Развитие гармоничного двуязычия



Скачать 143.39 Kb.
Дата01.11.2016
Размер143.39 Kb.

Развитие гармоничного двуязычия

как фактор обеспечения безопасности и развития государства в полилингвальном обществе




Ф.Ф.Харисов (Казань), Ч.М.Харисова (Казань)


Образовательная система древних цивилизаций была связана с функционированием определенного языка, как правило, языка религиозных текстов и произведений литературы, который был недоступен большинству обитателей. В разговорной же речи, то есть в быту, различные народности пользовались своими родными языками, способствуя появлению в дальнейшем национально–государственных образований.

Однако для решения социально–экономических задач государство должно было иметь один общий официальный язык, который способствовал бы объединению народов данной территории. Таким образом, ее жители невольно становились двуязычными. Кроме того, с целью установления дипломатических, культурных, экономических связей с другими государствами изучались классические и иностранные языки. Так, в царской России, например, татарский язык в государственном масштабе начали преподавать еще в первой половине XVIII века, знание его было необходимо как для установления дипломатических отношений с восточными странами, так и для проведения завоевательной политики c тюркскими государствами. «Благодаря находившимся на русской службе татарам, – писал В.Бартольд, – русское правительство для сношений с правительствами мусульманских стран располагало готовыми кадрами переводчиков» [1. С. 182]. И в то же время подавляющее большинство населения России оставалось одноязычным, даже когда некоторая ее часть получала образование на других языках.

Каждый этап развития общества порождает новые социальные проблемы, без решения которых невозможно его гармоничное развитие. Эта закономерность особенно ярко проявляется в наше время – после распада бывшего Советского Союза на отдельные самостоятельные государства, что тесно связано с их национально–языковыми особенностями.

Российская Федерация представляет собой макросоциум, в котором проживает более ста наций и народностей. Поэтому отличительная особенность современной языковой политики обновленной России – ее зависимость от смешанного государственного устройства. Российская Федерация состоит из более 80 национально–государственных, национально–территориальных и территориально–административных образований, объединенных в 7 федеральных округов, что создает различные предпосылки для развития национальных языков и культур. Многие из этих образований, имеющие статус республик, наряду с русским, объявили государственными и свои титульные языки. Так, например, в Татарстане – татарский и русский, Башкортостане – башкирский и русский, в Кабардино–Балкарии – кабардинский, балкарский и русский. В некоторых республиках традиционно основными считаются два или несколько языков: в Марий Эл – горно–марийский и лугово–марийский, Мордовии – мокша и эрзя и др.

В мировой практике благополучным считается языковое законодательство Швейцарии, согласно конституции которой государственными с 1847 г. являются немецкий, французский, итальянский, ретороманский языки и официальными – немецкий, французский, итальянский.

По мнению В.М.Солнцева и В.Ю.Михальченко, с функциональной точки зрения языки Российской Федерации можно представить следующим образом:

«1) язык международного и межнационального общения (русский язык);

2) региональные языки межнационального общения (например, аварский язык в Дагестане);

3) функционально развитые литературные языки (татарский, башкирский, якутский, чувашский и др.);

4) младописьменные языки, получившие письменность в 20–30-е годы, с менее развитыми функциями (например, лезгинский, даргинский, табасаранский, эскимосский, нивхский и др.);

5) новописьменные языки, для которых дорабатывается или создается письменность (алеутский, нганасанский, негидальский, орокский, орочский, ижорский, караимский, удинский, цыганский, шорский, энецкий, саамский, вепский, карельский);

6) бесписьменные языки (например, андийский, каратинский, ахвахский, чамалинский, тиндинский, багвалинский и др.)».

По их же мнению, функционирование национальных языков зависит от численности народа, говорящего на этом языке, способа расселения его носителей, наличия письменности, традиций использования языка в разных сферах общения, степени развития у носителей языка национально–языкового самосознания, социальной потребности в использовании родного языка и культивирования других языков в разных сферах общения (двуязычие или многоязычие) [2. С. 11].

По степени владения языками можно выделить следующие группы носителей языков:

владеющие только государственным языком России – русским;

владеющие государственными языками национальных республик;

владеющие только одним национальным языком;

владеющие несколькими языками (один из которых русский);

владеющие несколькими национальными языками страны, но не владеющие русским языком;

владеющие русским, национальным и иностранным языком;

владеющие многими языками (полиглоты).

Такое разграничение владения языками связано с билингвальным и полилингвальным характером социума.

Следует признать, что если даже все субъекты Российской Федерации будут иметь равные права, то условия и уровень развития языков, культур этих народов будут неодинаковы. Об этом же говорит академик М.З.Закиев: «По степени и широте применения русско–национальное двуязычие вряд ли поднимется до уровня национально–русского двуязычия. Но это не должно помешать гармоничности его применения там, где нужно обеспечить равноправное и свободное функционирование национальных языков» [3. С. 425]. Компактное расселение этносов является благоприятным условием расширения социальных функций языков. Например, в России имеются республики, где титульные нации составляют более 50% населения: Татарстан, Чувашия, Тува. Считаются менее благоприятными (затрудненными) условия для развития языка коренной национальности с явным меньшинством носителей титульного языка. Например, в Карелии карелы составляют всего 10% от общего количества населения.

В целях сохранения и развития безопасности государства требуется безотлагательное решение одной из важнейших, основополагающих проблем межнационального согласия, взаимопонимания между народами в полиэтническом государстве, каковым является Российская Федерация, это гармоничное развитие различных форм двуязычия (многоязычия).

Распад Советского Союза, повышение статуса национальных республик и дальнейший политический курс на равноправное развитие всех народов и наций придает новый импульс государственной безопасности, динамизму межнациональных отношений, практическим воплощением которого, по нашему мнению, является рассчитанная на долговременную перспективу государственная языковая политика. Об этом свидетельствует ст. 68, п. 2 Конституции России: «Республики вправе устанавливать свои государственные языки. В органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях республик они употребляются наряду с государственным языком Российской Федерации» [4. С. 26]. Принятие закона «О языках народов России», а также аналогичных законов в республиках изменило статус национальных языков и создало объективные условия в решении проблемы двустороннего двуязычия. Причем в лингвистике двустороннее двуязычие иногда называют и паритетным, и гармоничным, и социально–эффективным. Под этим понятием подразумевается обеспечение эффективной, социально сбалансированной коммуникации представителей различных этносов в каждой конкретной языковой ситуации.

Практика показывает, что средством межнационального общения, массовой коммуникации в отдельном государстве, республике, регионе выступает язык (языки), несущий функциональную нагрузку, т.е. активно употребляющийся в деятельности государственных органов, общественных учреждений, как средство обучения – в школах и других учебных заведениях, а также в повседневной жизни. В России таковым является русский язык. В этой связи представляется интересным высказывание Р.Б.Сабаткоева: «Знание русского языка – одного из самых богатых и развитых международных языков – дает юному поколению возможность приобщиться к духовным ценностям отечественной и мировой культуры, достижениям науки и техники, способствует еще большему сближению всех наций и народностей нашей страны» [5. С. 3]. Вместе с тем по мере развития гармоничного двуязычия в национальных республиках этот статус могут заиметь и национальные языки, что позволит использовать в качестве средств социального взаимодействия два или несколько языков. Безусловно, основная роль при этом ложится на общеобразовательные школы, которые призваны формировать двуязычную (билингвальную) и многоязычную (полилингвальную) личность.

Как утверждают М.З.Закиев, Л.К.Байрамова, Р.А.Юсупов, явление двуязычия своими корнями уходит в далекое прошлое, которое берет свое начало с первобытно–общинного строя как результат общения первобытных племен. Анализируя историю русско–татарского двуязычия, они выделили шесть периодов:

1. До присоединения Казанского ханства к Русскому государству (IX–XVI вв.).

2. После присоединения Казанского ханства к Русскому государству и до появления в России капиталистических отношений (XVI–XVIII вв.).

3. Конец XVIII века – до Первой русской революции (1905 г.).

4. После Первой русской революции до Великой Октябрьской социалистической революции.

5. После Великой Октябрьской социалистической революции до 90-х годов XX века.

6. С 1990 года по настоящее время [6. С. 31–63].

Развивая мысль этих авторов о периодизации двуязычия в Республике Татарстан, шестой период можно назвать началом возрождения татарского национального языка и культуры, началом становления гармоничного двустороннего двуязычия.

Двуязычие как самостоятельное направление лингвистической науки начали изучать в конце ХIХ в. (1885-1890 гг.), а объектом педагогических исследований оно стало только с середины ХХ века (с 1953 г.). Значительный вклад в разработку теории проблем двуязычия, языкового взаимодействия в условиях контакта русского языка как с национальными языками страны, так и с иностранными внесли исследования известных отечественных лингвистов, психологов, педагогов (В.А.Аврорин, В.А.Артемьев, Э.М.Ахунзянов, И.С.Баскаков, И.К.Белодед, Б.В.Беляев, Е.А.Брызгунова, Е.В.Верещагин, В.В.Виноградов, Л.В.Выготский, ЮД.Дешериев, М.И.Исаев, М.З.Закиев, К.З.Закирьянов, Н.А.Любимова, М.М.Михайлов, И.Ф.Протченко, В.Ю.Розенцвейг, Р.Б.Сабаткоев, Л.Г.Саяхова, Б.Х.Хасанов, К.Х.Ханазаров, Н.Б.Экба, Р.А.Юсупов и др.) и зарубежных ученых (У.Вайнрайх, В.Вильдемек, Ч.Осгуд, М.Сигуан, М.Уэст, Э.Хауген и др.).

Проблема двуязычия и многоязычия является также предметом исследования сравнительно молодой науки – психолингвистики. Вопросы кодирования, декодирования в процессе общения рассматриваются в трудах Н.И.Жинкина, А.А.Леонтьева, Х.Осгуда, Н.Хомского и др. Исследования этих и других ученых, а также многолетний опыт подтверждают, что гармоничное двуязычие – одна из главных возможностей преодоления языковых трудностей между народами, оптимизации и регулирования межнациональных отношений, иначе говоря, обеспечения государственной безопасности страны.

Исследователь по проблеме языковых контактов У.Вайнрайх определил двуязычие как «практику попеременного пользования двумя языками. Лица, осуществляющие эту практику, называются двуязычными или билингвами» [7. С. 22].

По определению В.Ю.Розенцвейга, двуязычие – есть владение двумя (несколькими) языками, а также регулярное переключение с одного языка на другой исходя из ситуации общения [8. С. 9–10].

При билингвизме за первый язык, как правило, принимается родной, а за второй – неродной язык индивидуума (например, для татар – русский, для русских – английский или татарский в Татарстане). В этом случае билингв при общении имеет возможность активно употреблять оба языка в рамках определенной социальной общности с учетом сложившейся ситуации. Причем он может владеть как устной, так и письменной (литературной) речью или только одной формой акта коммуникации.

Билингвизм подразделяется на два типа двуязычия: одностороннее и двустороннее (паритетное, гармоничное или другое) двуязычие. В Татарстане, например, до 30-х годов ХХ столетия развивалось двустороннее двуязычие, что было связано с принятием тогда Декрета об обязательном изучении татарского языка во всех государственных учреждениях (1921 г.). Дальнейшие известные перегибы в области национально–языковой политики стали причиной развития одностороннего двуязычия, что привело к вымиранию многих языков. Двуязычными стали нерусские народы, т.е. в этот период в стране преобладало национально–русское двуязычие (татарско–русское, башкирско–русское, чувашско–русское и т.д.).

Второй этап паритетного двуязычия в нашей стране берет свое начало с 90-х гг. Сейчас в национальных республиках приняты законы о языках, согласно которым национальный язык объявлен государственным наравне с русским. Для нас становится привычным словосочетание русско–национальное двуязычие (русско–татарское, русско–башкирское, русско–чувашское и др.), предполагающее знание других национальных языков русскоязычными соотечественниками.

В отечественной и зарубежной науке двуязычие как педагогическая проблема рассматривается в узком и широком плане. Узкое понимание двуязычия означает владение двумя языками – родным и вторым, при котором уровень владения вторым языком максимально приближен к уровню владения первым (родным). «О наличии двуязычия мы можем говорить там, где люди владеют вторым языком в степени, достаточной для общения и обмена мыслями с носителями второго языка...», пишет К.Х.Ханазаров [9. С. 123]. Поэтому естественно, считает А.И.Рабинович, что «практика попеременного использования индивидом двух языков в своей речевой деятельности определяется как двуязычие, или билингвизм, а индивид, использующий в своей речевой деятельности два языка, называется билингвом».

В широком смысле двуязычие означает умение использовать оба языка в различных сферах общения. Заслуживает внимания высказывание по этому поводу Ф.П.Филина о том, что двуязычие в широком понимании – «относительное владение вторым языком, умение в том или ином объеме пользоваться им в определенных сферах общения... при определении понятия двуязычия не следует придерживаться слишком жестких формулировок» [10. С. 24-25].

Как утверждает А.А.Метлюк, «термин «билингвизм» применяется к случаям индивидуального владения двумя языками и к случаям коллективного или массового владения языками. При этом владение вторым языком может иметь разную степень – от элементарной до полной и свободной» [11. С. 88].

Американский социолингвист Р.Белл сравнивает билингвизм со шкалой, которая находится между смешанным билингвизмом, при котором «два языка сливаются в одну систему», и координативным – когда языковые системы «сохраняются раздельными» [12. С. 157–158].

Исследователи двуязычия выделяют лингвистический, психологический, социологический, педагогический и другие аспекты двуязычия. Так, Ю.Д.Дешериев и И.Ф.Протченко считают, что с лингвистической точки зрения двуязычие «имеет дело с анализом соотношения структур и структурных элементов языков, их взаимовлияния, взаимодействия и взаимопроникновения на разных уровнях, разделах строя языка» [14. С. 28].

Психологический аспект изучения двуязычия, по мнению Г.М.Вишневской, отражает «специфику речевых психофизиологических механизмов человека, использующего в общении две языковые системы» [15. С. 17].

Психолингвистика рассматривает двуязычие как «проявление особенностей взаимодействия и функционирования деятельности речевых механизмов и протекания психологических процессов в ходе передачи мыслей с помощью кодов двух языков» (Е.М.Верещагин).

Задача социологического аспекта – определение «объема общественных функций и сфер применения каждого из двух языков, которыми пользуется двуязычное население» [14. С. 33].

С педагогической точки зрения, двуязычие опирается на лингвистические, психологические и социолингвистические аспекты. Основная задача педагогического аспекта – разработать и на практике применить методы и приемы обучения обоим языкам, изучить степень владения ими. В это понятие входят как устные (аудирование, говорение), так и письменные виды речевой деятельности (чтение, письмо).

Классификация типов билингвизма пока остается спорной. Исследователи теории билингвизма выделяют следующие типы билингвизма: приоритетный, сопутствующий, прогрессирующий, приписываемый, асимметричный, сбалансированный, сложный, последовательный, координативный, диагональный, ранний, функциональный, горизонтальный, зарождающийся, индивидуальный, детский, поздний, пассивный, продуктивный, рецептивный, регрессирующий, субординативный, истинный [15. С. 22–23].

Наиболее широко распространенными типами двуязычия считаются естественный и искусственный билингвизмы. Первый тип двуязычия формируется в ходе постоянного общения, взаимодействия с носителями изучаемого языка, «без целенаправленного воздействия на становление двуязычного индивида» (например, процесс овладения русским языком другими национальностями, татарским языком – русскоязычными в условиях естественного татароязычного окружения). Второй тип возникает через целенаправленное сознательное овладение другим языком без участия его носителей (например, английским, немецким и др.). Искусственное двуязычие Л.В.Щерба определяет как овладение чужим языком «в условиях отсутствия иностранного окружения».

Остановимся на психологических моментах формирования двуязычия (многоязычия). На возможные пути исследования проблемы многоязычия указал известный психолог И.Эпштейн в работе «Мышление и многоязычие» (1916). Он установил факты автономности языков в сознании индивида, заметил и объяснил явление интерференции языков и предложил способы уменьшения интерферирующего влияния многоязычия. В психологии многоязычия методы И.Эпштейна (эксперимент и анкета) и сейчас широко применяются на практике.



Новая языковая сиутация, сложившаяся в Российской Федерации в постсоветский период, значительно расширила функциональные границы двуязычия (многоязычия): в национально–государственных и национально–территориальных регионах страны сейчас естественной нормой считается как национально–русское, так и русско–национальное двуязычие, а во многих случаях – национально–национальное двуязычие, является естественным условием обеспечения безопасности и развития страны. «Русско–национальное двуязычие, когда русские изучают язык людей другой национальности, проживающих в России, – справедливо отмечают В.В.Макаев, З.А.Малькова, Л.Л.Супрунова, – содействует включению носителей русской культуры в уникальный мир проживающих в России этносов, формированию уважительного отношения к другим народам» [16. С. 7]. Вместе с тем владение языками (особенно национальными) остается на достаточно низком уровне. Отсюда для развития гармоничного, социально эффективного двуязычия необходимо:

  • всемерно развивать и укреплять русско–национальное двуязычие, создавая для этого необходимую социально–правовую и финансовую основу;

  • постоянно укреплять национально–русское двуязычие. Русский язык есть надежное хранилище универсальной информации человечества, мощное средство межнациональной коммуникации в полилингвальном государстве. Через русский язык открывается широкая возможность выхода к достижениям мировой цивилизации, так как по оценкам наших и зарубежных специалистов около 80% всей информации, накопленной в мире можно выразить на двух языках – английском и русском;

  • сформировать у индивидов ситуацию реального психологического доминирования родного языка при изучении второго;

  • при любых видах двуязычия (многоязычия) признавать доминирующую роль родного языка. Только родной язык способен передавать сокровенное, сугубо индивидуальное, присущее ему бесценное духовное богатство, раскрывать характерные особенности, национальную психологию народа. В этом и заключается неоспоримая уникальная ценность каждого языка;

  • поднять на качественно новый уровень обучение национальным и русскому языкам, исходя из требований подготовки всесторонне развитой языковой личности;

  • повысить престиж, социальную значимость национальных языков в российском социокультурном пространстве.



Литература





  1. Бартольд В. История изучения Востока в Европе и в России: Лекции, чит. в ун-те и в Ленингр. ин-те восточных яз.–2-е изд.–Л., 1925.– VIII.–318 с.

  2. Проблемы языковой жизни в Российской Федерации и за рубежом.–М., 1994.–С. 11.

  3. Закиев М.З. Татары: Проблемы истории и языка (Сборник статей по проблемам лингвоистории, возрождения и развития татарской нации).–Казань, 1995.–464 с.

  4. Конституция (основной закон) Российской Федерации: Официальный текст по состоянию на 1 апреля 1999 года.–М.: ООО «Фирма «Издательство АСТ», 2000.–64 с.

  5. Сабаткоев Р.Б. Проблемы обогащения синтаксического строя русской речи учащихся национальных школ: Автореф. дис. … д-ра пед. наук.–М., 1979.–36 с.

  6. Закиев М., Байрамова Л.К., Юсупов Р.А Двуязычие и гармонизация межнациональных отношений в Татарстане //Возрождение культуры России: Язык и этнос.–Санкт-Петербург, 1995.–С. 31-68.

  7. Вайнрайх У. Языковые контакты: Состояние и проблемы исследования /(Предисл. А.Мартине). Пер. с англ. яз.–Киев: Вища школа, 1979.–263 с.

  8. Розенцвейг В.Ю. Основные вопросы теории языковых контактов //Новое в лингвистике. Вып. IV. Языковые контакты.–М.: Прогресс, 1972.–С. 9-10.

  9. Ханазаров К.Х. Решение национально–языковой проблемы в СССР.–2-е изд., доп.–М.: Политиздат, 1982.–224 с.

  10. Филин Ф.П. Происхождение русского, украинского и белорусского языков. Историко–диалектологический очерк.–Л.: Наука, Ленингр. отд-ние, 1972.–655 с.

  11. Метлюк А.А. Интонация альтернативного вопроса в английском языке: Методическое пособие.–Минск, 1967.–43 с.

  12. Белл Р.Т. Социолингвистика: Цели, методы и проблемы (Пер. с англ.) /Предисл. А.Д.Швейцера.–М.: Международные отношения, 1980.–318 с.

  13. Баскаков Н.А. Введение в изучение тюркских языков: Учебник для гос. ун-тов, 2-е изд., испр. и доп.–М.: Высш. шк.–383 с.

  14. Дешериев Ю.Д., Протченко И.Ф. Основные аспекты исследования двуязычия и многоязычия //Проблемы двуязычия и многоязычия.–М., 1976.–С. 23.

  15. Вишневская Г.М. Билингвизм и его аспекты.–Иваново, 1997.–99 с.

  16. Макаев В.В., Малькова З.А., Супрунова Л.Л. Поликультурное образование – актуальная проблема современной школы //Педагогика.–1999.–№4.–С. 3–10.





База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница