Развитие войсковых сухопутных сил российской империи на дальнем востоке



Скачать 216.06 Kb.
Дата04.05.2016
Размер216.06 Kb.


РАЗВИТИЕ ВОЙСКОВЫХ СУХОПУТНЫХ СИЛ

РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ

(Конец 40-х – середина 80-х годов XIX века)
В конце 40-х годов XIX века Дальний Восток Российской империи включал Якутию, Чукотку, Камчатку, побережье Охотского моря и Курильские острова. На северо-американском континенте дальневосточными владениями России являлись Аляска и Алеутские острова, находившиеся под управлением Российско-Американской кампании. В административном отношении все эти территории входили в состав Восточно-Сибирского генерал-губернаторства, образованного в 1822 году по указу императора Александра I «О преобразовании Сибирских губерний по новому учреждению»1.

Из военных сил на Дальнем Востоке имелся только Якутский пеший городовой казачий полк, несший службу в Якутии, на Охотском побережье, Камчатке и Чукотке.

Русские люди, жившие на Дальнем Востоке с XVII века, приложили огромные усилия для изучения и освоения дальневосточных земель. Вместе с тем дальнейшее хозяйственное развитие русского Дальнего Востока сдерживали его малонаселённость, значительная удалённость от основных административных и промышленных центров страны, отсутствие обустроенных путей сообщения. Серьезной причиной, затруднявшей процесс освоения русского Дальнего Востока, кроме того, была нерешённость «амурского вопроса» - проблемы территориального разграничения между Россией и Китаем в Приамурье.

В 40-х годах XIX века международная обстановка на Дальнем Востоке подверглась значительным изменениям. Военное поражение Китая от Великобритании в первой «опиумной» войне (1840-1842) по итогам которой ему был навязан неравноправный Нанкинский договор, означало изменение привычной ситуации на Дальнем Востоке. Вслед за Великобританией политику экспансии на тихоокеанское побережье Азии активизировали другие европейские державы и США. Новая международная обстановка создавала угрозу русским дальневосточным владениям, так как ввиду нерешённости вопроса о Приамурье уязвимость позиций России здесь была очевидной.

Активизации политики России в решении «амурского вопроса» способствовало выдвижение на руководящие посты в Восточной Сибири ряда талантливых и решительных администраторов. В первую очередь следует назвать Н.Н. Муравьёва (впоследствии Муравьёв-Амурский2), назначенного в 1848 году генерал-губернатором Восточной Сибири. Именно по его инициативе и под его руководством был осуществлен целый ряд актуальных мер по повышению обороноспособности региона.

Обстоятельства требовали, чтобы к востоку от Байкала имелось больше сухопутных войск. Отсюда эти войска можно было быстро перебросить через Амур на тихоокеанское побережье для защиты российских территорий от вражеского нападения, а также использовать их для отстаивания российских интересов в Приамурье. С этой целью в 1849 году в Забайкалье были передислоцированы четыре линейных батальона регулярных войск (12, 13, 14, 15-й Сибирские)3, а в 1851 году образована первая воинская часть регулярной артиллерии – 16-я артиллерийская гарнизонная бригада (с 1857 г. – линейная Забайкальская артиллерийская бригада)4. Кроме того, в 1849 году в Восточной Сибири были сформированы Енисейский и Иркутский гарнизонные батальоны и Забайкальский гарнизонный полубатальон Внутренней стражи, которые в военное время могли служить резервом для усиления полевых регулярных войск5.

Однако такого количества сухопутных войск было недостаточно для обеспечения решения новых задач в деле обороны русского Дальнего Востока. Выход из сложившегося положения Н.Н. Муравьёв нашёл в создании к востоку от Байкала самостоятельного казачьего войска, которое можно было бы использовать для усиления регулярных войск. В 1851 году было образовано Забайкальское казачье войско6, которому Муравьёв отводил также большую роль в первоначальном заселении и освоении территорий Приамурья и Приморья. В результате образования этого войска сухопутные силы на востоке страны в численном отношении увеличились сразу на 23 тыс. человек7. Создание Забайкальского казачьего войска позволило также образовать к востоку от Байкала новую область – Забайкальскую, с самостоятельным областным управлением8.

К середине ХIХ века сложилась благоприятная ситуация для окончательного разрешения проблемы территориального размежевания с Китаем. Это было обусловлено общим ослаблением Китая в результате внутренних неурядиц (Тайпинское крестьянское восстание) и постепенным его подчинением диктату европейских держав, прежде всего Великобритании.

Решение важнейшего для всей российской политики на Дальнем Востоке «амурского вопроса» было инициировано экспедиционным плаванием Г.И. Невельского из Охотского моря в устье Амура. Обнаружение того факта, что устье Амура открыто для кораблей с моря, сделало решение задачи утверждения России на берегах этой большой реки весьма актуальным. В ходе плавания на транспорте «Бай­кал» (1848-1849) и Амурской экспедиции (1850-1855) Невельской основал ряд военных постов в устье Амура, на побережье Татарского пролива и на острове Сахалин, где был поднят русский военный флаг. Эти действия Невельского получили поддержку у Н.Н. Муравьёва.

В условиях начавшейся Восточной (Крымской) войны 1853-1856 гг. возникла опасность проникновения на Амур англо-французских военно-морских сил, в связи с чем требовалось принять меры к защите российского побережья от возможного нападения противника. В мае 1854 года, несмотря на явный риск военного конфликта с маньчжурами, по указанию Н.Н. Муравьёва в устье Амура в Мариинский пост были направлены до батальона регулярных войск (760 человек), конная сотня забайкальских казаков (120 человек) и четыре орудия. Здесь воинский отряд разделился: часть осталась в Мариинске, часть переправилась в Николаевский пост, а часть отправилась в залив Де-Кастри (350 человек), откуда продолжила переход морем на Камчатку. В августе 1854 года эти 350 военнослужащих приняли участие в отражении нападения англо-французской эскадры на Петропавловский порт9.

В мае 1855 года в низовья Амура были доставлены около 2000 человек войска, экспедиция Сибирского отдела Русского географического общества, а также первые русские поселенцы (481 человек), набранные из штрафованных солдат и казаков Забайкальского войска. Кроме того, для укреплений Николаевска были доставлены тяжёлые крепостные орудия10.

Меры, принятые Н.Н. Муравьевым для защиты Приамурья и Приморья в 1849-1855 гг., оказались своевременными и дальновидными, так как во многом благодаря этому удалось предотвратить угрозу захвата русского Дальнего Востока англо-французской эскадрой.

Во время Амурской экспедиции в 1856 года на территории будущей Амурской области было поставлено три русских поста: Кумарский, Зейский (Благовещенск) и Хинганский (Пашково). Эта экспедиция фактически завершила присоединение Приамурья к России. В 1857 году на Амур переселилась 451 казачья семья (1850 человек обоего пола), занявшие пространство свыше 980 верст (от Усть-Стрелки до Хингана) и основавшие здесь 17 казачьих поселков, в которых разместились 3 конные сотни. Помимо казаков, с этим сплавом по Амуру, по стратегическим соображениям, были направлены 13-й и 14-й Сибирские линейные батальоны. В 1858 году казаками и солдатами линейных батальонов на Амуре и Уссури были основаны 32 новые станицы, в том числе и военный пост Хабаровка (ныне Хабаровск)11.

В 1859 и 1860 гг. переселенцы селились уже на правом берегу реки Сунгач (приток Уссури) и на западном берегу озера Ханка. Однако Н.Н. Муравьёв считал, что положение России на берегах Тихого океана будет прочным только в том случае, если ей будет принадлежать всё Приморье до границы с Кореей. По его приказу в июне 1860 года небольшие военные отряды от 4-го Восточно-Сибирского линейного батальона (бывшего 15-го Сибирского) высадились в гаванях на юге Приморья, где основали посты Владивостокский (ныне Владивосток) и Новгородский (ныне Посьет)12.

Основание русских военных постов на юге Приморья, а также по рекам Уссури, Сунгач и на озере Ханка фактически завершило присоединение Приморья к России. В результате переговоров с китайской стороной итогом решения «амурского вопроса» явилось заключение Айгуньского (1858), Тяньцзинского (1858) и Пекинского (1860) договоров. Тем самым для России завершился длительный и сложный процесс формирования дальневосточного участка российско-китайской границы.

Присоединение Приамурья и Приморья к Российской империи было центральным событием дальневосточной политики России в середине XIX века и привело к дальнейшему укреплению ее позиций на Тихом океане. Следствием новых территориальных приобретений стали изменения в административном делении, в структуре системы управления, а также в составе сухопутных сил на востоке страны, так как присоединение новых территорий потребовало создания новых войск для обеспечения их безопасности.

В 1856 году была образована Приморская область13, в которую вошли низовья реки Амур, прибрежные районы Татарского пролива, остров Сахалин, Камчатка, Чукотка и Курильские острова. В 1858 году (после подписания Айгуньского договора) из разграниченной территории верхнего и среднего Амура была образована Амурская область14. В 1860 году (после заключения Пекинского договора) в Приморскую область вошли территории нынешнего Приморского края15.

В 1858 году (после заключения Айгуньского договора) было положено начало процессу усиленного освоения и заселения Дальнего Востока русскими людьми. Всего с 1858 по 1869 год на Дальний Восток переселилось 32 935 человек, около половины всех русских переселенцев (15 977 человек) составили забайкальские казаки и члены их семей. С 1850 по 1869 год на Дальнем Востоке переселенцами было основано 193 казачьих и крестьянских поселения и 4 города16. Значительную помощь первым переселенцам оказали участвовавшие в амурских экспедициях военнослужащие 13, 14, 15-го Сибирских линейных батальонов, линейной Забайкальской артиллерийской бригады, частей Забайкальского казачьего войска и 46-го флотского экипажа Сибирской флотилии. Их заслуги в этом деле отмечены установкой чугунных досок в основание монумента памятника Н.Н. Муравьёву-Амурскому на Амурском утесе в Хабаровске17.

Наряду с колонизацией Приамурья и Приморья во второй половине 50-х годов осуществлялись новые мероприятия по совершенствованию сухопутных сил на востоке страны. В 1857 году в Забайкальском казачьем войске была образована первая воинская часть артиллерии – казачья конно-артиллерийская бригада (две батареи)18. В 1858 году 12-й и 15-й Сибирские линейные батальоны переименовываются в линейные батальоны Восточной Сибири (1 – 4-й Восточно-Сибирские) и передаются в подчинение военных губернаторов Забайкальской, Амурской и Приморской областей19. В том же году упраздняется и расформировывается Забайкальский гарнизонный полубатальон внутренней стражи для восполнения нехватки личного состава в линейных батальонах и Сибирской флотилии20.

В 1859 году из казачьего населения, расселённого по рекам Амур и Уссури, было образовано новое казачье войско – Амурское, ставшее самостоятельной военно-административной единицей в границах Амурской и Приморской областей, и предназначавшееся для охраны всего дальневосточного участка русско-китайской границы и содержания сообщений по рекам Амур и Уссури21.

Недостаток в войсках для обеспечения безопасности присоединенных территорий наиболее остро ощущался в Приморской области. Поэтому одной из мер по решению этой проблемы явилось преобразование в 1861 году Енисейского и Иркутского гарнизонных батальонов Внутренней стражи в 5-й и 6-й Восточно-Сибирские линейные батальоны и их переброска в низовья Амура в подчинение военного губернатора Приморской области22. Кроме того, в 1861 году в устье Амура, в Николаевске, были сформированы штаб крепостной артиллерии и крепостная артиллерийская рота, а в 1864 году состав крепостной артиллерии в Николаевске пополнился ещё одной крепостной артиллерийской ротой и крепостной командой.

В 1864 году в связи с упразднением Корпуса внутренней стражи в русской армии учредили местные войска (резервные, губернские батальоны, уездные, этапные команды, арестантские роты и т.д.). В Восточной Сибири в 1865 году были сформированы 72-й пехотный резервный (в Иркутске), 52-й Красноярский и 53-й Иркутский губернские батальоны. В мирное время они предназначались для несения караульной и конвойной служб, а в военное время могли служить резервом для усиления регулярных войск23.

Таким образом, в период с конца 40-х до середины 60-х годов XIX века сухопутные силы в Восточно-Сибирском генерал-губернаторстве получили довольно значительное развитие. При этом на Дальнем Востоке находились пять Восточно-Сибирских линейных батальонов, линейная Забайкальская артиллерийская бригада, части Николаевской крепостной артиллерии, пять постовых команд, Амурское казачье войско, Якутский пеший городовой казачий полк, а также некоторые учреждения артиллерийского, интендантского и военно-медицинского ведомств24. В подчинении генерал-губернатора Восточной Сибири также находилась и Сибирская (бывшая Охотская) флотилия25.

К середине 60-х годов в Восточно-Сибирском генерал-губернаторстве сформировалась следующая структура аппарата управления. Всё высшее гражданское и военное управление на его территории принадлежало генерал-губернатору и главному управлению Восточной Сибири. Управление регулярными войсками и Сибирскою флотилией26 генерал-губернатор осуществлял через штаб войск, а казачьими – через казачье отделение главного управления Восточной Сибири. В Забайкальской, Амурской и Приморской областях всё граждан­ское и военное управление осуществляли военные губернаторы, одновременно являвшиеся командующими войсками. Кроме того, военные губернаторы были наказными атаманами казачьих войск: Забайкальской области – Забайкальского, Амурской – Амурского, Приморской – Амурского (только в отношении казаков Уссурийского пешего казачьего полубатальона). Руководство войсками военные губернаторы осуществляли через управления войсками областей. В Приморской области военный губернатор, назначаемый из адмиралов, являлся также командиром Сибирской флотилии и портов Восточного (Тихого) океана, управление которыми он осуществлял через особый штаб, учрежденный специальным Положением по морскому ведомству27.

В середине 60-х годов сухопутные силы на востоке страны подверглись одной из крупнейших реорганизаций, которая была осуществлена в рамках реформы воору­жённых сил России 1860-1870-х годов. По предложению военного ми­нистра Д.А. Милютина в России была создана военно-окружная система. В 1865 году император Александр II своими указами «Об образовании Кавказского, Оренбургского и Сибирских военных округов»28 и «О преобразовании местных войск с их управлениями в Западной и Восточной Сибири»29 учредил на территории Восточно-Сибирского генерал-губернаторства одноименный с ним военный округ. Одновременно была учреждена долж­ность командующего войсками военного округа, им стал генерал-губерна­тор Восточной Сибири. Командующему под­чинялись все регулярные и казачьи войска, а также Сибирская флотилия. Руководство округом командующий осуществлял через военно-окружное управление, которое состояло из военно-окружного совета, окружного штаба и окружных управлений (интендантского, артиллерийского, инженерного, военно-медицинского)30. Руководство Сибирской флотилией было сосредоточено в управлении по морской части, вошедшем в состав окружного штаба. Порядок управления войсками в За­байкальской, Амурской и Приморской облас­тях остался прежним.

В период после середины 60-х и до конца 70-х годов состав сухопутных сил на российском Дальнем Востоке значительно не менялся. Это было обусловлено тем, что главные политические и военные события, участницей которых становилась Россия в 60-70-е годы XIX века, происходили в Европе, Закавказье и Центральной Азии. Основными направлениями в развитии сухопутных сил на Дальнем Востоке в этот период являлись: усиление войск в Амурской и Приморской областях путем переброски воинских частей из Восточной Сибири и Забайкалья; формирование частей для охраны русско-китайской границы в Южно-Уссурийском крае; преобразование казачьих войск по новым Положениям; реорганизация местных команд и др.

Несмотря на успешное решение «амурского вопроса», положение России на Дальнем Востоке после середины 60-х годов XIX века по-прежнему было уязвимым. Заселение Амурской и Приморской областей русским населением в это время почти прекратилось. В Приморской области на тот момент имелось всего четыре линейных батальона (3, 4, 5, 6-й Восточно-Сибирские) и пять слабо укреплённых военных постов (Дуйский, Александровский в Де-Кастри, Ольгинский, Владивостокский, Новгородский) с малочисленными командами.

Отсутствие охраны на русско-китайской границе в Южно-Уссурийском крае тоже создавало угрозу безопасности русского Дальнего Востока, так как китайские подданные имели возможность свободно переходить границу и бесконтрольно оседать на юге Приморья.

С 1866 г. администрацией Восточной Сибири и Приморской области были приняты меры по закреплению российского присутствия в Приморье. С этой целью в 1867 году в Южно-Уссурийский край, дополнительно к имеющимся там постовым командам, были переброшены 1-й и 3-й Восточно-Сибирские линейные батальоны с горным дивизионом Восточно-Сибирской (бывшей линейной Забайкальской) артиллерийской бригады, на которые возложили охрану границы на главных путях из Маньчжурии в Приморье. События весны-лета 1868 года, когда в Южно-Уссурийском крае китайцами-отходниками (манзами) были спровоцированы беспорядки и вооружённое выступление, показали, что меры принятые русскими властями оказались своевременными.

В 1869 году для охраны границы в Южно-Уссурийском крае из казаков-добровольцев Забайкальского, Амурского казачьих войск и нижних чинов Восточно-Сибирских линейных батальонов была сформирована Уссурийская казачья конная сотня31. В том же году в Восточно-Сибирской артиллерийской бригаде из горных дивизионов сформировали третью батарею бригады – горную32.

В 1871 году в связи с переносом главного морского порта из Николаевска во Владивосток изменился порядок управления Сибирской флотилией. Суть этого изменения заключалась в том, что командующего войсками Восточно-Сибирского военного округа освободили от руководства флотилией, а также расформировали морское управление окружного штаба и морское отделение окружного интендантства. Эти функции, с оставлением в должности военного губернатора Приморской области, в полном объеме возложили на командира Сибирской флотилии, ставшего главным командиром портов Восточного океана, и учреждённое при нём управление портов Восточного океана 33.

В 1872 году в Забайкальском казачьем войске было введено новое положение о воинской повинности34. А в 1878 году на войско распространен устав о воинской повинности войска Донского, и одновременно издано новое положение о военной службе казаков Забайкальского войска35.

В 1873 году 72-й резервный пехотный батальон из Иркутска перевели в Благовещенск и преобразовали в 72-й Благовещенский губернский батальон36. В 1876 г. губернские батальоны, уездные, этапные и постовые команды по всей России переименовали в местные батальоны и команды. В Восточно-Сибирском военном округе в местные были переименованы 52-й Красноярский, 53-й Иркутский, 72-й Благовещенский губернские батальоны, Николаевская крепостная команда, а также все уездные, этапные и постовые команды37.

В 1879 году, в связи с выходом нового Положения о военной службе казаков, коренной реорганизации подверглось Амурское казачье войско. Одновременно с этим в Амурском войске, как и Забайкальском, с 1879 года стал применяться устав о воинской повинности войска Донского (1875 г.)38.

Администрацией Восточной Сибири был принят ряд мер по увеличению населения и созданию новых поселков в важнейшем Южно-Уссурийском крае. В 1879 году 391 казачья семья (2615 человек) Уссурийского казачьего округа переселилась на территорию Ханкайского округа и образовала здесь 9 новых поселков39.

Таким образом, в период после середины 60-х и до конца 70-х годов XIX века состав сухопутных сил на Дальнем Востоке изменился незначительно. К концу 70-х годов на Дальнем Востоке имелись уже шесть линейных батальонов, одна артиллерийская бригада, части Николаевской крепостной артиллерии, один местный батальон, одна конная казачья сотня, несколько местных команд, а также Амурское казачье войско и Якутский пеший городовой казачий полк.

С конца 1870-х годов значение Дальнего Востока в общей системе обеспечения безопасности Российского государства стало возрастать. Это было обусловлено усилившейся экспансией западных держав, США и Японии на тихоокеанском побережье Азии, а также угрозой войны с Китаем из-за территориальных споров в Центральной Азии («кульджинский вопрос»). В связи с этим в начале 80-х годов на Дальнем Востоке был осуществлен комплекс мер, основными из которых являлись: изменения в административном устройстве и управлении Приморской области и образование Владивостокского военного губернаторства; увеличение состава войск в Приморской области; усиление обороны и вооружение мощной артиллерией укреплений Владивостока; усиление обороны Николаевска; усиление охраны русско-китайской границы в Южно-Уссурийском крае и др.

В 1880 году произошли изменения в административном устройстве Приморской области. Из ведения главного командира портов Восточного океана изъяли гражданское управление областью и командование сухопутными войсками, одновременно была учреждена должность военного губернатора и командующего войсками Приморской области с резиденцией в Хабаровке, возведенной в степень города. Этим же актом из полуострова Муравьева-Амурского и острова Русский образовали Владивостокское военное губернаторство, в котором вся гражданская и военная власть была предоставлена главному командиру портов, получившему статус военного губернатора40.

Начиная с 1880 года происходит увеличение войск в Южно-Уссурийском крае Приморской области. Во Владивостоке формируются Восточно-Сибирская саперная рота41, а также крепостное артиллерийское управление и крепостная артиллерийская рота, хотя официально статус крепости Владивостоку ещё не был присвоен 42.

B этом же году из 2, 3, 4 и 5-го Восточно-Сибирских линейных батальонов были сформированы 1–4-й Восточно-Сибирские стрелковые батальоны. Из оставшихся линейных батальонов 1-й сохранил свое название, а 6-й был переименован в 4-й Восточно-Сибирский. Дополнительно к ним были образованы два новых линейных батальона: 2-й Восточно-Сибирский из 72-го Благовещенского местного батальона, а 3-й Восточно-Сибирский сформирован вновь. В 1882 г. вновь был сформирован 5-й Восточно-Сибирский линейный батальон.

В 1881 году Уссурийскую казачью конную сотню изъяли из ведения Главного правления казачьих войск и передали в состав регулярной кавалерии, переименовав её в Уссурийскую конную сотню43. В 1883 г. в Южно-Уссурийском крае была сформирована ещё одна конная сотня. В связи с этим бывшую Уссурийскую конную сотню переименовали в 1-ю Уссурийскую, а вновь образованную назвали 2-й Уссурийской44.

В 1883 г. войска в Южно-Уссурийском крае были усилены четырьмя стрелковыми батальонами: 6-й был образован из 4-го линейного, а три (5, 7, 8-й Восточно-Сибирские) – сформированы вновь. Кроме того, бывший 5-й Восточно-Сибирский линейный батальон был переименован в 4-й линейный. В последующем все стрелковые батальоны свели в две стрелковые бригады (1-ю и 2-ю Восточно-Сибирские)45. В Восточно-Сибирской артиллерийской бригаде в 1883 году была сформирована ещё одна горная батарея, и всего в бригаде стало четыре батареи: две лёгкие и две горные46.

Таким образом, в 1880-1883 гг. сухопутные силы на российском Дальнем Востоке подверглись значительным изменениям. К началу 1884 года здесь имелось две стрелковые (8 батальонов) и одна артиллерийская бригады, четыре линейных батальона, две конные сотни, сапёрная рота, ряд местных команд, а также учреждения артиллерийского, интендантского и военно-медицинского ведомств. Казачьи войска здесь представляли Амурское казачье войско и Якутский пеший городовой казачий полк, а крепостные были представлены Владивостокской и Николаевской крепостной артиллерией.

Международная обстановка, складывавшаяся на Тихом океане с конца 1870-х годов, вызвала также необходимость в укреплении аппарата управления на Дальнем Востоке и придания ему большей самостоятельности.

20 мая 1884 года император Александр III утвердил «Положение об образовании из Восточно-Сибирского военного округа двух военных округов – Иркутского и Приамурского»47 и 16 июня – «Положение об образовании Приамурского генерал-губернаторства»48. Этими законодательными актами на Дальнем Востоке Российской империи впервые учреждался самостоятельный региональный аппарат управления. Административным центром нового генерал-губернаторства и военного округа был назначен город Хабаровка. В Приамурское генерал-губернаторство вошли Забайкальская, Амурская, Приморская области, Владивостокское военное губернаторство и остров Сахалин. В состав Приамурского военного округа вошли все расположенные на Дальнем Востоке и в Забайкалье регулярные и казачьи войска, а также учреждения артиллерийского, интендантского и военно-медицинского ведомств. В генерал-губернаторстве и военном округе вся полнота власти принадлежала приамурскому генерал-губернатору, являвшемуся одновременно командующим войсками округа и войсковым наказным атаманом приамурских казачьих войск. Руководство округом командующий осуществлял через военно-окружное управление. Оно состояло из военно-окружного совета, окружного штаба, пяти окружных управлений (интендантского, артиллерийского, инженерного, военно-медицинского, военно-ветеринарного) и окружного инспектора военных госпиталей49. В Амурской, Забайкальской, Приморской областях, Владивостокском военном губернаторстве и на острове Сахалин порядок управления войсками остался прежним.

Первым Приамурским генерал-губернатором, командующим войсками Приамурского военного округа и войсковым наказным атаманом Приамурских казачьих войск был назначен командир 13-й пехотной дивизии генерал от инфантерии барон А.Н. Корф.

При образовании Приамурского военного округа в его состав вошли 1-я и 2-я Восточно-Сибирские стрелковые бригады, Восточно-Сибирская артиллерийская бригада, четыре Восточно-Сибирских линейных батальона, Владивостокская и Николаевская крепостная артиллерия, 1-я и 2-я Уссурийские конные сотни, Восточно-Сибирская сапёрная рота, Забайкальское и Амурское казачьи войска. Строевую службу от казачьих войск в это время несли: от Забайкальского – конный полк, два пеших батальона, две конные батареи; от Амурского – две пешие и две конные сотни50.

Таким образом, в период с конца 40-х и до середины 80-х годов XIX века сухопутные силы на российском Дальнем Востоке получили довольно значительное развитие. Начало этому было положено мероприятиями, связанными с решением «амурского вопроса». Реформирование местного военного управления и образование в 1865 году Восточно-Сибирского военного округа несколько улучшило руководство войсками на востоке страны, однако не позволило значительно повысить его оперативность по причине значительной удаленности войск, расположенных на Дальнем Востоке, от основного административного центра Восточной Сибири – Иркутска. Учреждение на Дальнем Востоке в 1884 году самостоятельного регионального аппарата военного управления привело к формированию здесь достаточно четкой системы руководства войсками. Тем самым была открыта новая страница истории войсковых сухопутных сил России на Дальнем Востоке.


Валерий ПЕТРЕНКО.


1ПРИМЕЧАНИЯ
 Полное собрание законов Российской империи (ПСЗРИ) 1-е собр. Т. XXXVIII. № 29124. С. 342-394.

2 Генерал-губернатор Восточной Сибири (1847-1861) Н.Н. Муравьев в 1858 г. за заключение Айгуньского договора с Китаем получил почетный титул «граф Амурский».

3 ПСЗРИ. 2-е собр. (2ПСЗРИ). Т. XXIV. Отд. 1. № 23402. С. 549.

4 Там же. Т. XXVI. Отд. 2. № 25281. С. 389, 390; Т. XXXII. Отд. 1. № 31462. С. 103.

5 Там же. Т. XXIV. Отд. 1. № 23402. С. 549.

6 Там же. Т. XXVI. Отд. 1. № 25039. С. 186-204; № 25324. С. 428-433.

7 Кабанов П.И. Амурский вопрос. Благовещенск: Амурское кн. изд., 1959. С. 99.

8 ПСЗРИ. Т. XXVI. Отд.1. №. 25394. С. 476-480; Отд. 2. № 25671. С. 62-63.

9 Беспрозванных Е.Л. Приамурье в системе русско-китайских отношений. XVII – середина XIX в. М.: Наука, 1983. С. 162; Кабанов П.И. Указ. соч. С. 159, 164.

10 Кабанов П.И. Указ. соч. С. 166-168; Богданов Р.К. Воспоминания Амурского казака о прошлом с 1849 по 1880 год. // Записки Приамурского отдела Российского императорского Географического общества. Хабаровск, 1900. Т. V. Вып. III. С. 20, 21.

11 Венюков М.И. Воспоминания о заселении Амура в 1857-1858 гг. / Путешествия по Приамурью, Китаю и Японии. Хабаровск: Кн. изд., 1970. С. 33-35, 63, 64.

12 Аюшин Н.Б. и др. Владивостокская крепость. Владивосток: Дальнаука, 2006. С. 15; Владивосток. Сборник исторических документов (1860-1907 гг.). Владивосток: Прим. кн. изд., 1960. С. 17-19.

13 2ПСЗРИ. Т. XXXI. Отд. 1. № 31080. С. 959-965.

14 Там же. Т. XXXIII. Отд. 2. № 33862. С. 452-457.

15 Там же. Т. XXXV. Отд. 2. № 36459. С. 517-524; Унтербергер П.Ф. Приморская область 1856-1898 гг.: Очерк. СПб., 1900. С. 1.

16 Кабузан В.М. Как заселялся Дальний Восток (вторая половина XVII – начало XX вв.). 3-е изд. Хабаровск, 1976. С. 60, 186.

17 В 1891 г. на Амурском утесе в Хабаровске был установлен памятник Н.Н. Муравьёву-Амурскому работы академика А.М. Опекушина, демонтированный в 1925 г. В 1992 г. восстановлен по модели ваятеля Л. Аристова.

18 2ПСЗРИ. Т. XXXII. Отд. 1. № 32027. С. 571-575.

19 Там же. Т. XXXIII. Отд. 2. № 33947. С. 554.

20 Там же. Т. XXXIII. Отд. 2. № 33882. С. 474-475.

21 Там же. Т. XXXIII. Отд. 2. № 33988. С. 585, 586; Т. XXXV. Отд. 1. № 35857. С. 666-690.

22 Там же. Т. XXXVI. Отд. 1. № 36984. С. 733; Т. XXXVI. Отд. 2. № 37484. С. 354-355.

23 Там же. Т. XL. Отд. 1. № 42369. С. 874-875; Там же. № 42452. С. 930.

24 Там же. Отд. 3. Прил. к № 42369. С. 284.

25 Получила наименование Сибирской после переноса главной базы флотилии из Петропавловска в Николаевский порт.

26 В 1856 г. для управления Сибирскою флотилией и портами Восточного океана в штабе войск Восточной Сибири образовано управление по морской части. (см.: 2ПСЗРИ. Т. XXXI. Отд. 1. № 31082. С. 966).

27 2ПСЗРИ. Т. XXXI. Отд. 1. № 31080. С. 959; № 31081. С. 965, 966.

28 Там же. Т. XL. Отд. 1. № 42368. С. 851-874.

29 Там же. № 42369. С. 874-875.

30 Штат управления Восточно-Сибирского военного округа. (см.: 2ПСЗРИ. Т XL. Отд. 3. Приложение к № 42368. С. 271-275).

31 2ПСЗРИ. Т. XLIV. Отд. 1. № 47118. С. 454, 455.

32 Там же. № 46915. С. 285.

33 Там же. № 49259. С. 104.

34 Там же. Т. XLVII. Отд. 1. № 50822. С. 603-611; № 50912. С. 755-757.

35 Там же. Т. LIII. Отд. 1. № 58365. С. 240-252.

36 Там же. Т. XLVIII. Отд. 2. № 52495. С. 112, 113.

37 Там же. Т. LI. Отд. 1. № 55451. С. 20.

38 Там же. Т. LIV. Отд. 2. № 60140. С. 208-218.

39 Максимов А.Я. Наши задачи на Тихом океане. Политические этюды. СПб., 1894. С. 16-17; Кабузан В.М. Указ. соч. С. 82, 88.

40 2ПСЗРИ. Т. LV. Отд. 1. № 60851. С. 209, 210.

41 Там же. № 60857. С. 211.

42 Аюшин Н.Б. и др. Указ. соч. С. 37.

43 2ПСЗРИ. Т. LV. Отд. 1. № 61736. С. 813.

44 Государственный архив Хабаровского края (ГАХК). Инв. № 1346. Л. 7, 16, 25; Сборник главнейших официальных документов по управлению Восточной Сибирью. Иркутск, 1884. Т. VIII. Ч. II. С. 275.

45 ГАХК. Инв. № 1346. Л. 25; Сборник главнейших официальных документов по управлению Восточной Сибирью. Т. VIII. Ч. II. С. 275.

46 ПСЗРИ. 3-е собр. Т. V. № 2801. С. 98; Приложение к № 2801. С. 47-57.

47 Там же. Т. IV. № 2245. С. 305, 306.

48 Там же. Т. IV. № 2324. С. 376-378.

49 Там же. Приложение к № 2245 (штат военно-окружного управления Приамурского военного округа). С. 185-189.

50 ГАХК. Инв. № 1346. Л. 25; Краснознаменный Дальневосточный… Военно-исторический очерк о Дальневосточном военном округе. 4-е изд. Хабаровск: Изд. «Хехцир», 2003. С. 17.
* * *

Автор - полковник ПЕТРЕНКО Валерий Михайлович, начальник отделения научной и военно-исторической работы Оперативного управления штаба дальневосточного военного округа (г. Хабаровск).
В сокращенном варианте материал автора «Развитие сухопутных сил на Дальнем Востоке (конец 40-х – середина 80-х годов XIX века)» был опубликован в «Военно-историческом журнале», №5, 2009, с. 10-15.




База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница