Редакционный совет



страница8/16
Дата22.04.2016
Размер3.62 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   16

Европейская политика соседства и страны СНГ




Европейская политика соседства (ЕПС): принципы и прагматика. Масштабное расширение в 2004 г. и принятие в ЕС Болгарии и Румынии в 2007 г. вывело Евросоюз на новые географические рубежи. Это поставило его перед необходимостью выработать комплексную политику по отношению к своим соседям на юге и на востоке. Новая стратегия получила название Европейской политики соседства. “The Financial Times” писала в этой связи, что “ЕС не может равнодушно относится к цепочке нестабильности, которая проходит от Белоруссии до Северной Африки через Украину, Молдову, Западные Балканы и Ближний Восток. В случае, если ЕС не возьмет на себя ответственность и не направит соседние регионы на путь экономического процветания и хорошего

управления государств, он рискует жестоко поплатиться”.42

После расширения на восток Евросоюз вплотную придвинулось к постсоветскому пространству (а часть его в лице государств Балтии даже поглотил). Проблема нового соседства в лице государств-членов СНГ весьма озаботила европейских интеграторов. Дело в том, что активное продвижение ЕС на Восток (почти единовременный прием 12 государств) обернулось для интегрирующейся Европы множеством проблем. В этих условиях ЕС был вынужден искать особую модель отношений с государствами, расположенными на его новых восточных границах. Дело в том, что ЕС не мог ответить согласием на просьбы многих из стран - соседей о приеме. Немецкая “Ди Вельт” писала, что на фоне все возрастающей усталости граждан Евросоюза от его расширения политика добрососедства призвана удержать соседние государства от требования членства в Евросоюзе. “Чем лучше будет европейская политика добрососедства, тем меньше будет стремление к членству”, - полагала Барбара Липперт из Института европейской политики.

Формально ЕПС появилась в мае 2004 г., когда был принят Стратегический Доклад (Strategy Paper on the European Neighbourhood Policy). Идея возникла еще в 90-е годы, а в 2003 г. Европейской Комиссией уже был одобрен доклад «Добрососедство в Большой Европе: новые рамки взаимоотношений с нашими восточными и южными соседями»43.

Ключевым элементом концепции ЕПС являлся пункт о том, что отношения с соседями должны были строиться на взаимной приверженности общим ценностям, таким, как верховенство закона, соблюдение прав человека, включая права меньшинств, принципы рыночной экономики и устойчивого развития. «Европейская политика соседства предполагает укрепление приверженности общим ценностям, - подчеркивалось в “Стратегическом документе” 2004 г. - Эффективное соблюдение таких обязательств является важнейшим элементом отношений ЕС с партнерами. Стремление ЕС развивать связи с каждым из партнеров через ЕПС (Европейская политика соседства – И.С.) будет зависеть от того, действительно ли эти страны разделяют общие ценности»44.

12 мая 2004 года Еврокомиссия обнародовала cтратегический доклад по ЕПС, в котором определялись все ее параметры, включая и географические. Еврокомиссия, в частности, определила в качестве получателей значительно увеличивавшейся финансовой помощи по ЕПС: 9 средиземноморских государств, 3 закавказских страны (Армению, Азербайджан и Грузию), а также Украину и Молдавию. В целом 15 государств-членов ЕПС, а также Россия и Белоруссия, являющиеся фактическими соседями ЕС, но не подписавшие с ним соответствующие документы, образуют зону с населением около 400 млн. человек, что примерно равно численности населения Евросоюза. Их ВВП составляет менее 10% ВВП Евросоюза в составе 25 членов (без Болгарии и Румынии), но, с другой стороны, он был вдвое большим, чем у 10 государств, вступивших в ЕС в 2004 году45.

Всего с 2004 по 2006 гг. на выполнение программ политики соседства ЕС было выделено 955 млн. евро. Необходимо отметить, что в 2000-2003 гг. основной поток средств в страны Восточной Европы, которые потом были включены в ЕПС, шел через программу TASIC. В частности, в указанный период для помощи было выделено: России - 599,6 млн. евро; Украине – 435,6 млн. евро; Молдавии – 46 млн. евро; Белоруссии – 10 млн. евро. К этим суммам следует добавить 241 млн. евро, выделенных для помощи по групповым программам. Это увеличило расходы Евросоюза на ЕПС до 1 млрд. 332,2 млн. евро)46.



ЕПС и Республика Беларусь. В 2004 г. Белоруссия была исключена из программы добрососедства ЕС в связи с обострившимися политическими противоречиями между ЕС и белорусским руководством. Вместе с тем это не означало, что Белоруссия была полностью лишена всех возможностей взаимодействия с соседними странами и с ЕС. Она продолжила свое участие в некоторых региональных программах добрососедства, более того, в Европе сохранилось намерение оказывать помощь Белоруссии с целью установления там демократии, верховенства законов и т.д.

Однако вплоть до конца 2006 года усилия по демократизации Белоруссии оценивались ЕС как “неэффективные”. Лишь на фоне российско-белорусского газового скандала был выработан план новой стратегии сотрудничества ЕС с Белоруссией. План содержал, с одной стороны, конкретные требования к руководству страны, а с другой – предложения и обещания Евросоюза. Требования к Белоруссии, получившие название “12 условий ЕС”, сводились к внедрению демократических процедур в избирательную систему, обеспечению прав человека и т.д.

Еврокомиссар Бенита Ферреро-Вальднер по случаю утверждения новой стратегии заявила, что “народ Белоруссии имеет право знать, что он теряет. Наше послание заключается в том, что как только страна проявит желание двигаться к настоящей демократии, соблюдению прав человека и верховенства закона, мы будем готовы к полному партнерству с Белоруссией в рамках ЕПД. Это будет означать значительное усиление помощи, что принесет белорусам улучшение качества жизни”.47

Вместе с тем официальный Минск не продемонстрировал никакого желания проводить ожидаемые от него реформы. Белорусские власти заняли такую позицию, понимая, что “в итоге компромиссов потеряют больше, чем приобретут”.48 В сентябре 2007 года в Брюсселе на международной конференция “Работать вместе – укреплять Европейскую политику добрососедства” Минску в очередной раз дали понять, что отношения с ним будут строиться по правилам, предложенным Евросоюзом49.

Опыт сотрудничества Белоруссии с Евросоюзом в параметрах политики добрососедства оказался неудачным. Белорусский политолог Вячеслав Поздняк полагает, что Европейская политика добрососедства непригодна для Белоруссии, поскольку строится “c нуля”, а должна была бы основываться на фундаменте предыдущих соглашений. Однако такой базы в двусторонних отношениях, утверждает этот автор, просто не существует50. Независимый эксперт Юрий Дракохруст, в свою очередь, полагает, что “за 13 лет президентства Лукашенко Европа использовала все мыслимые и немыслимые варианты стратегии. Были и кнут, и пряник, но пряник оказался не по вкусу белорусскому руководству. За эти годы среди населения не усилились проевропейские настроения, что объясняется улучшением материального положения белорусов. Речь не идет ни о ненависти, ни о ксенофобии. Но Россия по-прежнему остается геополитическим магнитом для белорусов, несмотря на все обострившиеся в последнее время кризисы и усилия белорусской пропаганды, в которой отчетливо звучат антироссийские нотки”51. По мнению еще одного белорусского политолога, Олега Манаева, “сегодня потенциально в Белоруссии есть почва для совершенно разных внешнеполитических курсов”.52

ЕПС и Российская Федерация. Россия, хотя формально и входит в зону действия ЕПС, тем не менее считается особым стратегическим партнером Евросоюза и поэтому развитие его отношений с Российской Федерацией строится в соответствии с иной логикой и фиксируется в других документах. В течение последнего десятилетия международно-правовой основой взаимоотношений России с ЕС было Соглашение о партнерстве и сотрудничестве, срок действия которого истек в конце 2007 года. За это время двусторонние отношения претерпели значительные изменения. Сохраняющаяся взаимная заинтересованность партнеров друг в друге развивается на фоне усиливающихся конкурентных интересов.

По мнению российского эксперта Юрия Борко, “в последние годы, безусловно, расширилось сотрудничество, однако при этом стало больше противоречий. Во многом это связано с растущими российскими запросами. Во-первых, разногласия проявляются в энергетической стратегии, во-вторых, во внешней политике. Говоря, например, о Балканах и странах постсоветского пространства, складывается впечатление, что Россия и ЕС просто перетягивают канат, и я не вижу каких-то предпосылок к тому, что компромисс все-таки будет найден. Третья проблема – это строительство демократии в России. Отмечу, что претензии Запада по этому вопросу в последние годы стали значительно серьезнее. Притом, на мой взгляд, претензии зачастую обоснованные”.53

Между Россией и ЕС нарастает геополитическое соперничество на пространстве СНГ, но, с другой стороны, усиливается их экономическая взаимозависимость, побуждающая их к сотрудничеству. На ЕС приходится 52 процента всего российского экспорта и 70 процентов иностранных инвестиций54. Россия покрывает 25% потребляемого газа и нефти в странах Евросоюза и занимает третье место среди торговых партнеров Европы, уступая лишь США и Китаю. Общий объем капиталовложений Евросоюза в России на порядок выше российских инвестиций в Европе (30 млрд. долл. против 3 млрд. долл.).

Политика Евросоюза на постсоветском пространстве интерпретируется Москвой в терминах геополитики, когда ЕС воспринимается как сильнейший соперник за влияние в зоне СНГ, традиционно считающейся стратегически важной для России55. И это не случайно, если учесть, что речь идет о попытках вытеснить Россию с этого пространства. Достаточно в этой связи обратиться к мнению обозревателей Джеймса Роджерса и Хендрика Пушманна, которые писали: ”Россия должна понимать, что сейчас она является лишь частью этого более широкого европейского добрососедства и что от нее как таковой ожидают определенной ответственности и обязательств (например, защиты демократии и прав человека на своей территории), и что ее господству в этом регионе фактически наступил конец”.

Пока что, по известным причинам, переговоры между Россией и ЕС по новому Соглашению о партнерстве и сотрудничестве заблокированы. Двадцатый юбилейный саммит Россия – ЕС, который состоялся в конце октября 2007 года в Португалии, никаких неожиданностей в этом вопросе не принес.

ЕПС и Украина. Особое место в Европейской политике соседства занимает Украина. Активизация ЕПС на восточном направлении совпала по времени с победой оранжевой революции в Киеве. Председатель Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу подтвердил тогда поддержку ЕС в проведении Украиной реформ, назвав политику добрососедства в отношении Украины “очень амбициозной”. По словам Баррозу, в рамках политики нового соседства ЕС могут быть реализованы все устремления Украины, в том числе в плане модернизации страны и получения ею технико-экономической поддержки. Председатель Еврокомиссии также обещал Украине помочь со вступлением во Всемирную торговую организацию.

План действий для Украины был согласован в конце 2004 года, а принят в феврале 2005 г. Он рассчитан на 3 года и направлен на содействие выполнению положений Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между ЕС и Украиной. Украинская сторона относительно преуспела в выполнении конкретных программ в различных сферах жизни общества. Это было связано и с тем, что в период 2003-2006 гг. в 2 раза увеличилась сумма инвестиций из ЕС – с 50 млн. евро до 100 млн. евро56.

Несмотря на то, что оценка ЕС выполнения Украиной “Плана действий” имела в целом одобрительный характер, европейские эксперты обращали внимание на “колоссальный объем работы”, которую еще предстоит выполнить Украине в плане сближения своего законодательства с правом ЕС. По мнению эксперта из Великобритании Аннели Альби, “Киев продвинулся пока не так далеко по пути сближения своего законодательства с правом ЕС. Поэтому перед ним по-прежнему стоят задачи освоения и включения в национальное законодательство около 80 тысяч страниц применяемых в ЕС юридических актов”. При этом, как отметила эксперт, “Украину не должно смущать то, что включение в национальное право юридических установок, заимствуемых извне, в чем-то похоже на внешнее управление со стороны Брюсселя или даже на мягкую форму империализма. Ведь Киев осуществляет рецепцию права ЕС вполне добровольно”57.

В целом Украина оценивает политику добрососедства как явно недостаточную для своей страны, сделавшей однозначный европейский выбор. Вызывает возражение Киева сам термин “добрососедство”, поскольку в нем содержится намек на то, что Украина находится вне Европы. Глава миссии Украины при Европейском Союзе Роман Шпек отмечал, что “Украина никогда не была в восторге от Европейской политики соседства”.58 По его словам, Киев не устраивает отсутствие для него перспективы от реализации такой политики, то есть она никак не связана со вступлением в ЕС, что в первую очередь интересует Украину.

В провозглашенной президентом Ющенко “Национальной стратегии” четко и недвусмысленно говоритcя: “Вступление в Евросоюз – это стратегическая цель Украины и историческая возможность для всего украинского общества. Альтернативой может стать только сознательное желание остаться вне сферы европейского сотрудничества и потерять все преимущества, которые дает интеграция в Европу”.59

Однако в подготовленном весной 2007 года европейской стороной проекте нового соглашения Украина - ЕС возможность членства Украины в Евросоюзе не рассматривается даже в отдаленном будущем. По мнению Бениты Ферреро-Вальднер, “перспектива членства не является незаменимым рычагом содействия реформам. В Украине и без этого наблюдается существенный прогресс в целом ряде областей, таких, как свобода прессы, энергетика, торговля. Политика добрососедства не является альтернативой дискуссии о будущих границах Евросоюза: это отдельный процесс, который имеет свою собственную ценность. Евросоюз заинтересован в налаживании сотрудничества с соседями по вопросам безопасности, торговли, энергетики и миграции. По данным опроса службы “Евробарометр”, 80% европейцев согласны с тем, что подобное сотрудничество выгодно как Европе, так и ее партнерам.60

Аргументация европейского комиссара по вопросам международной политики и европейской политики добрососедства не убедила украинскую сторону. На состоявшейся в Брюсселе в сентябре 2007 года международной конференции с участием 27 членов ЕС и 16 стран-соседей, украинский посол заявил, что политика добрососедства “не может быть принята как основа для отношений ЕС-Украина. Мы сможем работать только при условии, что Украина останется составной частью объединенной Европы”, уточнив при этом, что его страна желает быть полноправным членом ЕС.61 Понимая, что ЕС еще не готов к такой стадии сотрудничества, украинская сторона считает, что новое соглашение Украина-ЕС по своей юридической природе должно быть договором об ассоциации, рассчитанным на 5-10 лет, и носить переходный характер.

ЕПС и Республика Молдова. Европейское направление всегда занимало важное место во внешней политике Молдавии. Первоначально пророссийская ориентация президента Владимира Воронина довольно скоро сменилась на евроатлантическую. После провала “плана Козака” по урегулированию приднестровского конфликта эта тенденция стала определяющей в действиях молдавского руководства. Принятие Румынии в члены Европейского союза изменило геополитический статус Молдавии – она стала приграничным с ЕС государством, что, естественно, не могло не сказаться на качестве и уровне двусторонних отношений. Значимость европейского вектора внешней политики Молдавии получила отражение и в названии главного внешнеполитического ведомства страны, которое стало называться не просто Министерством иностранных дел (МИД), а Министерством иностранных дел и европейской интеграции (МИДЕИ).

План действий Европейского Союза с Молдавией был согласован и принят обеими сторонами в те же сроки, что и в случае с Украиной, то есть в конце 2004 – начале 2005 гг. Однако уровни отношений ЕС с Украиной и с Молдавией не вполне сопоставимы. План действий ЕС для Молдавии, построенный по той же схеме, что и План действий для Украины, тем не менее, содержал несколько важных отличий:

- во-первых, он был более обширным, то есть в одних и тех же разделах более детально обговаривалась каждая конкретная проблема;

- во-вторых, в нем был отдельный пункт, посвященный конфликту в Приднестровье, где указывалось, что при решении данной проблемы необходимо уважать суверенитет и территориальную целостность Молдавии в рамках международно-признанных границ, а также гарантировать соблюдение таких принципов, как уважение демократии, верховенство закона и права человека.

В декабре 2006 года было принято решение выделить Молдавии на финансирование внутренних реформ 1,2 млрд. евро (529 млн. евро – в качестве кредитов, 680 млн. – в качестве грантов). Рассчитанная на три года, крупномасштабная помощь Евросоюза и Всемирного банка является крупнейшей за всю 15-летнюю историю Молдавии и по своим размерам эквивалентна национальному бюджету страны за последние два года. Однако эта помощь, создающая уникальные возможности для Молдавии, одновременно станет сложнейшим испытанием для правительства Владимира Воронина62. Реализация намеченных реформ в Молдавии многими аналитиками ставится под сомнение. Дело в том, что о молдавской коррупции известно далеко за пределами страны, и Райан Кеннеди (США) писал в этой связи, что “европейским ожиданиям Молдавии будет нанесен жестокий удар”63, если Молдавия будет уличена в плохом управлении предоставленной финансовой помощью.

В сфере европейско-молдавского сотрудничества по вопросам внешней политики, безопасности, а также предотвращения и разрешения конфликтов основное внимание уделялось, несомненно, проблеме Приднестровья. Приднестровское урегулирование стало особенно актуальным для Евросоюза после его последнего расширения за счет Болгарии и Румынии, а также активного вовлечения Украины и Молдавии в ЕПС. Приднестровье как сторона конфликта с Кишиневом, как территория с преимущественным политическим влиянием, военным и экономическим присутствием России, естественно, не вписывается в параметры политики соседства с его унификацией основных политико-экономических стандартов по европейскому образцу.

В марте 2005 г. Евросоюз назначил специального представителя в Молдавии, а в сентябре того же года вместе с США присоединился к переговорному процессу по разрешению приднестровского конфликта в качестве наблюдателя. Это вполне соответствовало намерениям Молдавии ослабить позиции России в регионе. ЕС специально для данного случая создал комиссию по приграничному сотрудничеству – EUBAM, - для Молдавии. Справедливости ради нужно отметить, что деятельность европейцев в рамках переговоров не увенчалась сколько-нибудь ощутимым успехом.

Молдавия, вслед за Украиной, считает возможным претендовать на членство в ЕС в относительно недалекой перспективе. На международной конференции в Брюсселе в сентябре 2007 года министр иностранных дел Молдавии Андрей Стратан подчеркнул, что “элементом приближения к ЕС должно стать предоставление ясных перспектив для стран, которые поставили себе такую цель.”64 Молдавия рассчитывает на то, что она представляет и будет представлять интерес для Европы как весьма важный компонент политики соседства. Без партнерства и сотрудничества с Кишиневом Брюссель вряд ли сможет решить свои задачи, связанные с вовлечением Украины в общеевропейское пространство. В пользу Молдавии действуют такие факторы как ее географическое положение, скромный размер территории и относительно малочисленное население.



ЕПС и государства Закавказья. На начальном этапе в программах ЕС не участвовали государства Кавказа, которые были включены в эти механизмы позднее. В Европейской стратегии безопасности 2004 г. Южный Кавказ указывался как один из регионов, заслуживающий «более сильной и активной заинтересованности» ЕС65. В докладе от 12 мая 2004 года Еврокомиссия уже рекомендует включить в политику добрососедства Армению, Грузию и Азербайджан.66. В этом же докладе упоминалась и одна из причин заинтересованности Евросоюза в закавказских государствах – наличие нефти в регионе. По мнению Еврокомиссии, Южный Кавказ является важным регионом с точки зрения добычи и транспортировки энергоносителей, и с ними необходимо развивать сотрудничество именно в этой области67.

Армения, Грузия и Азербайджан подключились к политике соседства в 2004 году при активной поддержке со стороны Германии. Но “Планы действий” с ними были составлены только к концу 2006 г. и рассчитаны на 5-летний срок - с 2007 по 2013 годы. На фоне общей заинтересованности государств Закавказья в политике добрососедства наибольшим энтузиазмом отличается Грузия, во внешней политике которой заметно преобладает евроатлантический вектор. Объяснение подобного положения вещей кроется в ряде факторов, связанных с напряженными отношениями Грузии с Россией в политической сфере, в первую очередь по вопросу статусов Абхазии и Южной Осетии. Немаловажное влияние на характер российско-грузинских отношений оказывает и субъективизм нынешнего грузинского президента М. Саакашвили. Геостратегические возможности Грузии как транзитной территории для нефти и газа из Азербайджана и Центральной Азии добавляют куража в действия грузинской элиты. Это же обстоятельство обеспечивает и интерес Евросоюза в развитии тесных отношений с Грузией, без конкретных обещаний полноправного членства, на что первоначально рассчитывала Грузия. В настоящее время Тбилиси настаивает на скорейшем заключении договора о свободной торговле с ЕС.

Гораздо более сбалансированную политику в отношении основных центров силы проводит Азербайджан, обладающий несопоставимыми, по сравнению с Грузией, экономическими возможностями. Резкий рост экспорта нефти и нефтепродуктов в европейские страны, особенно после ввода в действие нефтепровода Баку - Тбилиси – Джейхан, превратил Азербайджан в ведущего торгового партнера Евросоюза, на долю которого приходится около половины внешнеторгового оборота страны. В сфере политических отношений взаимодействие Евросоюза с Азербайджаном поддерживается признанием территориальной целостности страны и участием Брюсселя в урегулировании проблемы Нагорного Карабаха.

Армения в силу своих традиционно пророссийских геополитических пристрастий и экономических возможностей не столь однозначно нацелена на развитие отношений с Евросоюзом. В отличие от Азербайджана и Грузии, она не рассматривает План действий в качестве конкретного шага на пути к приему в ЕС. Заинтересованность Армении в политике соседства определяется ее желанием обеспечить себе поддержку ЕС как влиятельной международной силы в случае возможного осложнения отношений с Азербайджаном и Турцией. Экономические соображения определяются постоянно растущим объемом товарооборота Армении с ЕС, который в 2005 году в полтора раза превышал объем товарооборота Армении со странами СНГ. Кроме того, страны ЕС являются активными инвесторами в армянскую экономику, лишь незначительно превосходя Россию по количеству капиталовложений. Тем не менее, экономические позиции России на армянском рынке достаточно прочны, российский капитал контролирует ряд стратегически важных отраслей экономики Армении.



ЕПС и страны Центральной Азии. В начале 2007 года восточный вектор европейской политики добрососедства продлился за счет стран Центральной Азии. В июне 2007 года была принята стратегия ЕС по сотрудничеству с государствами этого региона. Она пришла на смену существовавшему здесь около 15 лет проекту ТАСIS и отличается от него тем, что страны региона рассматриваются в индивидуальном порядке и характеризуются особым отношением со стороны ЕС к каждой из них. Вместе с тем сохраняется и общерегиональный аспект политики. Стратегия рассчитана на период до 2013 года и оценивается в 750 млн. долларов США.

Одним из основных политических тезисов Стратегии является увязывание европейской безопасности с центрально-азиатским регионом. В документе отмечается также, что стратегическое, политическое и экономическое развитие, а также возрастающее количество региональных проблем в Центральной Азии прямо или косвенно влияют на интересы ЕС.68 По мнению кыргызского политолога А.Третьякова, Евросоюз хочет стать новой “крышей” для центрально-азиатских государств, преследуя при этом конкретные цели: а) энергоносители Казахстана, Узбекистана и Туркменистана; б) продвижение в регион западных либеральных ценностей.69

В рамках новых инструментов внешнего содействия добрососедству на основе бюджета ЕС на 2007-2013 гг., Евросоюз планирует вдвое увеличить финансирование поддержки странам Центральной Азии.70 Прогресс, достигнутый в процессе развертывания ЕПС в Центральной Азии, будет рассматриваться ЕС в июне 2008 года и впоследствии, как минимум, каждые два года.71 Несмотря на то, что подписание двусторонних планов сотрудничества остается делом будущего, совершенно очевидно, что Евросоюз окончательно включил данный регион (вслед за Соединенными Штатами и НАТО) в сферу своих жизненных интересов.

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   16


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница