Редакционный совет



страница3/16
Дата22.04.2016
Размер3.62 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16

Экономика знаний – что это значит

В последнее десятилетие XX века произошла смена парадигмы общественно-экономического развития. С 90 х годов прошедшего века в мире формируется общество и экономика знаний. С одной стороны, экономика знаний, так же как предшествующая ей сетевая, а ранее – информационная – элемент постиндустриальной системы. С другой стороны, формирующаяся экономика знаний – это иной феномен, по сравнению с информационной и сетевой экономиками.

Все научные работы зарубежных и в гораздо меньшей степени российских ученых26 по обществу и экономике знаний, постиндустриальной экономике в целом, информационной, глобальной сетевой представляют собой не чисто экономический анализ, а скорее пограничные исследования, где общество нового типа, предприятие, технологии, организация управления – неразрывно связанные понятия, обладающие взаимообусловленными признаками. Развитие экономики и общества знаний – это единый процесс, трудно разделить анализ экономики и более широкий - анализ общества, поскольку экономика во многом характеризуется качественными параметрами. Но знания – это симбиоз количественных и качественных характеристик, и весьма сложно определить, что здесь преобладает.

Знания изменяют и экономику, и технологии, и человека, и социум. Непосредственно знания количественно оценить невозможно, для этого используются оценки косвенные – 80% ВНП развитых стран составляют знания. Это значит, что доля продукции и услуг, произведенных в сфере высоких технологий и информации, в общем объеме производства составляет 80%. Знания измеряются также рыночной стоимостью решений (технологических, социальных, организационных, управленческих), получаемых с их помощью. Например, 80-90% стоимости современного автомобиля приходится на воплощенные в нем знания. На долю новых знаний, воплощенных в технологиях, оборудовании и организации производства развитых стран, приходится 80-95% прироста ВНП. Капитализированная стоимость компании может в десятки раз превышать балансовую за счет высокой стоимости интеллектуального капитала в ее активах – рынок оценивает капитал, воплощенный в знаниях, выше, чем капитал в материальной форме. Но ведь это виртуальные показатели. К числу важнейших принципов функционирования постиндустриальной экономики в целом и экономики знаний, в частности, относятся также информационно-коммуникационные технологии, интеграция, сетевое и межсетевое взаимодействие, партнерство – это все качественные характеристики. А творческий потенциал, как характеристика именно экономики знаний (недаром ее называют еще креативная экономика) – как его оценить количественными мерками?

В последнее время в нашей стране стал обсуждаться вопрос, что такое экономика знаний, при этом поднимается много проблем. Здесь и коммерциализация знаний, роль государства в развитии знаний, роль рынка, система институтов, собственность на знания, оценочные показатели, потенциал научного превосходства России и проч. Мы говорим, что знания – это базис и главный ресурс экономического развития. А разве информация и знания не были движущей силой информационной и сетевой экономики и вообще любого развития? Что же принципиально выделяет экономику знаний? Можно сказать, что экономика знаний – это новый мир, новое общественное устройство, новая система отношений, иное сознание, иные принципы взаимодействия, иная протяженность времени, связанная с чрезвычайным динамизмом жизненного пространства и т.д. А что за этим стоит?

Попытаемся нащупать главные принципы, на которые опирается экономика знаний. Употребляю такой расплывчатый термин, потому что четко, безальтернативно определить главные принципы функционирования экономики знаний сложно, ведь эта экономика – мир постоянных перемен. Иногда ее называют экономикой хаоса, поскольку изменения столь динамичны, что хозяйственная система не успевает адаптироваться к новшествам, то же самое можно сказать и о человеке. Срок службы нового продукта может исчисляться несколькими месяцами, а далее – более совершенный продукт, с лучшим дизайном, самыми современными материалами, удобный в пользовании. Маркетологи всегда на страже, они предугадывают предпочтения потребителей, спрос не иссякает. Как тут не вспомнить Э.Фромма с его знаменитой работой «Иметь или быть». Но это, конечно, односторонний взгляд. Если экономику знаний анализировать в долгосрочном аспекте, то, казалось бы, настоящий хаос превращается в новое качество жизни, возросшие возможности для человеческого прогресса, новые измерения сознания. Дело в том, что хаос этот творческий, являющий собой «постоянные порывы творческой деструкции», как сказал Й.Шумпетер.

Итак, рассмотрим главные принципы, на которых стоит экономика знаний. Прежде всего, время, когда инновации, опирающиеся на национальные инновационные системы, являлись главной движущей силой социально-экономического развития, ушло. (Это отнюдь не означает, что России не нужно создавать национальную инновационную систему. Нужно, это обычная ситуация для постоянно догоняющей страны). Не инновации – сегодня постоянная ориентация на инновации воспринимается как само собой разумеющееся явление – а знания, человеческий прогресс являются движущей силой развития, источником роста и конкурентоспособности. И главное – знания не только воплощенные в продуктах и услугах, но знания как таковые, чаще всего фундаментальные, служащие базисом теорий и концепций развития, а также оценок новых технологий, организационных систем формирующегося общества, человека, его взаимосвязей с природой, возможностей их восстановления, огромной динамики наук о жизни и проистекающих отсюда нравственных проблем и множество других вопросов. Все ускоряющийся динамизм экономики, растущая интенсивность информационных обменов способствуют невиданной скорости приращения знаний (знания создают знания). Знания превратились в измерительную шкалу валового национального продукта, общественного богатства, накопления, и это при том, что напрямую количественными мерками их оценить невозможно.

Выдвижение на передний план экономического развития человека и знаний свидетельствует о кардинальной трансформации факторов развития. На смену труду, капиталу и природным ресурсам пришли информация, знания, человеческий потенциал. Теперь рыночная стоимость товаров и услуг в развитых экономиках складывается преимущественно из ресурса знаний. Уже много написано о том, что знания отличаются от традиционных ресурсов. Их называют общественным благом, потому что знания не убывают по мере их использования, они существуют вне зависимости от пространства, могут находиться одновременно в нескольких местах, с каждым днем увеличиваются и при этом зачастую вырастают в цене именно потому, что имеются в изобилии, а не потому, что их недостает. Знания неотчуждаемы от их носителя27.

Сегодня широко распространено такое словосочетание: экономика дематериализуется. В этих условиях научный анализ экономического, в том числе инновационного, развития (в развитых странах мира это однопорядковые понятия) не может опираться лишь на традиционно экономические предпосылки (достаточное финансирование; адекватные его формы; стимулирование спроса на инновации; рыночные методы регулирования инновационных процессов; активная коммерциализация знаний; регулирующий уровень налогообложения; формирование новых инновационных структур, подобных кластерам, например, и проч.) в отрыве от социокультурных, этических, психологических, духовных, политических, вне контекста философского осмысления проблем. Это тем более верно для экономики знаний, где человек во всем многообразии его личностных характеристик, обязательно включая духовную компоненту, превращается в движущую силу развития – знания продуцирует, получает, активизирует человек. В.Л.Иноземцев, анализируя общество знаний, пишет, что это «социум, который безусловно предполагает существование хозяйственной системы, но который более не управляется всецело логикой Homo economicus»28.

Отсюда следует еще одна принципиальная характеристика экономики знаний – человек здесь рассматривается не с точки зрения человеческого капитала, представляющего собой капитализированную стоимость человека, с учетом вложенных в него средств, по аналогии с вложениями в материальный капитал – здания, сооружения, оборудование, или ценные бумаги. На первое место выходит активизация потенциала человека, личности, ее безграничных возможностей. Здесь видна кардинальная разница в подходе к человеку: использование человеческого капитала – это эксплуатация его ресурсов и возможностей, а реализация потенциала – всегда приращение, ведь это духовный мир человека, и чем больше он актуализируется, тем больше прирастает ресурсов. Следовательно, главная цель – создание условий для максимально возможного раскрытия потенциала, а источником этого является саморазвитие, духовное совершенствование личности. Таким образом, речь идет уже не просто о стоимостной оценке человека как производительной силы, а духовных накоплениях общества.

С другой стороны, человеческий капитал остается важнейшей характеристикой не только отдельного сотрудника, но и всей компании, подсчеты капитализированной стоимости компаний используются очень широко. Думаю, что человеческий капитал можно рассматривать как составную часть человеческого потенциала.

Наконец, происходит фундаментальная трансформация процесса труда. Центральное место на рынке труда в экономических развитых странах принадлежит занятым интеллектуальной деятельностью, главным компонентом которой становится творчество. Формируется креативный класс или креативные сообщества, и это основополагающий принцип, на котором стоит экономика знаний, который отличает ее от других типов экономик постиндустриальной эры – информационной и сетевой.

О формировании к началу XXI века нового класса, или страты, новой общности людей, социальной категории, творческой элиты, писали О.Тоффлер, Дж.Гэлбрейт, Д.Белл, В.Л.Иноземцев, Р.Флорида. В.Л.Иноземцев считает, что сформированная новая элита призвана стать господствующим классом общества и экономики знаний, и определяет его как социальную общность людей, воплощающих в себе знание и информацию о производственных процессах и механизмах общественного прогресса в целом. Новая элита наделена способностями контролировать и направлять процессы, диктуемые логикой технологического прогресса. Таким образом, творческий потенциал сегодня является движущей силой хозяйственного развития и его детерминантой, основным источником конкурентных преимуществ. Но одновременно творческий потенциал превратился в источник власти, что создает сложные коллизии в обществе, возможности напряжения и раскола.

Ситуацию понимают сами представители креативного класса и делают попытки иначе взглянуть на вещи, найти нестандартные решения (кому, как не им). В этом отношении большой интерес представляет работа американского социолога Р.Флориды, который помогает увидеть ситуацию в ином ракурсе: превратятся ли люди творчества в замкнутое элитарное сообщество, зависит от них самих (а не от государства и власти – А.Б.). Ведь талант и креативность исходят практически от каждого человека – необходимо научиться использовать «глобальные потоки таланта». Смысл сказанного вижу в следующем: от креативного сообщества – к креативному обществу – обществу знаний.




Е.И. Тимина,

доцент


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   16


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница