Рассказ о том, как писец Панин давал имена заонежским деревням, в 1628 году // Памятная книжка Олонецкой губернии на 1868 1869 год. Петрозаводск, 1869. С. 189 193



Скачать 95.82 Kb.
Дата31.10.2016
Размер95.82 Kb.


Барсов Е. Рассказ о том, как писец Панин давал имена заонежским деревням, в 1628 году // Памятная книжка Олонецкой губернии на 1868 – 1869 год. Петрозаводск, 1869. С. 189 – 193.

С. 189
РАЗСКАЗЪ О ТОМЪ, КАКЪ ПИСЕЦЪ ПАНИНЪ ДАВАЛЪ


ИМЕНА ЗАОНЕЖСКИМЪ ДЕРЕВНЯМЪ, ВЪ 1628 ГОДУ.

_____
Никита Панинъ описывалъ Заонежье съ подъячимъ Семеномъ Копыловымъ въ 1628 году. Судя по нѣкоторымъ историческимъ даннымъ, нельзя ручаться за добросовѣстность его письма, тѣмъ не менѣе личность этого писца живо отразилась въ народной памяти и разсказы о немъ сводятся къ тому, что онъ былъ человѣкъ необыкновенно умный. Противъ Козыревскаго селенія есть островъ, длиною въ 2 версты и шириною въ 150 саженъ, коимъ издавна владѣли крестьяне Мальковы. Въ старину, говорятъ, много было здѣсь гадовъ всякаго рода; но вотъ появился писецъ Панинъ на этомъ островѣ; увидавъ изъ лодки землянику, онъ вышелъ на берегъ и сталь было брать ее, но тотчасъ же былъ змѣй противъ его руки. — „Вонъ, проклятый, съ сего острова,“ — закричалъ Панинъ, и съ тѣхъ поръ будтобы не стало здѣсь ни одного гада. Такъ народная фантазія усвоила этому писцу даже волшебную силу. Но послушаемъ о томъ, какъ давалъ онъ имена Заонежскимъ деревнямъ. Названіе каждаго селенія обусловливалось первымъ впечатлѣніемъ, какое производнло оно на писца Панина.

По слову мірскому, избранъ былъ писецъ Панинъ налагать имена и прозвища на этыи села въ Заонежьѣ. На Кижскомъ подголовкѣ былъ онъ во время лѣта. Пріѣхалъ въ Сѣнную Губу, увидалъ человѣка, мущину, съ женою — сѣно кучатъ: „быть этой волости, сказалъ онъ, Сѣнная Губа. Поѣхалъ онъ къ Спасу Бѣлому; подъѣзжаетъ къ деревушкѣ, хотя собрать народъ въ суёмъ (въ сходъ), вдругъ видитъ — человѣкъ, въ кузницѣ, куетъ косы: „а не надо, ребята, говоритъ онъ, безпокоить народу, собирать въ одинъ домъ; пущай названье деревнѣ — Kузнецы. Переѣхалъ далѣ, полверсты мѣста — другая деревушка, дворовъ семь. Какъ назвать? Вышелъ на берегъ писецъ Панинъ, видитъ — ребята балуютъ, берестяна коробка на воду пихнута: „пусть же, сказалъ онъ, эта деревушка по названью — Корба. Отъѣхалъ полверсты впередъ, увидалъ — куёкъ (гагара) въ губы: „пущай же эты домы называются — Куй губа


С. 190



(гагарья губа)“. Впередъ деревня; идеть человѣкъ берегомъ: „середкою — путемъ идетъ этотъ человѣкъ, замѣтилъ Панинъ; пущай же эта деревня — Середка. Впередъ онъ тронулся; смотритъ, идеть женщина близь берега:1 „Какъ тебя зовутъ, голубушка?“ спросилъ Панинъ. — Таней. — „Пущай же эта деревня, сказалъ онъ — Потановщина. Пихнулся далѣ, полверсты мѣста, до Святаго Наволока; остановился тутъ писецъ Панинъ. „Што же называютъ Святымъ этотъ наволокъ, ребята?“ спросилъ онъ. — Во времена древности шелъ святой въ этотъ наволокъ, — отвѣчаютъ ему эты люди, — а на другой сторонѣ, за сто саженъ отъ Спасителя жилъ человѣкъ темный; вдругъ святой приходитъ на берегъ и этотъ темный человѣкъ явился на другомъ берегу. „Смоль, речетъ ему святой, перевези меня Ну, святой, я тебя перевезу: твой санъ выше меня, — отвѣтилъ этотъ темный человѣкъ. — И съ тѣхъ поръ одинъ наволокъ — Свять-наволокъ, а другой — Смолевъ-наволокъ. Впередъ пихнулись оны три-четыре версты отъ Святъ-наволока; вдругъ на ельяхъ сидятъ воробьи: „а што, ребята, сказалъ Панинъ, въ эту деревню намъ идти не чего; пущай этой деревнѣ2 названье — Воробьи. Впередъ сто саженъ отъ Воробьевъ, три двора деревушка; смотритъ Панинъ, идетъ человѣкъ полемъ и глаза смутивши въ немъ; призываетъ онъ его по близости къ лодкѣ: „двинься сюда сей человѣкъ, сказалъ онъ; пущай ваша деревня будетъ Магары. Впередъ двинулись отъ этыхъ Магаровъ въ наволоки; вышелъ на берегъ, видитъ, подъ ногою у него заглебала земля: „пущай же эты два дома — Глѣбовы. Далѣ тронулся 50 сажень; одинъ домъ стоитъ: „какъ его назвать, ребята“? спросилъ онъ; вдругъ видитъ, ошевни стоятъ у воротъ: „а пущай, сказалъ онъ; этотъ домъ — Ошевень. Впередъ двинулся съ версту; деревня семь дворовъ; смотритъ Панинъ, идетъ человѣвъ, заскавши волосы: „а нечего этта на берегъ выходить; пусть будетъ, говоритъ, Гивесъ-наволокъ“. Впередъ пихнувши полторы версты около наволока, пріѣхалъ подъ деревню, три двора: „ну што, ребята, какъ назвать?“ Дектярь клюетъ дрова подъ окномъ: „Пущай же это Дектярево. Впередъ 50 саженъ до деревни; видитъ Панинъ, человѣкь гонитъ лошадь съ воли, ально курево идетъ: „пущай же, говоритъ, это — Курилово. Оборотя назадъ, отправились они въ путь; стоить деревня на хорошемъ мѣстѣ, на мягкой сельгѣ: „а пущай она — Косельга“ сказалъ Панинъ. Впередъ до деревни верста; сходили


С. 191



туды: „пущай эта деревня — Войнаволокъ стоитъ; она объ Онего и губа протянувши отъ запада въ Онего — воеть тутъ отъ Онега. Оборотя назадъ отъ Вой-наволока, пихнулись къ Спасителю; впередъ отъ Спасителя деревня 5 дворовъ; прiѣзжаютъ противъ этоей деревни; видитъ Панинъ, што выросли дудки на берегу: „а што, ребята, говоритъ, пусть это — Дудкинь-наволокъ“. Впередъ тронулись двѣ версты до деревни, а деревня та была большая, когда Литва была; выходитъ Панинъ на берегъ, увидалъ у крестьянина ольху лежащу подъ окошкомъ: „пущай же, говоритъ, этой деревнѣ названьѣ Ольхино“. Впередъ тронулись полторы версты; кряжъ такой огромный и три жителя на кряжу: „какъ, ребята, назвать эту деревню?“ спросилъ Панинъ; вдругъ, смотритъ, выходитъ изъ ней человѣкъ въ одѣяніи солдацкомъ: „пущай же, сказалъ онъ, это — Солдатово“. Далѣ, чрезъ губу верста, стоитъ деревушка пять домовъ; увидалъ Панинъ на берегу лежащую шляпу: „пущай же, сказалъ эта деревня — Шляпино“. Впередъ отъ этой деревушки двѣ версты, стоитъ деревня три двора; видитъ Панинъ, человѣкъ выходитъ на улицу, весь бѣлой, сѣдиной изукрашенъ: „не нужно, сказалъ, собираться намъ вмѣстѣ; пущай это селеніе — Морозово. Двинулись еще сто саженъ; идетъ человѣкъ по деревнѣ: „какъ тебя зовутъ?“ спросилъ Панинъ. — Софронъ, — отвѣчалъ этотъ: „пущай же эта деревня — Насоновщина“, сказалъ Панинъ. Впередъ сто сажень до Петра и Павла до часовни; улица гладкая: „а назвать ю Посадъ“. Оборотя къ востоку полтораста саженъ, не доходя до деревни, попадается кость; взялъ Панинъ въ руки эту кость: „ребята, сказалъ опъ, вѣдь это китовы уста; пущай же эта деревня — Китово“. Оборотя назадъ версты полторы, вдругъ мужикъ переяриваетъ на лошадкѣ землю: „пущай же, говоритъ Панинъ, это селеніе — Рогово“. Впередъ деревня за версту мѣста; видитъ Панинъ, идетъ мущина и вслѣдъ за нимъ женщина: „пущай же, сказалъ онъ, это — Еглово“. Потомъ назадъ, до деревни версты полторы; на искось губы ельнякъ огромный стоитъ: „а пущай эта деревня Подъельникъ“, сказалъ Панинъ. Впередъ за версту мѣста, деревня четыре дома: „а не надо, говоритъ Панинъ, выбираться намъ, ребята, на берегъ; вонъ на берегу лежитъ зубъ, — пущай же она — Зубово“. Впередъ три четверти версты деревня; идетъ человѣкъ берегомъ этой деревней: „остановись человѣкъ“, крикнуль писецъ Панинъ; но тотъ не слышитъ и впередъ идетъ: „когда


С. 192



такъ, сказалъ Панинъ, пущай же это — Пустой Берегъ. Впередъ деревня семь дворовъ; стоитъ человѣкъ на берегу: „откуда ты, братецъ?“ спросилъ Панинъ. — Изъ Ояти — отвѣчалъ тотъ. „Пущай же, продолжаетъ Панинъ, эта деревня — Оятовщина. Впередъ черезъ версту деревушка; видитъ Панинъ, у крестьянина рыба на стѣны сохнетъ, язи: „пущай же, говоритъ, деревушка эта — Язнево. Впередъ верста, стоитъ деревня 17 дворовъ. Приказалъ Панинъ собрать суёмъ. Собрались крестьяне; смотритъ Панинъ на сходъ крестьянской, и вотъ идетъ одинъ молодецъ, убравши хорошо, въ шапкѣ съ козыремъ: „пущай эта деревня, сказалъ Панинъ ‒ Козыревцы. Впередъ три четверти версты, смотрятъ, идетъ человѣкъ необыкновенный, плечами широкъ, а задомъ узокъ: „пущай, говоритъ Панинъ, названье этой деревнѣ — Клиновы. Впередъ тронувши немножко, попадается на берегу колоколка; „пущай же, говоритъ Панинъ, это — Мальково. Далѣ двинулись сто саженъ, деревня десять дворовъ, новоразселенная; въ это время сгрубѣла погода, и думалъ Панинъ, какъ назвать эту деревню; вдругъ раскинуло на небѣ, солнышкомъ накрыло, и Панинъ сказалъ: „пущай же это — Жаренково“. Впередъ пихнулись четверть версты около наволоковъ; пріѣзжаютъ къ берегу и видятъ, ходятъ малыя телята въ старьѣ: „пущай же, говоритъ Панинъ, это — Телятинково. Впередъ тронулись полторы версты, встрѣчаютъ двухъ человѣкъ, оба тонки, убравши хорошо, головы кверху: „пущай же, продолжаетъ онъ, эта деревня — Сычи.

Далѣ Панинъ поѣхалъ до Толвуи. Въ проѣздѣ будучи путемъ — дорогою, онъ назвалъ первую деревню отъ Сычевъ — Сиговомъ, за тѣмъ что тутъ сиги ловили. Впередъ три версты до Здвиженія часовни, Панинъ назвать это селеніе Березки,  потому Березки, что кругомъ березъ стоитъ. Впередъ три версты, деревня, поперегъ губы, 20 дворовъ; вышелъ Панинъ на берегъ и встрѣтилъ прохожаго3: „какъ зовутъ тебя, почтенной?“ спросилъ Панмнъ. — Ихторъ — отвѣчалъ тотъ: „пущай же ваша деревня  Вигово, рекъ Панинъ. Впередъ три версты къ сѣверу, ко храму ко Алексѣю человѣку Божью, деревня, которую Панинъ назвалъ Тарасы, потому что человека, вышедшаго къ нему на встрѣчу, звали Тарасомъ. Впередъ ходъ еще до иной деревни; подъѣзжая, увидалъ Панинъ жеребца въ полѣ: „пущай же сказалъ эта деревня — Жеребцовская. Далѣ 10 верстъ къ западу, къ Миколаю угоднику — волость, гдѣ живутъ


С. 193

ловцы; приходитъ Панинъ въ эту деревню и водитъ, у одного крестьянина много рыбы нажарено: „не для чего, ребята, говоритъ онъ, собирать и безпокоить народъ; пущай же эта волость — Вегоpyксa (жареная рыба). Впередъ три версты, деревушка семь дворовъ, долгая, сама узкая: „пущай это — Устрека“. Впередъ три версты, грунтъ земли низкой, въ срединѣ деревни ламба (лужа), и потому Панинъ назвалъ эту деревню Ламбой. За тѣмъ полторы версты, проливъ; идетъ человѣкъ изъ кожевни какъ будто опухши: „нечего, ребята, выходить на берегъ, сказать Панинъ; пущай это — Чечулино (сердитый, за тѣмъ что опухшіе сердиты)“. Впередъ десять верстъ, видятъ на полѣ козы: „а нечего этта людей собирать, ребята, видно што здѣ – Козмозеро.

Отсюда ѣздилъ Панинъ къ Палеострову, въ Варвары... Въ проѣздъ онъ увидалъ на берегу кузовъ и самую деревню назвалъ — Кузарандой. До Толвуи ѣхалъ берегомъ; подъѣзжая, видитъ, толкаются люди на улицѣ: „пущай же, сказалъ онъ, это будетъ — Толвуя. За тѣмъ онъ ночью прибылъ въ деревню за семь верстъ, слышитъ, въ коноплянникѣ крычитъ птичка выткальница („выть, спящій народъ, изъ деревни“): „пущай же, сказалъ онъ это селенie — Вырезеро (за тѣмъ што изъ него выдутъ вонъ)“.



Въ Толвуѣ писецъ Панинъ пожилъ нѣсколько времени и потомъ возвратился въ Новгородъ.
Е. Барсовъ.
__________


1 Исправленная опечатка. Было: «близь берега:,», исправлено на: «близь берега:»   ред.

2 Исправленная опечатка. Было: «этой деревне», исправлено на: «этой деревнѣ»   ред.

3 Исправленная опечатка. Было: «прохохожаго», исправлено на: «прохожаго»   ред.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница