Развитие и пространственная дифференциация трансграничного сотрудничества в балтийском регионе 25. 00. 24 экономическая, социальная и политическая география



Скачать 360.19 Kb.
Дата08.05.2016
Размер360.19 Kb.


На правах рукописи

ЧЕКАЛИНА Татьяна Николаевна
РАЗВИТИЕ И ПРОСТРАНСТВЕННАЯ ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ ТРАНСГРАНИЧНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА

В БАЛТИЙСКОМ РЕГИОНЕ

25.00.24 – экономическая, социальная
и политическая география

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата географических наук

Калининград

2007

Работа выполнена в ФГОУ ВПО «Российский государственный университет имени Иммануила Канта»





Научный руководитель:

доктор географических наук, профессор

Федоров Геннадий Михайлович


Официальные оппоненты:

доктор географических наук, профессор

Шарыгин Михаил Дмитриевич
доктор географических наук, профессор

Бугаев Владимир Константинович







Ведущая организация:

Московский государственный университет им. М.В.Ломоносова (МГУ, г. Москва)

Защита состоится 7 ноября 2007 г. в 17 часов на заседании диссертационного совета Д 212.084.02 при ФГОУ ВПО «Российский государственный университет имени Иммануила Канта» по адресу: 236040, г. Калининград, ул. Университетская, д.2, ауд. 206; e-mail: ecogeography@rambler.ru


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГОУ ВПО «Российский государственный университет имени Иммануила Канта».

Автореферат разослан «5» октября 2007 г.


Учёный секретарь

диссертационного совета Баринова Г.М.




Актуальность темы обусловлена важной ролью трансграничного сотрудничества в повышении конкурентоспособности периферийных приграничных регионов, уменьшения пространственной дифференциации между приграничными и внутренними регионами, с одной стороны, и слабой разработанностью теоретических и методических аспектов изучения механизмов трансграничного сотрудничества, с другой.

Трансграничное сотрудничество особенно усиливается в эпоху глобализации, когда интенсифицируются трансграничные материальные, финансовые и человеческие потоки, снижается барьерная функция государственных границ, что сопровождается формированием сетей неформального и формального взаимодействия между акторами соседних приграничных регионов. Горизонтальные сетевые связи формируют основу для образования новых пространственных форм интеграции (еврорегионов, треугольников роста, коридоров развития, локальных форм трансграничного взаимодействия - трансграничных кластеров, промышленных дистриктов). Тем самым появляется возможность повысить эффективность использования ресурсов как за счет согласования стратегических направлений развития отдельных регионов, так и посредством выработки совместной стратегии действий.

Исследование характера таких связей имеет большое практическое значение. Обычно при их изучении использовались качественные методы, с помощью которых изучались правовая база трансграничного сотрудничества, его тематические направления (охрана окружающей среды, образование, социальная работа, развитие деловых связей и т.д.), механизмы реализации программ поддержки трансграничного сотрудничества. Разработанная и апробированная автором методика основывается на принципах теории сетей и лежащем в ее основе математическом инструментарии теории графов, позволяющем рассчитать ряд параметров сети – интенсивность связей, централизацию связей, плотность сети и т.д. На этой основе обеспечиваются количественные критерии оценки интенсивности и направлений сотрудничества, выделения и типологии регионов трансграничного сотрудничества разного иерархического уровня, определяются актуальные направления развития сетевого взаимодействия.

Трансграничная кооперация активно осу­ществляется в Балтийском макрорегионе. С участием СССР в 1974 г. была подписана Конвенция по охране морской природной среды района Балтийского моря (Хельсинкская Конвенция). Постепенно тематика сотрудничества расширилась, и в настоящее время в качестве цели макрорегионального сотрудничества рассматривается содействие устойчивому развитию, что предполагает достижение компромисса между двумя, казалось бы, противоположными целями: «развитие – прогресс – рост» и «стабильность – безопасность – окружающая среда».

В течение последних 10-15 лет в Балтийском регионе возникла плотная сеть горизонтальных связей и контактов, обеспечивающая взаимодействие между отдельными организациями и правительственными программами, органами местного самоуправления и негосударственными организациями. Балтийский регион из физико-географического понятия, подразумевающего акваторию Балтийского моря и территорию бассейна рек, впадающих в него, становится также экономико- и социально-географическим понятием, предполагающим определенную социально-экономическую общность. Балтийский макрорегион в соответствии с документом «Видение картины будущего и стратегии в регионе Балтийского моря – ВАСАБ 2010» (1994 г.) определен в качестве зоны совместного пространственного планирования и развития, в котором участвуют 11 стран.

Активные участники трансграничного сотрудничества на Балтике – регионы Северо-Западного федерального округа РФ (в особенности Санкт-Петербург и Калининградская область). В то же время потенциал такого взаимодействия используется далеко не полностью. Более глубокое изучение трансграничной кооперации должно стать основой для формирования механизмов совершенствования политики приграничного сотрудничества на национальном уровне, определения стратегических направлений и разработки инструментов взаимовыгодной кооперации между приграничными регионами России и Евросоюза.



Объект исследования – Балтийский макрорегион, включая полностью территории Швеции, Дании, Финляндии, Эстонии, Латвии, Литвы, Польши и, частично, России, Германии, Норвегии и Белоруссии.

Предмет исследования – географические особенности трансграничного сотрудничества в Балтийском регионе и сетевых связей, возникающих между участниками сотрудничества.

Цель диссертации заключается в выявлении закономерностей возникновения, развития и пространственной дифференциации трансграничного сотрудничества в Балтийском регионе.

Реализация поставленной цели потребовала решить следующие основные задачи:

1. Уточнить содержание понятий «трансграничное сотрудничество», «приграничный регион» и «трансграничный регион».

2. Изучить сетевой характер становления и развития новых пространственных форм международной экономической интеграции.

3. Разработать методику исследования и количественной оценки трансграничного сотрудничества на основе теоретических положений концепции территориальных систем, принципов теории сетей и применения методов статистического анализа; апробировать предложенную методику на примере данных о реализации проектов в рамках третьего этапа программы соседства «Интеррег в Балтийском регионе».

4. Выявить пространственные особенности и дать оценку тенденциям развития трансграничного сотрудничества в Балтийском регионе.

5. Охарактеризовать участие регионов Северо-Запада России в процессе трансграничного сотрудничества, выявить возможности повышения эффективности данного процесса.

Теоретическая и методологическая база диссертации – научные идеи и концепции отечественной и западной социально-экономической географии и региональной науки: понятия «трансграничный регион» и «трансграничный регионализм» (В.С. Бильчак, Н.М. Межевич,
М.Ю. Шинковский, Б. Ван дер Вельде, Д. Скотт, Д. Хакли), «новые пространственные формы международной экономической интеграции» (Н.В. Каледин, В.А. Колосов, Ю.А. Лепешков, Л. Ларуш, М. Перкман,
Д. Пратт) и лежащие в их основе теории экономического районирования и комплексообразования (восходящие к работам Н.Н.Баранского и
Н.Н. Колосовского).

Разработка методики изучения трансграничного сотрудничества основана на положениях теории систем и перекликающейся с ней теории сетей (И.В. Блауберг, Г.В. Градосельская, С.С. Кичев, А.Н. Олейник,


С.И. Паринов, А.Е. Шадрин, Л. Берталанфи, К. Йонсон, О. Ланге,
Я. Морено, Г. Торнквист, С. Тэгил). Феномен трансграничной регионализации в работе рассмотрен с позиций концепции глобализации и связанного с ней понятия «сетевого общества» (А.П. Клемешев,
А.Е. Кузич, М.В. Стержнева, О. Андерссон, М. Буос, М. Кастельс,
П. де Кок, Куревар, Лубберс, М. Марчанд, Б. Хеттне, Т. Шоу). Применительно к Балтийскому региону особое значение имеют работы Ю.М. Зверева, Н.В. Каледина, В.С. Корнеевца, Е.В.Краснова, Е.Г. Кропиновой, Н.М. Межевича, С.И.Зотова, Г.М. Федорова,
Т. Пальмовского, Л. Ридена, Ф. Тасинари.

В качестве информационной базы исследования использованы отчеты о реализации проектов, выполнявшихся по программам Интеррег и Тасис, отчеты о деятельности межправительственной комиссии по пространственному планированию стран Балтийского региона


(ВАСАБ 2010), отчеты, подготовленные экспертами Балтийского форума развития. Использованы разнообразные российские и зарубежные статистические и картографические источники, действующая нормативная правовая документация в сфере приграничного сотрудничества. В процессе выполнения работы применялись сравнительно-географический, картографический и статистические методы, а также методы теории графов. Для обработки данных о трансграничных связях с использованием методов теории графов в рамках работы был разработан специализированный программный пакет «Балтийские сети» с функциями ГИС.

Научная новизна.

1. Уточнено понятие «трансграничное сотрудничество», рассматриваемое в качестве одной из форм трансграничного взаимодействия, выявлены его субъекты и возникающие в ходе их взаимодействия связи. Охарактеризованы связи, присущие взаимодействию приграничных регионов разных типов (отчужденных, сосуществующих, взаимозависимых, интегрированных) в зависимости от типа внешних связей (связи центр-периферия, связи приграничных регионов данной страны, связи центров двух стран, трансграничные связи регионов).

2. Выделены типы трансграничных территорий (зона конфликта или отчуждения, зарождающийся трансграничный регион, потенциальный трансграничный регион, действующий трансграничный регион), которые могут существовать на различных географических уровнях – трансграничные микрорегионы, мезорегионы и макрорегионы – в зависимости от географического уровня участвующих в них приграничных регионов.

3. Выявлены особенности установления вертикальных и горизонтальных связей различных типов в приграничных регионах применительно к условиям рыночной экономики.

4. Предложена и апробирована методика исследования процессов трансграничного сотрудничества на примере международных проектов с использованием методов теории графов, картографических и статистических (корреляции, кластеризации, дискриминантного анализа) методов.

5. На основе данных об активности участия в процессе трансграничного сотрудничества выполнено районирование Балтийского макрорегиона и предложена классификация выделенных субрегионов.

6. Определено место регионов Северо-Запада России в процессе трансграничного сотрудничества с учетом результатов изучения трансграничных связей в рамках проектов третьего этапа программы соседства «Интеррег в Балтийском регионе», выявлены особенности, существующие недостатки и потенциальные возможности углубления взаимовыгодного сотрудничества на данной территории, даны рекомендации органам власти субъектов Северо-Запада РФ по реализации этих возможностей.

Положения, выносимые на защиту.

1. Понятие «трансграничное сотрудничество» автор предлагает рассматривать как особую, относящуюся к процессу управленческой деятельности форму трансграничного взаимодействия, представляющую собой согласованную деятельность разнообразных акторов соседствующих административных регионов и муниципалитетов разных стран по развитию между ними двусторонних и многосторонних связей и сопровождающуюся созданием институтов координации и содействия развитию трансграничных связей, на основе которых могут формироваться трансграничные регионы макро-, мезо- и микроуровня.

2. Методика исследования процессов трансграничного сотрудничества, предложенная и апробированная автором, позволила выделить в Балтийском макрорегионе 3 функциональных субрегиона, характеризующихся высокой интенсивностью внутренних взаимосвязей – Юго-Западный, Среднебалтийский и Северный, а также гомогенный Юго-Восточный субрегион с менее развитыми связями. Обоснованы узлы развития трансграничного сотрудничества на Балтике – Дания, Земля Мекленбург-Форпоммерн (ФРГ), Южная Финляндия и Южная Швеция, а также наиболее активные мезорегионы-реципиенты трансграничных инициатив - Эстония, Литва, Латвия и Поморское воеводство Польши

3. Наиболее активные российские мезорегионы – Санкт-Петербург и Калининградская область, однако административные, институциональные и финансовые ограничения не позволяют им в полной мере использовать потенциал своего геополитического положения.

4. Для повышения эффективности участия российских мезорегионов в сотрудничестве на Балтике, по мнению автора, необходимо разработать стратегии его развития для каждого мезорегиона в отдельности и для Северо-Западного федерального округа в целом, обеспечить институциональное развитие системы поддержки трансграничного сотрудничества (в том числе взаимодействия между российскими мезорегионами), создать инструменты частичного и полного финансирования участия в трансграничном сотрудничестве. Приоритетные направления сотрудничества – участие в транспортных коридорах, инновации и охрана окружающей среды.

Практическая значимость. Результаты диссертации использованы при разработке Стратегии трансграничного сотрудничества в сфере культуры между Калининградской областью РФ и соседними воеводствами Польши, часть результатов передана для внедрения в программу ВАСАБ-2010. Выводы автора о современной ситуации и перспективных направлениях сотрудничества также использовались при разработке проектных предложений и реализации проектов по темам: «Российская Балтика: приграничное сотрудничество и миграция населения», «Создание биполярного пространства научных исследований Калининград-Клайпеда», «Сотрудничество между городами и сельскими территориями как двигатель регионального развития в Юго-Восточной Балтике», «Окно: Восток-Запад», «Территория заливов: культурные и исторические перекрестки народов юго-восточной Балтики». Отдельные положения работы могут найти применение в ходе совершенствования программных документов по развитию трансграничного сотрудничества в Балтийском регионе, а также при планировании территориального развития приграничных регионов России.

Апробация работы. Основные положения диссертации докладывались и обсуждались на международных научно-практических конференциях «Российская Балтика: приграничное сотрудничество и миграции населения» (Калининград, 2004), «Развитие трансграничного сотрудничества между Калининградской областью России и северными воеводствами Польши» (Калининград, 2005; Гдыня, 2005), «Человеческие ресурсы – основной фактор регионального развития» (Клайпеда, 2006), «Программные и стратегические документы как инструмент региональной политики» (Калининград, 2007). По теме диссертации опубликовано
9 работ (в том числе одна – в журналах перечня ведущих рецензируемых научных журналов и изданий), из них 3 за рубежом.

Объем и структура работы. Диссертация изложена на 158 страницах и состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка, включающего 167 наименований, приложения. Работа содержит
18 рисунков и 10 таблиц.

В первой главе уточнено содержание понятий «приграничный регион» и «трансграничный регион», «трансграничное сотрудничество», выявлена специфика связей для приграничных регионов разных типов, подробно рассмотрены различные пространственные формы международной экономической интеграции (еврорегионы, треугольники роста, коридоры развития и другие), изучены применимые к феномену трансграничного сотрудничества теоретические и методологические положения теории систем и теории сетей, уточнена роль глобализации в развитии межрегиональных и трансграничных связей.

Во второй главе подробно рассматриваются современные процессы трансграничной регионализации в Балтийском регионе, предложена и обоснована методика изучения трансграничного сотрудничества с использованием сетевого подхода на примере международных проектов, на основе полученных результатов предлагается классификация регионов, являющихся частью Балтийского макрорегиона, с точки зрения их активности в процессе трансграничного сотрудничества.

Третья глава посвящена изучению трансграничного сотрудничества с участием Северо-Западного федерального округа Российской Федерации, выявлению особенностей вовлечения российских регионов в процесс формирования Балтийского макрорегиона, изучению существующих недостатков и выявлению потенциальных возможностей для углубления взаимовыгодного сотрудничества на данной территории.


ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ И РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
1. Приграничные регионы – особый тип регионов, развитие которых определяется функциональным дуализмом границы, сочетающей функции барьерности и контактности. В ходе изучения существующих типов приграничных регионов установлена зависимость между характером и интенсивностью связей между соседними регионами двух стран и принадлежностью приграничного региона к одному из четырех типов (отчужденному, сосуществующему, взаимозависимому или интегрированному). На этой основе были выделены различные типы трансграничных территорий – зона конфликта или отчуждения, зарождающийся трансграничный регион, потенциальный трансграничный регион, действующий трансграничный регион (рис. 1).

Территория соседствующих регионов, связи между которыми отсутствуют в силу военных действий, политических дис­путов, сильных националистских тенденций, идеологической или религиозной вражды, культурных различий или этнического со­перничества, формируют зону конфликта или отчуждения. Пример такой территории на Балтике до воссоединения Германии – соседние земли Шлезвиг-Гольштейн и Мекленбург-Форпоммерн.

Сосуществующие приграничные регионы (характеризу­ющиеся некоторой степенью экономического и культурного взаимо­действия) формируют потенциальный (граница между Россией и Китаем) или зарождающийся (граница между Россией и ЕС) трансграничный регион. Именно к зарождающимся трансграничным регионам относятся еврорегионы «Балтика» и «Карелия» - наиболее эффективно работающие территории сотрудничества с участием российских регионов. Такие территории могут в перспективе развиваться как многополярные регионы-мосты, характеризу­ющиеся вы­сокой внутрирегиональ­ной доступностью и развитием материальных и нематери­альных потоков. Интен­сив­ное сетевое сотрудничество на всех уровнях и наличие об­щей стратегии развития обусловливает синергетический эф­фект, по­скольку разделение труда и использова­ние общего ре­зерва ре­сур­сов, знаний и информации обес­печивают повышение эф­­фективно­сти и диверсификацию предос­тавляемых услуг.

Рис 1. Схема внешних связей приграничных регионов


Действующий трансграничный регион может формироваться как между взаимозависимыми, так и интегрированными приграничными регионами. Территории вдоль границы между старыми государствами-членами ЕС (еврорегионы Орезунд или Еврорегио), между старыми и новыми государствами-членами ЕС (немецко-польский еврорегион «Про Европа Виадрина») могут рассматриваться как действующие трансграничные регионы. Интенсивность материальных и нематериальных потоков здесь находится на высоком уровне, но характер взаимоотношений между взаимозависимыми приграничными территориями нередко характеризуется доминированием одной из участвующих сторон, что является следствием неравенства в социально-экономическом развитии соседствующих регионов. Интегрированные трансграничные регионы, как правило, характеризуются прозрачностью границ и высокой интенсивностью взаимодействия (нередко даже более высокой, чем между приграничными регионами и внутренними регионами своего государства).

Трансграничные регионы, в зависимости от иерархического уровня участвующих в них приграничных регионов, могут формироваться на различных территориальных уровнях. Так, если участниками зарождающегося или действующего трансграничного региона являются соседствующие муниципалитеты, такая территория сотрудничества обозначается как трансграничный микрорегион (например, еврорегион «Лына-Лава» на границе между Калининградской областью и Польшей, или еврорегион «Орезунд»). Если сотрудничество развивается между административными регионами стран-соседей, такую трансграничную территорию следует относить к мезоуровню (еврорегион «Балтика»). Балтийский регион, участниками которого являются целые страны или включающие несколько административных регионов территории государств, также является зарождающимся трансграничным макрорегионом.

2. Глобализация – это основополагающий процесс для формирования как крупных региональных блоков (макрорегионов), так и трансграничных территорий сотрудничества более низкого иерархического уровня. По мере возрастания масштабов глобализации изменялись характер и интенсивность связей между центральными, внутренними и приграничными регионами соседних стран.

В доглобализационный период в условиях административно-командной, плановой экономики между центральным регионом и остальными регионами страны существует строгая иерархия вертикальных связей (связей субординации). Объемы материальных и нематериальных потоков более интенсивны между центром и близлежащими внутренними регионами, менее интенсивны между центральным регионом и периферийными приграничными регионами. Центр выполняет функцию распределения потоков между остальными регионами страны.

В условиях рыночной экономики регионы сами выстраивают взаимосвязи с другими регионами в пределах своей страны, при этом между центральным регионом и остальными регионами страны существуют как вертикальные, так и горизонтальные связи. В обоих случаях соседние приграничные регионы разных стран друг с другом не взаимодействуют, однако выполняют функцию обслуживания потоков между центральными регионами своих стран.

В условиях глобализации появляются новые сильные игроки, действующие на наднациональном уровне – ТНК в экономической сфере, международные организации в политической и социальной сферах, которые выстраивают собственную структуру связей с различными регионами, входящими в сферу их интересов. Интенсивность межрегиональных и международных связей усиливается. В условиях увеличения транзитных потоков повышается значимость обслуживающих их приграничных регионов. Приграничные регионы, с одной стороны, наделяются правом развивать связи с соседними приграничными регионами других государств (в рамках своей компетенции), с другой стороны, формируют институты, позволяющие развивать эти связи.

3. Трансграничное сотрудничество как одна из форм трансграничного взаимодействия (включающая также производственную кооперацию, торговлю, туризм, дипломатические связи, взаимодействие по вопросам безопасности) представляет собой совокупность двусторонних и многосторонних связей между органами власти, хозяйствующими субъектами, общественными организациями и населением приграничных регионов двух и более стран. Связи, возникающие и развивающиеся в ходе трансграничного сотрудничества, способствуют углублению других форм трансграничного взаимодействия.

Отличительная особенность трансграничного сотрудничества – региональный характер данного процесса: в отличие от традиционной системы внешних связей, реализуемой в целях обеспечения национальных интересов на высшем государственном уровне, трансграничное сотрудничество осуществляется на уровне регионов и даже локальных сообществ (муниципалитетов) соседних территорий, разделенных государственной границей.

Трансграничное сотрудничество реализуется в рамках таких форм, как локальные приграничные контакты, двусторонние договорные отношения между соседними территориями, создание устойчивых сетевых образований в виде ассоциаций, форумов, еврорегионов и т.д., а также в виде текущей деятельности по различным направлениям в рамках совместных проектов. При этом трансграничное сотрудничество выступает как управленческая деятельность, направленная на создание условий для развития других форм трансграничного взаимодействия, новый вид региональных общественных услуг в рамках кооперации правительственных и неправительственных структур соседних регионов граничащих государств.

4. В работе трансграничное сотрудничество изучается с использованием математического инструментария теории графов. Сети сотрудничества представляются в виде графа, узлами которого являются организации (органы власти, вузы, неправительственные организации, частные компании и т.д.), участвующие в различных формах трансграничного сотрудничества (в рамках договоров о сотрудничестве, в качестве участников трансграничных ассоциаций или еврорегиональных образований, в рамках проектов трансграничного сотрудничества и т.д.), а ребрами – связи между этими организациями.

Проекты трансграничного сотрудничества – это сети, создаваемые на временной основе с определенной целью. Нередко проекты реализуются в рамках уже действующей постоянной сети. С другой стороны, успешно реализованный проект может трансформироваться в неформальную или формальную сеть.

Каждый проект представляется в виде графа (рис. 2). Один из проектных партнеров (узлов графа) выступает в качестве главного партнера (как правило, им становится организация, которая инициировала реализацию проекта и несет ответственность за координацию проектных мероприятий).



Рис. 2. Представление трансграничных проектов в виде графа


Граф, представляющий собой систему графов отдельных проектов, позволяет изучить связи между организациями, участвующими в сотрудничестве. На основе данного графа строятся графы, описывающие связи между узлами более высоких уровней – населенными пунктами, регионами, странами или группами стран. Рассчитав число повторных связей между узлами, можно присвоить весовое значение ребрам графа.

Используя методы теории графов, можно выявить наиболее «активные» узлы сети, рассчитать плотность связей и выявить наиболее сильные связи (ребра с наибольшим весовым значением) в сети.

Предложенная блок-схема исследования трансграничного сотрудничества на примере международных проектов (рис. 3) включает следующие основные компоненты: база данных, содержащая информацию о проектах, организациях-партнерах и местоположении городов и регионов на карте; выборка проектов, расчет на ее основе показателя центральности (активности в трансграничном сотрудничестве) объектов различного иерархического уровня и выделение кластеров, изучение статистики графа (тематических направлений проектов и типов организаций-участников); построение графа, расчет на его основе интенсивности связей и плотности сети и изучение географии связей; выбор характеристик объектов, являющихся потенциальными факторами влияния и установление взаимосвязей между данными характеристиками и значениями параметров анализируемого графа.

4. Апробация предложенной методики позволила классифицировать территории, являющиеся частью Балтийского макрорегиона, на основе активности их участия в процессе трансграничного сотрудничества с учетом и без учета численности населения. Анализ был осуществлен с использованием программного пакета ГИС (геоинформационной системы) «Балтийские сети», разработанного в рамках данного исследования, на основе изучения 137 проектов, принятых к реализации в рамках программы соседства «Интеррег в Балтийском регионе», направленной на поддержку трансграничного сотрудничества.

Низший географический уровень участия в трансграничном сотрудничестве на Балтике – крупные города или муниципальные образования – как приграничные, так и внутренние. Этот уровень обозначен как микрорегион.

Для целей исследования введена укрупненная территориальная единица – мезорегион. При выделении мезорегионов основным критерием было обеспечение сопоставимости при сравнительном анализе. С этой целью в качестве мезорегионов в Российской Федерации и Белоруссии использованы административно-политические регионы соответствующих стран (области, края, республики). Для стран, входящих в Евросоюз, использовалось деление регионы для целей статистики, при этом в качестве мезорегионов приняты статистические регионы второго уровня (NUTS2). Для Норвегии использовано выделение регионов, сопоставимых со статистической классификацией Евросоюза.

В программе участвовали 1805 организаций из 639 городов Балтийского региона. Наиболее активными участниками трансграничных

Рис. 3. Блок-схема исследования процессов трансграничного сотрудничества


на примере международных проектов

проектов являются органы власти всех уровней (более 40% от организаций-партнеров проектов программы). 107 организаций-партнеров сами являются сетевыми структурами (внутрирегиональным, межрегиональным или международным ассоциациям различного профиля, а также секретариатам еврорегионов).

Среди мезорегионов, участвующих в программе, были выделены
4 типа по степени активности в развитии трансграничного сотрудничества (рис. 4). Без учета численности жителей наиболее активными в трансграничном сотрудничестве мезорегионами являются Южная Финляндия и Литва, активными - Дания, Эстония, Латвия, Южная Швеция и земля Мекленбург-Передняя Померания (Германия). 14 мезорегионов (в том числе Калининградская область и Санкт-Петербург) являются менее активными, и к группе наименее активных отнесены 38 мезорегионов.

При учете численности населения к группе наиболее активных мезорегионов были отнесены только Аландские острова (Финляндия) – территория с особым геополитическим положением на Балтике, довольно высокой степенью автономии и зависимостью от развития внешних связей. Калининградская область не меняет своего положения в данной классификации и остается на одном довольно высоком уровне развития трансграничных связей с такими лидерами сотрудничества как Поморское воеводство Польши или Стокгольм.

Санкт-Петербург при учете численности населения переходит в группу наименее активных, что говорит о том, что город далеко не в полном объеме реализует свой экономический и культурный потенциал.

Остальные российские мезорегионы, расположенные на периферии Балтийского макрорегиона, в обоих случаях относятся к группе наименее активных.

Методом дискриминантного анализа установлено, что наибольшее влияние на активность мезорегиона в трансграничном сотрудничестве оказывает фактор его размещения на побережье Балтийского моря. Высоко значение фактора принадлежности мезорегиона к одной из трех групп:
А - наиболее экономически развитых стран, Б - государств, ставших членами ЕС в 2004 г. и С – России и Белоруссии. Меньшее значение имеют факторы размещения мезорегиона вдоль сухопутной границы и размещение в мезорегионе города со столичными функциями.

Правомочен вывод о ключевой роли фактора географического положения территории на активность ее акторов в трансграничном сотрудничестве.

В то же время данная классификация недостаточна для выявления особенностей участия мезорегионов в сотрудничестве. Дополнительная
классификация мезорегионов предлагается на основе анализа двух




S-граф









56 (1)




Наиболее

активные
Активные
Менее

активные
Наименее

активные
Не участвуют в сотрудничестве
Число проектов с участием мезорегиона (инициированных мезорегионом)
Мезорегионы-узлы трансграничного сотрудничества


а) без учета численности населения

б) с учетом численности населения



Рис. 4. Активность регионов в трансграничном сотрудничестве в рамках программы соседства


«Интеррег в Балтийском регионе» на 2000-2006 гг.

показателей – общего числа проектов с участием мезорегиона и числа проектов, инициированных мезорегионом.

К первой группе (высокая активность участия в проектах, большое количество инициированных проектов) отнесены мезорегионы экономически наиболее развитых стран, расположенные на побережье Балтийского моря и выступающие в качестве узловых для развития трансграничного сотрудничества. Эти мезорегионы являются центрами формирования общебалтийской стратегии пространственного планирования макрорегиона.

Ко второй группе (высокая активность участия в проектах при средней или низкой активности в самостоятельном инициировании проектов) отнесены три государства Прибалтики и Поморское воеводство Польши. Эти территории относятся к государствам восточной части Балтийского региона, ставшими членами ЕС после 2004 г., расположены на побережье Балтики, также являются узлами трансграничного сотрудничества, однако преимущественно играют роль реципиентов в силу институциональных и финансовых возможностей.

Третья группа (средняя активность участия в проектах, средний уровень числа инициированных проектов) представлен территориями экономически наиболее развитых стран, граничащими с мезорегионами первой группы. Имея достаточные институциональные и финансовые возможности для самостоятельного продвижения проектов, они, однако, выстраивают более узконаправленную стратегию развития трансграничных связей.

К четвертой группе (средняя активность участия в проектах при отсутствии либо низком количестве самостоятельно инициированных проектов) отнесены только Санкт-Петербург и Калининградская область Российской Федерации. Эти регионы не имеют институциональных и финансовых возможностей для самостоятельной реализации проектов, однако представляют значительный интерес в качестве партнеров, обладая при этом достаточным опытом для участия в проектах в качестве реципиентов. К пятой и шестой группам (низкая активность участия в проектах, низкое количество или отсутствие самостоятельно инициированных проектов) относятся периферийные мезорегионы Норвегии, Германии и Финляндии, большинство мезорегионов Польши и России, вся территория Белоруссии.

Изучение мезорегионов, участвующих в трансграничном сотрудничестве, позволило выделить внутри Балтийского макрорегиона несколько субрегионов (рис. 5). Субрегионами-ядрами, определяющими характер сотрудничества во всем макрорегионе, являются четыре из них: Юго-Западный, Среднебалтийский, Северный и Юго-Западный.

Рис. 5. Субрегионы трансграничного сотрудничества в Балтийском макрорегионе


Основные характеристики трансграничного сотрудничества четырех субрегионов приведены в табл. 1-3.

Юго-Западный субрегион – территория с наиболее высокой степенью экономической, политической и культурной интеграции и наибольшей концентрацией мезорегионов-узлов сотрудничества. Этот субрегион наиболее активно участвует в программе трансграничного сотрудничества в Балтийском регионе. На уровне микрорегионов города Копенгаген и Мальме (первый еврорегион на Балтике – с 1964 г.) сформировали полноценную трансграничную агломерацию. В более широком составе территории субрегиона на протяжении десятилетий в рамках формально закрепленных сетей (территории сотрудничества СТРИНГ, еврорегиона «Четыре угла») развивают взаимодействие внутри субрегиона и выстраивают совместную стратегию продвижения в Балтийском макрорегионе (табл. 1).


Таблица 1

Характеристика связей для субрегионов Балтийского макрорегиона




Субрегион

Связи внутри субрегиона

Связи с соседними мезорегионами

Связи с другими мезорегионами

Юго-Западный

33%

32% (в т.ч. 20% - с Юго-Восточным субрегионом)

35% (в т.ч. 6% - с Южной Финляндией)

Среднебалтийский

41%

22%

36%

Северный

39%

12% (российские мезорегионы)

49%

Юго-Восточный

14%

39% (в т.ч. 20% - с Юго-Западным субрегионом)

46%

Высокой степенью интеграции отличается Среднебалтийский субрегион. Особенность данного субрегиона – развитие взаимодействия между западными и восточными территориями Балтийского макрорегиона.

Сотрудничество в рамках Северного субрегиона получило институциональное закрепление в 1970-х годах, когда был сформирован ряд еврорегионов (комитет Нордкаллотен, Совет Кваркен, комитет Миттнорден). В проектах, инициированных в рамках субрегиона Юго-Восточной Балтики, мезорегионы ориентированы преимущественно на позиционирование своей территории в рамках всего Балтийского макрорегиона.

В Юго-Западном и Среднебалтийском субрегионах основную роль играют местные органы власти, бизнес сообщество и учреждения образования и науки. В Среднебалтийском субрегионе важным актором являются неправительственные организации (за счет участия восточных мезорегионов).

В Северном субрегионе ключевую роль играют региональные органы власти, высоким является уровень участия федеральных органов власти (табл. 2). Особенность Юго-Восточного субрегиона – активное участие сетевых организаций – секретариатов еврорегионов, представительств общебалтийских структур (секретариат ВАСАБ в Латвии, представительства Совета Министров северных стран).
Таблица 2

Акторы трансграничного сотрудничества в субрегионах

Балтийского макрорегиона


Наиболее активные группы акторов сотрудничества

Субрегионы

Юго-Западный

Средне-балтийский

Северный

Юго-Восточный

Федеральные органы власти

4%

7%

15%

3%

Региональные органы власти

10%

13%

21%

22%

Местные органы власти

26%

21%

18%

23%

Агентства регионального развития

3%

2%

1%

3%

Сетевые организации

6%

5%

6%

18%

Бизнес сообщество

23%

18%

19%

15%

Учреждения образования и науки

17%

18%

16%

11%

Учреждения культуры

7%

3%

0%

0%

Негосударственные организации

3%

9%

3%

2%

В качестве отдельного субрегиона выделена территория Юго-Восточной Балтики (Литва, Калининградская область РФ, Поморское и Варминьско-Мазурское воеводства Польши). В проектах, инициированных в рамках данного субрегиона, мезорегионы ориентированы преимущественно на позиционирование своей территории в рамках всего Балтийского макрорегиона. Также были выделены периферийные территории Норвегии, Германии, Польши, России и Белоруссии, в наименьшей степени вовлеченные в трансграничное сотрудничество и преимущественно тяготеющие к взаимодействию с соседними субрегионами.

Особенность Юго-Западного региона – преобладание проектов по тематике пространственного планирования. Большое внимание уделяется развитию информационных и телекоммуникационных технологий. В Среднебалтийском и Северном субрегионах наибольшее значение придается вопросам устойчивого развития и охраны окружающей среды. В Северном и Юго-Восточном субрегионах большую роль играют проекты транспортной тематики (табл. 3).
Таблица 3

Приоритетные направления сотрудничества для субрегионов Балтийского макрорегиона




Приоритетные направления сотрудничества

Субрегионы

Юго-Западный

Средне-балтийский

Северный

Юго-Восточный

Пространственное планирование

57%

43%

67%

80%

Устойчивое развитие

45%

57%

78%

-

Развитие человеческих ресурсов

45%

45%

33%

60%

Информационные и телекоммуникационные технологии

40%

21%

33%

20%

Транспорт и логистика

32%

33%

44%

60%

Охрана окружающей среды

23%

48%

44%

20%

Туризм

32%

17%

22%

40%

Природное, культурное и историческое наследие

23%

14%

22%

-

Инвестиции

17%

21%

22%

-

Сельские территории

15%

10%

-

20%

Энергетика

8%

12%

11%

20%

Инновации

8%

5%

-

20%

Лесное хозяйство

2%

5%

22%

-

Еврорегионы

1%

2%

-

40%

Примечание: некоторые проекты относятся одновременно к двум и более направлениям сотрудничества, поэтому суммирование значений каждой графы превышает 100%.
5. Среди мезорегионов Северо-Западного федерального округа РФ наиболее активными участниками трансграничного сотрудничества в Балтийском регионе являются Санкт-Петербург и Калининградская область. Тематика проектов с участием Санкт-Петербурга и Калининградской области в целом схожа – пространственное планирование, устойчивое развитие, развитие человеческих ресурсов, информационные и телекоммуникационные технологии, транспортная инфраструктура и логистика, охрана окружающей среды, туризм и инвестиции.

Основными партнерами Санкт-Петербурга в проектах выступают организации, представляющие Южную Финляндию и землю Мекленбург-Форпоммерн (Германия). Интенсивные связи в рамках совместной проектной деятельности установлены с Латвией, Эстонией и Стокгольмом. Важнейшими партнерами для Калининградской области являются шведские регионы Южная Швеция, Смоланд и острова, а также земля Мекленбург-Форпоммерн (Германия).

Отличительная особенность Калининградской области – высокая доля участия муниципалитетов в проектах программы соседства «Интеррег в Балтийском регионе».

Новой фазой развития трансграничного сотрудничества с участием Калининградской области стала реализация программы соседства Литва-Польша-Калининградская область РФ. Впервые организации, относящиеся к различным сферам деятельности, расположенные на территории Калининградской области, стали прямыми получателями средств Тасис, минуя посредничество западных партнеров. В то же время далеко не все организации оказались готовы к самостоятельному осуществлению проектов, прежде всего, по причине отсутствия достаточного количества квалифицированных кадров. Организации, которые уже имели опыт финансового участия в трансграничных проектах в составе консорциумов и на практике познакомились с особенностями процедур программы Тасис, гораздо успешнее осуществляют самостоятельное руководство проектами.

Создание общероссийских или межрегиональных программ поддержки участия российских регионов в трансграничном сотрудничестве позволило бы участвовать в международных проектах, затрагивающих общероссийские интересы и соответствующих национальным приоритетам, и без привлечения средств ЕС. Такой механизм мог бы стать значимым инструментов разработки и реализации комплексной стратегии развития отношений в формате Россия-ЕС на всех уровнях, позволил бы снять вопросы об использовании средств Тасис для формирования каналов влияния на российскую периферию, реализовывать российские интересы не только на общегосударственном уровне, но и среди непосредственных участников трансграничного взаимодействия. В то же время неправильным решением будет являться ограничение участия приграничных российских регионов в проектах трансграничного сотрудничества до момента выработки программ национального финансирования. Практика показывает, что участие российских организаций в таких проектах не только оказывает значительных вклад в формирование и совершенствование институциональной инфраструктуры территорий и развитие человеческого потенциала, но и через развитие многоуровневого диалога создает основу для интеграционных процессов во всех сферах деятельности, прежде всего, в рамках Балтийского региона.

6. Сетевой подход, использованный в работе в целях изучения процессов трансграничного сотрудничества (на примере 137 проектов программы сотрудничества в регионе Балтийского моря 2000-2006 гг.), может в дальнейшем применяться для мониторинга и анализа развития трансграничного сотрудничества как в Балтийском регионе в целом, так и в отдельных территориях сотрудничества (например, для программы соседства Литва-Польша-Калининградская область Российской Федерации или в еврорегионе «Балтика»). Дальнейшее совершенствование предложенной методики позволит применять ее для более широкого спектра задач изучения трансграничных потоков – как материальных (грузов и людей), так и нематериальных (финансов и информации).

7. Использование сетевого подхода позволило выявить следующие географические особенности трансграничного сотрудничества в Балтийском регионе:

- в настоящее время в Балтийском регионе идет активный процесс развития сетей формального и неформального взаимодействия между акторами различного уровня и сфер деятельности;

- постоянно активными участниками трансграничного сотрудничества являются местные, региональные и федеральные органы власти. Наблюдается значительный рост и усиление роли неправительственного сектора (учреждения образования и науки, неправительственные организации). Новым типом участников трансграничного сотрудничества являются международные сетевые организации (ассоциации, форумы, еврорегионы и т.д.);

- на первом этапе сотрудничество наиболее активно развивалось в западной части Балтийского региона. Постепенно в результате вступления государств Прибалтики и Польши в Евросоюз, а также совершенствования инструментов грантовой поддержки сотрудничества, начался процесс укрепления связей между западными и восточными регионами (с участием не только новых членов ЕС, но и российских и даже белорусских регионов). Только на современном этапе началось формирование (фактически, восстановление) связей между восточными территориями региона;

- наиболее активной зоной трансграничного сотрудничества в рамках Балтийского региона являются прибрежные территории Южной Балтики.

По итогам диссертационного исследования можно сделать следующие практические рекомендации:

- целесообразно распространить в других российских регионах опыт участия Санкт-Петербурга и Калининградской области в трансграничном сотрудничестве;

- особое внимание следует уделить участию в общебалтийских проектах (ВАСАБ, Балтийское энергетическое кольцо и т.д.);

- для повышения конкурентоспособности российских приграничных регионов требуется расширить их сетевое взаимодействие, взаимную кооперацию в установлении трансграничных связей (в том числе путем создания ассоциации приграничных регионов Северо-Запада России);

- российским субъектам (органам власти, хозяйствующим субъектам, общественным организациям) необходимо активнее участвовать в новых международных программах и проектах: в особенности - инициировать собственные программы и проекты трансграничного сотрудничества в разнообразных сферах (экономика, экология, социальное развитие, трансграничные миграции, безопасность).

- первоочередные задачи, решение которых позволит российским регионам эффективно включиться в процесс трансграничного сотрудничества на Балтике:

- определение ключевых проблем, требующих решений в рамках трансграничного взаимодействия;

- создание финансовых инструментов поддержки участия российских регионов в трансграничных проектах (на первом этапе – фондов софинансирования участия в грантовых программах ЕС, далее – создание собственных программ поддержки участия некоммерческих организаций и органов власти в трансграничных проектах);

- переход от традиционных для российских регионов форм трансграничного сотрудничества (локальных контактов и партнерских соглашений) к полноценному участию в устойчивых сетевых образованиях (прежде всего, еврорегионах) – через совместные проекты;

- самостоятельное инициирование мезорегионами проектов по приоритетным темам: формирование общебалтийского инновационного пространства; развитие транспортных коридоров на Балтике; формирование общебалтийской системы управления ресурсами Балтийского моря; повышение эффективности работы еврорегионов с российским участием.

Публикации автора по теме диссертации




  1. Чекалина, Т.Н. Использование сетевого подхода в методике анализа трансграничного сотрудничества / Т.Н. Чекалина // Вестник Российского государственного университета им. И. Канта. - Вып. 7: Сер. Естественные науки. – Калининград: Изд-во РГУ им. И. Канта, 2007. - С. 92-97 (опубликована в журнале, включенном в перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертации на соискание ученой степени доктора и кандидата наук).

  2. Чекалина, Т.Н. Сетевые структуры как основа трансграничного сотрудничества в Балтийском регионе / В.Н. Кошелев, Т.Н. Чекалина // Регион сотрудничества. Вып. 1 (48). - Калининград: Изд-во РГУ
    им. И. Канта, 2006. - С. 72-94

  3. Чекалина, Т.Н. Устойчивое городское развитие Балтийского региона в контексте современности / Е.Г. Кропинова, Н.А. Цупикова,
    Т.Н. Чекалина // Современные подходы к устойчивому городскому развитию. – Калининград: Изд-во РГУ им. И. Канта, 2005. - С. 5-20.

  4. Чекалина, Т.Н. Формирование трехполюсного приграничного экономически-интегрированного региона-моста Гданьск-Калининград-Клайпеда в контексте расширения ЕС / Т.Н. Чекалина // Российская Балтика: приграничное сотрудничество / Под общ. ред. А.П. Клемешева. – Калининград: Изд-во КГУ, 2004. – Ч. 1. – С. 78-93

  5. Чекалина, Т.Н. Регион и регионализация. Трансграничные регионы. (Подход скандинавских авторов) / Т.Н. Чекалина // Регион сотрудничества. Вып. 17 (42). - Калининград: Изд-во КГУ, 2004. - С. 16-31

  6. Чекалина, Т.Н. «Балтийский мост»: место Калининградской области в модели транспортного сообщения в южной части региона Балтийского моря / В.Н. Кошелев, Т.Н. Чекалина // Вестник КГУ. Вып. 6: Сер. Регионоведение. – Калининград: Изд-во КГУ, 2004. – С. 76-83

  7. Chekalina, T. Transboundary networks as the factor for human resources development in the Baltic sea region / Т. Chekalina // L. Simanskiene,
    G. Burbulyte & K. Katus (Eds.) Human resources – the main factor of regional development, Klaipeda: Klaipeda University, 2007. – P. 86-96

  8. Chekalina, T. Tripolar cross-border gateway region Tricity-Kaliningrad-Klaipeda in the European Spatial Development Prospective context /
    T. Chekalina // M. Pacuk, T.Michalski (Eds.) Coastal Regions 9. Gdansk: University of Gdansk, 2005. – P. 43-57

  9. Chekalina, T. The formation of Tricity - Kaliningrad - Klaipeda tripolar cross-border gateway region of economic integration within EU enlargement context / T. Chekalina. - Master thesis, Stockholm: KTH, 2004. - P. 95

Содержание диссертации

Татьяна Николаевна ЧЕКАЛИНА


РАЗВИТИЕ И ПРОСТРАНСТВЕННАЯ ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ

ТРАНСГРАНИЧНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА В БАЛТИЙСКОМ РЕГИОНЕ

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата географических наук
Подписано в печать ………2007 г. Формат 60х90 1/16

Бумага для множительных аппаратов. Ризограф. Усл.печ.л. 1,5

Уч.-изд.л. 1.2 Тираж 100. Заказ 59
Отпечатано полиграфическим участком издательства

Российского государственного университета имени Иммануила Канта



236041, г. Калининград, ул. А.Невского, 14



База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница