Редакционный совет



страница13/16
Дата22.04.2016
Размер3.62 Mb.
1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16

Как видно из таблицы 1, во всех документах, кроме последнего (за 1701 г.), встречаются оба термина. Причем встречаются они не в одном месте, при описании одних и тех же укреплений, а в совершенно разных местах по отношению к разным постройкам. Уже одно это заставляет усомниться в том, что оба термина были синонимами. Крайне маловероятно, чтобы воеводы и «горододельцы», составлявшие подобные документы, в одном месте употребляли один термин, а в другом — другой, но такой же по значению. Есть и более веские доводы, доказывающие, что оба термина имели разные значения. Так, в челобитной кормовых детей боярских и казаков за 1633 г. читаем: «мы около двора житнаго всякия крепости делали, надолобы и роскаты и отводные быки уставили, а пити и ести нам нечего»152. За 1655 г. находим следующее описание острога: «А острог у нас был поставлен на валу стоячей, а по углам вывожены были быки <…> да в острожке срублен был роскат и с того роскату били мы из пушек по тому Богдойскому войску»153. В обоих документах быки и роскаты упоминаются отдельно и, несомненно, имеют разное значение.

Проанализировав упоминания быков в различных документах, и в первую очередь, в описях укреплений Новгорода, приходим к выводу, что термин бык имел 3 разных значения, имеющих отношение к фортификации:

1. Контрфорсы или укрепляющие пристройки к башням, реже стенам. Они могли быть деревянными или каменными. Обычно эти пристройки снабжали крышей, а порой и бойницами («бык с отводными бои»). Размеры были относительно невелики. Высота составляла около 2 м; если со дна рва («ото рва») — могла быть вдвое больше. К башням быки-контрфорсы могли пристраиваться двумя способами: либо отдельными пристройками, либо полностью по всей длине сторон башни у ее основания. Обе конструкции мы встречаем в описи укреплений Новгорода за 1667 г. (см. табл. 1). Первый способ упоминается в связи с тремя башнями Окольного города на Торговой стороне. К каждой башне подвели по два быка длиной и шириной под 3 м и высотой около 4,3 м. А вот Покровскую башню Каменного города (кремля) усилили вторым способом, то есть каменными быками со всех трех внешних сторон. Общая длина быков составила без малого «18 сажен бес чети», в то время как длина Покровской башни была «7 сажен с тремя вершки», а ширина «4 сажени бес получети». Таким образом, общая длина быков чуть ли не превышает размеры трех сторон башни, поэтому здесь быки были пристроены по всей протяженности трех стен. Когда укрепляли стены, протяженность быков, естественно, была еще больше: «от Варварских ворот до первого нового быка 71 сажень, а нового быка 13 сажен, от первого быка до другого нового ж быка отсело городовые стены 12 сажен с полусаженью, а другого быка по мере 11 сажен без чети, в вышину по нижней пояс, в толщину в один кирпич» или «городовые стены отсело и оболялось 60 сажен и с быками, а быков было подведено 15 сажен, вверх в полгорода, в толщину кирпичов в 6 и в 7»154 (опись Китай города в Москве). Мы видим, что высота быков была в полстены, толщина от 1 до 7 кирпичей. Быки-контрфорсы были не обычными в нашем понимании узкими вертикальными выступами, а достаточно вытянутыми, приземистыми и крытыми крышей пристройками.

2. Дерево-земляные укрепления, выведенные в сторону противника. На них часто устанавливали стены и башни, особенно если они были значительного размера («Да под тою ж стеною к Судковским воротам сделаны были быки, и в те быки насыпано было землею, и на тех быках была утвержана та городовая стена»155). Но они могли быть и самостоятельными укреплениями, так как наверху обычно устраивали бруствер с бойницами. Именно в таком значении употреблен термин бык в упоминавшейся ранее цитате из «Устава ратных, пушечных и других дел».

Одиннадцать раз мы находим упоминание быков в описи укреплений Малого Земляного города Новгорода за 1626 г. (см. табл. 1). Размеры этих быков впечатляют: 7 быков имеют длину/ширину от 9/3 до 21/3 саж., а 3 просто гигантские — длина/ширина составляет от 49,5/10 до 70/22 саж. Вероятно, длина здесь имеется в виду по фронту, а ширина (в источниках «поперег») — от линии стен до наиболее выступающей части укрепления. К сожалению, какое-либо описание этих быков, кроме размеров, отсутствует. Лишь в одном случае встречаем указание, что «на том быку зарублено тарасом четыре венца». Это доказывает, что наверху этих, несомненно, земляных быков устраивался деревянный бруствер. Кроме того, поверх быков и соединявших быки земляных валов согласно описи стояли 8 деревянных башен и деревянные же стены (тарасами и острогом).

Большую помощь в понимании того, что имелось в виду под быками, может оказать Шведский план осады Новгорода 1611 г.156 На нем можно видеть у Малого Земляного города 6 бастионов. Однако не стоит сразу же отождествлять эти бастионы с быками. Ведь и на этом и на других, более поздних, планах Новгорода бастионов всегда изображено только 6, а быков в описи 1626 г. указано 11. Вероятно, бастионам соответствуют лишь большие по размеру быки (с длиной 20 саж. и более). Остальные 5 быков соответствуют прочим земляным выступам, видимо, просто не указанным на плане.

В отписке воеводы Ю.Я. Сулешова о состоянии городских укреплений Новгорода за 1631 г. упоминается шесть «земляных отводных быков», устроенных в валу Малого Земляного города, а также еще два быка у реки Волхова между Каменным городом и Малым Земляным157. Первые шесть быков, несомненно, соответствуют бастионам на планах укреплений Новгорода158, а два быка у реки также хорошо различимым на планах земляным выступам у реки. Таким образом, мы опять встречаем указание на то, что быками называли не только бастионы, но и любые земляные укрепления, выдвинутые в сторону противника. В той же отписке Ю.Я. Сулешова встречаем и указание на устройство бруствера на быках: «А по верху, государи, на тех отводных земляных быках вместо тарасов выкладено дерном вверх по полусажени. А поверх дерну взрублено для боев только в четыре бревна»159.

В сметной росписи ремонта укреплений Малого Земляного города за 1649 г. находим следующее указание: «в ослоны к Новинскому и Розважскому быкам надобно лесу 2400 бревен». Фраза «в ослоны» и значительное количество бревен, необходимых всего лишь для починки двух быков, ясно свидетельствуют, что быки имели деревянные «одежды».

Дерево-земляные быки далеко не всегда имели внушительные размеры. В описи укреплений Окольного города на Софийской стороне за 1626 г. упоминается 10 отводных быков, устроенных перед воротами или башнями (см. табл. 1). Это квадратные земляные насыпи с длиной стороны от 15 до 26 м. Высота вала этих отводных быков составляла обычно 6 саж. или 13 м. По верху был устроен бруствер с бойницами, о чем свидетельствует выражение «бои зарушились».

Таким образом, быки заметно отличались от бастионов Западной Европы. Во-первых, быками назывались не только выступы бастионного типа, но и любые земляные выступы значительного размера. Во-вторых, быки «одевали» в деревянные одежды, в то время как в Европе предпочитали каменные, либо вообще оставляли земляные укрепления непокрытыми. В-третьих, на быках не только устраивали бруствер с бойницами, но на них ставили и деревянные башни со стенами, что должно было значительно увеличить общую огневую мощь укреплений.

В описи укреплений Малого Земляного города за 1665–1666 гг. уже не встречаем упоминаний быков в таком значении. Зато здесь описываются 7 выводов, которые по положению соответствуют быкам в описи 1626 г. Размер их также соответствующий — сумма выступающих сторон (как сказано в описи «около того выводу») от 10 до 70 саж. Как и в случае быков, на выводах были установлены башни. По краю выводов шел бруствер высотой более 3 м с выступавшей верхней частью (обламом). Почему же выводов 7, когда быков в 1626 г. было 11, а в 1631 г. — 8? Вероятно, некоторые выступы-быки ликвидировали в период с 1626 по 1665 г.

3. Приземистые деревянные башнеподобные сооружения. Обычно назывались отводными быками, а не просто быками. Появились где-то в середине XVII в. Наиболее полное описание таких отводных быков находим в описи Окольного города на Торговой стороне Новгорода за 1667 г. (см. табл. 1). Из описания следует, что это прямоугольные сооружения, порой весьма вытянутой формы. Они имели несколько этажей и были крыты кровлей. На каждом ярусе располагалось несколько пушечных и множество пищальных боев, что сближает отводные быки с башнями-роскатами. Правда, в отличие от последних отводные быки стояли отдельно от стен крепости, были более приземистыми и имели меньше пушечных бойниц. Помимо описи Новгорода, можно найти и другие подтверждения деревянной конструкции отводных быков второй половины XVII в. Например, в описи Ладожской крепости за 1655 г. сказано: «Тот деревянный город, башни и деревянныя городовые прясла, и отводные быки, и у ворот острог, и решетка все огнило и розвалилось безъостатку»160. Отводные быки здесь перечисляются вместе с другими деревянными наземными сооружениями, которые сгнили и развалились. Поэтому предположительно здесь также имеются в виду отдельно стоящие башнеподобные деревянные сооружения.

Существовала ли разница между понятия бык и отводной бык? Видимо, да. Показательно, что в одной и той же описи 1626 г. выступы-укрепления Малого Земляного города названы просто быками, а схожие земляные укрепления Окольного города на Софийской стороне — отводными быками. Правда, воевода Ю.Я. Сулешов в своей отписке за 1631 г. называет земляные выступы Малого Земляного города отводными быками. Но это скорее исключение из правила. В большинстве источников прослеживается разница между этими понятиями. Обычно отводными быками назывались отдельные постройки (или насыпи), не связанные с основной линией обороны (здесь уместно вспомнить термин «отводная стрельница», обозначавший отдельно стоявшую башню, устанавливаемую обычно перед воротами крепости). Недаром при описании отводных быков очень часто встречается указание, что отводной бык поставлен «против» ворот или «против» башни. Просто быками называли контрфорсы и дерево-земляные выступы, составлявшие единую линию укреплений с главным валом и стеной.

Суммируя сведения о термине бык, можно сделать следующие выводы. Бык означал любую выступающую в сторону противника постройку, будь то деревянные или каменные контрфорсы или дерево-земляные выступы (в том числе бастионного типа). Вплоть до середины XVII в. термин бык имел два значения — контрфорса и дерево-земляного выступа. Где-то в середине XVII в. последнее значение изменилось: вместо дерево-земляных выступов быками (чаще отводными быками) стали называть приземистые деревянные постройки в несколько этажей. Тогда же для обозначения земляного выступа начинает использоваться термин вывод. Возможно, выводы были чисто земляными укреплениями в отличие от дерево-земляных быков. По крайней мере, в описи 1665–1666 гг. нет никаких указаний на деревянную «одежду» выводов. И лишь бык в значении контрфорса не менял своего значения на протяжении рассматриваемого периода.

Термин роскат на протяжении XVII в. также имел 3 значения:

1. Пристройки к стене, реже башне, предназначенные для установки артиллерии и позволявшие увеличить огневую мощь крепости. Могли быть каменными или деревянными.

Соответствуют ранним кавальерам в европейской фортификации XVI в. Именно такие артиллерийские платформы располагались посередине куртины в крепости Турина161, на которую с восторгом ссылается А.М. Радишевский («града, именем Турина, которой град в нынешнее время во Италии лучший именуется, и от многих искусных воинских людей славим бывает»162).

Размером роскаты-пристройки были весьма разные. Например, согласно описям Новгородского кремля за 1626, 1649, 1667 и 1701 г. (см. табл. 1) эти пристройки были прямоугольными, часто квадратными (с длиной стороны от 6,5 до 12 м), крыты кровлей. На них было около 5 пушечных боев. Значительно большие размеры для роскатов приводит А.М. Радишевский: «И такие защиты, или розкаты, которые по среди стен строятся, основати их в длину тритцать два шага, а в ширину осмнатцать шагов, а в вышину сорок четыре шаги, и будет выше городовые стены десятью ступеньми, а делаются в таких розкатах стены противу бою, или окон стрельных, толщиною дватцать четыре ступени, а делают такие розкаты и защиты в Волоской и Италианской земле»163. Таким образом, роскат, по А. М. Радишевскому, выглядел следующим образом: длина почти в два раза превышала ширину (32 шага против 18 шагов), высота (44 шага) была больше длины и ширины, причем роскат возвышался над прилегающими стенами на 10 ступеней; толщина стен роската достигала 24 ступени. Анисим Михайлов Радишевский писал в первой трети XVII в. Его «Устав» базировался на переводе немецкого трактата Леонгарда Фронспергерга, так называемой «Воинской книги», впервые увидевшей свет в 1573 г. и переиздававшейся в 1578 и 1596 гг.164 Насколько часто рекомендации автора «Устава» осуществлялись на практике сказать трудно. По крайней мере, в Новгородском кремле роскаты-пристройки имели более скромные размеры, и нет уверенности в том, что они возвышались над стенами.

Фланкирующий огонь был для роскатов важнее фронтального, о чем свидетельствуют слова А.М. Радишевского: «чтоб с тех роскатов стены очистити на все стороны» или «А наряд доведется в исподнем переделе в роскате поставити две пищали на сторону, по пищали для очищения городовых стен, а на других полатех доведется поставить по сторонам две, или три пищали, для очищения стен, что б из таких пищалей стены очищали до других роскатов на обе стороны»165.

К башням роскаты пристраивали снизу, а изредка и наверху. В первом нас убеждает следующее описание крепости в Тульской Щегловской засеке: «поставили караульную ж башню по конец земляного города; <…> да к той же башне прирублено для роскату 35 венцов, а верху на ней 10 венцов, и та караульная башня с роскатом о дву верхах, а в длину меж углов обламов и с роскатом 6 сажень без чети»166. Свидетельство в пользу устройства роската наверху башни находим в описи укреплений Тулы: «А на верху тое башни [Ивановской каменной — К. Н.] раскат рубленой, а на раскате пищаль медная»167, а также в описании Олонецкой крепости: «вышиною та башня от земли до верхнево мосту 3 сажени без пол аршина, а от мосту до раскату сажень с аршином, а от роскату вверх шатра до шестерика пол 3 сажени»168.

2. Башнеподобные постройки, деревянные или каменные. Известны прямоугольные и восьмиугольные. Видимо, могли быть и круглыми, а также других форм. Сверху подобно башням обычно были крыты шатром. Высота роскатов варьировалась: иногда она равнялась или чуть превышала высоту башен той же крепости, но порой роскаты имели весьма значительную высоту.

Чем же роскаты отличались от башен? Почему в описях одни башни названы роскатами, а другие — собственно башнями? На мой взгляд, ответ на этот вопрос заключается в том, что роскаты были рассчитаны на установку большего количества единиц артиллерии. Если мы сравним количество пушечных и пищальных бойниц в роскатах с их числом на башнях по описи укреплений Окольного города на Софийской стороне в Новгороде за 1665–1666 гг., то получим следующие данные (см. табл. 2). В роскатах устроено в несколько раз больше пушечных бойниц, чем в деревянных башнях. Пищальных бойниц в среднем тоже больше, хотя и не настолько. Лишь две каменные башни Окольного города, Алексеевская и Петровская, располагают при одинаковой этажности большим числом пушечных бойниц. При этом пищальные бойницы для каменных башен не упоминаются вовсе. Каменные башни были, несомненно, прочнее деревянных, поэтому на них старались разместить больше орудий. Видимо, здесь все бойницы были приспособлены для установки артиллерии и лишь при нехватке орудий использовались для ручного огнестрельного оружия. Неудивительно, что обе эти каменные башни располагались на особо опасных участках обороны — в углах, где крепостная ограда поворачивала к реке. Следующими после каменных башен по «вооружению» шли роскаты. Видимо, роскаты имели более прочную конструкцию по сравнению с обычными деревянными башнями, что позволяло размещать на них значительно больше орудий. Наиболее слабыми звеньями обороны оказывались простые деревянные башни.

В описи укреплений Окольного города на Софийской стороне в Новгороде за 1626 г. роскаты (или место под них) названы дважды «башенным роскатным местом» и один раз «башней роскатной». Видимо, в то время термин роскат по отношению к башнеподобных конструкциям еще не устоялся, и их еще путали с башнями. Но уже к 1665–1666 гг. те же сооружения называются исключительно роскатами.

Подтверждением того факта, что роскаты предназначались именно для установки артиллерии служат встречаемые в источниках фразы типа: «а в городке срублен роскат для наряду»169. Как известно, нарядом называлась именно артиллерия. Роскаты были весьма прочными сооружениями и могли выдержать тяжелую артиллерию. Например, среди вестей из Гданьска за 1639 г. мы слышим, что «из городского роскату изо шти великих пушек выстрелили»170.

В «Служебной чертежной книге» С.У. Ремезова, составленной в самом конце XVII — начале XVIII в., есть чертеж роската171. Роскат изображен в виде семиэтажной каменной башней, сужающейся кверху наподобие пирамиды. На каждом этаже располагается множество пушек — только в видимой части роската показано 39 орудий.



Знаменитый роскат в центре Астраханского кремля, с которого последователи Степана Разина сбрасывали приговоренных к смерти, судя по гравюрам XVII в., представлял собой высокую четырехъярусную башню с нижним квадратным ярусом и тремя круглыми в плане ярусами. Все ярусы были прорезаны пушечными боями. Роскат значительно превосходил по высоте другие башни кремля172.

Роскаты использовались не только в обороне, но и в осаде. Так, при осаде Севска в 1634 г: «учали-де литовские люди к городу подводить шанцы да роскат делать»173. Под роскатом здесь, видимо, имеется в виду сооружение, подобное осадной башне Ивана Выродкого, сооруженной им при осаде Казани в 1552 г. Это была башнеподобная постройка в несколько этажей. На ней размещалось значительное количество артиллерии и стрельцов. Сооружение позволяло вести массированный обстрел небольшого участка обороны и значительной части города.
Таблица 2. Сравнение роскатов и башен Окольного города на Софийской стороне в Новгороде по данным описи 1665–1666 гг.




Число этажей

Число пушечных боев

Число пищальных боев

Роскаты деревянные

Роскат 1

5

28

32

Роскат 2

5

27

69

Роскат 3

4

18

30

Деревянные башни

Троицкая башня

3

10

24

Лебяжья башня

3

10

24

Козороговская башня

4

6

38

Прусская башня

3

10

23

Вознесенская башня

3

11

20

Чудинцевская башня

3

6

23

Росткинская башня

3

5

56

Щерковская башня

4

9

24

Кузьмодемьянская башня

4

9

23

Ореховская башня

4

5

18

Петровская башня

3

6

20

Каменные башни

Алексеевская башня

5

37



Петровская башня

5

43


3. Земляной бастион. В таком значении слово роскат встречаем 6 раз в описи Якова Брюса укреплений Малого Земляного города Новгорода за 1701 г. В тот год укрепления Малого Земляного города были значительно перестроены174. На плане Новгорода 1701 г. мы видим именно 6 бастионов, размеры которых примерно соответствуют данным описи175. Прежние выводы, вероятно, были капитально перестроены и модернизированы; один из них исчез. Мы не знаем, чем отличались 7 выводов по описи 1665–1666 гг. от бастионов 1701 г. Однако отличие, несомненно, было. Поэтому построенным бастионам нужно было дать другое название. Они были названы роскатами.

К началу XVIII в. бастионы в России стали стремительно вытеснять все прежние наземные постройки, как-то деревянные или каменные стены, башни и роскаты. Термин бастион был заимствован в Петровскую эпоху176. К 1701 г. он еще не вошел в обиход, и за отсутствием специального термина вместо него было употреблено слово роскат.

Суммируя вышесказанное о термине роскат, можно сделать несколько выводов. На протяжении всего XVII в. роскат имел два основных значения: пристройки к стене или башне и башнеподобного строения. Обе эти постройки могли быть как каменными, так и деревянными. Их объединяло одно — они предназначались для размещения значительного количества орудий. Эти два значения термин роскат сохранял вплоть до XVIII в., в чем нас убеждает опись укреплений Новгорода за 1701 г. В этой описи мы встречаем все три значения слова роскат: пристройки к стене кремля, башнеподобного сооружения Окольного города на Софийской стороне и земляных бастионов. Последнее значение термина роскат было второстепенным и появилось вследствие того, что термин бастион еще не вошел в обиход.

Подводя итог, можно сказать, что, несмотря на кажущуюся противоречивость определений, приводимых исследователями для терминов бык и роскат, нельзя сказать, что кто-либо из исследователей был в корне не прав. В каждом определении есть доля истины. Однако понятия бык и роскат были более многогранными. К тому же на протяжении XVII в. термин бык поменял одно из своих значений, а термин роскат приобрел одно новое значение.

1   ...   8   9   10   11   12   13   14   15   16


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница