Просвещение – идеологическая подготовка новой эры



Скачать 473.14 Kb.
страница2/3
Дата01.05.2016
Размер473.14 Kb.
1   2   3

Причины и начало Великой французской революции.

революция конца 18 в., ликвидировавшая «старый порядок».


НАЧАЛО РЕВОЛЮЦИИ

Предпосылки. 1787–1789. Великую французскую революцию с достаточным основанием можно рассматривать как начало современной эпохи. Вместе с тем революция во Франции сама явилась частью широкого движения, начавшегося еще до 1789 и затронувшего многие страны Европы, а также Северную Америку.


«Старый порядок» («ancien régime») был недемократическим по самой своей сути. Обладавшие особыми привилегиями два первых сословия – дворянство и духовенство – укрепляли свои позиции, опираясь на систему разного рода государственных институтов. Правление монарха опиралось на эти привилегированные сословия. «Абсолютные» монархи могли осуществлять только такую политику и проводить только такие реформы, которые укрепляли власть этих сословий.
К 1770-м годам аристократия почувствовала давление сразу с двух сторон. С одной стороны, на ее права посягали «просвещенные» монархи-реформаторы (во Франции, Швеции и Австрии); с другой стороны, третье, непривилегированное, сословие стремилось ликвидировать или хотя бы урезать привилегии аристократов и духовенства. К 1789 во Франции усиление позиций короля вызвало реакцию со стороны первых сословий, которые смогли свести на нет попытку монарха реформировать систему управления и укрепить финансы.
В создавшейся ситуации французский король Людовик XVI решил созвать Генеральные штаты – нечто подобное общенациональному представительному органу, издавна существовавшему во Франции, но не созывавшемуся с 1614. Именно созыв данной ассамблеи и послужил толчком к революции, в ходе которой к власти пришла вначале крупная буржуазия, а затем третье сословие, ввергнувшее Францию в гражданскую войну и насилие.
Во Франции устои старого режима расшатывали не только конфликты между аристократией и королевскими министрами, но также экономические и идеологические факторы. С 1730-х годов в стране происходил постоянный рост цен, вызванный обесцениванием нараставшей массы металлических денег и расширением льгот по кредитам – при отсутствии роста производства. Инфляция больнее всего ударяла по бедным слоям населения.
В то же время часть представителей всех трех сословий находилась под влиянием просветительских идей. Известные писатели Вольтер, Монтескье, Дидро, Руссо предлагали ввести во Франции английскую конституцию и систему судопроизводства, в которых они усматривали гарантии индивидуальных свобод и эффективного правительства. Успех Войны на независимость США вдохнул в решительно настроенных французов новые надежды.
Созыв Генеральных штатов. Перед созванными 5 мая 1789 Генеральными штатами стояла задача разрешения экономических, социальных и политических проблем, стоявших перед Францией в конце 18 в. Король надеялся достичь согласия по новой системе налогообложения и избежать финансового краха. Аристократия стремилась использовать Генеральные штаты для блокирования любых реформ. Третье сословие приветствовало созыв Генеральных штатов, усматривая возможность изложить на их заседаниях свои требования реформ.
Подготовка к революции, в ходе которой ширились дискуссии об общих принципах правления и необходимости конституции, продолжалась 10 месяцев. Повсеместно составлялись списки, так называемые наказы. Благодаря временному ослаблению цензуры страна была наводнена памфлетами. Было принято решение предоставить третьему сословию равное с двумя другими сословиями количество мест в Генеральных штатах. Однако вопрос о том, должны ли сословия голосовать отдельно или вместе с другими сословиями, не был решен, равно как оставался открытым вопрос о характере их властных полномочий. Весной 1789 состоялись выборы по всем трем сословиям на основе всеобщего избирательного права для мужчин. В итоге был избран 1201 депутат, из которых 610 представляли третье сословие. 5 мая 1789 в Версале король официально открыл первое заседание Генеральных штатов.
Первые признаки революции. Генеральные штаты, не получившие каких-либо четких указаний со стороны короля и его министров, увязли в спорах о процедуре. Накаленные политическими дебатами, происходившими в стране, различные группы занимали непримиримые позиции по принципиальным вопросам. К концу мая второе и третье сословия (дворянство и буржуазия) полностью разошлись во мнениях, а первое (духовенство) раскололось и стремилось выиграть время. В период между 10 и 17 июня третье сословие взяло инициативу в свои руки и объявило себя Национальным собранием. Тем самым оно утвердило свое право представлять всю нацию и потребовало полномочий для пересмотра конституции. Поступая таким образом, оно пренебрегало авторитетом короля и требованиями двух других сословий. Национальное собрание постановило, что в случае его роспуска будет отменена временно одобренная система налогообложения. 19 июня духовенство незначительным большинством проголосовало за то, чтобы присоединиться к третьему сословию. К ним примкнули также и группы либерально мыслящих дворян.
Встревоженное правительство решило перехватить инициативу и 20 июня попыталось изгнать членов Национального собрания из зала заседаний. Тогда собравшиеся в расположенном неподалеку зале для игры в мяч делегаты дали клятву не расходиться до тех пор, пока не будет введена в действие новая конституция. 9 июля Национальное собрание провозгласило себя Учредительным собранием. Стягивание королевских войск к Парижу вызвало брожение среди населения. В первой половине июля в столице начались волнения и беспорядки. Для защиты жизни и собственности граждан муниципальными властями была создана Национальная гвардия.
Эти беспорядки вылились в штурм ненавистной королевской крепости Бастилии, в котором приняли участие национальные гвардейцы и народ. Падение Бастилии 14 июля стало ярким свидетельством бессилия королевской власти и символом крушения деспотизма. Вместе с тем штурм вызвал волну насилия, прокатившуюся по всей стране. Жители сел и небольших городов сжигали дома знати, уничтожали свои долговые обязательства. В то же время среди простого народа ширились настроения «великого страха» – паники, связанной с распространением слухов о подходе «бандитов», якобы подкупленных аристократами. Когда некоторые известные аристократы стали покидать страну и начались периодические армейские экспедиции из голодающих городов в сельские местности для реквизиции продовольствия, волна массовой истерии пронеслась по провинциям, порождая слепое насилие и разрушения.
11 июля со своего поста был смещен министр-реформатор банкир Жак Неккер. После падения Бастилии король пошел на уступки, вернув Неккера и отведя от Парижа войска. Либеральный аристократ маркиз де Лафайет, герой Войны за независимость США, был избран командиром формировавшейся новой Национальной гвардии, состоявшей из представителей средних слоев. Был принят новый государственный трехцветный флаг, сочетавший традиционные красный и голубой цвета Парижа с белым цветом династии Бурбонов. Муниципалитет Парижа, подобно муниципалитетам многих других городов Франции, был преобразован в Коммуну – фактически независимое революционное правительство, признававшее лишь власть Национального собрания. Последнее взяло на себя ответственность за формирование нового правительства и принятие новой конституции.
4 августа аристократия и духовенство отказались от своих прав и привилегий. К 26 августа Национальное собрание утвердило Декларацию прав человека и гражданина, в которой провозглашались свобода личности, совести, слова, право на собственность и сопротивление угнетению. Подчеркивалось, что суверенитет принадлежит всей нации, а закон должен быть проявлением общей воли. Все граждане должны быть равны перед законом, обладать одинаковыми правами при занятии общественных должностей, а также равными обязательствами по уплате налогов. Декларация «подписывала» смертный приговор старому режиму.
Людовик XVI тянул с одобрением августовских декретов, отменявших церковную десятину и большинство феодальных сборов. 15 сентября Учредительное собрание потребовало от короля утвердить декреты. В ответ он начал стягивать войска к Версалю, где заседало собрание. Это оказало возбуждающее действие на горожан, усмотревших в действиях короля угрозу контрреволюции. Условия жизни в столице ухудшались, уменьшались запасы продовольствия, многие остались без работы. Парижская коммуна, настроения которой выражала популярная пресса, настраивала столицу на борьбу против короля. 5 октября сотни женщин прошли пешком под дождем от Парижа до Версаля, требуя хлеба, отвода войск и переезда короля в Париж. Людовика XVI заставили санкционировать августовские декреты и Декларацию прав человека и гражданина. На следующий день королевское семейство, ставшее фактически заложником злорадствующей толпы, под эскортом Национальной гвардии переехало в Париж. 10 дней спустя за ним последовало и Учредительное собрание.
Положение в октябре 1789. К концу октября 1789 фигуры на шахматном поле революции передвинулись на новые позиции, что было вызвано как предшествующими изменениями, так и случайными обстоятельствами. С властью привилегированных сословий было покончено. Значительно увеличилась эмиграция представителей высшей аристократии. Церковь – за исключением части высшего духовенства – связала свою судьбу с либеральными преобразованиями. В Учредительном собрании преобладали либеральные и конституционные реформаторы, вступившие в конфронтацию с королем (теперь они могли считать себя голосом нации).
В этот период многое зависело от лиц, находившихся у власти. Людовик XVI, благонамеренный, но нерешительный и слабовольный король, потерял инициативу и уже не владел ситуацией. Королева Мария Антуанетта – «австриячка» – была непопулярна из-за своей расточительности и связей с другими королевскими дворами Европы. Графа де Мирабо – единственного из умеренных, обладавшего способностями государственного деятеля, – Собрание подозревало в поддержке двора. Лафайету верили куда больше, чем Мирабо, однако он не имел ясного представления о характере сил, которые были вовлечены в борьбу. Пресса, освободившаяся от цензуры и получившая значительное влияние, в основном перешла в руки крайних радикалов. Некоторые из них, например Марат, издававший газету «Друг народа» («Ami du Peuple»), оказывали энергичное воздействие на общественное мнение. Уличные ораторы и агитаторы на Пале-Рояль своими речами возбуждали толпу. Взятые в совокупности, эти элементы составляли гремучую смесь.

  1. Этапы Великой французской буржуазной революции.

Великая французская революция, буржуазно-демократическая революция 1789—94 во Франции, нанёсшая решающий удар по феодально-абсолютистскому строю и расчистившая почву для развития капитализма.


В. ф. р. явилась закономерным результатом длительного и прогрессировавшего кризиса изжившей себя феодально-абсолютистской системы, отражавшего нараставший конфликт между старыми, феодальными производственными отношениями и выросшим в недрах феодального строя новым, капиталистическим способом производства. Выражением этого конфликта являлись глубокие непримиримые противоречия между третьим сословием, составлявшим подавляющее большинство населения, с одной стороны, и господствовавшими привилегированными сословиями — с другой. Несмотря на различие классовых интересов входивших в третье сословие буржуазии, крестьянства и городского плебейства (рабочих мануфактур, городской бедноты), их объединяла в единой антифеодальной борьбе заинтересованность в уничтожении феодально-абсолютистской системы. Руководителем в этой борьбе выступала буржуазия, которая была в то время прогрессивным и революционным классом.
Основные противоречия, предопределившие неизбежность революции, были обострены государственным банкротством, начавшимся в 1787 торгово-промышленным кризисом, неурожайными годами, повлекшими за собой голод. В 1788—89 в стране сложилась революционная ситуация. Крестьянские восстания, охватившие ряд французских провинций, переплетались с выступлениями плебейства в городах (в Ренне, Гренобле, Безансоне в 1788, в Сент-Антуанском предместье Парижа в 1789 и др.). Монархия, оказавшаяся не в состоянии удерживать старыми методами свои позиции, была вынуждена пойти на уступки: в 1787 были созваны нотабли, а затем Генеральные штаты, не собиравшиеся с 1614.
5 мая 1789 в Версале открылись заседания Генеральных штатов. 17 июня 1789 собрание депутатов третьего сословия провозгласило себя Национальным собранием; 9 июля — Учредительным собранием. Открытая подготовка двора к разгону Учредительного собрания (отставка Ж. Неккера, стягивание войск и т.п.) послужила непосредственным поводом к всенародному восстанию в Париже 13—14 июля.
Первый этап революции (14 июля 1789—10 августа 1792). 14 июля восставший народ штурмом взял Бастилию — символ французского абсолютизма. Взятие Бастилии явилось первой победой восставшего народа, началом В. ф. р. Король был вынужден признать революцию. В последующие недели революция распространилась по всей стране. В городах народ смещал старые органы власти и заменял их новыми буржуазными муниципальными органами. В Париже и в провинциальных городах буржуазия создавала свою вооруженную силу — Национальную гвардию. Одновременно во многих провинциях (в особенности в Дофине, Франш-Конте, Эльзасе и др.) развернулись необычные по силе и размаху крестьянские восстания и выступления. Могучее крестьянское движение летом и осенью 1789 расширило и закрепило победу революции. Отражением огромного революционного подъёма, охватившего всю страну в начальный период революции, когда буржуазия смело шла на союз с народом и всё третье сословие выступало единым против феодально-абсолютистского строя, явилась Декларация прав человека и гражданина, принятая Учредительным собранием 26 августа 1789.
Однако плодами революции воспользовалось не всё третье сословие и даже не вся буржуазия, а лишь крупная буржуазия и шедшее с ней вместе либеральное дворянство. Главенствуя в Учредительном собрании, муниципалитетах, в командовании Национальной гвардией, крупная буржуазия и её партия — конституционалисты (руководители — О. Мирабо, М. Ж. Лафайет, Ж. С. Байи и др.) стали господствующей силой в стране.
Первый этап революции стал периодом господства крупной буржуазии; законодательство и вся политика Учредительного собрания определялись её интересами. В той мере, в какой они совпадали с интересами остальной части третьего сословия — демократических слоев буржуазии, крестьянства и плебейства — и способствовали разрушению феодального строя, они были прогрессивными. Таковы были декреты об отмене деления на сословия, о передаче церковного имуществ в распоряжение нации (2 ноября 1789), о церковной реформе (ставившей духовенство под контроль государства), об уничтожении старого, средневекового административного деления Франции и о разделении страны на департаменты, дистрикты, кантоны и коммуны (1789—90), об упразднении цехов (1791), об уничтожении регламентации и др. ограничений, препятствовавших развитию торговли и промышленности, и т.п. Но в главном вопросе революции — аграрном, крупная буржуазия упорно сопротивлялась основному требованию крестьянства — ликвидации феодальных повинностей. Принятые под давлением крестьянских восстаний решения Учредительного собрания по аграрному вопросу [4—11 августа 1789 об отмене некоторых феодальных привилегий (десятины, права на охоту и т.п.) и 15 марта 1790 об отмене «личных» феодальных повинностей и частично триажа] оставляли в силе основные феодальные права и не удовлетворили крестьянства. Стремлением закрепить политическое господство крупной буржуазии и устранить народные массы от участия в политической жизни были проникнуты декреты (конец 1789) о введении цензовой избирательной системы и разделении граждан на «активных» и «пассивных» (декреты вошли в Конституцию 1791). Классовыми интересами буржуазии был продиктован и первый антирабочий закон — Ле Шапелье закон (14 июня 1791), запрещавший стачки и рабочие союзы.
Антидемократическая политика крупной буржуазии, отделившейся от остальной части третьего сословия и превратившейся в консервативную силу, вызывала резкое недовольство крестьянства, плебейства и шедшей с ними демократической части буржуазии. Крестьянские выступления с весны 1790 вновь усилились. Активизировались народные массы в городах. Ухудшившееся продовольственное положение в Париже и контрреволюционные намерения сторонников королевского двора побудили народ Парижа 5—6 октября 1789 пойти походом на Версаль. Вмешательство народа сорвало контрреволюционные планы и заставило Учредительное собрание и короля переехать из Версаля в Париж. Наряду с Якобинским клубом всё большее влияние на массы приобретали и другие революционно-демократические клубы — кордельеров, «Социальный кружок» и др., а также такие органы революционной демократии, как издававшаяся Ж. П. Маратом газета «Друг народа». Последовательная борьба в Учредительном собрании небольшой группы депутатов во главе с М. Робеспьером против антидемократической политики большинства встречала всё большее сочувствие в стране. Выражением обострившихся классовых противоречий внутри бывшего третьего сословия явился так называемый вареннский кризис — острый политический кризис в нюне — июле 1791, возникший в связи с попыткой короля Людовика XVI бежать за границу. Расстрел 17 июля по приказу Учредительного собрания демонстрации на Марсовом поле парижан, требовавших отрешения короля от власти, означал превращение крупной буржуазии из консервативной в контрреволюционную силу. Происшедший накануне (16 июля) раскол Якобинского клуба и выделение конституционалистов в Клуб фельянов также выражали совершившийся открыто раскол третьего сословия.
События во Франции оказали большое революционизирующее влияние на прогрессивные общественные силы др. стран. В то же время против революционной Франции начал складываться контрреволюционный блок европейских феодальных монархий и буржуазно-аристократических кругов Великобритании. С 1791 подготовка европейских монархий к интервенции против французской революции приняла открытый характер. Вопрос о надвигавшейся войне стал главным вопросом политической борьбы в открывшемся 1 октября 1791 Законодательном собрании между группировками фельянов, жирондистов и якобинцев. 20 апреля 1792 Франция объявила войну Австрии. В том же году в войну с революционной Францией вступили Пруссия и Сардинское королевство, в 1793 — Великобритания, Нидерланды, Испания, Неаполитанское королевство, германские государства и др. В этой войне «революционная Франция оборонялась от реакционно-монархической Европы» (Ленин В. И., Полн. собр. соч., 5 изд., т. 34, с. 196).
С самого начала военных действий внутренняя контрреволюция сомкнулась с внешней. Измена многих генералов французской армии облегчила интервентам проникновение на территорию Франции, а затем наступление на Париж. В процессе могучего патриотического движения народных масс, поднявшихся на защиту революционного отечества, были созданы в кратчайшие сроки многочисленные формирования добровольцев (см. Федераты). Законодательное собрание было вынуждено объявить 11 июля 1792 «отечество в опасности». В то же время народный гнев обратился против тайных союзников интервентов — короля и его сообщников. Движение против монархии вылилось 10 августа 1792 в мощное народное восстание в Париже, возглавленное созданной в ночь с 9 на 10 августа Парижской Коммуной (см. в ст. Парижская Коммуна 1789—94). Победоносное восстание свергло существовавшую около 1000 лет монархию, сбросило стоявшую у власти крупную буржуазию и её партию фельянов, сомкнувшихся с феодально-дворянской контрреволюцией. Это дало толчок дальнейшему развитию революции по восходящей линии.
Второй этап революции (10 августа 1792—2 июня 1793) определялся острой борьбой между якобинцами-монтаньярами и жирондистами. Жирондисты (руководители — Ж. П. Бриссо, П. В. Верньо, Ж. М. Ролан и др.) представляли торгово-промышленную и землевладельческую буржуазию, преимущественно провинциальную, успевшую получить некоторые выгоды от революции. Придя в качестве правящей партии на смену фельянам и переходя на консервативные позиции, жирондисты стремились остановить революцию, не допустить её дальнейшего развития. Якобинцы (руководители — М. Робеспьер, Ж. П. Марат, Ж. Ж. Дантон, Л. А. Сен-Жюст) не были однородной партией. Они представляли блок средних и низших слоев буржуазии, крестьянства и плебейства, то есть классовых групп, требования которых ещё не были удовлетворены, что побуждало их стремиться к углублению и расширению революции.
Эта борьба, принявшая форму конфликта между Законодательным собранием, где главенствовали жирондисты, и Парижской Коммуной, где ведущую роль играли якобинцы, затем была перенесена в избранный на основе всеобщего избирательного права (для мужчин) Конвент, начавший работу 20 сентября 1792, в день победы французских революционных войск над интервентами при Вальми. На первом публичном заседании Конвент единодушно принял решение об упразднении королевской власти (21 сентября 1792). Во Франции была установлена республика. Вопреки сопротивлению жирондистов якобинцы настояли на предании бывшего короля суду Конвента, а затем, после признания его виновности, на вынесении ему смертного приговора. 21 января 1793 Людовик XVI был казнён.
Победа при Вальми остановила наступление интервентов. 6 ноября 1792 при Жемапе была одержана новая победа, 14 ноября революционные войска вступили в Брюссель.
Резкое ухудшение экономического и в особенности продовольственного положения вследствие войны способствовало обострению классовой борьбы в стране. В 1793 вновь усилилось крестьянское движение. В ряде департаментов (Эр, Гар, Нор и др.) крестьяне самовольно осуществляли раздел общинных земель. Очень острые формы принимали выступления голодающей бедноты в городах. Выразители интересов плебейства — «бешеные» (вожди — Ж. Ру, Ж. Варле и др.), требовали установления максимума (твёрдых цен на предметы потребления) и обуздания спекулянтов. Считаясь с требованиями масс и учитывая сложившуюся политическую обстановку, якобинцы пошли на союз с «бешеными». 4 мая Конвент, несмотря на сопротивление жирондистов, декретировал установление твёрдых цен на зерно. Упорное стремление жирондистов навязать стране свою антинародную политику, усиление репрессивных мер против народных движений, измена в марте 1793 ген. Ш. Ф. Дюмурье, тесно связанного с жирондистскими лидерами, и почти одновременное предание суду Марата свидетельствовали о том, что жирондисты, как в своё время фельяны, стали превращаться из силы консервативной в контрреволюционную. Попытка жирондистов противопоставить Парижу провинцию (где их позиции были сильны), сближение жирондистов с открыто контрреволюционными элементами сделали неизбежным новое народное восстание 31 мая — 2 июня 1793. Оно завершилось изгнанием жирондистов из Конвента и переходом власти к якобинцам.
Начавшийся третий этап революции (2 июня 1793—27/28 июля 1794) был её высшим этапом — революционно-демократической якобинской диктатурой. Якобинцы пришли к власти в критический момент в жизни республики. Войска интервентов вторгались с севера, востока и юга. Контрреволюционные мятежи (см. Вандейские войны) охватили весь северо-запад страны, а также юг. Около двух третей территории Франции оказалось в руках врагов революции. Лишь революционная решимость и смелость якобинцев, развязавших инициативу народных масс и возглавивших их борьбу, спасла революцию и подготовила победу республики. Аграрным законодательством (июнь — июль 1793) якобинский Конвент передал крестьянам общинные и эмигрантские земли для раздела и полностью уничтожил все феодальные права и привилегии. Таким образом, главный вопрос революции — аграрный — был разрешен на демократической основе, бывшие феодально-зависимые крестьяне превратились в свободных собственников. Эта «действительно революционная расправа с отжившим феодализмом...» (Ленин В. И., там же, с. 195) предрешила переход на сторону якобинского правительства основных масс крестьянства, его активное участие в защите республики и её социальных завоеваний. 24 июня 1793 Конвент утвердил вместо цензовой конституции 1791 новую конституцию — гораздо более демократическую. Однако критическое положение республики вынудило якобинцев отсрочить введение в действие конституционного режима и заменить его режимом революционно-демократической диктатуры. Складывавшаяся в ходе напряжённой классовой борьбы система якобинской диктатуры сочетала сильную и твёрдую централизованную власть с идущей снизу широкой народной инициативой. Конвент и Комитет общественного спасения, ставший фактически главным органом революционного правительства, а также в известной мере и Комитет общественной безопасности располагали полнотой власти. Они опирались на организованные по всей стране революционные комитеты и «народные общества». Революционная инициатива масс в период якобинской диктатуры проявилась особенно ярко. Так, по требованию народа Конвент 23 августа 1793 принял исторический декрет о мобилизации всей французской нации на борьбу за изгнание врагов из пределов республики. Подготовленное «бешеными» выступление плебейских масс Парижа 4—5 сентября 1793 заставило Конвент в ответ на террористические акты контрреволюции (убийство Ж. П. Марата, вождя лионских якобинцев Ж. Шалье и др.) поставить революционный террор в порядок дня, расширив репрессивную политику против врагов революции и против спекулятивных элементов. Под давлением плебейских масс Конвент принял (29 сентября 1793) декрет о введении всеобщего максимума. Устанавливая максимум на продукты потребления, Конвент в то же время распространил его и на заработную плату рабочих. В этом особенно ярко проявилась противоречивая политика якобинцев. Она сказалась также в том, что, приняв ряд требований движения «бешеных», якобинцы к началу сентября 1793 разгромили это движение.
Якобинское революционное правительство, мобилизовав народ на борьбу с внешней и внутренней контрреволюцией, смело используя творческую инициативу народа и достижения науки для снабжения и вооружения многочисленных армий республики, созданных в кратчайший срок, выдвигая из народных низов талантливых полководцев и смело применяя новую тактику военных действий, уже к октябрю 1793 добилось перелома в ходе военных операций. 26 июня 1794 войска республики нанесли интервентам решающее поражение при Флёрюсе.
За один год якобинская диктатура разрешила главные задачи буржуазной революции, остававшиеся нерешенными в течение 4 предшествовавших лет. Но в самой якобинской диктатуре и в якобинском блоке, объединявшем классово разнородные элементы, были заложены глубокие внутренние противоречия. До тех пор, пока исход борьбы с контрреволюцией не был решен и оставалась реальной опасность феодально-монархической реставрации, эти внутренние противоречия оставались приглушёнными. Но уже с начала 1794 в рядах якобинского блока развернулась внутренняя борьба. Руководившая революционным правительством группировка робеспьеристов в марте — апреле поочерёдно разгромила левых якобинцев (см. Шометт, Эбертисты), стремившихся к дальнейшему углублению революции, и дантонистов, представлявших новую, нажившуюся за годы революции буржуазию, стремившуюся ослабить революционную диктатуру. Принятые в феврале и марте 1794 так называемые вантозские декреты, в которых нашли выражение уравнительные устремления робеспьеристов, не были проведены в жизнь вследствие сопротивления крупно-собственнических элементов в аппарате якобинской диктатуры. От якобинской диктатуры стали частично отходить плебейские элементы и сельская беднота, ряд социальных требований которых не был удовлетворён. В то же время большая часть буржуазии, не желавшей далее мириться с ограничительным режимом и плебейскими методами якобинской диктатуры, переходила на позиции контрреволюции, увлекая за собой зажиточное крестьянство, недовольное политикой реквизиций, а вслед за ним и среднее крестьянство. Летом 1794 возник заговор против возглавлявшегося Робеспьером революционного правительства, приведший к контрреволюционному перевороту 9 термидора (27/28 июля 1794), свергнувшему якобинскую диктатуру и тем самым положившему конец революции (см. Термидорианский переворот). Поражение якобинской диктатуры было обусловлено углублением её внутренних противоречий и, главным образом, поворотом основных сил буржуазии и крестьянства против якобинского правительства.
В. ф. р. имела огромное историческое значение. Будучи по своему характеру народной, буржуазно-демократической, В. ф. р. решительнее и основательнее, чем какая-либо др. из ранних буржуазных революций, покончила с феодально-абсолютистским строем и тем самым способствовала развитию прогрессивных для того времени капиталистических отношений. В. ф. р. заложила основу прочных революционно-демократических традиций французского народа, она оказала серьёзное и длительное влияние на последующую историю не только Франции, но и многих др. стран (их идеологию, искусство и литературу).
1   2   3


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница