Разразится ли на кавказе очередная карабахская война?



Скачать 123.2 Kb.
Дата05.11.2016
Размер123.2 Kb.
Валерий Сендеров 

РАЗРАЗИТСЯ ЛИ НА КАВКАЗЕ ОЧЕРЕДНАЯ КАРАБАХСКАЯ ВОЙНА?

 В нашем понимании нет альтернативы


разрешению Карабахской проблемы
исключительно мирными средствами
и только путем переговоров.
А. Гукасян, Президент НКР


Все должны знать, что наше
терпение не безгранично,
и Азербайджан любой ценой
освободит свои земли.
И. Алиев, Президент Азербайджана

 В начале июня агентства "Де-Факто" и "Day. Az" передали сообщение о перестрелке на одном из участков армяно-азербайджанской границы. МО Азербайджана заявило, что режим прекращения огня был нарушен армянской стороной, а бакинская газета "Зеркало" сообщила о гибели в перестрелке командира азербайджанского батальона. Версия МО Армении оказалась иной: 7 июня подразделения армии Азербайджана предприняли попытку продвинуть свои позиции вглубь территории Армении и открыли по армянскому селу Беркабер беспорядочный огонь, но ответный огонь армянских подразделений вынудил их отступить. Согласно сообщению МО Армении, убитых и раненых среди армянских военнослужащих и мирных жителей нет.

На карабахских границах такие перестрелки – обычное дело. Это известный факт, да я могу подтвердить его и лично: нечасто бывая в Карабахе, я все же оказался однажды почти что свидетелем подобного инцидента. В республике проходили тогда очередные выборы президента, и недовольные азербайджанцы отметили "незаконное" событие сильным огнем, армянский лейтенант был при этом убит. Я с группой наблюдателей за ходом выборов был в это время на недалеком участке, наши коллеги-журналисты – прямо на месте трагедии. Не знаю уж кто виноват на сей раз, а тогда картина была совершенно ясной.

Но несмотря на такие инциденты, обстановка на армяно-азербайджанской и карабахско-азербайджанской границах все последние 10 лет оставалась, да и остается, на удивление стабильной. На территориях, где за день до установления перемирия шли еще жестокие кровопролитные бои, не было, и нет посредников и "миротворцев", главный фактор стабильности здесь – сила одной из армий. Побывавший в Карабахе генерал Лебедь назвал армию этой страны самой боеспособной на территории бывшего СССР. С тех пор прошли годы, и излишне уточнять, что боеспособность карабахских солдат непрерывно совершенствуется: не впервые в армянской истории умение воевать неотделимо от умения сохраниться и выжить.

Почему же, несмотря на постоянное укрепление главного стабилизирующего фактора, именно сейчас некоторые аналитики заговорили о скором конце "десятилетнего чуда"? Серьезных оснований для этой тревоги мне в печати встретить не удалось, но… не только же в логике дело. То ли по интуиции, а может, и просто случайно сенсационные статьи попали в точку: обстоятельства в армяно-азербайджанском регионе Кавказа действительно серьезно изменились.

Чтобы понять, в чем состоят эти изменения, нужно вглядеться во второй фактор-гарант прошедшего мирного десятилетия. На сей раз – в фактор азербайджанский. Сама по себе сила одной из армий не обеспечивает мира: нужно еще, чтобы другая сторона признавала реальность и умела считаться с ней. У палестинской "армии" нет шанса победить Израиль, но разве это обеспечивает хоть год подлинной передышки многострадальной стране? Ситуация в Азербайджане существенно отличалась от ближневосточной. Кровожадная антиармянская риторика до сих пор сочеталась в этой стране с пониманием очевидной реальности: Карабах частью Азербайджана никогда не будет. А признавать реальность значит, как бы ты к ней ни относился, закреплять ее: история не может стоять на месте. И Гейдар Алиев, покойный президент Азербайджана, делал это: в Париже и Ки Уэсте он встречался и договаривался с президентом Армении. 10 договоренностей были в свое время заключены Алиевым и напрямую с "незаконными" властями Карабаха – разумеется, не рекламировавшихся, однако зафиксированных документально.

Вот мы и перешли уже к единственной силе, определявшей все эти годы позицию Азербайджана. Авторитетный Freedom House не случайно назвал бакинский режим более тоталитарным, чем режимы Бурунди и Йемена. Говорить о "политических силах" или даже о "властях" Азербайджана – значит употреблять европейскую терминологию не по существу. Сила, она же и власть, здесь одна: Хозяин. И лишь когда он исчезает, – приходит, не всегда на благо народу страны и его соседям, время "политических сил"…

Карьеру свою Гейдар Алиев начал в сталинском НКВД. В славной организации дослужился и до генерала, правда, уже не в сталинские времена. Долгие годы был на высших номенклатурных должностях, побывал и Хозяином (Первым секретарем ЦК) Советского Азербайджана. Правда, пока еще не настоящим: подчиненным Москве. Подчинялся Алиев со вкусом и ярко, и в этом деле, можно, оказывается, проявить недюжинный талант.

Когда Л. Брежнев посетил солнечный Азербайджан, товарищ Алиев решил продемонстрировать вождю безраздельную преданность и беспредельное счастье своего народа: по всему пути кортежа он расставил пляшущих от радости девочек в национальных костюмах. А девочек не хватало. И находчивый сатрап нашел выход, он расположил танцовщиц в шахматном порядке. Алиев показывал ошалевшему вождю то налево, то направо, и тот по всем сторонам лицезрел народное счастье. Пустот в картине он, как всегда, не замечал.

Решился ли кто сказать Алиеву, что он побил все рекорды подхалимства и низкопоклонства? Но не так уж это и важно: восточный до мозга костей человек, будущий президент все равно не понял бы, о чем идет речь. Начальству и нужно льстить, так устроен мир, и совершенно неважно, что ты при этом думаешь о нем на самом деле. Волевой и энергичный Алиев глубоко презирал распадавшихся вождей идущего к распаду Союза. А все же делал то, что делал – зачем?

Я помню телеинтервью с Алиевым, уже в новые времена. Бывший партсекретарь поначалу наблюдал за событиями из родной Нахичевани. Он не участвовал в бурных склоках первых послеперестроечных лет – терпеливо дождавшись окончательной "народнофронтовской" деградации и распада, Алиев одним ударом перехватил власть. И всем стало ясно, что он уже никогда не выпустит ее из рук.

Получить в собеседники деятеля с такой карьерой – большое удовольствие для журналиста, и перед многомиллионной аудиторией президента расспрашивали обо всем откровенно. Но сенсации не произошло. "Да, я много чего в жизни делал. А где были тогда вы и ваши отцы? Такие были времена, и я защищал, отгораживал свой народ. И народ мне за это благодарен. Приезжайте в Баку, посмотрите налево, направо. Кто построил все эти замечательные дома, кто дал людям возможность жить спокойно? "Алиев!" – так вам ответит любой".

Президент не лицемерил: неограниченное властолюбие было определяющей чертой его натуры, и ответ "всего народа": "Это построил Алиев!" важнее для таких людей каждодневных примитивных благ. Жестокий диктатор, Алиев не смотрел на свой народ как на мясо для авантюр: если уж он не мог разом перерезать своих врагов, – должен был, на худой конец, жить спокойно. Придя к власти, Алиев резко усилил атаки на ненавистный Карабах: лучше всего было бы быстро утопить проблему в крови. Не получилось. И Хозяин звонил Роберту Кочаряну, тогдашнему президенту новообразованной страны, просил его о встречах. В прекращении войны есть и немалая заслуга алиевской трезвости.

Всегда ли правление вменяемого диктатора – безусловное зло? В начале XXI в. мы повременим, пожалуй, с категорическим ответом на этот вопрос. Но, во всяком случае, очевидно: диктатура – не монархия, не сакральный строй, наследственных достоинств у нее нет. И если Хозяин еще при жизни своей не позаботится передать власть демократическим институтам, построенное им здание после его смерти быстро начнет гнить.

Восточному человеку Алиеву путь постепенной демократизации был заказан. И собственной психологией. И, возможно, психологией нынешнего азербайджанского общества – не в меньшей мере. Но к последнему вопросу мы еще вернемся. А пока обратимся к личности молодого Алиева – нового "хозяина" своей страны.

Ильхам Гейдар-оглы Алиев родился в 1961 г. в Баку. Окончил… угадали, МГИМО, конечно. Там же преподавал, там же получил степень магистра (по международным отношениям и истории). Еще занимался коммерческой деятельностью в Стамбуле и в Москве. Занимал декоративные, но весьма высокие должности в Азербайджане – отец, видно, лез из кожи, стараясь дать наследнику возможность хоть как-то себя проявить. Внимательно перечитываем официальные биографии, видим: не получилось. Не проявил. Был, однако, в августе 2003 г. назначен премьер-министром: время Алиева-старшего подходило к концу, и злые языки поговаривали, что назначение сына он уже не в состоянии подписать лично.

Что еще мы знаем о новом президенте? "Имеет двух дочерей и сына", молодец. "В совершенстве владеет азербайджанским, русским, английским и французским языками" – набор для выпускника МГИМО прямо-таки трогательный…

"Образование высшее, ни в чем дурном не замечен", – если законспектировать биографии наследника, они будут выглядеть именно так. Тусклые достоинства и тусклые же пороки своего круга, типа вечных проигрышей в казино и нервной реакции на них. Злая пресса не раз называла, правда, фантастические суммы проигрышей. Ну и что? Кто из ординарной золотой молодежи на месте Ильхама вел бы себя иначе?

В последние гейдаровские годы всем было ясно: следующим президентом будет Ильхам. Концепция "престолонаследия" удобна для журналистов, она избавляет от необходимости думать: старый ли хан, молодой ли, не все ли равно. Дальновидные "Известия" славили молодого наследника мудрого отца, особо подчеркивая его компетентность в проблемах цены на нефть (что, может, и правда; но об этом нам уже доводилось писать – "Посев", 2002, №9).

Западная пресса оказалась трезвее. Скептические оценки предвыборной ситуации в Баку быстро сменились в "Washington Post" и других авторитетных изданиях резкой критикой нового президента. "Затмение сына" – так озаглавил свою статью шеф московского бюро журнала "Economist" Гидеон Личфилд. По мнению этого журналиста, Ильхам Алиев сразу начал демонстрировать продолжение худших черт политического курса своего отца: его стратегией стали репрессии, и это может привести к укреплению исламского радикализма. Однако Гейдар Алиев был в состоянии стабилизировать ситуацию; сможет ли это делать его сын? Нынешний "неопытный и неохотный" президент "имеет репутацию плейбоя, мало интересующегося работой. Бывший коллега Ильхама по работе рассказал, что тот часто приезжал в полдень и рано уходил. На работе будущий президент часто играл в карты со своими телохранителями".

Анализируя коррупцию в стране (по индексу коррупции, определенному организацией "Transparency International", Азербайджан занимает 95-е место среди 102 стран – по табели от "высокоморальных" до "самых подкупленных"), господин Личфилд, однако, подчеркивает: опаснее всего то, как Алиев-младший относится к политической ситуации в стране. Когда 15 000 человек протестовали против фальсификации выборов в Баку, они были разогнаны полицией и посажены в тюрьмы. Преследования длились несколько недель, в течение которых главная партия оппозиции, "Мусават" была выселена из офиса, а многие госслужащие уволены за то, что голосовали против Алиева. “Если Алиев не предпримет радикальных шагов в сторону либерализации общества, страну ждет мрачная перспектива – вплоть до возрождения радикального исламского фундаментализма”, – пишет "Economist", ссылаясь на оценки местных наблюдателей.

По нашему мнению, местные наблюдатели не совсем правы: бакинские интеллигенты традиционно приписывают Исламу роль, которой он в жизни их народа в действительности не играет, скорее в Азербайджане можно говорить об агрессивном, достигающем порой фанатичного накала пантюркизме. Но дело, в конце концов, не в точности терминологии, верно главное: в стране все решительнее рвутся на поверхность экстремистские силы, сегодня их игнорировать уже нельзя. Вольно или невольно, но одной из таких сил становится порой и сам новый президент. И дело не только в его воинственных декларациях.

Договоренности, достигнутые в Париже и Ки Уэсте, все решительнее отрицаются в нынешнем Баку. Отрицаются, правда, по известному принципу: во-первых, этого не было, во-вторых, у меня после этого разболелась голова. Но дело не в неуклюжести вранья, перед нами настойчивая готовность перечеркнуть миротворческие достижения Алиева-старшего. Достижения эти более, чем скромны: диктатор лишь тогда шел на попятный, когда не делать этого было уже нельзя. Но сын его громко декларирует боевую готовность в любой ситуации переть только вперед. Как еще можно расценить неоднократные заявления нынешнего официального Баку: отношения с Карабахом необходимо начать "с чистого листа"? Значит, ошибка или преступление – все написанное за минувшее десятилетие на этом "листе"! Надо было – и тем более надо теперь – по-другому! "Наше терпение не безгранично! Любой ценой!" Перед нами уже не просто демагогия – а перерастание ее в новый, безвариантно агрессивный политический курс.

Увлекшийся "плейбой" вряд ли отдает себе отчет в подобных тонкостях. И если бы дело было только в нем, можно было бы и не вслушиваться в тревожащие оттенки его слов. Но политические силы в нынешнем Азербайджане уже есть. Новый президент помиловал недавно Искандера Гамидова, бывшего главу МВД страны и заслуженного лидера азербайджанских шовинистов – "Серых волков". Этот деятель не зря приветствовал нового президента. "Серого" можно понять: помилования Алиева-старшего упорно обходили его.

Какова общественная обстановка в нынешнем Азербайджане? Нелегко судить о стране, перещеголявшей по степени тоталитаризма Йемен и Бурунди: о происходящем в ней мы детально узнаем лишь тогда, когда оно, происходящее, впрямую задевает почему-либо вдруг интересы цивилизованного мира. А потому и пробивается в мировую печать. Случаи такие не часты. Зато весьма выразительны.

В минувшем сентябре толпа осквернила в Баку памятник погибшим во время I мировой войны британским солдатам: монумент облили бензином, пытались поджечь. Англичане удостоились такого отношения только потому, что в 1918 г. попытались предотвратить в Баку этнические чистки. Отгораживая бакинских армян от бандитов из "Кавказской исламской армии", 47 британских военнослужащих были убиты. После этого англичане эвакуировались, а в город вошли турецкие войска. Теперь все было уже в порядке, и быстро были вырезаны более 10.000 армян. Так что у нынешних фанатиков, вроде бы, и нет особой причины по поводу тех событий злобиться и горевать.

Но ведь англичане пытались все-таки защитить армян! Многие политические и общественные организации Азербайджана гневно выступили против открытия памятника. И власти вняли голосу общественности. Официальное открытие памятника (на него в Баку должны были прибыть член королевской семьи герцог Кентский и президент Комиссии по военным захоронениям Британского Содружества Эдвард Джордж) было отменено. Но это не спасло монумент от осквернения.

Из 149 стран, где были британские солдаты, Комиссия военных кладбищ Содружества открыла мемориалы в 148. В одной не получилось.

А вот еще случай. В феврале в Будапеште в рамках натовской программы "Партнерство во имя мира" работали межгосударственные курсы английского языка. Мероприятие было широкое, в нем участвовали офицеры из разных стран. В том числе из Армении и из Азербайджана. Партнерство дело замечательное, мир еще лучше, но идиллическая программа была несколько омрачена: армянского курсанта во сне зарубил топором азербайджанский офицер, "коллега". Пытался зарубить еще одного армянина – не получилось.

Фанатики могут найтись в любой стране, но "правом каждого народа иметь своих негодяев" эту историю исчерпать и закрыть нельзя. Убийца не безграмотный скин: командированный на международное мероприятие офицер – представитель своего государства. И государство от своего представителя не отреклось. В Азербайджане отнюдь не оправдывают преступника: из него делают национального героя. Виноваты же во всем, разумеется, армяне. "Именно армяне спланировали инцидент с целью дискредитировать Азербайджан", – написал директор Бакинского института по правам человека. "Будапештское убийство организовали дашнаки", – популярно разъясняют народу с парламентской трибуны в Баку.

"Волк"-министр, помилованный слабым, зато сочувствующим ему президентом… Фанатики на всех уровнях… В Институте по правам человека, что смешно, в армии и в парламенте – уже не очень… Способны ли все эти силы институциализироваться, окрепнуть? При Алиеве-старшем такой вопрос на повестке дня не стоял.

В рамках настоящей статьи мы не можем оценивать обстановку более детально. А свои "тонкости" даже у военной истерии есть. Далеко не все твердящие о неизбежности силового "освобождения" Карабаха действительно стремятся к невозможному, чаще перед нами более сложный расчет. "Вот поставим ситуацию на грань войны – и Европа надавит на армян, заставит их пойти на уступки". Такая логика просматривается часто. Что ж, подобный расчет на менталитет и психологию "миротворцев" глупым и безосновательным не назовешь.

Одно из безусловных достижений азербайджанской пропаганды – резкое завышение ею мобилизационного потенциала своей страны. "Восьмимиллионный Азербайджан против трехмиллионной Армении", – общественное мнение проглатывает, не задумываясь, этот стереотип советских времен. Между тем к действительности он никакого отношения не имеет. Всесоюзная перепись 1989 г. дала общую цифру проживавших в Азербайджане: 7 038 000 человек, риторика местных политиков с поэтической цветастостью преобразовала эту цифру в "8 миллионов азербайджанских турок". Допустим, так. Пусть не 7 миллионов, пусть 8. Пусть сплошь одних турок. Но не менее трех миллионов из них (по самым скромным подсчетам) покинули страну: уже несколько лет назад в одной лишь Москве и Московской области имели регистрацию 800 000 жителей Азербайджана. Если же вычесть из 7 миллионов 3-4, да учесть другие факторы, к примеру, диспропорцию половозрастного состава (уезжают ведь в основном молодые работоспособные мужчины)… Даже грубые оценочные соображения ясно показывают: "восемь миллионов против трех" – дутая выдумка. Может, мобилизационный азербайджанский потенциал и вправду несколько выше армянского. Но совсем ненамного.

Для чего же эта легенда? Объяснение просто: качественное преимущество армянского солдата ясно и азербайджанской пропаганде. Как ясно ей и другое: чересчур уж глупо пугать кого-либо заведомо проигрышной войной. "Вперед-ура, хоть и знаю, что буду разбит вдрызг!" – такую героику никто, пожалуй, всерьез и не воспримет. Вот и приходится пугать мир своим количественным перевесом: "Вперед, по-советски! Трупами закидаю!" Что ж, когда б не изобличающая статистика, звучало бы вполне даже правдоподобно…

Стоит ли реагировать на демагогию, если и сами крикуны отчетливо понимают, что они блефуют? Однако с понятием войны не только безнравственно, но и опасно играть: пытаясь обмануть мир, можно обмануть неожиданно самого себя. В атмосфере истерии нередко принимаются решения, которых, как потом оказывается, "никто не хотел".

Нельзя утверждать, что Азербайджан идет прямо к войне, ведь выиграть ее он действительно не может. Верно другое: страна встала на путь, по которому можно придти куда угодно. События в ней выходят уже из полосы контролируемых прогнозов. И потому мы в России должны за ними пристально наблюдать. В этом регионе у нас есть интересы.

А главное – здесь у нас есть друзья. Та, историческая Россия никогда не забывала об этом.

«ПОСЕВ» № 8 – 2004



Для подраздела «Проблемы Кавказа»




База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница