Редакционный совет



страница14/16
Дата22.04.2016
Размер3.62 Mb.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16

Список библиографических сокращений:

АИ — Акты исторические, собранные и изданные Археографической комиссией.

АМГ — Акты Московского государства, изданные императорской Академией наук.

ДАИ — Дополнения к актам историческим, собранным и изданным Археографической комиссией.

МИА — Материалы и исследования по археологии СССР.

ПК НО — Памятники культуры. Новые открытия.

РАИМК — Российская академия истории материальной культуры.

РГАДА — Российский государственный архив древних актов.

СПб. ФИРИ РАН — Санкт-Петербургский филиал Института российской истории РАН.



Р.А. Румянцев,

адъюнкт кафедры истории

Военного Университета МО РФ
Административная и дипломатическая деятельность графа

П.Д. Киселёва (1835 – 1862 гг.)
В жизни любого государства всегда есть необходимость в талантливых администраторах, дипломатах и др. И всё же, рассматриваемый автором период был по-своему уникальным. Дело тут, прежде всего в социально-политической ситуации в России и Европе.

Дело в том, что в развитых европейских странах уже полным ходом шёл процесс развития капитализма, демократии и становления индустриального общества. Россия на фоне этого существенно отставала. Виной тому были такие факторы, как абсолютизм, замкнуто-сословный строй, крепостничество и др.

Из-за вышеперечисленных факторов отставание России наблюдалось во многих жизненно важных сферах. Это, прежде всего, низкие темпы развития промышленности, технического оснащения Вооружённых сил и др.

Следует отметить недостатки социальной политики государства. Прежде всего здесь стоит упомянуть о проблеме крепостного права, сильно тормозившего развитие России и в аграрном, и тем более в индустриальном плане.

Также, перед российским обществом стояли такие традиционные, к сожалению проблемы как низкий уровень жизни основной массы населения, низкий уровень грамотности населения, низкий уровень социальной защищённости, проблемы несовершенства административно-чиновничьего аппарата, крестьянского малоземелья и др.

Отдельно следует упомянуть о высокой социальной конфликтности в обществе. Как уже отмечалось выше, в силу объективных обстоятельств в России крайне медленными темпами шёл процесс перехода от аграрного общества к индустриальному, проблематично шло становление двух новых социальных классов – буржуазии и пролетариата. Получалось, что к традиционному для нашей страны конфликту крестьянин – феодал, который давно был решён в развитых европейских странах, добавлялся новый – рабочий – буржуа.

Таким образом, в России один на другой наслаивались социальные конфликты, присущие разным историческим эпохам, что усиливало социальную напряжённость в обществе минимум в два раза по сравнению с развитыми европейскими странами.

В силу вышеперечисленных обстоятельств можно сделать вывод, что в рассматриваемый автором период России нужны были государственные деятели, умеющие не только держать в порядке вверенную им сферу, но и модернизировать её, деятели, способные мирным путём разрешать давно назревшие социальные конфликты, способные строить новое, сохраняя всё лучшее от старого. Одним из таких прогрессивных государственных деятелей является генерал от инфантерии, граф Павел Дмитриевич Киселёв (1788 – 1872 гг.).

Одним из наиболее ярких событий в деятельности П.Д. Киселёва была проведённая им реформа государственной деревни в 1837 – 1841 гг. Следует отметить, что император Николай I был, пожалуй, первым российским самодержцем, начавшим готовить законодательную основу отмены крепостного права. В апреле 1835 г. им было образовано 5-е отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии под управлением П.Д. Киселёва для разработки проекта реформы государственной деревни.

Император Николай I неслучайно именно П.Д. Киселёву доверил это ответственное дело. Павел Дмитриевич к тому времени твёрдо зарекомендовал себя сторонником прогрессивных либеральных преобразований, оставаясь при этом верным государю и Отечеству.

Ещё в бытность свою флигель-адъютантом императора Александра I, он по долгу службы сопровождал его в поездках по странам Европы. Наблюдая, как устроена жизнь в европейских странах, П.Д. Киселёв отчётливо увидел недостатки существующего в России сословно-крепостнического строя. Именно тогда он пришёл к выводу, что главным препятствием на пути как политического, так и социально-экономического прогресса в России является крепостное право. 27 августа 1816 г. П.Д. Киселёв подал императору Александру I записку «О постепенном уничтожении рабства в России», в которой изложил свои взгляды на решение проблемы крепостничества.

В записке, в частности, говорилось о том, что «гражданская свобода есть основание народного благосостояния»177, а также, что «желательно было бы распространение в государстве нашем законной независимости на крепостных землевладельцев»178. На практике П.Д. Киселёв предлагал сначала определить число крестьян, необходимых владельцу для обработки земли, а затем остальных крестьян выкупить правительству. Таким образом он первый поднял вопрос отмены крепостного права на государственном уровне.

Готовясь к масштабным преобразованиям, летом 1836 г. П.Д. Киселёв произвёл ревизию деревень Курской, Московской, Псковской и Тамбовской губерний, представлявших различные в экономическом отношении регионы. 17 мая 1837 г. Павел Дмитриевич, после проверки результатов ревизии и самостоятельного обследования, представил императору Николаю I доклад, в котором наметил основные направления предстоящей реформы: создание специального министерства, переустройство администрации, устранение крестьянского малоземелья, упорядочение податей, создание сельских школ, организация медицинской и ветеринарной помощи и др. То есть, на вверенной ему категории государственных крестьян П.Д. Киселёв сделал попытку решить давно наболевшие внутренние проблемы российского государства.

В одну сословную категорию государственных крестьян объединялись: крестьяне, в допетровскую эпоху называвшиеся черносошными (лично свободные, но платившие налог государству); крестьяне, освободившиеся из-под власти монастырей в результате секуляризации церковных земель; «вольные хлебопашцы» (бывшие крепостные, освободившиеся благодаря Указу «О вольных хлебопашцах» 1803 г.); крестьяне-однодворцы (бывшие солдаты, получившие за безупречную службу хозяйство в один двор и сами его обрабатывающие). По отношению к остальному населению России эта категория составляла 34,6 %.

26 декабря 1837 г. «для управления государственными имуществами и для заведования сельским хозяйством» было образовано Министерство государственных имуществ во главе с П.Д. Киселёвым. В его ведение входили: 1) казённые, заселённые и пустопорожние земли; 2) казённые оброчные статьи; 3) леса казённого ведомства. Также, полномочия вновь созданного министерства распространялись на все категории «свободных сельских обывателей», т.е., на государственных крестьян (кроме приписанных к особым ведомствам), а также на инородцев Сибири, Астраханской и Кавказской губерний. Таким образом, завершив подготовительный этап, П.Д. Киселёв приступил к проведению реформы.

Прежде всего, был изменён административный аппарат. На местах создавалась 4-ступенчатая система управления: губерния – округ – волость – село. В каждой губернии учреждалась Палата государственных имуществ, состоявшая из хозяйственного и лесного отделений. Во главе округа был поставлен окружной начальник, который имел двух помощников: по заведыванию государственными крестьянами и по лесной части. В зависимости от численности государственных крестьян округ государственных имуществ охватывал один или несколько уездов.

Округа в свою очередь подразделялись на волости (из расчёта 6 тыс. душ мужского пола в каждой). Волостной сход, состоявший из представителей домохозяев (один от каждых 20 дворов), избирал сроком на три года волостное правление в составе волостного головы и двух «заседателей» – по хозяйственной и по полицейской части. Избирался также волостной писарь, не входивший в состав волостного правления.

Волости подразделялись на сельские общества (из расчёта 1,5 тыс. душ мужского пола в каждом). Сельское общество включало одно или несколько селений. Сельский сход состоял из представителей домохозяев от каждых пяти дворов и избирал сроком на три года сельского старшину, а для исполнения полицейских функций – сотских (одного от 200 дворов) и десятских (одного от 20 дворов).

Таким образом было положено начало местному самоуправлению, пускай пока только на категории государственных крестьян. Впоследствии, опираясь на этот опыт в 1864 г. были учреждены новые, более совершенные органы местного самоуправления – земства.

Для разбора мелких тяжб и проступков крестьян избирались волостные и сельские «расправы» (суды), в состав которых входили судья и несколько заседателей (т.н. добросовестные). Их деятельность регулировалась изданными 23 марта 1839 г. «Сельским полицейским уставом» и «Сельским судебным уставом». Таким образом, судопроизводству, пусть пока и на уровне незначительных дел был придан более либеральный, объективный и всесословный характер. Впоследствии, это начинание получило развитие в судебной реформе 1864 г.

Крестьянская реформа сохраняла общинное землепользование с периодическими переделами земли внутри общины, оброчную повинность с учётом доходности крестьянского надела. Для уравнения оброчных платежей в соответствии с доходностью земли было предусмотрено проведение земельных кадастров. Данная мера позволила облегчить для крестьян оброчный гнёт.

Для устранения малоземелья в государственной деревне предусматривались наделение крестьян землёй из государственного резерва, а также переселение в малонаселённые губернии. В больших селениях были созданы кассы мелкого кредита, из которых, по отчёту Киселёва, ежегодно выдавалось нуждавшимся крестьянам на льготных условиях до 1,5 млн. рублей.

На случай неурожаев было создано более 3,3 тыс. запасных хлебных магазинов. И, наконец для более основательного решения продовольственного вопроса в государственных деревнях расширялась «общественная запашка», урожай с которой шёл в резерв на случай нужды. Начиная с августа 1840 г. часть «общественной запашки» отводилась под посевы картофеля. Для улучшения медицинского обеспечения на селе заводились медицинские и ветеринарные пункты.

Всего согласно отчёту П.Д. Киселёва от 1843 г., для наделения безземельных крестьян землёй было выделено 500 тыс. десятин, малоземельным отведено 1,95 млн. десятин, переселено в малонаселённые губернии 170 тыс. душ мужского пола, которым было передано 2,5 млн. десятин земли. Работа в данных направлениях продолжалась и далее.

Многое было сделано Киселёвым и для развития крестьянской инициативы в плане землепользования. Говоря о преимуществах сложившегося в России общинного землепользования, он отмечал значимость и личного землепользования: « …оно стимулирует хозяйскую предприимчивость землевладельца, освобождая его от давления мира и влияния чересполосицы, способствуя развитию производительных сил деревни»179.

В связи с этим были приняты следующие меры: принят ряд законов, облегчавших крестьянам занятие мелкой промышленностью и торговлей; налажена выдача паспортов, отправляющимся на заработки; признано и закреплено право собственности государственных крестьян и даже право владеть домами в столице; разрешено приобретение домов с лавками; признавались более широкие полномочия в области семейного права.

9 декабря 1846 г. вышел Указ, предусматривавший начать введение семейно-наследственных участков при условии добровольного согласия самих переселенцев. Согласно ему наделение государственных крестьян семейными участками должно было производиться не в виде хуторов, а в виде новых селений из нескольких дворов.

Каждый такой участок состоял в нераздельном пользовании одного хозяина, который обязан был платить за него поземельную подать по произведённой оценке угодий. Право пользования семейными участками устанавливалось наследственно. «Данный проект имел двойственный, компромиссный характер. Он предусматривал сохранить поземельную общину там, где она существовала, но ликвидировать её у переселенцев во вновь заселяемых районах»180 – отмечает Р. Шайхисламов.

Не остался безучастным Павел Дмитриевич и к делу образованности народа. В 1842 г. он добился учреждения сельских приходских училищ, а в 1847 г. – женских училищ. К 1855 г. в ведомстве государственных имуществ было свыше 2,4 тыс. училищ, в которых обучались 170 тыс. учащихся.

До начала реформы государственных крестьян, ещё работая в комитетах по крестьянскому вопросу, П.Д. Киселёв подал императору Николаю I ряд записок с изложением своих взглядов на ограничение, а затем на постепенную отмену крепостного права. Составлял он эти записки как на основе собственных соображений, так и на основе материалов об освобождении крестьян Австрии и Пруссии, собранных им через российских послов в Вене и Берлине.

Более того, у Павла Дмитриевича был и личный опыт в этом вопросе. Ведь ещё ранее, будучи в период с 1829 по 1834 гг. полномочным председателем диванов (правительств) Молдавии и Валахии, он даровал всем крестьянам этих Дунайских княжеств личную свободу, продемонстрировав тем самым наглядную возможность решения проблемы крепостного права.

Таким образом, в деле решения проблемы крепостничества П.Д. Киселёвым был накоплен огромный пласт знаний, основывающийся и на личном опыте, и на опыте европейском. Всё это было взято на вооружение при подготовке крестьянской реформы 19 февраля 1861 г.

Более того, указаниями П.Д. Киселёва в июле 1831 г. в Валахии, а в январе 1832 г. в Молдавии были введены Органические статуты – местные Конституции, в которых проводилась идея разделения властей, предусматривалось создание представительных органов с законосовещательными функциями и др. Таким образом, управляя Дунайскими княжествами, Павел Дмитриевич воплотил в них самые смелые чаяния российских либеральных кругов – создание Конституции и следовавшие за этим демократические свободы.

В 1839 г. Киселёв был пожалован графским титулом. Следует отметить, что в том же 1839 г. императором Николаем I был создан новый Секретный комитет по крестьянскому вопросу, работу которого возглавил П.Д. Киселёв. Итогом работы комитета стал Указ императора от 2 апреля 1842 г. «Об обязанных крестьянах». Он не отменял указа 1803 г. «О вольных хлебопашцах», но был призван усовершенствовать его. Согласно вновь изданному указу владельцам разрешалось заключать с крестьянами по взаимному соглашению договоры на таком основании, чтобы помещикам сохранить право вотчинной собственности, а крестьянам получить от них в пользование участки земли за установленные повинности.

С воцарением императора Александра II и началом подготовки новой крестьянской реформы Киселёв был смещён с поста министра государственных имуществ и направлен послом в Париж. Опять же не случайно российский самодержец доверил это дело именно ему. Шёл 1856 г., только что закончилась неудачная для России Крымская война. В сложившихся условиях предстояло наладить дипломатический контакт со страной, с которой Россия только что воевала.

Для выполнения такой задачи нужен был разумный, решительный и гибкий в дипломатическом отношении человек, каковым и являлся, по мнению императора, П.Д. Киселёв. Ведь поэтому при назначении послом Александром II и было сказано в адрес Киселёва: «…я здесь прошу не о согласии, а о пожертвовании с вашей стороны…»181. Тем более, что в Париже уже долгое время работал младший брат Киселёва, что помогало ему быстрее адаптироваться к ситуации.

Занимая важнейший дипломатический пост, Киселёв сделал всё от него зависящее для налаживания отношений между Россией и Францией. Так, ему удалось организовать свидание Александра II и Наполеона III 25 – 28 сентября 1857 г. в Штутгарте.

Стараниями П.Д. Киселёва в 1857 г. на международном уровне была предотвращена попытка дробления ещё не окрепших в политическом отношении Дунайских княжеств. Когда Турция, Австрия и Англия высказались за то, чтобы дать каждому княжеству самостоятельное управление, Россия в лице, прежде всего П.Д. Киселёва, склонив на свою сторону Францию, Пруссию и Сардинию, утвердила свой вариант, чтобы создать общее управление под наименованием «Соединённые княжества Молдавия и Валахия». Это делало сильнее вышеназванные княжества, и России, под чьим протекторатом они находились ранее, было легче проводить там свою политику.

Следует отметить, что даже будучи по долгу службы в Париже Павел Дмитриевич продолжал участвовать и во внутриполитической жизни России. Так, император Александр II постоянно советовался с П.Д. Киселёвым по крестьянскому вопросу. Киселёв выслал императору все имеющиеся у него материалы о работах Секретных комитетов по крестьянскому вопросу, а также ряд своих записок.

Всё это было внимательно изучено Александром II при подготовке крестьянской реформы 1861 г. Сам Киселёв встретил эту реформу как долгожданное свершение своих желаний: «….Государь совершенно решился продолжать дело освобождения крестьян. Да поможет ему Провидение и да озарит оно его!»182.

Однако чем дальше шло время, тем больше Киселёв начинал рассматривать своё пребывание в Париже как опалу. Привыкший к самостоятельности, он часто вступал в конфликты с министром иностранных дел князем А.М. Горчаковым. Находясь под обаянием личности французского императора Наполеона III, Киселёв выступал сторонником российско-французского сближения, что в то время противоречило взглядам российского правительства.

В такой ситуации, когда в 1862 г. в помощь Киселёву был направлен барон Будберг, он воспринял это как намёк на отставку. Боясь обидеть П.Д. Киселёва отставкой, император Александр II дважды предлагал ему занять пост председателя Государственного совета, однако последний отказывался и подал в отставку.

Таким образом, подводя итоги административной и дипломатической деятельности П.Д. Киселёва можно выделить следующее: П.Д. Киселёв первым поднял проблему отмены крепостного права на государственном уровне и внёс большой вклад в её решение. Следует также отметить, что он продемонстрировал возможность рационального решения проблемы крепостничества на примере освобождения им крестьян Молдавии и Валахии. Также им был собран и обобщён опыт освобождения крестьянства в Австрии и Пруссии.

Будучи послом во Франции П.Д. Киселёву удалось вывести Россию из дипломатической изоляции после Крымской войны, наладить отношения России и Франции, недавно воевавших друг с другом, а также провести выгодную для России политику на Балканах.

П.Д. Киселёв сделал смелые шаги по решению таких традиционных, к сожалению, проблем Российского государства, как малообразованность населения, рациональность землепользования, несовершенство административно-чиновничьего аппарата, и др. Благодаря его реформаторской деятельности ситуация намного улучшилась, а главное, была подготовлена почва для дальнейших прогрессивных преобразований.

Таковым был выдающийся патриот нашего Отечества, генерал от инфантерии, граф Павел Дмитриевич Киселёв.

Лучше всего Павла Дмитриевича охарактеризуют его же слова: «Я полагаю, что гражданин, любящий истинно Отечество своё и желающий прямо быть полезным, должен устремиться по мере круга действия своего к пользе дела, ему вверенного. Пусть каждый так поступает – и более будет счастливых… От министра до булочника, от фельдмаршала до капрала, каждый чин, каждое звание – влиянием своим полезен быть может»183.




В.Б. Горячев,

кандидат исторических наук
Изменения в системе комплектования Русской армии рядовым составом в конце XIX в.: предпосылки и последствия
Одной из основ, отражающих социально-политический аспект существования вооруженных сил, является комплектование.

В Военной энциклопедии мы находим определение: "комплектование вооруженных сил - комплекс мероприятий государства по удовлетворению потребностей армии и флота в личном составе в мирное и военное время"184. Аналогичная характеристика комплектования содержится в Советском энциклопедическом словаре185. Определение в Военной энциклопедии 1913 года: "Комплектование армии - способ комплектования армии личным составом имеет громадное значение как военное, так и государственное. В военном отношении способ комплектования является основой всего военного устройства, оказывает самое решительное влияние на боевое качество армии"186.

Вначале целесообразно остановиться на сущностной характеристике комплектования как системы. Понятие "система" Советский энциклопедический словарь трактует как "множество элементов, находящихся в отношениях и связях друг с другом, образующих определенную целостность, единство"187.

Таким образом, понятие системы комплектования в самом общем плане можно определить как совокупность элементов обеспечения армии личным составом, находящихся во взаимосвязях и отношениях друг с другом, образующих при этом целостный процесс удовлетворения потребностей вооруженных сил страны в военнослужащих.

Прежде чем приступить к рассмотрению вопроса о комплектовании вооруженных сил Российской империи на рубеже XIX - XX вв., остановимся на истории развития вопроса.

На Руси постоянное войско было создано в XVI в. Иваном Грозным, это было стрелецкое войско.

К этому времени в странах Европы социально-экономические и политические условия менялись в сторону дальнейшего развития. Это создавало базу для перехода к новому способу комплектования. Развитие капиталистических отношений сопровождалось разорением мелких и средних дворян, крестьян, ремесленников, которые составляли социальную базу для комплектования постоянных армий, вследствие того, что других средств к существованию у данных групп населения не было. Рост промышленности создавал условия для больших армий с совершенным оружием и снаряжением, а расширение товарно-денежных отношений и торговли - финансовую основу таких армий. В результате этого со второй половины XVI в. почти во всех западноевропейских странах появились вооруженные формирования, отличающиеся массовостью, постоянным характером, а по способу комплектования являвшиеся профессионально-наемными. "В это время система наемных войск являлась общей для всей Европы: образовался класс людей, который жил войной и для войны"188.

В России в силу исторических, национальных традиций, а также из-за недостатка средств у государства наемничество не получило распространения. А между тем для решения в первую очередь внешнеполитических задач (возвращение выходов к Балтийскому и Черному морям) в конце XVII в. требовались мощные вооруженные силы. В этих условиях Петр I вместо стрелецкого и поместного войска создал регулярную (имеющую устойчивую организацию) русскую армию на основе рекрутской повинности. Сущность ее комплектования заключалась в том, что каждые 10-20 крестьянских и посадских дворов выставляли одного рекрута, который служил в армии пожизненно и находился на полном обеспечении государства.

Для своего времени рекрутство имело ряд преимуществ перед наемничеством. Во-первых, однородный национальный состав русской армии служил основой моральной стойкости солдат. Во-вторых, оно давало возможность своевременно и в необходимом количестве пополнять войска людскими ресурсами. Рекрутство как система комплектования просуществовало в России до 1874 года.

Утверждение капиталистических отношений, их дальнейшее развитие в странах Западной Европы привело к обострению внешних и внутренних противоречий, росту масштабов войн, что привело в свою очередь к созданию армий, соответствующих велению времени, формируемых на принципиально новых основах военного строительства. Базой строительства вооруженных сил буржуазных государств стала обязательная воинская повинность.

Впервые закон о всеобщей воинской повинности был принят в революционной Франции в 1793 году. Призыву подлежали все холостые молодые люди, годные для строя, в возрасте от 18 до 25 лет. Выполнение этого закона обеспечило создание однородной в национальном отношении, массовой армии. Уже в 1794 году численность французских вооруженных формирований достигала 1 миллиона 200 тысяч человек. Имелся еще ряд преимуществ новой системы комплектования, которые состояли в привлечении к службе всего населения страны, в сокращении сроков службы до 2-6 лет. Это создавало большой запас военно-обученных, составляющих основной резерв для увеличения численности войск на период войны. В силу очевидных преимуществ на новую систему комплектования армии в XIX в. перешли многие государства, например Пруссия, Австрия, Турция, Япония.

Ретроспективный взгляд на историю рассматриваемого вопроса позволяет сделать вывод о том, что система комплектования напрямую зависит от процессов, происходящих в обществе. Экономическое, политическое, социальное развитие государства неминуемо влечет за собой смену способов комплектования его вооруженных сил; именно прогресс является основным условием, главным фактором реформирования основ военного строительства.

Не обошли данные процессы стороной и Российскую империю. Во второй половине XIX века, а именно - после отмены крепостного права в 1861 году, Россия неотвратимо вступала на капиталистический путь развития. Несмотря на всю незавершенность и половинчатость крестьянской реформы, во всех отраслях экономики наблюдался определенный прогресс. Значительно активизировался внутренний рынок, наблюдался рост внешней торговли. Уже через два года после реформы оборот на внутреннем рынке вырос на 100 миллионов рублей189. Баланс внешней торговли также значительно увеличивался (более чем на 100 миллионов рублей190). Огромное значение для развития экономики имел рост протяженности железных дорог. В 1861 году он составлял 1 492 версты, а к 1871 уже 10 090 верст191; значительно увеличились грузоперевозки по ним. И хотя самые большие пережитки крепостного права сохранялись в сельском хозяйстве, но и здесь наблюдались явные тенденции к развитию: возросла запашка земли, увеличилось производство товарного хлеба, поголовья скота, к началу 1870 г. 68% крестьян переведены в разряд собственников. Первое десятилетие после реформы характеризовалось перестройкой промышленности сообразно новым условиям. Это не позволяло резко увеличить выпуск продукции, но уже в этот период наметились серьезные сдвиги в сторону развития. Значительно увеличилась добыча угля в Донецком бассейне (с 105 тысяч тонн в 1863 году до 616 тысяч в 1873)192. Быстро развивалась нефтедобыча. Наблюдался подъем в хлопчатобумажной отрасли и даже в тяжелой промышленности. Все выше перечисленное создавало благоприятные экономические условия для проводимых военных реформ.

Фактором, заставляющим правительство Российской империи проводить реформы Военного ведомства, необходимо считать внешнеполитическую ситуацию, в которой оказалась Россия после поражения в Крымской войне 1853-1856 гг. После заключения мирного договора в Париже 18 марта 1856 года Россия оказалась фактически в изоляции, ее престиж на международной арене резко упал. При этом у западных границ империи Пруссия стремилась создать мощное милитаризированное государство. К этому времени западноевропейские государства уже имели массовые армии, что требовало от России адекватных мер.

Кроме негативных политических последствий Крымская война обнаружила еще и несостоятельность организации вооруженных сил империи. Отсутствие обученного людского запаса привело к массовым рекрутским наборам и созыву ополчения, что отнюдь не решало проблемы пополнения действующей армии, так как весь этот контингент не мог быть соответствующим образом подготовлен. А это опять же подталкивало руководство Военного ведомства и страны к рассмотрению вопроса о смене способа комплектования войск нижними чинами.

Необходимым условием реформирования вооруженных сил России явился тот факт, что у государства не было средств на содержание массовой армии при существующей системе обеспечения людскими ресурсами. России нужна была большая, организованная армия ввиду наличия таковых у других государств, а также из-за обострившейся внутренней обстановки. Непрекращающиеся крестьянские волнения, рост выступлений рабочих, нарастание общественно-политических движений обусловливали стремление правительства укрепить армию как оплот "тишины и спокойствия". Институт рекрутства в сложившихся условиях нес непосильные материальные затраты. Прогрессивное для своего времени рекрутство ко второй половине XIX в. полностью себя изжило.

Таким образом, сложившиеся внешние и внутренние условия подталкивали руководство России к реформированию основ военного строительства, а именно системы комплектования.

Полностью рассмотреть процесс реформирования русской армии в конце XIX - начале XX в. в рамках статьи не представляется возможным, поэтому в данной работе автор предполагает остановиться лишь на некоторых вопросах, касающихся изменения системы комплектования армии Российской империи в указанный период. А именно на подготовке и принятии документов о новой системе всесословной воинской повинности, на основном содержании этих законов, изменениях, вносимых в них, некоторых итогах принятия этих законопроектов.

Рассмотрим те меры, которые органы власти Российской империи применяли для реорганизации системы военного строительства. Организационно-практическая деятельность государственных институтов в этой связи включает в себя целый комплекс мероприятий. Одним из основных в этой системе является работа по подготовке, изданию и корректировке нормативно-правовых актов, касающихся системы комплектования, или правотворческая деятельность. В широком плане под этим понимается деятельность государственных институтов по созданию законодательной базы определенной сферы общественных отношений. При этом процесс создания нормативного акта включает в себя несколько этапов: подготовку, рассмотрение, утверждение и обнародование.

Основополагающим, ключевым законом для системы комплектования армии Российской империи в рассматриваемый период явился "Устав о воинской повинности". Рассмотрим механизм принятия этого документа.

Толчком к обсуждению вопроса о введении всесословной воинской повинности явилась беседа осенью 1870 года члена Государственного совета П.А. Валуева с военным министром Д.А. Милютиным. Валуев вернулся из-за границы, где он имел возможность наблюдать быструю мобилизацию прусской армии и последующих военных событий, приведших к молниеносному разгрому Франции. Милютин попросил Валуева представить записку по этому поводу, что последний и сделал, озаглавив ее "Мысли невоенного о наших военных силах". В этом документе автор останавливается на проведении мобилизации в Пруссии и анализе причин успеха германской армии, которые он усматривал в системе воинской повинности. Далее Валуев указывает на полезность данной системы комплектования для России. Эту целесообразность он видел, с одной стороны, в усилении безопасности в соответствии с ее уровнем в современных западных государствах, а с другой - в относительной экономии средств, выделяемых на содержание армии.

Записка была передана Александру II, который наложил следующую резолюцию, адресованную военному министру: "Совершенно совпадает и с твоими и моими собственными мыслями, которые, надеюсь, и будут приводиться в исполнение по мере возможности"193. После этого и было предписано Д.А. Милютину подготовить предложения о распространении воинской повинности на все сословия.

Предварительная подготовка, предшествующая составлению текста проекта Устава о всесословной воинской повинности, была скрупулезной. В течение октября в Главном штабе собирались необходимые данные, делались предварительные расчеты. В этой работе, кроме Д.А. Милютина, приняли участие начальник Главного штаба Гейден, генералы Обручев, Мещеринов. В начале ноября Милютиным был представлен доклад. Затем 4 ноября последовало "высочайшее повеление", в котором предлагалось составить "предположения о распространении прямого участия в военной повинности, при соблюдении некоторых условий, на все вообще сословия в государстве"194. Через несколько дней, 7 ноября, Милютин представил Александру II подробную записку "О главных основаниях личной воинской повинности".

В конце этой записки излагался "Проект основных начал положения о личной повинности". Он в основном содержал в себе следующее: все лица в возрасте от 21 до 41 года, независимо от сословия, состоят в вооруженных силах; зачисление на действительную службу или в ополчение осуществляется по жребию; оговаривались некоторые льготы по семейному положению и по образованию; предлагались сроки службы в армии и на флоте 10 лет, затем 5 лет в запасных войсках и в ополчении до 41 года, также служба вольноопределяющимися.

Для подготовки первоначального текста рассматриваемого документа 17 ноября была создана комиссия в количестве 24 человек, под общим руководством военного министра. Примечательно, что кроме представителей различных министерств и ведомств, персонально назначенных на должности императором, по приглашению военного министра в комиссии работали представители купечества, промышленности, различных сословий и групп населения. Интересен тот факт, что большинство из приглашенных негативно относились к проводимой реформе. Они были приглашены к обсуждению в целях учета при разработке законопроекта интересов торгово-промышленных кругов195.

Значительное место и время в подготовке Устава о всеобщей воинской повинности заняло предварительное обсуждение проекта закона. 10 декабря 1870 года вопросы по данному документу были вынесены на суд Совета министров. При обсуждении готовящегося законодательного акта в "Проект положения о воинской повинности" были внесены серьезные изменения, которые нашли свое отражение в "Руководящих основаниях" для разработки проекта Устава, представленных военным министром 20 декабря того же года.

"Комиссия для составления нового Положения о личной воинской повинности в Империи и Царстве Польском" приступила к работе 5 января 1871 года. Эта работа продолжалась в течение двух лет. Для лучшей разработки разделов проекта в составе комиссии были образованы четыре группы. Первая занималась разработкой вопроса о сроках службы и льготах. Вторая - возрастом призываемых на службу и системой призыва. Третья - денежными расходами по призыву. Четвертая - вольноопределяющимися. Механизм подготовки тех или иных положений представлял собой следующий процесс: по разрабатываемым вопросам составлялся доклад, который обсуждался в общем присутствии комиссии, где и выносилось окончательное решение. Отдельные вопросы обсуждались на совместных заседаниях с другими комиссиями.

Рассмотрим некоторые основные положения устава.

Воинская повинность распространялась на все население империи и Царство Польское, за исключением Закавказского края, Туркестанского военного округа, Приморской и Амурской областей, а также северных округов Енисейской, Тобольской и Томской губерний. Кроме того, казачье сословие, население Финляндии, Северного Кавказа, Астраханской губернии, Тургайской и Уральской областей, а также "бродячие и кочевые инородцы" Сибири должны отбывать воинскую повинность на особых основаниях.

Призыву подлежали лица, которым к 1 января текущего года исполнялось 20 лет.

Поступление на службу определялось жребием. Устав предусматривал прибытие новобранцев в сборные места в исправной одежде и до времени принятия на службу содержание себя на собственные средства. Отменялись откупа и замены196.

Общий срок службы для лиц, призванных в армию, устанавливался в сухопутных войсках в пятнадцать лет; шесть лет действительной службы и девять лет запаса; в отдаленных местностях и во флоте - семь лет действительной службы и два года запаса (для нижних чинов пехоты, пешей артиллерии и инженерных войск срок действительной службы определялся фактически пятью лагерными сборами). По истечении общего срока службы находившиеся в запасе перечислялись в ополчение, в рядах которого должны были состоять до 38-летнего возраста.

Вопрос о призыве на действительную службу должен был определяться жеребьевкой, так как потребность в призывниках составляла 27-30 % от всего призывного контингента.

Активно обсуждался вопрос о льготах. Комиссией были установлены льготы по четырем основаниям: семейному положению, образованию, имущественному положению, роду занятий.

Для облегчения отбывания воинской повинности лицами, получившими образование, а также для обеспечения вооруженных сил достаточным количеством офицеров вводился институт вольноопределяющихся. Комиссия предусматривала в этой связи три разряда. Первый - для лиц, окончивших высшие учебные заведения. Срок действительной службы для этого разряда устанавливался три месяца. Второй - для лиц со средним образованием, со сроком службы один год, и третий - для окончивших учебные заведения третьего разряда (уездные училища, прогимназии и другие), со сроком службы два года.

Параллельно комиссией был разработан еще один документ, касающийся комплектования. Это проект Положения о призыве государственного ополчения. В ополчение в соответствии с Положением зачислялись лица, выслужившие положенное число лет (как действительной службы, так и запаса), а также не проходившие вообще военной службы (лица, физически не способные к военной службе, получившие льготы по семейному положению, вытянувшие жребий, по которому они освобождались от действительной службы). Предельный возраст пребывания в ополчении устанавливался 38 лет. Ратники ополчения должны были делиться на два разряда: в первом - лица младших возрастов, которые пополняли при необходимости регулярные войска, во втором - все остальные, предназначенные для формирования ополченческих частей. Призыв ополчения должен был производиться лишь в случае войны.

Вышеуказанные законопроекты, а именно Устав о воинской повинности и Положение о государственном ополчении, после завершения работы комиссии в январе 1873 г. были представлены в Государственный совет, а в середине апреля того же года - в Особое присутствие Государственного совета. Обсуждение проектов вызвало горячие и бурные споры. Достаточно сказать, что еще до обсуждения в Особом присутствии из 180 статей проекта критике подверглись 65197. И в последующем на заседаниях Особого присутствия и общего собрания Государственного совета военному министру приходилось неоднократно в ожесточенной полемике защищать проекты.

Дискуссии привели к следующим изменениям. Во-первых, общий срок службы во флоте и в отдаленных местностях вместо девятилетнего был установлен в десять лет, из которых семь лет действительной и три года в запасе. Во-вторых, для лиц, окончивших высшие учебные заведения, срок действительной службы устанавливался вместо шести - девять месяцев (вольноопределяющимся второго разряда, то есть лицам, окончившим средние учебные заведения, срок действительной службы оставался по-прежнему полтора года). В-третьих, предельный возраст для призыва в ополчение вместо 38 лет устанавливался в 40 лет. В-четвертых, отменялись особые правила об отбывании воинской повинности евреями.

После окончательной отработки проекта Устав о воинской повинности 17 декабря 1873 года был принят Государственным советом, причем в основном в том виде, в каком он был составлен комиссией о воинской повинности. 1 января 1874 года Александр II утвердил данный закон и по этому поводу вышел манифест.

На этом правотворческая деятельность органов государственной власти России в вопросах комплектования не заканчивалась. Рассмотрим те изменения, которые вносились в Устав о воинской повинности. 1) В 1888 году увеличивался возраст призываемых (призыву подлежали лица, достигшие 21 года198). 2) В том же году общий срок службы вместо 15 устанавливался в 18 лет (5 лет действительной и 13 лет запаса199). 3) В 1886 году изменения коснулись сроков службы лиц, получивших образование. Так, закончившие высшие учебные заведения, поступающие на службу по жребию, вместо полугода теперь должны были служить два года, а поступающие вольноопределяющимися - вместо трех месяцев - один год200. 4) В 1906 году сроки службы еще раз изменились в сторону уменьшения (три года необходимо было служить в пехоте и четыре в остальных родах войск). 5) Одной из важных мер была попытка перехода от экстерриториальной к территориальной системе комплектования, реализация которой в 1913 году была остановлена.

Коснулись изменения и государственного ополчения. С 1888 года предельный возраст ратника был установлен в 43 года. Несколько иным стало разделение ополчения на разряды. К первому разряду относились: а) не служившие в войсках, но физически абсолютно годные, кроме имевших льготу по семейному положению; б) отбывшие срок действительной военной службы и перечисленные из запаса в ополчение. Ко второму разряду причислялись все остальные, то есть имеющие льготу по семейному положению (единственные сыновья) и физически негодные.

Вместе с введением всесословной воинской повинности положительное значение имело комплектование вооруженных сил новобранцами двадцатилетнего возраста. И хотя нормы призыва возросли в несколько раз, ни к каким негативным последствиям это не привело. Если в первой половине XIX века очень тяжелыми считались рекрутские наборы в 20 - 28 человек с тысячи ревизских душ, то уже с 1874 стало нормальным призывать 60 человек с 1000 юношей.

Определенную проверку реформа системы комплектования прошла в период русско-турецкой войны 1877 - 1878 гг. И хотя прошло еще мало времени для того, чтобы преобразования дали о себе знать в полной мере, с основной своей задачей формирования обученного резерва создаваемая система в целом справилась. Из 596 597 запасных нижних чинов, состоявших на учете, в ноябре 1876 года было призвано 255 072 человека201, а в 1877 году - 188 172 человека202. Кроме того, было мобилизовано 110 580 ратников первого разряда203. Наряду с этим в 1876 году было призвано 192 377, в 1877 - 211 510, а в 1878 - 213 152 новобранцев204. Таким образом, за время войны в армию поступило свыше 1,1 миллиона человек. От системы, функционирующей три года, больших результатов ожидать было трудно.

Таким образом, можно сделать следующие выводы. Реформирование основ военного строительства в России второй половины XIX века было исторически закономерно и явилось следствием экономического, политического и социального развития страны. Принятие Устава о воинской повинности имело большое значение для государства. Оно заключалось в следующем. Отныне обязанность военной службы распространялась (по крайней мере, формально) на все сословия, было уничтожено право на откупы от военной службы. Обеспечивался рост обученных людских резервов, тем самым создавались условия для образования массовой армии, отвечающей велению времени. Вместе с тем институт воинской повинности стал менее тягостным для общества, чем в прежние времена. Через предоставление льгот стимулировалось развитие начального обучения, увеличивалось число лиц, окончивших средние и высшие учебные заведения. Все вышеперечисленное позволяет сделать основной вывод, что изменения, коснувшиеся института воинской повинности Российской империи на рубеже XIX - XX веков, были прогрессивными по своей сути, полностью соответствовали задачам развития страны.





А.А.Климов,

кандидат исторических наук

Обеспечение общественной безопасности

Внутренними войсками МВД СССР на территории

Западной Украины в 40-50 гг. XX в.
Всестороннее и глубокое изучение деятельности внутренних войск по обеспечению общественной безопасности на территории Западной Украины в 40-50 гг. ХХ века сегодня имеет большое историческое и практическое значение.

Именно в этот исторический период служебно-боевой деятельности внутренних войск развернулась острая и напряженная борьба с националистическим подпольем и его вооруженными формированиями на территории прибалтийских советских респуб­лик, западных областей Украины и Белоруссии. Она не утихала почти целое десятилетие и потребовала от лич­ного состава внутренних войск огромных усилий, упорства, боевого мастерства, неусыпной бдительности, мужества и самопожертвования, а от командиров и политработников войск – высокой политиче­ской зрелости и организаторских способностей.



1

К выполнению этой важной государственной задачи внутренние войска приступили, имея некоторый опыт борьбы с незаконными вооруженными формированиями – махновщиной, антоновщиной, басмачеством, кулацко-белогвардейскими отрядами в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. И все же многое, с чем пришлось столкнуться частям и подразделениям внутренних войск в конце Великой Отечественной войны и в первые послевоенные годы в западных районах страны, было новым и своеобразным.

Эти особенности проявлялись и в социально-политических усло­виях, породивших бандитизм, и в чрезвычайной остроте и масшта­бах развернувшейся борьбы, и в разнообразии применявшихся в ходе ее методов, средств и тактических приемов. Достаточно сказать, что только в 1944 г. части и подразделения внутренних войск, не считая других взаимодействующих сил, провели свыше 5600 операций по борьбе с бандитиз­мом на территории Западной Украины. В первой половине 1945 г. эти показатели значительно возросли, а далее, в связи с уменьшением количества националистов, стали снижаться205.

Крайнее обострение борьбы с украинским националистическим


подпольем было обусловлено всем предшествующим ходом исторического развития. Украинские националисты и их вооруженные формирования являлись защитниками интересов части националистически настроенного населения Украины.

Одним из таких наиболее мощных формирований, которое действовало продолжительное время на территории Западной Украины, была «Организация украинских националистов» (ОУН)206. Она была создана по заданию и на средства гер­манской разведки в 1929 г. петлюровцем и полковником австро-венгерской армии Е. Коновальцем. После того, как он был убит в 1938 г., руководство оуновцами перешло к А. Мельнику и С. Бандере. В годы Великой Отечественной войны украинские националисты тесно сотрудничали с немец­ко-фашистским военным командованием, гестапо, абвером, а также участвовали в ка­рательных операциях против партизан и антифашистского подполья. Это, в частности, подтверждает документ, захваченный при разгро­ме Красной Армией одной из фашистских частей, а именно – секретное распо­ряжение бригаденфюрера СС (генерал-майора) Бреннера от 12 фев­раля 1944 г. В нем указывалось, что между руководством «Украин­ской повстанческой армии» (УПА)207 и немцами достигнуто соглашение, в соответствии с которым бандеровцы не будут совершать нападений на немецкие воинские части, а также будут передавать немцам захваченных военнослужащих Красной Армии, партизан и засылать в тыл советских войск своих разведчи­ков. В свою очередь, немцы будут беспрепятственно пропускать участников УПА на свою территорию, не отбирая у них оружия208.

Когда в 1944 г. под ударами Красной Армии немецко-фашистские захват­чики вынуждены были отступать на запад, они стали еще более ак­тивно использовать ОУН и УПА в своих интересах. Вооружили их, устроили продовольственные и оружейные склады и поставили задачу вести подрывную работу в тылу советских войск. Оуновцы перешли к ожесточенной вооруженной борьбе с советской властью по зара­нее разработанной программе209.

Несмотря на различия в названиях, цели и задачи национали­стических организаций и их бандитских формирований на советской территории Западной Украины повсюду были одинаковы. Их ставил один хозяин – германский фашизм. После его разгрома националистическое подполье было востребовано раз­ведками других государств Запада. Своей националисти­ческой агитацией бандиты пытались восстановить население западных областей Украины про­тив советской власти. Они вербовали молодежь в диверсионно-террористические отряды, совершали налеты на штабы и подразделе­ния Красной Армии и войск НКВД, убивали офицеров и других военнослужащих, сотрудников органов внутренних дел и госбезопасности, представителей партий­но-советского актива.

Антинародным целям соответствовали и методы их достижения. Действия бандитов отличались особой жесто­костью и бесчеловечностью. В одной из инструкций своим подопеч­ным С. Бандера заявил: «Наша власть должна быть страшной». И в самом деле, даже сейчас, по прошествии пятидесяти с лишним лет, нельзя без содрогания читать документы, составленные по свежим следам зверств оуновцев.

Так, в оперативной сводке внутренних войск о действиях УПА на территории Западной Украины отмечалось: «…17 декабря 1944 г. бандгруппа, численностью до 200 человек, совершила вооруженное нападение на МТС в селе Звеняче, Залещинского района. Бандитами сожжено здание конторы МТС, мастерская, конюшня колхоза и убито 19 человек рабочих из обслуживающего персонала МТС. В ночь на 21 декабря 1944 г. бандгруппой, численностью до 150 человек, совершено вооруженное нападение на село Глухово, Заложнецкого района. Бандитами убито 6 местных жителей и сожжено 53 дома»210.

Такая же обстановка сложилась и в Тернопольской области, особенно в местах проживания польского населения: «В ночь на 7 февраля 1945 г. банда численностью до 500 человек совершила нападение на село Бараш, Бучачского района. Бандиты убили 93 и ранили 20 местных жителей-поляков и сожгли 212 домов. Бандиты увели в лес 12 семей, одна семья, отказавшаяся уходить, была расстреляна. Прибывшая на место оперативная группа столкнулась с заслонами, оставленными бандитами при отходе. В результате перестрелки убито 18 бандитов, а один бандит ранен и захвачен живым. 13 февраля 1945 г. бандиты совершили налет на село Пузднинки, Городокского района, убили 50 местных жителей-поляков и сожгли 200 домов.14 февраля 1945 г. в селе Бойковцы, Белобожницкого района бандиты зверски убили 39 местных жителей-поляков, главным образом женщин и детей»211.

Оуновцы совершали нападения на подразделения Красной Ар­мии и внутренних войск. Именно от их преступных рук погибли командующий войсками 1-го Украинского фронта генерал армии Н. Ф. Ватутин, писатель и общественный деятель Западной Украины Ярослав Галан и многие другие.

Говоря об органи­зационной структуре, вооружении и тактике действий вооруженных формирований ОУН – УПА, автор хотел бы отметить, что вначале это были довольно крупные формирования, вооружен­ные артиллерией, минометами, противотанковыми ружьями, автома­тами и пулеметами. Впоследствии, начиная с 1945 г., понеся значительные потери, они перешли к действиям более мелкими группами по 20–30 человек. Националисты совершали внезапные налеты, устраивали засады на доро­гах и в населенных пунктах, нападая на мелкие войсковые подраз­деления, обозы, местных активистов, минировали железнодорожные пути. После налетов и террористических актов быстро рассредоточи­вались и укрывались - чаще всего в хорошо замаскированных бун­керах (схронах), где имели запасы продовольствия, одежды, ору­жия и боеприпасов. В боевых столкновениях боевики, особенно главари, оказывали упорное сопротивление и предпочитали живы­ми не сдаваться212.

Главари вооруженных отрядов ОУН – УПА почти во всех населенных пунктах имели своих агентов, которые через сеть связников постоянно информировали их о дислокации гарнизонов Красной Армии и войск НКВД, о пе­редвижении подразделений, войсковых нарядов, стремились выя­вить среди местного населения лиц, оказывающих помощь внутрен­ним войскам. Над такими людьми бандиты чинили жестокую рас­праву в надежде запугать население. Особую ненависть они пита­ли к тем, кто активно включался в строительство новой жизни. Например, с августа 1944 г. по август 1945 г., в Львовской области националисты убили 150 выдвинутых на руководящую работу местных активистов213.

В 1944 – 1945 гг. в борьбе с бандами участвовали некоторые части Красной Ар­мии в районах их боевых действий, пограничные войска в местах несения своей службы, войска НКВД по охране тыла фронтов. Привлекались к проведению операций также Ленинградское, Орджоникидзевское, Саратовское военные училища, Краснознамен­ная военно-политическая школа имени К. Е. Ворошилова, личный состав дивизии имени Ф. Э. Дзержинского и др. Основная же тяжесть борьбы с украинскими националистами легла на внутренние войска, которые действовали в тесном контакте с органами государственной безопасности и внутренних дел.

Так, только за январь и первую половину февраля 1945 г. внутренними войсками было проведено 1311 операций по ликвидации банд, изъятию руководящего состава ОУН – УПА, лиц, уклонившихся от призыва в Красную Армию, а также вооружения и продовольственных баз бандитов.

Из них 563 операции были с боевыми столкновениями. В результате проведенных чекистско-войсковых операций националистическому подполью были нанесены следующие потери: убито бандитов – 3 474, задержано бандитов – 11 312, задержано бандпособников – 4 417, выселено бандсемей – 2 569. Было ликвидировано 170 банд и местных боевок, разрушено 8 848 схронов бандитов. Убито или захвачено 191 человек руководящего состава ОУН – УПА. Захвачено 3 634 единицы оружия, из них 307 единиц группового оружия. А в результате проведения чекистско-войсковых операций, разъяснительной и воспитательной работы, проводимой среди населения западных областей Украинской ССР, добровольно явилось 12 701 человек и 3 222 человека, ранее уклонившихся от призыва в Красную Армию214.

Для лучшего управления и руководства служебно-боевой деятельностью внутренних войск на Западной Украине было создано Управление внутренних войск НКВД Украинского округа в соответствии с приказом НКВД СССР от 13 февраля 1943 г. Первоначально войска округа включали в себя 6 стрелковых бригад. Возглавил управление округа опытный офицер – генерал-майор М.П. Марченков215.

В дальнейшем согласно приказу НКВД СССР от 20 марта 1944 г. в состав войск округа были включены: Орджоникидзевская стрелковая дивизия – 145, 169, 277-й стрелковые полки; Сухумская стрелковая дивизия – 267, 273, 284-й стрелковые и 34-й мотострелковый полки; 18-й кавалерийский полк.

Они выполняли следующие основные задачи:

- несли гарнизонную службу в городах, освобожденных Красной Армией от противника;

- оказывали органам НКВД вооруженную помощь в выполнении возложенных на них служебно-боевых задач;

- принимали участие в ликвидации вражеских авиадесантных и диверсионно-разведывательных групп и отрядов, националистических формирований, а также мелких групп противника, прорвавшихся или оставленных врагом на освобожденной территории;

- предотвращали и пресекали всякого рода выступления враждебных элементов внутри страны;

- организовывали розыск и задержание дезертиров и поддерживали твердый порядок и режим военного времени в пунктах дислокации внутренних войск.

Кроме того, части внутренних войск принимали непосредственное участие в боях против регулярных частей немецко-фашистских войск, когда это вызывалось обстановкой.

Согласно указаниям начальника Главного управления войск НКВД по охране тыла действующей Красной Армии генерал-майора В.С. Горбатюка «Об организации борьбы с бандами УПА» от 21 февраля 1944 г., личному составу войск предписывалось:

– учитывая, что банды УПА через свои связи среди местного на­селения вели усиленную разведку, запретить построе­ние всего личного состава подразделения на виду у местного на­селения. Занятия по боевой подготовке проводить поочередно, груп­пами вблизи от заставы и обязательно с личным оружием при себе;

– организовать взаимодействие с органами НКВД – НКГБ и
органами контрразведки «Смерш» в агентурно-оперативной работе по выявлению и ликвидации банд УПА;

– создать активно действующий агентурный аппарат для


вскрытия организаций и ячеек ОУН, каналов их связи с бандами
УПА и розыска этих банд;

– непосредственно участвовать в разработке планов совместных операций по ликвидации выявленных банд УПА, включая в состав разведывательно-поисковых групп, истребительных групп


или истребительных отрядов офицеров разведки, подготовленных для борьбы с украинскими националистами;

– организовать и силами офицеров разведки провести специальные беседы с личным составом войск по ознакомлению с контрреволюционной диверсионно-террористической деятельностью ОУН – УПА в тылу Красной Армии;

– совместно с начальниками штабов войск разработать тактические приемы борьбы с бандами УПА и обучить этим приемам офицерский состав внутренних войск216.

В постановлении Военного совета 2-го Украинского фронта от 9 июня 1944 г. «О принятии дополнительных мер по наведению твердого порядка и дисциплины в тылу войск фронта» подчеркивалось, что необходимо одновременно во взаимодействии с частями Красной Армии, военными комендантами гарнизонов и внутренними войсками НКВД, а именно 16 и 23-й стрелковыми бригадами, систематически производить: облавы в крупных населенных пунктах, прочесывание лесных массивов и оврагов в целях задержания агентуры противника и его пособников, выявления и изъятия мародеров и дезертиров. Усилить патрульную службу в местах скопления военнослужащих (в районах дислокации госпиталей, узлов дорог и проч.) в целях задержания всех праздношатающихся военнослужащих с просроченными документами и решительной борьбы со злостными нарушителями воинской дисциплины, действия которых граничат с бандитизмом. Кроме того, командующий войсками 2-го Украинского фронта генерал армии Р.Я.Малиновский потребовал усилить борьбу с парашютными десантами противника и бандгруппами ОУН – УПА217.

В директиве Главного управления внутренних войск от 17 февраля 1945 г. указывалось, что бандформирования УПА, понеся значительные потери при боевых столкновениях с внутренними войсками, в целях сохранения кадров изменили тактику. От действий целыми сотнями, куренями (батальонами) и подразделениями численностью 200, 500 и более бандитов они перешли к действиям мелкими бандгруппами – боевками или же скрывались в подполье.

Каждая бандгруппа-боевка в 10-30 бандитов базировалась на определенной территории населенного пункта, имея в нем хорошо замаскированные убежища-схроны, скрывалась в них, получая от родственников и пособников продукты питания, информацию об обстановке и проч. Для совершения налетов, террористических и диверсионных актов эти мелкие бандгруппы-боевки на короткое время соединялись в крупные банды и после совершения бандитского налета немедленно рассредоточивались по своим убежищам218.

Бандитские схроны-убежища, хорошо замаскированные и устроенные под алтарями церквей, на кладбищах под видом могил, в колодцах и т.д., часто оставались необнаруженными, неосмотренными, а бандиты, находящиеся в них, – не ликвидированными.

О коренном изменении тактики действий бандитов говорил и приказ командования УПА № 9/44 от 25 ноября 1944 г., в котором предписывалось:

а) от регулярных войсковых форм борьбы с советской властью перейти к боевой партизанско-диверсионной форме и к индивидуальному террору. Причем особо отмечалось, что эта новая форма борьбы должна быть гибкой и наступательной;

б) широко применять выступления боевиков, переодетых в советскую военную форму, внезапные налеты, засады и маневр под прикрытием ночи;

в) всячески сохранять кадры, для этого в серьезный бой не ввязываться, а сразу же рассыпаться на мелкие группы и скрываться в схронах219.

Учтя изменившуюся обстановку и тактику действий бандитов, командование внутренних войск МВД Украинского округа применило метод блокирования районов, пораженных бандитизмом. Этот метод, при проведении специальных операций, полностью себя оправдал, как один из наиболее радикальных в борьбе с незаконными вооруженными формированиями в создавшейся обстановке.

В ходе таких операций проводились и карательные мероприятия, а именно заседания судов военных трибуналов, публичное исполнение приговоров судов, выселение семей бандитов и создание из числа активистов вооруженных групп содействия. Так, в докладе НКВД СССР от 28 декабря 1944 г. на имя И.В. Сталина указывалось, что во Львове 22 декабря 1944 г. были приведены в исполнение приговоры выездной сессии Военной коллегии Верховного суда СССР о смертной казни через повешение районного руководителя ОУН И.А. Петришина, руководителя оуновской банды Ф.Н. Харченко и М.И. Манздюка – участников убийства 13 работников Куликовского райвоенкомата в сентябре с.г., а также руководителя банды террористов З.М. Бруха и районного руководителя ОУН А.П. Париса. Приговор был приведен в исполнение публично. Эксцессов не было. При исполнении приговоров присутствовало 200-400 человек. Из среды собравшихся были слышны возгласы: «Собакам – собачья смерть. Этих бандитов надо не вешать, а разорвать на куски»220.

Эффективность и результативность применения внутренних войск подтверждается данными служебно-боевой деятельности, а именно: с октября 1944 г. по март 1945 г. было проведено 150 чекистско-войсковых операций с участием в них более 16 тыс. военнослужащих. В ходе этих операций было уничтожено 1199 боевиков, взято в плен 1526 человек и явились с повинной 374 человека221.



2

После победоносного завершения Великой Отечественной войны была произведена реорганизация внутренних войск МВД Украинского округа, и к 1 января 1946 г. округ включал в себя: 62, 65, 81 и 82-ю стрелковые дивизии, а также 290, 12, 141-й отдельные стрелковые полки и 1-й мотострелковый полк222.

Внутренние войска столкнулись с не менее опасным противником, чем прежде был немецкий фашизм. Оперативная обстановка в западных областях Украины диктовала особые условия применения войск. Служебно-боевая деятельность внутренних войск в это время осуществлялась зачастую путем проведения крупных опера­ций силами соединений и отдельных частей. Во всех случаях применялись разнообразные формы и методы борьбы — поиск путем прочесывания лесных массивов, сел, хуторов; выставление секретов, засад; вне­запное оцепление населенных пунктов в целях изъятия скрываю­щихся там бандитов; решительные действия по окружению и пре­следованию банд до полного уничтожения. Это принесло неплохие результаты.

Из оперативных сводок Украинского округа известно, что только за 1945 г. внутренние войска уничтожили бандитов – 21 321, захватили бандитов – 58 394, задержали бандпособников – 34 896, задержали дезертиров Красной Армии – 4 632, задержали уклонившихся от призыва в Красную Армию – 43 611. За это же время добровольно явилось бандитов – 34 398 и было выселено бандсемей – 6 155. Боевые потери среди военнослужащих округа за 1945 г. составили: убито – 497 человек, ранено – 790 человек и пропало без вести 9 человек223.

Опыт показал, что успехи в обнаружении и ликвидации ­формирований украинских националистов во многом зависели от качества предварительной агентурной и войсковой разведки, умелой расстановки и примене­ния сил, выделяемых частями и соединениями. Поэтому особенно большое значение придавалось укреплению территориальных ор­ганов государственной безопасности и внутренних дел, совершен­ствованию их взаимодействия с внутренними войсками.

В период с 1946 г. по 1953 г. советское правительство, учитывая возросшее значение внутренних войск в обеспечении государственной безопасности и охране общественного порядка, приняло ряд мер, направленных на укрепление их боеспособности.

В марте 1946 г. НКВД СССР было преобразовано в МВД СССР, а Главное управление внутренних войск НКВД СССР стало именоваться Главным управлением внутренних войск МВД СССР. В связи с общим сокращением личного состава ВС СССР постановлением Совета Министров СССР от 30 октября 1946 г. войска МВД сокращались на 100 000 человек, и устанавливалась их общая численность 471 945 человек. В связи с этим численность оперативных частей внутренних войск составляла 68 767 человек224.

В дальнейшем в соответствии с Постановлением Совета Министров СССР от 6 мая 1951 г. и приказом МГБ СССР от 19 мая 1951 г. Главное управление внутренних войск и Управление войск правительственной «ВЧ» связи МГБ СССР были объединены и переформированы в Главное управление внутренней охраны МГБ СССР, а внутренние войска и войска правительственной «ВЧ» связи МГБ СССР были реорганизованы во внутреннюю охрану МГБ СССР.

Главному управлению внутренней охраны МГБ СССР передавались в подчинение части внутренней охраны, выполнявшие задачи по борьбе с бандитизмом, в том числе и части Украинского округа.

В марте 1953 г. МВД и МГБ СССР были объединены в единое МВД СССР, и согласно Постановлению Совета Министров и Президиума Верховного Совета СССР от 6 марта 1953 г. внутренние войска и внутренняя охрана были подчинены вновь образованному МВД СССР 225.

В данный исторический период чекистско-войсковые мероприятия, проводимые внутренними войсками МВД Украинского округа, постоянно сочетались с ши­рокой разъяснительной и воспитательной работой, которую в тесном контакте с мест­ными партийными и советскими органами ежедневно проводили среди населения политические органы, партийные и комсомольские органи­зации внутренних войск. Они разъясняли мероприятия советской власти по восстановлению народного хозяйства, перспективы со­циалистического строительства, разоблачали истинное лицо украинских националистов. В результате местное население все ак­тивнее включалось в борьбу с боевиками. При участковых упол­номоченных милиции создавались вооруженные группы содейст­вия, истребительные отряды, отряды народной защиты, которые отражали нападения вооруженных отрядов украинских националистов на населенные пункты, участвовали в чекистско-войсковых опера­циях.

Нанесенные по националистическому подполью ОУН удары в соче­тании с разъяснительной работой усилили деморализацию в ста­не оуновцев. Многие боевики, убедившись в бесперспективности борь­бы против советской власти, являлись с повинной. Однако путем запугивания, клеветы и обмана главарям удалось удержать часть бандбоевок от разложения.

В послевоенный период украинские националисты перешли преимущественно к действиям диверсионно-террористического порядка, которые проводились мелкими группами, ушедшими в глубо­кое подполье.

В течение 1947–1948 гг. имели место попытки нападения банд на гарнизоны войск Украинского округа. В тактике бандгрупп автор считает необходимым отметить новые приемы, среди них:

- минирование путей при отходе в бою;

- выставление засад на возможных путях подхода подразделений внутренних войск, рассчитанное на задержку в пути войсковых подразделений, следующих для оказания помощи ведущим бой отрядам и гарнизонам;

- выставление засад на путях отхода в целях внезапного нападения на преследующие войсковые группы;

- демонстрация нападения на гарнизон с целью сковать его и задержать на месте во время действительного нападения на соседний гарнизон;

- все более частое появление украинских националистов в форме военнослужащих Советской Армии226.

В связи с изменением обстановки, а также особенностями действий незаконных вооруженных формирований изменялись методы и тактика служебно-боевой деятельности внутренних войск. Операции, как правило, ста­ли проводить методом блокирования отдельных группировок оуновцев. Особое внимание уделя­лось тщательному планированию и подготовке операций, сбору данных о местонахождении банд, изучению применяемых ими ухищрений. Чаще стали применяться активный ночной поиск, выставление за­сад и секретов на путях вероятного движения бандитов.

Использовались инженерно-технические средства, а подчас и авиация. Например, в 1950 г. экипажи самолетов По-2, взаимодействовавшие с внутренними войсками, наблюдением с воздуха устанавливали места укрытия националистов, затем по радио сообщали данные войсковым нарядам, которые немедленно окружали боевку и принимали меры по ее ликвидации. Таким способом с 9 по 22 июня 1950 г. на территории Ровенской области было уничтожено не­сколько десятков боевок227.

1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница