Пушкинская модель журналистики: структура, культурологическая стратегия и практика просвещенных реформ печати



страница3/3
Дата07.05.2016
Размер0.51 Mb.
1   2   3
Раздел 3.1 «Просвещенная реформа печати в осмыслении современников А. С. Пушкина» начинается рассмотрением эстетических и этнокультурных идей, окрасивших тогдашнее противостояние «журнальных партий» 1820–1830-х гг. Первый плод систематизации «ученых» представлений в отечественной литературной критике 1820-х гг. – теория Н. И. Надеждина. И. В. Киреевский, гораздо глубже пояснивший суть и перспективы пушкинского новаторства, строил свою концепцию в ином ключе. Ведя диалог с любомудрами, Пушкин умело направлял развитие журнальной публицистики в русло, благоприятствующее домостроительству национальной культуры: «силы раздробленные, второстепенные» не могли заменить собой «силу полную и сосредоточенную». Культурологические искания ментального десятилетия пушкинской реформы (1826–1836) преемственно росли и к 1850-м гг. дали целостный итог – витальное тридцатилетие старшего славянофильства. В опоре на труды А. С. Хомякова, И. В. Киреевского диссертант создает свой, современный вариант методики анализа структуры и функций пушкинской модели журналистики.

Раздел 3.2 «“Магический кристалл” в моножурнале Болдинской осени 1830 года» представляет собой научную реконструкцию философского эксперимента, осуществленного Пушкиным. Рукописи указанного периода мы считаем моножурналом, в котором «пришельцев стройный ряд» обрел гармоническую точность и ритм нескончаемого хороводного движения. Болдинская осень обогатила «журнал русский» важными структурными приобретениями. Среди них смиренный тип повествователя, Иван Петрович Белкин – провинциал (и даже не писатель), сумевший задать тон «перемене журнальных мод», а также способ организации информационного пространства по философской оптике (Пушкин говорил: «геометрии») магического кристалла. Когда создание «Повестей Белкина» близилось к концу, поэт обратился к «Опыту драматических изучений»: свел воедино четыре сюжета, очертивших характерологию европейского человека и наметивших путь преодоления индивидуалистических противоречий. На материале цикла «Маленькие трагедии» и исходя из замечания Пушкина о том, что «вдохновение в поэзии необходимо, как в геометрии» (VI, 268), диссертант строит методику изучения топологии ментального пространства, корректирующую современный анализ субъект-субъектных и субъект-объектных отношений межу автором, адресатом и предметом коммуникативной ситуации. Дана критика подходов, предложенных рядом специалистов (Т. Добросклонская, Г. Буш, Г. Почепцов и др.). Раздел завершается выводом о том, что лишь незамкнутая структура гармонично организованного информационного потока способна расти вовне. Эту фундаментальную закономерность эпического культурно-языкового процесса преподает нам единство «геометрии» и «поэзии» в персональном мифе Пушкина-журналиста.

Раздел 3.3 «Сингармонизм как основа безопасных информационных технологий» завершает разработку категориального аппарата концепции сингармонизма – комплексного теоретического представления о моделировании синхронных / ретроспективно-профетических параметров культурно-информационной деятельности, поддерживающей органическое развитие национального языка. Теоретические положения концепции сингармонизма системно выверены в границах антиномий: первичная / вторичная переработка продуктов языковой деятельности, гармоничная / эклектическая их компоновка, естественные / искусственные составляющие информационного процесса, фаза расцвета / фаза заката культуры.

Соискатель настаивает на ошибочности мнения (Р. Барт, В. Визигин, М. Эпштейн и др.), будто бы новейший эссеизм – тенденция, сблизившая журнализм с мифологическим реализмом. Мысль П. де Мана, В. Кантора и других теоретиков о том, что постмодернизм закончится признанием правоты мыслителей эпохи Просвещения, уточнена следующим образом. Альтернативу дисгармонии может дать мировоззрение, согласно которому картина информационного процесса равновесна. Ретроспективно-перспективная развертка цивилизационного процесса от древности до Нового времени, объединяющая смысл нескольких взаимно дополнительных трудов по культурной истории европейского мира (И.-Г. Гердер, Н. М. Карамзин, Ж-П. Рихтер, Ж. Де Сталь, П.-С. Балланш), помогает осознать кризис, переживаемый нашими современниками. Он представлен как результат дисбаланса компонентов культурно-информационной деятельности, преодолимого при освоении практик гармоничных.



В заключении отмечена принципиальная возможность устранить постмодернистский кризис. Подводятся итоги, намечаются перспективы применения результатов исследования; дальнейшее изучение пушкинской модели журналистики следует вести как разработку безопасных культурных технологий. Это позволит превратить СМИ и СМК в инстанцию синхронной информационной деятельности, не загромождающую информационный поток продуктами вторичной переработки идей и теорий.


ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ

ОТРАЖЕНЫ В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ:
Статьи, опубликованные в изданиях, рекомендованных ВАК:

  1. Третьякова Е.Ю. К вопросу о создании безопасных информационных технологий / Е.Ю. Третьякова // Культурная жизнь Юга России. – 2009. – № 5 (34). – С. 17–19.

  2. Третьякова Е.Ю. Философско-эстетические аспекты реформ русской журналистики в осмыслении современников А. С. Пушкина / Е.Ю. Третьякова // Культурная жизнь Юга России. – 2009. – № 1 (30). – С. 4–7.

  3. Третьякова Е.Ю. Пушкин и любомудры: культурологическая рефлексия и опыт просвещенных реформ журналистики / Е.Ю. Третьякова // Вестник ВГУ (Серия: Филология. Журналистика). – 2008. – № 2. – С. 126–133.

  4. Третьякова Е.Ю. Гармония книжных / некнижных компонентов культурно-языкового предания и основы устойчивости мифа национальной культуры / Е.Ю. Третьякова // Социально-гуманитарные знания. – 2008. – № 4. – С. 268–272.

  5. Третьякова Е.Ю. Совершенствование категориального аппарата современной науки о культуре / Е.Ю. Третьякова // Культурная жизнь Юга России. – 2006. – № 3 (17). – С. 16–17.

  6. Третьякова Е.Ю. Вузовский компонент культурологического образования / Е.Ю. Третьякова // Культурная жизнь Юга России. – 2004. – № 2 (8). – С. 3–7.

  7. Третьякова Е.Ю. Русская филологическая школа и проблемы печати / Е.Ю. Третьякова / Е.Ю. Третьякова // Культурная жизнь Юга России. – 2003. – № 4 (6). – С. 12–15.

  8. Третьякова Е.Ю. Книжность как категория качественной культурной информатизации / Е.Ю. Третьякова // Научная мысль Северного Кавказа. Приложение. – 2006. – № 11. – С. 102–107.

  9. Третьякова Е.Ю. Национальная идентичность и воссоединение культурной истории народов / Е.Ю. Третьякова // Культурная жизнь Юга России. – 2004. № 4 (10). – С. 42–45.

  10. Третьякова Е.Ю. Поэзия это гармония / Е.Ю. Третьякова // Культурная жизнь Юга России. – 2007. – № 1 (19). – С. 92–94.


Публикации в иных изданиях:

  1. Третьякова Е.Ю. Коммуникативное пространство печати: пушкинская модель: монография / Е.Ю.Третьякова.– Краснодар: КубГУ, 2002.– 229с.

  2. Третьякова Е.Ю. Пушкин и любомудры: две стороны диалога о просвещенной реформе печати: учеб. пособие / Е.Ю. Третьякова. – Краснодар: КубГУ, 2007. – 60 с.

  3. Третьякова Е.Ю. Николай Иванович Надеждин: своеобразие публицистического творчества: учеб. пособие к спецкурсу / Е.Ю. Третьякова. – Краснодар: КубГУ, 1997. – 32 с.

  4. Третьякова Е.Ю. Ирония в структуре художественного текста: учеб.-методич. пособие. / Е.Ю. Третьякова. – Краснодар: КГУКИ, 2008.– 34 с.

  5. Третьякова Е.Ю. Культурология. Философия, теория и история мировой культуры: для студентов факультета журналистики / Е.Ю. Третьякова. – Краснодар: КубГУ, 1999. – 332 с.

  6. Третьякова Е.Ю. Искусство тысячелетиями отточенной речи и контакта с аудиторией. Риторика в терминах и понятиях: учеб.-методич. пособие для студентов нефилологич. специальностей / Е.Ю. Третьякова. – Краснодар, КГУКИ, 2007. – 88 с.

  7. Третьякова Е.Ю. Понимание категории «открытость» при непозитивистском подходе к технологиям культурной информатизации / Е.Ю. Третьякова // Информационная культура и эффективное развитие о-ва: материалы междунар. науч. конф. Краснодар, 21–24 сент. 2005 г. – Краснодар, 2005. – С. 50 –52.

  8. Третьякова Е.Ю. Использование собственной родословной в журнальных выступлениях Н. А. Полевого и А. С. Пушкина / Е.Ю. Третьякова // Журналистика на рубеже тысячелетий: материалы междунар. науч.-теоретич. конф. Ростов-на-Дону – Новороссийск, 11–14 сент. 2000 г. – Ростов н/Д, 2000. – С. 74 –76.

  9. Третьякова Е.Ю. Историческая проблематика в русской печати 1820–1840-х гг.: поиск и обретение пространства общенационального взаимопонимания / Е.Ю. Третьякова // Пространство и время в восприятии человека: ист.-психологич. аспект: материалы XIV междунар. науч. конф. СПбГУ и отд. Междунар. ассоциации историч. психологии СПб. отд. Филос. о-ва РАН, Санкт-Петербург, 2003 г.: в 2-х ч. – СПб., 2003. – Ч. 2. – С. 235–238.

  10. Третьякова Е.Ю. Типы книжности и оптимизация культурного пространства / Е.Ю. Третьякова // Культура и образование в информационном о-ве: материалы междунар. науч.-теоретич. конф., Краснодар, 16–18 сент. 2003 г. – Краснодар, 2003. – С. 185–188.

  11. Третьякова Е.Ю. Смысл понятия «эпоха общественного самосознания»: перспективы развития культуры при «западной» и «русской» моделях СМИ / Е.Ю. Третьякова // Наследие В. В. Кожинова и актуал. пробл. критики, лит-ведения, ист., филос.: материалы междунар. науч.-практич. конф. АГПИ, Армавир, 15–16 мая 2002 г.: в 2 ч. – Армавир: 2002. – Ч. 2. – С. 86–95.

  12. Третьякова Е.Ю. Свято место пусто не бывает: к вопросу о состоянии культурного пространства / Е.Ю. Третьякова // Наследие В. В. Кожинова и актуал. пробл. критики, лит-ведения, ист., филос.: материалы II междунар. науч.-практич. конф. АГПИ, Армавир, 6–8 мая 2003 г.: в 2 ч. – Армавир, 2003. – Ч. 1. – С. 177–181.

  13. Третьякова Е.Ю. Русская культурологическая школа и новые образовательные технологии / Е.Ю. Третьякова // Наследие В. В. Кожинова и актуал. пробл. критики, лит-ведения, ист., филос.: материалы III междунар. науч.-практ. конф. АГПИ, Армавир, 14–15 мая 2004 г. – Армавир, 2004.– С. 230–237.

  14. Третьякова Е.Ю. О двух типах динамики нравственных приоритетов / Е.Ю. Третьякова // Динамика нравств. приоритетов человека в процессе его эволюции: материалы XIX междунар. науч. конф. СПбГУ, и отд. Междунар. Ассоц. историч. психологии СПб. отд. Филос. о-ва РАН, Санкт-Петербург, 15–16 мая 2006 г.: в 2-х ч. – СПб., 2006. – Ч. 1. – С. 87–90.

  15. Третьякова Е.Ю. Антиномия гений – простой человек в системе технологических и нравственных ориентиров культуры / Е.Ю. Третьякова // Научно-культурологический журнал RELGA. – № 7 (170) 20.05.2008. URL: http//www.relga.ru

  16. Третьякова Е.Ю. «Колесо» и «мир» в персональном мифе Л.Н. Толстого / Е.Ю. Третьякова // Научно-культурологический журнал RELGA. – № 13 (176) 20.09.2008. URL: http//www.relga.ru

  17. Третьякова Е.Ю. О принципах периодизации журналистской деятельности А. С. Пушкина / Е.Ю. Третьякова // Историч. развитие отечеств. и зарубежн. журналистики в контексте современности: материалы междунар. науч. практич. конф. – Ростов-на-Дону, 21–23 сент. 2006 г. – Ростов н/Д, 2006. – С. 185–188.

  18. Третьякова Е.Ю. Публицистика Н. И. Надеждина: эпоха, мировоззрение, стиль / Е.Ю. Третьякова // Проблемы истории журналистики. – Краснодар, КубГУ, 1997. – С. 43–58.

  19. Третьякова Е.Ю. О поэтической мифологии Пушкина / Е.Ю. Третьякова // Акценты. Воронеж. – 1999. – № 1–2. – С. 24–29.

  20. Третьякова Е.Ю. Пушкин и русский национальный миф / Е.Ю.Третьякова // А. С. Пушкин и русская национальная идея: материалы науч.практ. конф. – Краснодар, МЭГУ, 1999. – С. 71–75.

  21. Третьякова Е.Ю. Особенности притчевого начала в сказках Пушкина / Е.Ю. Третьякова //«Громада двинулась и рассекает волны. Плывет. Куда ж нам плыть?»: материалы науч.-практ. конф. «Пушкинские чтения – IΙΙ» Ин-та им. К. В. Россинского и Кубанск. отд. Филос. о-ва РАН. – Краснодар, 2002.– С. 101–105.

  22. Третьякова Е.Ю. К вопросу о свободном конфликте / Е.Ю. Третьякова // «Свободы сеятель пустынный я вышел рано, до звезды…»: пробл. свободы в аспекте современности: материалы всерос. конф. «Пушкинские чтения – V». Кубанск. отд. Филос. о-ва РАН, ин-т им. К. В. Россинского. 6 июня 2004 г. С. 113–117.

  23. Третьякова Е.Ю. Сингармонизм и качественная культурная информатизация / Е.Ю. Третьякова // Конф. Центра гуманит. иссл. КГУКИ, 26 июня 2006 г.: сб. материалов и сообщ. – Краснодар, 2006. Вып. 1. – С. 68–74.

  24. Третьякова Е.Ю. О журналистском реализме / Е.Ю. Третьякова // Журналистика: информационное пространство. – Краснодар. – 2001. – № 1. – С. 46–57; 2002. – № 3. – С. 28–50; 2002. – № 4. – С. 34–58.

  25. Третьякова Е.Ю. Возможен ли эпический дискурс в СМИ? / Е.Ю. Третьякова // Вестник ин-та им. К. В. Россинского. – Краснодар, 2003. – № 1 (7). – С. 12–16.

  26. Третьякова Е.Ю. Некоторые аспекты понятия «дух народа» в полемике Пушкина со славянофилами / Е.Ю. Третьякова // Вестник ин-та им. К.В. Россинского. – Краснодар, 2003. – № 1 (7). – С. 34–35.

  27. Третьякова Е.Ю. Море в поэтической мифологии Пушкина / Е.Ю. Третьякова // Поэтика русской литературы. Золотой век, Серебряный век: сб. науч. ст. – Краснодар, 1999. – С. 3–35.

  28. Третьякова Е.Ю. Вопрос о пределах гениального и смиренного / Е.Ю. Третьякова // Философия любви и добра: материалы науч.-практ. конф. «Пушкинские чтения – ΙΙ» Ин-та им. К. В. Россинского и Кубанск. отд. Филос. о-ва РАН, 2 дек. 2001 г. – Краснодар, 2001. – С. 70–76.

  29. Третьякова Е.Ю. «Я гимны прежние пою...» (к 175-летию возвращения Пушкина из ссылки в Михайловское) / Е.Ю. Третьякова // Научно-культурологический журнал RELGA. – № 18 (72) 29.09.2001. URL: http//www.relga.ru

  30. Третьякова Е.Ю. Проблемы этико-философской позиции журналиста в переходный период жизни общества/ Е.Ю. Третьякова // Социальная, нравственная и юридическая ответственность СМИ в реформируемом о-ве. – Краснодар, 2001. – С. 79–82.

  31. О принципах стилевого единства в публицистике Н. И. Надеждина / Е.Ю. Третьякова // Журналистика в 1996 г.: тез. науч.-практ. конф. МГУ. – М., 1997. – Ч. 5. – С. 19.

  32. Третьякова Е.Ю. Публицистика И. В. Киреевского как звено пушкинской традиции в русской журналистике / Е.Ю. Третьякова // Журналистика в 1998 г.: материалы науч.-практ. конф. МГУ, Ассоц. преподавателей и исследователей журналистики СП России, каф. журналистики и массовой коммуникации ЮНЕСКО, 2–5 февр. 1999 г. – М., 1999. – Ч. 2. – С. 13–15.

  33. Третьякова Е. Об актуальных аспектах исследования журнальной публицистики П.А. Вяземского / Е. Третьякова // Журналистика в 2000 г.: реалии и прогнозы: материалы науч.-практ. конф. МГУ, Ассоц. преподавателей и исследователей журналистики СП России, каф. журналистики и массовой коммуникации ЮНЕСКО, февр. 2001 г. – М., 2001. – Ч. 9. – С. 55–56.

  34. Третьякова Е.Ю. Достоевский о «формировании слога» журнальной литературы / Е.Ю. Третьякова // Журналистские феномены и их познавательный потенциал: в 2 ч. – М.; Краснодар, 2000. – Ч. 1. – С. 94–110.

  35. «Бедные люди» как притча об отношении литературы к читателю / Е.Ю. Третьякова // Научно-культурологический журнал RELGA. – № 2 (80) 30.01.2002. URL: http//www.relga.ru

  36. Третьякова Е.Ю. О методологических основаниях защиты книжной культуры от «информационного взрыва» / Е. Ю.Третьякова // Совр. библиотеки в инновационном образовательном процессе: материалы всерос. науч.-практ. конф. ТюмГУ, апр. 2003 г.– Тюмень, 2003. – С. 129–133.

  37. Третьякова Е.Ю. Два типа книжности и их роль в прошлом, настоящем и будущем Вселенной Гутенберга: лекц. по курсу «Книговедение» / Е.Ю. Третьякова // Формирование науч.-методич. основ учеб. процесса по спец. «Книгораспространение»: сб. учеб.-методич. материалов. – Краснодар, 2005. – Вып. 1. – С. 95–101.

  38. Третьякова Е.Ю. Как мы понимаем категорию «книжность»? / Е.Ю.Третьякова // Журналистика: информационное пространство. – Краснодар. – 2006. – № 4. – С. 23–26.

  39. Третьякова Е.Ю. Стиль и слог речи: индивидуальное, персональное и личностное начало языковой деятельности / Е.Ю. Третьякова // Формирование науч.-методич. основ учеб. процесса по спец. «Книгораспространение»: кн. лекций. – Краснодар, 2008. – Вып. 2 . – С. 48–62.

  40. Третьякова Е.Ю. Мир в кристалле провинциального времени / Е.Ю. Третьякова // Среди текстов: сб. тр., посв. 65-летию А. И. Слуцкого. – Краснодар, КГУКИ, 2006. – С. 38–53.

  41. Третьякова Е.Ю. Органичный язык и глобальные культурные стратегии в эпоху электронных СМИ / Е.Ю. Третьякова // Мир культур: материалы всерос. науч.-творч. конф. Сочи, 14–16 сент. 2007 г. Краснодар, 2007. – С. 140–150.

  42. О персональных мифах А. С. Пушкина и Ю. П. Кузнецова / Е.Ю. Третьякова // Cын Отечества: II междунар. науч.-практич. конф., посв. творч. наследию Юрия Кузнецова. ИМЛИ РАН, СП России. – Москва, 13–14 февр. 2008. – М., 2008. – С. 63–70.

  43. Третьякова Е.Ю. О «пушкинском подходе» к задачам журнальных полемик / Е.Ю. Третьякова // Научно-культурологический журнал RELGA. – № 7 (187) 10.05.2009. URL. http//www.relga.ru

  44. Третьякова Е.Ю. Можно ли сломать сложившуюся схему представлений о книжно-журнальном процессе пушкинской эпохи? / Е.Ю.Третьякова // Журналистика: история и современность: материалы междунар. науч.-практич. конф., Ростов-на-Дону, 1–4 сент. 2009. – Ростов н/Д, 2009. – С. 266–269.

  45. Третьякова Е.Ю. «Не в том беда, Видок Фиглярин... ». Об одной попытке обеднить историю русской литературы / Е.Ю. Третьякова // Научно-культурологический журнал RELGA. – № 15 (195) 20.10.2009. URL: http//www.relga.ru


Десять работ (№№ 1–10) опубликованы в периодических изданиях, входящих в список Высшей аттестационной комиссии.

1 Здесь и далее тексты Пушкина цитируются по собранию сочинений в 10 т. (М., 1976–1978). Римской цифрой указывается том, арабской – страница.

2 Глубокие выводы о причинах и пути преодоления «остановки литературного процесса» сделаны в статье Ю. Н. Тынянова «Промежуток» на основе анализа журнальной ситуации 1923–1924 гг., проделанного коллективом сотрудников кафедры русского словесного искусства в Государственном институте истории искусств, где также работали Б. В. Томашевский, Б. М. Эйхенбаум, С. Д. Балухатый.

3 См. также «Выбранные места из переписки с друзьями» и более ранние статьи Н. В. Гоголя, характеризующие особенности реформаторской позиции поэта.

4 Подробнее см.: М.В. Загидуллина. Пушкинский миф в конце XX века. – Челябинск, 2001.

5 Они близки экзегетическим практикам православной книжности (см. освещение темы «Пушкин и православие» у митрополитов Антония, Анастасия и др.), что отчасти учитывалось одними авторами (И. Ильин, Г. Федотов, С. Франк, Л. Шестов и др.) и было запретной темой для других (Ю. Тынянов «Пушкин и его современники»; Н. Эйдельман «Последний летописец»; Ю. Осетров «Три жизни Карамзина»; Ю. Лотман «Сотворение Карамзина» и др.).

6 Умозрительно прочерчивая цепь многовекового культурно-информационного процесса, Гердер охарактеризовал звенья эпической ретрансляции классического опыта как универсальные скрепы между культурами многих народов и многих эпох.

7 См.: Трофимова, Р. П. «История русской культурологии», 2003.

8 Жизнь языка есть круговорот метаморфоз мифа, взаимный переход которых регулируется не на уровне материала (разноликих образов мира), а на уровне энергии (Сократ и Платон применяли термин «энергейя»; современный исследователь Л. В. Карасев предложил удачную, на наш взгляд, дефиницию «аура родного в языке»). Органичному развитию живых языков сопутствует устойчивая трансляция энергии жизненных волн из поколения в поколение, при амальгамировании «аура родного» угасает; утрата эпического самосознания ведет к «закату культуры».

9 В 1840-е годы упоминания о «ничтожности» Белкина и о том, что Пушкин зря тратил время на обработку народных сказок, повторялись чаще и уверенней не потому, что это было кем-то доказано, а потому, что к таким заверениям привыкли. Неоднократно кочевавшие со страниц одного периодического издания на страницы другого, они стали для журналистов «общим местом».
1   2   3


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница