит тот факт, что на правах суверенного государства ССР Абхазия стала соучредителем СССР: ее представитель в декабре 1922 г. подписал Договор об образовании СССР. Однако фактически независимость Абхазии, конечно же, была неполной в силу того, что часть весьма ответственных полномочий на основе особого Союзного договора передавались в управление Грузии. В п. 4 договора говорилось, что через Грузию Абхазия входит в Закавказскую Советскую Федеративная Социалистическую Республику (была упразднена в 1936 г. с принятием новой Конституции СССР), которая предоставляет ей одну треть своих мест83. Конституции 1925 г. и 1926 г. закрепляли статус Абхазии в качестве суверенной республики с ограниченной государственностью в составе ЗСФСР, через ССР Грузию.



19 февраля 1931 г. статус Абхазии был существенно понижен: она была преобразована в автономную республику в составе Грузинской ССР. Этот шаг был осуществлен под лозунгом «реорганизации госаппарата автономных республик и областей». Естественно, это было сделано под нажимом центральных союзных властей, вопреки воле абхазского народа. Началась активная грузинизация абхазов. Целенаправленно проводилась ассимиляторско-переселенческая политика. С 1937 г. по 1953 г. из Грузии в Абхазию были переселены более 80 тыс. грузин, что коренным образом изменило этнодемографическую карту Абхазии. К началу 1990-х годов абхазы по численности превратились в национальное меньшинство на своей собственной территории, составляя всего 18% населения (для сравнения: в 1886 г. они составляли 41%; в 1917 г. – 28%)84. Все это вызывало закономерное недовольство всего абхазского народа, но в первую очередь все же его политической и научно-культурной элиты.

Неоднократно, в 1957, 1967 и 1978 гг., представители абхазской интеллигенции обращались к руководству СССР с просьбой о повышении статуса Абхазии до союзной республики или о принятии ее в состав РСФСР на правах автономии. Эти обращения вызывали болезненную реакцию у грузинского руководства. Таким образом, межэтнический конфликт тлел уже давно и для его воспламенения требовались лишь определенные условия, которые и возникли в конце 1980-х годов, в годы «перестройки».

В эти годы во многих республиках возникли националистические движения, во главе которых, как правило, стояла местная интеллигенция и нередко партийная элита. Абхазия и Грузия не стали исключением. В июне 1988 г. в президиум предстоящей XIX Всесоюзной конференции КПСС представители абхазской творческой и научной интеллигенции направили «Абхазское письмо» с просьбой о возвращении Абхазии статуса союзной республики85. В том же году было сформировано национальное движение абхазского народа – Народный форум Абхазии «Айдгылара» («Единение»). Созванный «Айдгылара» 18 марта 1989 г. 32-тысячный «всеобщий сход» абхазского народа в исторически значимом селе Лыхны Гудаутского района обратился к М.С. Горбачеву с требованием вернуть Абхазии статус союзной республики и временно ввести режим «особого управления» из Центра (по примеру Нагорно-Карабахской Автономной области). Это требование не было удовлетворено.

В свою очередь по всей Грузии начали устраиваться массовые митинги протеста грузинского населения. Они достигли своего пика в начале апреля, когда для разгона многодневного митинга в Тбилиси были применены войска. Грузины под руководством лидеров националистических движений 3.К.Гамсахурдиа, М.И. Костава, Г.О. Чантурия, И.С. Церетели настойчиво требовали выхода из состава СССР, ликвидации советской власти в республике86. Звучали антисоветские, антиконституционные и шовинистические лозунги типа «Грузия для грузин!». Однозначно был провозглашен курс на ликвидацию автономий внутри Грузии, что напрямую затрагивало права и свободы Абхазии, Южной Осетии, Аджарии. Поэтому абхазские власти рассматривали отделение от Грузии или присоединение к РСФСР на правах автономии как более предпочтительный для себя вариант.


Перерастание конфликта в вооруженную фазу
Первые вооруженные столкновения между грузинами и абхазами начались в июле 1989 г. 15–18 июля 1989 г. в результате межнациональных стычек в Сухуми и других районах Абхазии погибли 17 человек (11 грузин, 5 абхазов, 1 грек), ранены 140 человек (по другим данным – 448 человек)87. Для прекращения беспорядков были применены войска.

18 ноября 1989 г. Верховный Совет Грузии предпринял первый шаг к выходу из СССР – принял поправку к Конституции, дающую право «вето» на союзные законы. А уже 9 марта и 20 июня 1990 г. он признал противоправной «аннексию Грузии Красной Армией» в феврале 1921 г. Тогда же были денонсированы договор 1921 г. и Союзный договор 1922 г. и восстановлено действие конституции Демократической Республики Грузия 1918 г., в которой отношения с Абхазией не были определены, а сама Грузия являлась унитарным государством, исключающим существование территориальных автономий88. Таким образом, Абхазии, как, впрочем, и Южной Осетии, и Аджарии было отказано в реализации их права на самоопределение89. Радикально настроенные грузинские националисты, взяв на вооружение лозунг «Грузия для грузин», наметили курс на ограничение прав и свобод национальных меньшинств и их ассимиляцию с грузинами.

В ответ на дискриминационные действия Грузии 25 августа 1990 г. Верховной Совет Абхазии принял Декларацию «О государственном суверенитете Абхазской АССР» и постановление «О правовых гарантиях защиты государственности в Абхазии».

9 апреля 1991 г. под руководством З. Гамсахурдиа, ставшего через месяц президентом, была провозглашена независимость Грузии и зафиксирован ее выход из состава СССР. После развала СССР грузино-абхазский конфликт еще более обострился, и события стали развиваться еще стремительнее.

Отмена советской конституции парламентом Грузии 21 февраля 1992 г. была воспринята абхазским руководством как фактическая отмена автономного статуса Абхазии. Поэтому вполне закономерно, что в ответ 23 июля 1992 г. Верховный Совет Абхазии принял решение о восстановлении действия абхазской конституции 1925 г., провозглашавшей суверенитет Абхазии, и изменил название страны на «Республика Абхазия», приняв новую государственную символику90. Тем самым была подчеркнута направленность действий на обеспечение суверенитета Абхазии и на сохранение в ней советского социалистического строя. Однако независимость Абхазии не была признана ни Грузией, ни международным сообществом, как это произошло в случае с Косово, несмотря на протесты Сербии и несогласие многих стран, включая Россию.

Начало военной фазе грузино-абхазского конфликта (август 1992 г. – сентябрь 1993 г.) положил ввод в Абхазию 14 августа 1992 г. грузинских войск численностью, по разным оценка, от двух до трех тысяч человек91. Абхазские вооруженные формирования оказали сопротивление, но отряды грузинской Национальной гвардии за несколько дней заняли практически всю территории Абхазии, включая Сухуми и Гагру. Большое количество мирных жителей абхазской и русской национальности (по некоторым данным около 30 тысяч)92 было вынуждено покинуть свои дома и искать убежища за Кавказским хребтом, в России.

В результате боевых действий только с августа по декабрь 1992 г. погибли 3 тыс. человек93. Абхазские ополченские отряды продолжили активное вооруженное сопротивление при поддержке со стороны Конфедерации горских народов Северного Кавказа (многочисленными добровольцами и оружием), а также казаков Юга России.

Ситуация на абхазском фронте с осени 1992 г. до лета 1993 г. оставалась неизменной, пока в июле абхазские силы не начали очередное наступление на Сухуми, третье по счету с начала года. 28 сентября 1993 г. абхазы при поддержке северокавказских отрядов выбили грузинские войска из Сухуми. Отвечая на вопрос, почему победила маленькая Абхазия, не следует забывать о том, что Грузия в это время тратила много сил на внутренние политические разборки: для подавления мятежа, поднятого сторонниками З. Гамсахурдия, Э. Шеварднадзе был вынужден снять с абхазского участка фронта наиболее боеспособные части. Определенную роль сыграл и тот факт, что, по некоторым данным, абхазы получили некое количество российских артиллерийских орудий, минометов, бронетехники. Хотя другие исследователи утверждают, что, наоборот, на протяжении всей войны ельцинская Россия регулярно передавала вооружение Грузии, а при эвакуации Э. Шеварднадзе из Сухуми российские военные даже вошли «в прямое огневое соприкосновение с абхазской стороной»94.

К 4 октября «абхазская гвардия» взяла под свой контроль всю территорию автономной республики, за исключением лишь некоторых горных районов. Грузинские войска были вынуждены полностью покинуть Абхазию.

Грузино-абхазская война 1992–1993 гг., помимо серьезного осложнения политических отношений между Грузией и Абхазией, а также между Грузией и Россией, имела крайне негативные последствия для экономики обеих сторон конфликта. В этом плане особенно пострадала Абхазия: была существенно разрушена ее инфраструктура, блокированы важнейшие транспортные артерии, уничтожены многие предприятия и другие объекты народного хозяйства.

С обеих сторон имелись многочисленные жертвы, сотни тысяч людей стали беженцами и перемещенными лицами, наблюдалось массовое нарушение прав человека. По данным Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев, к сентябрю 1993 г. в районе конфликта было зарегистрировано около 250 тыс. беженцев, перемещенных лиц; имелись сведения о насильственной депортации с обеих сторон95. Миссия ООН по установлению фактов, направленная Генеральным секретарем в октябре 1993 г. в район конфликта, пришла к выводу, что ответственность за подобные нарушения несли как грузинские правительственные войска, так и абхазские силы, равно как и иррегулярные формирования и гражданские лица, сотрудничавшие с ними96.
Миротворческие усилия ООН и России по урегулированию

грузино-абхазского конфликта
С самого начала к урегулированию грузино-абхазского конфликта подключилось международное сообщество в лице ООН и СБСЕ/ОБСЕ, главным образом посредством дипломатических мер. В ноябре 1992 г. в Тбилиси было открыто отделение ООН с целью обеспечения комплексного подхода к урегулированию конфликта и оказания содействия в усилиях Генерального секретаря по установлению мира в регионе 97.

После заключения Сочинского соглашения о прекращении огня от 27 июля 1993 г. на основании резолюции СБ ООН № 858 от 24 августа 1993 г. была учреждена Миссия ООН по наблюдению в Грузии (МООННГ) в составе 88 военных наблюдателей. После того, как первоначальный мандат МООННГ утратил свою силу в связи с возобновлением боевых действий в сентябре 1993 г., СБ ООН предоставил МООННГ временный мандат. Действие мандата в расширенном виде было возобновлено лишь в июле 1994 г. после ввода в зону конфликта миротворческих сил СНГ, при этом численность миссии была увеличена до 136 человек98.

Несмотря на то, что 4 апреля 1994 г. было подписано Заявление о мерах по политическому урегулированию конфликта, обстановка продолжала оставаться сложной и требовала немедленных действий по вводу в зону конфликта миротворческих сил для разъединения войск конфликтующих сторон, обеспечения режима прекращения огня и невозобновления боевых действий. Об этом неоднократно просили обе стороны конфликта, обращаясь в СБ ООН. Однако ООН не рискнула развернуть операцию по поддержанию мира с участием многонациональных миротворческих сил под своей эгидой, как это, например, было осуществлено в бывшей Югославии, где в это время уже были развернуты Силы ООН по охране (UNPROFOR). В случае с грузино-абхазским конфликтом руководство ООН сослалось на отсутствие необходимых условий в районе конфликта для развертывания операции по поддержанию мира с участием ооновских миротворческих сил. Вместо этого 3 мая 1994 г. Генеральный секретарь ООН Б. Бутрос-Гали представил СБ ООН очередной Доклад о положении в Абхазии, Грузия (S/1994/529), в котором высказал мнение, что на начальном этапе урегулирования вооруженного конфликта Совет Безопасности может «уполномочить Российскую Федерацию и ее партнеров по СНГ безотлагательно развернуть в Абхазии силы… предусмотрев дополнительный вариант включения впоследствии такого контингента в силы ООН»99. Т.е. был предложен вариант по типу урегулирования внутреннего вооруженного конфликта в Сомали в начале 1990-х годов, где сначала для создания безопасных условий с санкции СБ ООН действовала многонациональная объединенная оперативная группировка «ЮНИТАФ» под командованием США, а потом была развернута миротворческая операция ООН.

14 мая 1994 г. в Москве, при посредничестве ООН и России, грузинской и абхазской сторонами было подписано Соглашение о прекращении огня и разъединении сил (док. ООН S/1994/583, приложение I). На основании этого документа и Заявления Совета Глав Государств (СГГ) СНГ о проведении операции по поддержанию мира в зоне грузино-абхазского конфликта от 15 апреля 1994 г. с 21 июня 1994 г. в этом регионе были размещены Коллективные силы СНГ по поддержанию мира (КСПМ). Однако в состав этих сил вошел только российский воинский контингент в составе пяти батальонов и двух рот общей численностью 1752 военнослужащих. У них на вооружении было 16 артиллерийских орудий, 3 вертолета, 94 ББМ, 158 автомашин100. Предполагалось, что к осени к миротворческой операции присоединятся и миротворцы из других стран-членов СНГ, однако в конечном итоге ни одно государство Содружества не изъявило желания выделить свои войска. КСПМ действовали под командованием Объединенного командования и командующего миротворческими силами. Командующий и штаб КСПМ расположились в Сухуми, а заместитель командующего – в Зугдиди101.

21 октября 1994 г. СГГ СНГ утвердил Мандат на проведение операции по поддержанию мира в зоне грузино-абхазского конфликта, который был уточнен и продлен 26 мая 1995 г. Помимо КМСП, для контроля за выполнением Соглашения о прекращении огня и разъединении сил была создана Группа военных наблюдателей. Перед миротворцами поставили следующие задачи: поддержание режима прекращения огня и обеспечение его неукоснительного соблюдения; недопущение возобновления боевых действий; создание зоны безопасности и зоны ограничения вооружений; контроль за отводом войск; контроль за расформированием и выводом всех добровольческих формирований, прибывших из-за пределов Абхазии; наблюдение за прибрежными водами и воздушным пространством; разминирование местности; обеспечение безопасности персонала МООННГ; содействие возвращению беженцев и перемещенных лиц; охрана важных объектов и коммуникаций; сопровождение гуманитарных грузов102. В свою очередь МООННГ должна была также наблюдать за выполнением Соглашения, а, кроме того, за деятельностью миротворческих сил СНГ.

Российские миротворцы в первую очередь провели мероприятия по разъединению сторон и организации контрольно-пропускных пунктов на реке Гумиста, ставшей демаркационной линией. Затем они приступили к демилитаризации Кодорского ущелья, контролируемого правительством Грузии с помощью войск. Однако эту задачу удалось выполнить лишь частично. После проведения военно-полицейской операции в верхней части Кодорского ущелья силами грузинских войск в июле 2006 г. Грузия восстановила свой контроль над этим районом, используя абхазское правительство в изгнании, и разместила там под видом полицейских подразделений свои войска численностью от 1 тыс. до 1,5 тыс. человек при согласованном уровне в 600 человек.. Эти действия Грузии нарушают основные положения Московского соглашения, на что ей неоднократно указывалось в резолюциях СБ ООН и докладах Генерального секретаря. Миротворческие силы провели также широкомасштабные операции по разминированию местности, сбору и уничтожению оружия.

Летом 2006 г. КСПМ насчитывали около 2 тыс. военнослужащих и выполняли задачи на территории общей площадью более 3 тыс. кв. км. В настоящее время это самый большой миротворческий контингент на постсоветском пространстве103. Только за 10 лет, с 1994 г. по 2004 г., в операции по поддержанию мира приняли участие более 20 тыс. российских военнослужащих. Миротворцы несут службу в двух зонах безопасности КСПМ «Север» и «Юг» на 22 наблюдательных и 4 контрольно-пропускных пунктах. Зона безопасности протяженностью 85 км расположена как с абхазской, так и с грузинской сторон, ее общая ширина довольно значительна и составляет около 24 км. Для сравнения: после прекращения боевых действий в 1999 г. буферная зона в приграничных с Косово районах, контролируемая многонациональными Силами для Косово (KFOR) под командованием НАТО, составляла всего 1-5 км. В зоне контроля КСПМ патрулирование осуществляется круглосуточно 29 мобильными группами. Еженедельно военнослужащие КСПМ совместно с военными наблюдателями Миссии ООН проводят патрулирование нижней части Кодорского ущелья, воздушный мониторинг его верхней части, во взаимодействии осуществляют постоянный контроль за тяжелой боевой техникой в зоне ограничения вооружений. Силами КСПМ проводится регулярное патрулирование вдоль линии прекращения огня. Кроме того, военные наблюдатели ООН и российские миротворцы расследуют инциденты между сторонами, помогают местному населению восстанавливать разрушенные объекты инфраструктуры, проводят информационную работу среди населения104. Миротворцы выполняют также посредническую роль при проведении переговоров и других мероприятий по мирному урегулированию конфликта, восстановлению законности и правопорядка, нормальной работы государственных и общественных учреждений. Миротворческие силы осуществляют охрану Ингури ГЭС, которая снабжает весь регион электричеством.

Только за первые десять лет своей деятельности миротворцы обезвредили более 3 тыс. кг взрывчатых веществ, изъяли более 200 единиц стрелкового оружия и свыше 50 тыс. боеприпасов различного вида105. За время конфликта безвозвратные потери КСПМ составили 97 человек. Ранения различной степени тяжести получил 251 российский миротворец.

В первые годы после начала миротворческой операции наметилась тенденция к нормализации грузино-абхазских отношений. Значительная часть населения пограничного Гальского района (до 70 тыс. человек) вернулась в места прежнего проживания, началось возвращение грузинского населения и в другие районы Абхазии. Однако после попытки Грузии военно-силовым путем установить свой контроль над Гальским районом в мае 1998 г. ситуация существенно дестабилизировалась, вновь стала нарастать напряженность в межэтнических отношениях, участились военные провокации, особенно в Кодорском ущелье, в том числе и против российских миротворцев. Именно к этому времени относятся первые серьезные угрозы в их адрес и требования покинуть район конфликта со стороны грузинских незаконных вооруженных формирований, поощряемых властями Грузии, в частности, самого крупного «партизанского» отряда «Белый легион». Хотя фактически он предназначен для сбора разведданных и проведения диверсий и терактов против представителей абхазских властей и миротворцев106. Заметим, что на территории Абхазии до недавнего времени действовал и еще один крупный незаконный вооруженный отряд – «Лесные братья».

В целом российские миротворцы свою задачу выполняют успешно, что не один раз отмечалось в документах ООН. Мандат КСПМ неоднократно продлевался. В 2003 г. он был продлен до момента выхода одной из конфликтующих сторон из мирного процесса по урегулированию конфликта.

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   16


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница