Разсказъ изъ польско-русской жизни



страница2/3
Дата09.11.2016
Размер0.86 Mb.
1   2   3

БЕАТА И ГАЛЫПКа.

105

лишь въ теченіи немногихъ мѣсяцевъ насладиться семейнымъ счастьемъ.

Трудно сказать, какъ отнеслась Беата къ смерти мужа, сильно ли она горевала, была ли потрясена этимъ несчастіемъ, какъ хоронила безвременно унесеннаго въ могилу супруга. Мы знаемъ однако, что уже мѣсяцъ спустя вдова лвилась къ коро­левскому двору ударить челомъ“ и ходатайствовать передъ ко- ролемъ объ утвержденіи завѣщанія покойнаго князя. 23 сентября ея просьба была удовдетворена, и Беата возвратилась въ родо­вой замокъ Острожскихъ, чтобы вступить въ полное распоря- женіе наслѣдствомъ кн. Ильи, а вмѣегѣ съ тѣмъ и частью, ко­торая принадлежала еще несовершеннолѣтнему кн. Василію, ея шурину. Хотя Василій тогда же выразилъ желаніе получить свою наслѣдетвенную долю, но король рѣшилъ, что раздѣлъ от- цовскихъ имѣній долженъ послѣдовать лишь черезъ полтора года, а до той поры Беата должна заботиться о хорошемъ управленіи норученнымъ ей добромъ.

Наступило наконедъ столь горячо желанное покойнымь Ильей событіе: у Беаты родилась дочь, получившая во св. кре- щепіи имя Гальшки, иначе Елисаветы.

Для женщины въположеніи Беаты, или „кпягини И.пштл‘% какъ ее называли на Волыни, во всякомъ случаѣ не легко было бы сііравиться съ задачей уиравленія такимъ огромнымъ имѵ- ществомъ, даже если бы она заранѣе привыкла къ порядку и аккуратности. Между тѣмъ за Беатой нельзя было предполагать подобныхъ качеству если, по крайней мѣрѣ, судить по примѣру, который подавала ей королева Бона, а властолюбивый а крутой нравъ княгини еще болѣе вносилъ путаницы и безпорядочности въ управленіе имѣніями: не было замѣтно здѣсь разумнаго раз- счета и пониманія дѣла, все зависѣло скорѣе отъ минутнаго ка­приза. Вскорѣ посыпались жалобы бояръ на чрезмѣрное обре- мененіе ихъ платежами. У многихъ отнимали землю, которою владѣли еще ихъ предки. Опытные управители, назначенные кн. Ильей, должны были уступить мѣсто людямъ неспособным^. но за то угоднымъ княгинѣ. Украинскіе замки, требовавшіе особен- наго вниманія въ виду безпрестанныхъ татарскихъ набѣговъ,

пришли теперь въ полное запущеніе. Со всѣхъ сторонъ неслись жалобы королю па княгиню Илину: ее упрекали за вымогатель­ство съ нодданныхъ т. наз. „серебіцизны" свыше указанной мѣры, за то, что, получая значительные доходы, она и не думаетъ по­гашать долги покойнаго мужа; что родовыя земли Острожскихъ раздаются лицамъ, которые не имѣютъ никакихъ правъ на это. Словомъ, княгиня Илина, если вѣрить жалобамъ, хозяйничала самымъ неяапиднымъ образомъ.

Король посовѣтовался съ королевой Боной и прочими опе­кунами и велѣлъ князю Ѳедору Сангушку. въ качествѣ душе- црикаіцика, принять мѣры къ устраненію всѣхъ этихъ безпо- рядковъ. Въ то же время оиъ паписалъ 3 марта 1540 г. княгинѣ Беатѣ, чтобы она не вздумала противиться расноряженіямъ и еоиѣтамъ кн. Ѳедора.

Такой оборотъ дѣла конечно не могь понравиться гордой Беатѣ, но вскорѣ ее ожидала еще большая непріятность. Несо- вершепиолѣтній шуринъ Василій и его мать кн. Александра, вдова Константина Острожскаго, настаивали на немедленномъ раздѣлѣ наследства и требовали при этомъ не только уплаты всѣхъ доходовъ съ своей части, считая со дня смерти кн. Ильи, но, по достиженіи Василіемъ совершеннолѣтія, также и права опеки надъ маленькой Галышсой и ея богатымъ имуществом'!..— Понятно, что Беата самымъ рѣшителышмъ образомъ воспроти­вилась такимъ нритязаніямъ. Дѣйствительно, въ ея. нользу гово- рилъ литовскій статутъ, который нредоставлялъ вдовѣ; до всту- пленія ея въ новый бракъ, нраво опеки надъ дѣтьми и ихъ иму­ществомъ, если завѣщаніе не устраняло вдову отъ опеки.

Такъ или иначе, Беата должна была ждать раздѣла наслѣ- дія Острожскихъ раньше или позже, тѣмъ болѣе, что въ завѣ- щаніи князя Ильи было нредусмотрѣно это обстоятельство; однако, разсчеты ея разстраивались самымъ непріятнымъ обра­зомъ, когда король Сигизмундъ по прибытіи въ Вильну издалъ распоряженіе отъ 11 января 1541 г., объявлявшее недѣйствитель- ною послѣднюю волю кн. Ильи, и призналъ князя Василія совер- шеннолѣтнимъ. Вонросъ объ онекѣ надъ Гальшкой былъ отложенъ до особаго повелѣнія короля. До тѣхъ поръ на все имуществоОстрожскихъ было наложено запрещеніе и учреждена третей­ская коммиссія для подробнаго исчисленія доходовъ съ имѣнія и составленія проекта раздѣла и миролюбнаго соглагаенія между наслѣдниками. Кромѣ епископа Юрія Фальчевскаго, въ коммиссіи не участвовалъ никто изъ назначенныхъ кн. Ильей опекуновъ. Новидимому, коммиссія трудилась съ энергіей и уснѣхомъ, по­тому что уже 20 декабря 1541 г. выработанъ былъ проевтъ со- глашенія сторонъ. За отказъ присоединиться къ сдѣлкѣ грозила пеня въ 10000 копъ лиговскихъ грошей.

Всѣ доходы съ острожскихъ имѣній за первый годъ но смерти кн. Ильи были арисуждены теперь Беатѣ, а за слѣдую- іцій годъ—кпязю Василію. Изъ части, принадлежавшей Галынкѣ. опредѣлено было взять возмѣщеніе за отчужденный кн. Ильей отцовскія земли. Поэтому коммиссія раздѣлила все наслѣдство па двѣ части, изъ которыхъ одну могъ взять Василій по своему выбору. Новидимому, кн. Василій не слишкомь былъ привязанъ къ своему родному гнѣзду, потому что онъ предпочелъ ту группу имѣній, въ которую Острогъ не былъ включенъ. Онъ взялъ замки Дубно, Дорогобужъ и Здзенціолъ, округъ Звягельскій и двори­ща Крупу иЗдолбицу. Къ княжнѣ Галыпкѣ отошли замки Острогъ, Иолонне, Красиловъ, Чудновъ, дворища Новоставцы и Горки и домъ въ Вильнѣ, но этотъ домъ вмѣстѣ съ Горками были от­сужены кн. Василію за произведенныя ранѣе кн. Ильей отчу- жденія. Раздѣлъ этотъ долженъ былъ, впрочемъ, вступить въ силу лишь по достиженіи Галыпкой совершеннолѣтія.

Тѣмъ не менѣе, Беата продолжала оставаться одной изъ самых'], богатыхъ женщинъ въ странѣ: часть отцовскаго наслед­ства кн. Ильи въ соединеніи съ иаслѣдствомъ, дошедшимъ отъ матери его, кн. Татьяны, и ея собственное имущество обезне- чивали Беатѣ по истинѣ царскіе доходы. Предусмотрительная княгиня заранѣе припрятала завѣіцанную ей мужемъ движимость, дорогую утварь, драгоцѣнные камни, золото и серебро: въ опись Острожскаго замка, сдѣланную королевской коммиссіей, попало весьма немного предметовъ этого рода. Кромѣ того, она заложила два завѣщанныхъ Ильей имѣнія и реализировала этимъ нутемъ 6000 копъ грошей, чтобы обезпечить себя отъ дальнѣйшихъ притязаиій кн. Василія и немедленно выплатить присужденную ему коммиссіей сумму денегъ.

Но этимъ не исчерпывалось дѣло о наслѣдствѣ, такъ какъ нужно было еще онредѣлить имущественныя отношенія между матерью и дочерью. Для этой дѣли король назначилъ особую коммиссію, которая рѣшила предоставить Беатѣ третью часть отцовскихъ и материнскихъ имѣній кн. Ильи, выговоренныхъ ей нѣкогда мужемъ въ видѣ брачнаго ;,вѣна“. Остальныя двѣ трети признаны собственностью дочери, но конечно подъ опе- кунскимъ управленіемъ Беаты. Если принять во вниманіе, что она получила въ личную собственность еще ири жизни мужа три замка, Степану Сатыевъ и Хлапотынъ, и владѣла заложен- нымъ ей ровенскимъ имѣніемъ, а вскорѣ удалось ей выкупить заложенные замки Клодно, Черниховъ и Глусвъ, позже—Голь- шаны и Сушу, то оказывается, что дальновидная и прекрасная княгиня съумѣла соединить въ своихъ рукахъ большую часть владѣній покойнаго Ильи, на которую никто не могъ имѣть притязаній въ качествѣ опекуна. Беата своевременно позаботи­лась, чтобы король формально подтвердилъ всѣ грамоты и при- вилегіи, относивіпіяся къ ея имущественнымъ дѣламъ, въ томъ числѣ и грамоты дѣда Галыпки. Хотя разныя недоразумѣнія съ шуриномъ, кн. Василіемъ Острожскимъ, продолжались, но ихъ удалось уладить съ сравнительно ничтожными денежными жерт­вами. Главная цѣль Беаты—неограниченное нраво управлять громаднымъ наслѣдствомъ безъ вмѣшательства опекуновъ—была теперь достигнута благодаря одисаннымъ выше мѣрамъ. Во всѣхъ документахъ, относящихся къ этому вопросу, ни однимъ словомъ не упоминается о кн. Ѳедорѣ Сангушкѣ, ;,братѣ“ кн. Ильи, который былъ назначенъ душеприкащивомъ. Беатѣ при­ходилось имѣть дѣло только съ своею дочерью, и послѣдняя съ юныхъ дней привывла не знать другаго закона, кромѣ воли ма­тери. Вдова могла теперь съ полнымъ основаніемъ разсчитывать, что острожское княжество долго еще будетъ оставаться въ ея неограниченномъ распоряженіи.

II.

Галыика была еще совершеннымъ ребенкомъ—ей минуло не болѣе десяти лѣтъ,—когда въ Острогѣ стали уже появляться многочисленные искатели ея руки, князья и рыцари изъ Литвы и Польши. Беата искусно отклоняла ихъ предложенія, ссыла­ясь на короля Сигизмунда Августа, вступившаго тѣмъ време- немъ на тронъ, какъ на верховнаго опекуна. Такая ссылка на короля была тѣмъ неизбѣжнѣе, что послѣдній формально обя- залъ княгиню никому не отдавать руки дочери безъ его вѣдома и согласія. Когда въ 1550 году Беата задумала отправиться въ Польшу ко времени сейма, и было основаніе думать, что при­чина тому кроется въ намѣреніи княгини выдать дочь за своего родственника, нѣкоего Андрея Косцелецкаго, король написалъ великому маршалу литовскому Радзивилу, что поѣздку эту счи- таетъ излишней и неумѣстной. Когда затѣмъ прошелъ слухъ объ обрученіи, король вновь обращается къ тому же сановнику съ прямымъ приказаніемъ не допускать этого. „Если фактъ уже состоялся", писалъ король, „то мы найдемъ средство поправить бѣду“. Дѣло въ том
1   2   3


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница