Разсказъ изъ польско-русской жизни



страница3/3
Дата09.11.2016
Размер0.86 Mb.
1   2   3
ъ, что король не желалъ перехода литов- скаго княжества острожскаго въ руки поляка. Случай этотъ представлялъ такое важное значеніе, что не остался безъ влія- нія и на законодательство. Въ 1551 году литовская рада поста­новила, что дочери, осиротѣлыя по смерти отца, не могли быть выдаваемы замужъ безъ согласія ближайшихъ родственниковъ. Король распорядился объявить Беатѣ о новомъ законѣ, чтобы (она не могла ссылаться на незнаніе его, если бы, какъ было основаніе опасаться, вздумала покровительствовать своимъ поль- скимъ родичамъ. Поэтому, когда появился слухъ о притязаніяхъ на руку Гальнши нѣкоего Мѣлецкаго, не безъ участія въ этомъ случаѣ великаго маршала, король пригласилъ Радзивила къ себѣ для личнаго свиданія, „потому что весьма важно, кому именно достанется эта молодая дѣвушка".

При томъ вліяніи на короля, какимъ пользовался великій маршалъ, было вполнѣ естественно, что соискатели руки княжны Галынки часто обращались къ покровительству Радзивила. Обра- тился къ нему въ числѣ другихъ и молодой вельможа, панъ Дмитрій Вишневецкій, пользовавшійся славой отчаяннаго рубаки и сорви-головы. Маршалъ новидимому далъ ому какія то обѣ- іцанія. Но этотъ нретендентъ пришелся не но вкусу кн. Васи- лію, который, въ силу новаго закона, имѣлъ въ данвомъ случаѣ право рѣшаюіцаго голоса Кн. Василій не только отказалъ Вн- шневецкому, по постарался по мѣрѣ силъ прочистить дорогу своему собственному протеже—чтобы тѣмъ вѣрнѣе погубить его втюслѣдствіи.

Такимъ протеже былъ кн. Дмитрій Сангушко, сынъ умер- шаго тѣмъ временемъ Ѳедора, „брата" кн. Ильи и бывшаго опекуна Беаты и Галынки.

Дмитрій получилъ воспитаніе при дворѣ короля и успѣлъ уже заслужить хорошую репутацію благодаря своей отвагѣ въ военныхъ стычкахъ наУкраинѣ, особенно при осадѣ Житомира татарами. Въ качествѣ старшаго сына онъ былъ назначенъ по завѣіцанію отца опекуномъ младшихъ дѣтей, между которыми братъ его Романъ вскорѣ послѣ того получилъ славу народнаго героя. Самъ Дмитрій въ то время былъ уже старостой канев- скимъ и черкасскимъ и пользовался извѣстностью смѣлаго до безумія и нѣсколько одвчалаго военачальника—репутація, уста­новившаяся за нимъ скорѣе благодаря неукротимымъ козацкимъ отрядамъ, которыми Дмитрій начальствовалъ. Про него разска- зывали даже, что онъ насильно похитилъ молодую родственницу изъ знатнаго дома.

Слухъ этотъ не былъ лишенъ всякаго основанія, но дѣло не имѣло такого характера, какъ передавала молва. Молодой кн. Сангушко давно уже былъ принятъ въ домѣ королевскаго маршала Василія Полубинскаго, у котораго воспитывалась си­рота—внучка по имени Марина, въ ту нору еще совсѣмъ юная. Бракъ маленькой Марины съ богатымъ Сангушкомъ казался вы- годнымъ дѣду, которому удалось получить согласіе па этотъ нлапъ со стороны молодого вельможи. Дмитрій выдалъ обычныя *заруки“, а старый ІІолубинскій довѣрчиво передалъ ему зо­лото, серебро, жемчугъ, драгоцѣнные камни и другую цѣнную рухлядь своей внучки подъ особое письменное обезпеченіе нБЕАТА И ГАЛЫІІК V.

111

долговую запись на имѣнія Саегуптка на случай разстройстиа предположеннаго брака. Вскорѣ затѣмъ црестарѣлый Полубин- скій умеръ. Дмитрій, не желая оставлять своей малолѣтней не- вѣсты у ея родственниковъ но матери, взялъ ее изъ родного дома и поручилъ для воснитапія своей собственной теткѣ, се- стрѣ кн. Ѳедора Сангушка. Здѣсь то и пребывала малолѣтпяя Марина въ то время, когда кн. Дмитрій явился погостить къ замокъ Острогъ.

ВскорѢ по Литвѣ разнеслись слухи объ обрученіи Днитрія Сангушка съ молодой наслѣдницей Острожской, которой было тогда не болѣе тринадцати лѣтъ. Слухъ казался настолько прав- доподобнымъ, что родственники Марины начали подумывать о возвращение къ нимъ покинутаго ребенка. Дѣйствительпо, княгиня Беата и особенно сидѣвшій въ Дубнѣ кн. Василій Острожскій отнеслись къ Дмитрію самнмъ предупредительнымъ образомъ и поощряли его,—слѣдователыю, слухи подтверждались. Дмитрій иросилъ рѵки юной Галыпки, и получилъ письменное согласіе княгини. Довольный успѣхомъ, возвратился Дмитрій въ своему посту въ Черкасы на пограничную службу.

ІІо всей вѣроятности вѣсть объ этомъ достигла короля, по­тому что уже і»ъ началѣ 1553 года Сигизмундъ Августъ писалъ княгинѣ Беатѣ, что онъ поручилъ великому маршалу и воеводѣ виленскому, кн. Радзивилу, переговорить съ нею о будущемъ бракѣ Галыпки, по достиженіи ею совершениолѣтія. Дія короля было важно сохранить свое вліяніе какъ опекуна наследницы. Открыли ли эти переговоры кн. Василію Острожскому игру не­вестки, или онъ другимъ путемь сообразилъ это,—но онъ из- вѣстилъ молодого Сангушка, что кн. Беата вовсе не думаетъ держать данное слово.

Дмитрій тотчаеъ же, даже не увѣдомивъ короля, уѣхалъ изъ Черкасъ, чтобы заручиться обычными на Литвѣ „гарантіями“ того, что брачный договоръ будетъ вьшолненъ. Преже всего онъ обезпечилъ себя поддержкою кн. Василія и затѣмъ далъ знать Беатѣ, что намѣренъ „провѣдать ее, свою родственницу, и от­ведать у нея хлѣба—соли“. Княгиня ничего не имѣла противъ носѣщенія, и въ пачалѣ августа 1553 года Дмитрій явился въ
Острогъ съ тридцатью конными козаками, часть которыхъ оста­валась у воротъ въ то время, какъ молодой князь привѣтство- валъ дамъ во дворѣ замка.

Въ это время княгинѣ доложили, что ея шуринъ, кн. Ва- еилій, также явился навѣстить ее. Беату должно было сильно поразить появленіе обоихъ князей въ замкѣ, но прежде нежели она успѣла послать отказъ, кн. Василій уже въѣхалъ въ ворота камка, охраняемый козаками Сангушка. Новый гость явился въ сопровожденіи 50 конныхъ слугъ въ полномъ вооруженіи.—Не­значительная замковая страна воспротивилась такому дерзкому напору чужаго военнаго отряда, завязался жаркій бой, но по- бѣда осталась за пришельцами. Изъ замковой стражи одинт, былъ убитъ и восьмеро ранено. При самомъ началѣ стычки кн. Беата убѣжала съ дочерью въ замокъ и заперлась въ отдален­ной комнатѣ.

Одолѣвъ замковой гарнизонъ, оба князя явились къ Беатѣ и начали съ просьбъ. Они напомнили ей о данномъ обѣщаніи и убѣждали не препятствовать женитьбѣ Дмитрія на ея дочери.

Княгиня въ страшномъ негодованіи вскричала: „развѣ та- кимъ образомъ являются къ друзьямъ и дружбы ради?"

Она не могла болѣе говорить отъ оскорбленія и лишилась чунствъ. Княгиню вспрыснули водой и растирали, пока она при­шла въ себя.

ІІолучивъ способность говорить, Беата стала доказывать, что не можетъ дать своего согласія безъ разрѣшенія короля.

Такъ мы и не станемъ больше спрашивать тебя!'' гнѣвно воскликнулъ кн. Василій и съ силою схватилъ княжну Галыпку за руку.

Испуганная мать конвульсивно сжимала другую руку до­чери, но ее оттолкнули,—Беата упала и вновь лишилась чувствъ.

Кн. Василій, держа за руку свою тринадцатилѣтнюю пле­мянницу, подвелъ ее къ Дмитрію со словами: „Я отдаю тебѣ Галыпку въ жены, потому что имѣю на то власть въ качествѣ цяди“.

Полумертвую отъ потрясенія Беату снесли послѣ этого въ другую комнату и здѣсь заперли. Прислужницы и слуги под-няли отчаянные вопли. Не обращая на эго вниманія, князья послали за священникомъ. Послѣдній понялъ, что здѣсь творится насиліе, поэтому посовѣтовалъ отложить лучше вѣнчаніе на другой день. Кн. Василій пригрозилъ священнику булавою съ гнѣвнымъ окрикомъ: „Мы не просинь твоихъ совѣтовъ, дѣлай какъ приказано, иначе будетъ плохо!" Испуганный угрозами священникъ покорился и исполнилъ передъ алтаремъ обычный обрядъ. Правда, на вопросъ священника: „имѣешь ли добрую и непринужденную волю?" Галыпка упорно молчала, но за нее отвѣчалъ дядя, точно на крестинахъ. Затѣмъ взяли насильно руку дѣвочки и по обычаю перевязали платкомъ.

По окончаніи церковнаго обряда Галыпку повели къ сва­дебному столу, гдѣ уже были приготовлены сласти и вина, за- тѣмъ кн. Василій отвелъ молодыхъ въ спальню и уѣхалъ изъ замка.

Уже при началѣ столкновенія между замковой стражей и конвоемъ князей слуги Беаты снарядили изъ своей среды посла, который долженъ былъ возможно скорѣе дать знать калишскому воеводѣ, пану Мартыну Зборовскому, что замокъ Острогъ под­вергся нападенію. Зборовскій немедленно огправилъ этого же посланца въ Краковъ съ письмомъ къ канцлеру, полнымъ са- мыхъ злобныхъ выходокъ по адресу „пана краковскаго", т. е. короннаго гетмана Тарновскаго. Дѣло въ томъ, что панъ Збо- ровскій, который самъ былъ не прочь женить своего сына на богатой наслѣдницѣ Острожской, видѣлъ во всемъ этомъ проис- шествіи, насколько оно б'лло ему извѣстно, широко задуман­ную интригу гетмана Тарновскаго: послѣдній, въ качествѣ тестя кн. Василія, придумалъ, по мнѣнію Зборовскаго, это насиліе, чтобы разрушить матримоніальные планы своего соперника. Ко­роль Сигизмундъ Августъ, и безъ того подозрительно относив- шійся къ гетману и недовольный на него со времени прошло- годняго сейма, безъ труда повѣрилъ догадкамъ калишскаго вое­воды и видѣлъ въ нападеніи на Острогъ руку человѣка, кото­рый, правда, оказалъ ему нѣкоторыя услуги въ собственной Полыпѣ, но тѣмъ опаснѣе казался ему своимъ вліяніемъ въ Литвѣ. Великій маршалъ Радзивилъ вполнѣ раздѣлялъ опасе- нія короля въ этомъ послѣднемъ отношеніи

.„Мы прекрасно понимаемъ*, писаіъ король великому мар­шалу, „кто былъ душей всего этого дѣла. Человѣкъ, который думаетъ властвовать какъ адѣсь, такъ и въ Литвѣ. Нельзя и при­думать болѣе тяжкаго оскорбленія нашего имени. Но дѣло не терпитъ проволочекъ. Мы распорядились чрезъ нашего комор- ничаго, старосту пинскаго, объявить кн. Василію повелѣніе не­медленно очистить замокъ и возвратить дѣвушку ея матери впредь до рѣшенія дѣла, и! отпіа йапі іп іпіергит гезіііиіа. Такое же повелѣніе послали мы и старостѣ черкасскому (Дми- трію), сгітіпаіііег наказавъ ему, чтобы не смѣлъ отлучаться изъ пограничныхъ замковъ безъ нашего вѣдома. Другого гете- йшт’а мы не могли подыскать въ данную минуту. Держимся въ этомъ случаѣ примѣра нашихъ предковъ, которые устраняли столкыовенія между вельможами цутемъ распоряженій подобнаго рода. Хуже всего то, что мы догадываемся, отъ кого вышелъ весь планъ. Но именно по этой причинѣ мы рѣшились воспро­тивиться подобной неслыханной въ литовскомъ краѣ дерзости, чтобы тотъ панъ не очень то радовался, ибо мы понимаемъ, что онъ далъ такой совѣтъ исключительно МоЪіз ай шйі^пііаіет, Тиае Ма^пШсепііае іп сопіитеііат*.

Еще не успѣли отправить это королевское посланіе, какъ явился новый слуга княгини Беаты, передавшій королю даль- нѣйшія подробности о насильственномъ вторженіи въ острожскій замокъ и сообщившій кромѣ того, что кн. Василій привезъ сюда свою мать и жену и расположился вмѣстѣ съ Дмитріемъ на Острогѣ какъ у себя дома. Онъ командовалъ и распоряжался тамъ настоящимъ хозяиномъ.

Невозможно сказать, какъ отнеслась 13-лѣтняя Галыпка къ своей неожиданной судьбѣ и къ навязанному ей мужу. Мнѣ- ніе, будто Галыпка впослѣдствіи сочеталась бракомъ съ Дми- тріемъ также и по католическому обряду, лишено прочнаго основанія и ничѣмъ не подтверждается. Однако вмешательство короля имѣло значеніе въ томъ отношеніи, что кн. Василій вы­ну жденъ былъ отпустить на волю свою невѣстку. Беата немед­ленно отправилась въ Краковъ заявить королю жалобу протцвъ кн. Дмитрія Сангушка и своего шурина кн. Василія Острож- скаго. Именно въ это время король отпраздновалъ свою свадьбу съ принцессой Екатериной австрійской.

Вскорѣ послѣ этого противъ Дмитрія была подана новая жалоба дѣдомъ (до матери) обманутой Марины Полубинской, который требовалъ возврата „зарукъ" и денежныхъ записей въ виду дарушенщ свадебнаго договора, а вмѣстѣ съ тѣмъ пере­дали дѣвочки въ его собственную опеку и отобранія отъ тетки Дмитрія. Король принялъ жалобу осенью въ Вильнѣ и обѣщалъ скорое рѣ.шеніе дѣла.

Подобная предосторожность была тѣмъ необходимѣе для короля, что кн. Василій Острожскій съумѣлъ поставить свой, еще незаслудіанный публично, процессъ на почву международ­ной политики. Чрезъ своего тестя, гетмана Тарновскаго, онъ постарался представить все дѣло королю римскому Фердинанду въ смягченномъ видѣ. Фердинандъ принялъ это дѣло такъ близко въ сердцу, что его дружескій совѣтъ своему зятю, королю поль­скому, ръ пользу обвиняемыхъ представлялъ въ сущности актъ формальнаго заступничества. Такъ какъ въ это время у Польши начались переговоры съ римскимъ воролемъ по венгерскому во­просу, для чего были отправлены Фердинандомъ чрезвычайные послы, еписвопъ загребскій и швейдницвій врмендантъ Матвѣй Логусъ, то послѣдніе имѣли возможность сообщить своему по­велителю всѣ подробности цнтересующаго насъ процесса. Князья Василій и Дмртрій получили рызовъ въ королевскому суду, на­значенному въ г. Кнышынѣ, Німецдіе росды описываютъ этотъ городоръ, вакъ даалкую кучу цесчастцыхъ хижинъ, вотррыя съ трудомъ помѣщали часть всѣхъ съѣхавшихся придворныхъ и ^нррнироэъ. Большинство должно было разместиться въ окрест- ныхъ селахъ. Сами послы вынуждены были каждое утро дѣлать болѣе двухь верстъ, чтобы добраться до мѣста переговрровъ, а вечеромъ вновь возвращаться тѣмъ же путемъ. Король и коро­лева ррибнли ръ Кнрщынъ, но обвиняемые не явились. Только Дмитрій присдалъ своего уцрдно^рчен^аго, дцтовсваго дворянина Одаховскаго, о ро.трромъ ходида молва какъ о человѣкѣ ^хо­рошо образованном^. Въ качествѣ обвинителя со стороны кн. Беаты выступилъ Станиславу ^араковскій, за свои ораторскіяспособности получившій славу „польскаго Цицерона". Противъ обвнненія повѣренный Сангушка возразилъ, что княгиня обѣ- щала его довѣрителю руку своей дочери, въ подтвержденіе чего иредставилъ подлинное письмо Беаты. Обѣщаніе княгини было подтверждено дядей невѣсты, кн. Василіемъ, который и отдалъ Гальтку Дмитрію въ жены. Кн. Дмитрій никогда ие помышлялъ о богатомъ приданомъ княжны и теперь этотъ вопросъ для него стоитъ на второмъ планѣ,—главное для него женитьба, потому что онъ дѣйствительно любитъ свою жену. ОдаховскіГг даже ссылался на самое Галыпку, лишь бы ее допросили въ отсут- ствіи матери.

Нѣкоторые литовскіе члены королевскаго суда находили такое требованіе справедливымъ. Но подавляющее большинство стояло на сторонѣ пана Зборовскаго и враждебной корон­ному гетману Тарновскому партіи, къ которой, какъ мы знаемъ, втайнѣ склонялись также король и великій маршалъ Радзивилъ. Они не хотѣди и слышать о допросѣ самой княжны. Приговоръ оказался суровымъ для Дмитрія Сангушка, который былъ осуж- денъ на лишеніе чести, имущества и жизни. Кн. Беата настояла на немедленной отсылкѣ надлежащихъ указовъ, чтобы можно было захватить Сангушка еще въ Острогѣ и вернуть Галыпку ея матери. Съ другой стороны, кн. Василій былъ лишенъ сво- ихъ опекунскихъ правъ, принадлежавшимъ ему въ силу кров- наго родства и опредѣленія литовской рады, такъ какъ онъ злоупотребилъ этими правами, участвуя въ насильственномъ по­ступи Дмитрія и не оказавъ своимъ родственницамъ слѣдуемой защиты. Впрочемъ, вакъ увидимъ ниже, кн. Василій съумѣлъ освободиться отъ этого приговора и возвратить себѣ вновь всѣ прежнія права.

Исполнить приговоръ надъ Дмитріемъ и возвратить похи­щенную княжну въ руки матери вызвался панъ Мартынъ Збо- ровсвій, воевода калишскій, которому представлялся теперь удоб­ный случай заслужить расположеніе Беаты,—какъ вдругъ при­шло неожиданное извѣстіе, что молодые новобрачные уже по­кинули Острогъ.

(Продолженье въ слѣд. М). Н. М.
1   2   3


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница