Проспер мериме африканская любовь комедия в пяти сценах



Скачать 121.6 Kb.
Дата10.11.2016
Размер121.6 Kb.
ПРОСПЕР МЕРИМЕ


АФРИКАНСКАЯ ЛЮБОВЬ
Комедия в пяти сценах
Перевод А. Арго
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
Х а д ж и1 Н у м а н.

З е й н – Б е н – У м е й д а.

Б а б а – М у с т а ф а.

М о х а н а.


Действие происходит в Кордове, в царствование Абдерама.
Amor loco

A dos hidalgos desparó la flecha.

Lope de Vega. El guante de dona Blanca*.

Беседка в садах Хаджи Нумана.

Х а д ж и Н у м а н, Б а б а – М у с т а ф а.


Х а д ж и Н у м а н. Ну, что слыхать о Зейне?

Б а б а – М у с т а ф а. Я только что разговаривал о ним с Омаром, стражем калифа.

Х а д ж и Н у м а н. Говори!

Б а б а – М у с т а ф а. Он видел его вчера на невольничьем рынке. Твой друг разговаривал с одним торговцем, затем вскочил вдруг на коня и ускакал через Джем-Джемские ворота.

Х а д ж и Н у м а н. Кто же этот работорговец?

Б а б а – М у с т а ф а. Сдается мне, господин, это – старый Абу-Тагер, который продал тебе вчера прекрасную Мохану.

Х а д ж и Н у м а н. Ты говорил с ним?

Б а б а – М у с т а ф а. Я не застал его: он был у кадия.

Х а д ж и Н у м а н. Что означает это внезапное бегство? Что могло приключиться с Зейном?

Б а б а – М у с т а ф а. Так как он выехал через Джем-Джемские ворота, мне кажется, он отправился в Семелалию, к войскам визиря.

_____________

* Амур-безумец двоих идальго поразил стрелой. Л о п е д е В е г а. Перчатка доньи Бланки. (Исп.)

Х а д ж и Н у м а н. Полно! Поедет ли он сражаться с неверными, не обняв друга?

Б а б а – М у с т а ф а. Коли прикажешь, я схожу еще раз к Абу-Тагеру.

Х а д ж и Н у м а н. Не медли! Слушай… Отнес ты Мохане купленные мною для нее подарки?

Б а б а – М у с т а ф а. Да, господин, я сам надел ей на шею новое ожерелье. Аллах! Какая она красавица! Много я видел на моем веку красивых женщин, но равной Мохане – никогда. Ах! Вздумай ты ее перепродать, то хоть она и потеряла вчера то качество, которое вы так цените, ты вернул бы обратно заплаченные за нее десять тысяч динаров2.

Х а д ж и Н у м а н. Никогда не продам ее, Мустафа; пусть сам калиф, господни мой, потребует, - я откажу ему, хотя бы мне пришлось бежать к зеиновым бедуинам и быть исключенным из числа правоверных3. Как тебе показалось, довольна она моими подарками?

Б а б а – М у с т а ф а. Она говорит, что рада обладать такими прекрасными вещами, если станет от этого любезней твоему взору.

Х а д ж и Н у м а н. Прелестное созданье!

Б а б а – М у с т а ф а. Какая разница между женщинами у нас и у неверных! Когда я был пленником в Леоне, я насмотрелся на нравы местных женщин. У нас они все покорны, стараются наперебой угодить господину; достаточно двух евнухов, чтобы управиться с двадцатью женщинами… а подите к испанцам: одна женщина командует двадцатью мужчинами…

Х а д ж а м и Н у м а н. Принеси-ка шербету и плодов, да пусть Мохана придет сюда ко мне в беседку.

Б а б а – М у с т а ф а. Слушаю и повинуюсь. (Выходит.)

Х а д ж и Н у м а н. Ты всегда останешься бедуином, Зейн. Всегда во власти мимолетных мыслей, он забывает приглашение друзей и скачет, куда влечет его прихоть… Мне кажется, ему взбрело в голову переведаться копьем с каких-нибудь назарейским рыцарем. Храни его аллах!
Входит Б а б а – М у с т а ф а.
Б а б а – М у с т а ф а. Господин, господин! Твой друг Зейн слезает с коня у ворот. Клянусь аллахом! Боюсь, уж не случилось ли с ним беды: на Абджере нет шитого седла.. Разве только…
Входит З е й н, бедно одетый.
Х ад ж и Н у м а н. Зейн-Бен-Умейда, да будет с тобой благословенье божье!

З е й н. Хаджи Нуман, да будет с тобой благословенье божье! Можешь ты ссудить мне пять тысяч динаров?

Х а д ж и Н у м а н. Могу! Тебе они сейчас нужны?

З е й н. Как можно скорее.

Х а д ж и Н у м а н (дает Мустафе ключ.) Мустафа!

Б а б а – М у с т а ф а. Сию минуту. (Выходит.)

Х а д ж и Н у м а н. Ты видел палатки визиря? Бедуину уже наскучила кордовская жизнь?

З е й н. Я ездил в лагерь по спешному делу. Я занимался торговлей, Хаджи Нуман, но занимался, видно, по-бедуински.

Х а д ж и Н у м а н. Уж не грабил ли ты караваны?

З е й н. С тех пор как служу Абдераму, я забыл подвиги пустынь. Я продал лошадей и драгоценности, чтобы добыть денег.

Х а ж д и Н у м а н. А почему же т не обратился ко мне?

З е й н. Я подумал об этом, да слишком поздно.

Х а д ж и Н у м а н. Если не ошибаюсь, ты продал даже каменья из своего ханджара4?

З е й н. Да, и всех лошадей, кроме Абджера: пока жив буду, поделюсь с ним последним куском хлеба. Но скажи, не надули ли меня? Что стоила оправа этого кинжала, подаренного мне нашим достославным калифом?

Х а д ж и Н у м а н. Девять-десять тысяч динаров, а то и больше.

З е й н. Десять тысяч палок еврею! Разруби его Некир5 своей косой на десять тысяч кусков! Клянусь священной Каабой6 и гробницами пророков, в первом же испанском городе, куда мы войдем, я снесу голову двенадцати евреям…

Х а д ж и Н у м а н. ПО гневу твоему вижу, что ты продешевил.

З е й н. Он дал мне полторы тысячи динаров.

Х а д ж и Н у м а н. В своем ли ты умен, бедуин? Разве можно иметь дело с евреями?

З е й н. Мне дозарезу понадобились деньги. Я шел по безестину7 и увидел, как старый плут Абу-Тагер расхваливал своих невольниц. Одна из них мне полюбилась, а он просил за нее десять тысяч динаров… Хаджи Нуман, до сих пор я назвал бы безумцем того, кто женщину ценит дороже боевого коня; но вид этой женщины заставил меня все забыть! Я чуть было не выменял Абджера на это создание, на эту сбежавшую из рая гурию. Но я спохватился, поехал в Семелалию и продал все, что имел, кроме оружия и Абджера, однако выручил за все лишь четыре тысячи динаров. Я рассчитывал на тебя, что ты добавишь остальное.

Х а д ж и Н у м а н (смеется). Ха-ха-ха! Вот и ты попался, сын пустыни! Узнаю бедуина: он всегда действует не подумавши! Несчастный, ты хочешь купить невольницу, а на что будешь жить? Каково тебе будет содержать и ее и Абджера?

З е й н. Разве у меня нет друга?

Х а ж д и Н у м а н. Есть, и он о тебе позаботится. Тебе нужно десять тысяч динаров вместо пяти; ты их получишь.

З е й н. Спасибо, брат. Ты никогда не перестанешь осыпать меня своими щедротами.

Х а д ж и Н у м а н. Ах, Зейн! Я век останусь у тебя в долгу! Помнишь, как мы с тобой познакомились?

З е й н. Еще бы не помнить!

Х а д ж и Н у м а н. Я изнемог во время паломничества в Мекку; ты вылили на меня весь свой мех8, не оставив для себя ни капли. Сколько ты тогда натерпелся!

З е й н. Мы, арабы, выносливее вас, мавров-горожан. А потом тебя бросили на песке, черного, иссохшего, как скорпион… Какой мусульманин не поступил бы подобно мне?


Входит Б а б а – М у с т а ф а.
Б а б а – М у с т а ф а. Господин, пять тысяч динаров сложены в мешках в подвале. Хочешь пересчитать?..

З е й н. Нет, нет. Приготовь вьючного осла да отсчитай еще столько же. Сто динаров тебе. (Выходит.)

Х а д ж и Н у м а н. Мустафа!

Б а б а – М у с т а ф а. Господин!

Х а д ж и Н у м а н. Волю Зейна исполнит другой раб. Ты пойди за Моханой.
Б а б а – М у с т а ф а выходит.
Бедный Зейн! Потерял голову от новой своей любви. Он хотел сменять Абджера на женщину! Должно быть, она сильно его пленила! Горе тому, кто переплатит за невольницу! Зейн продал каменья со своего кинжала, но ему остается клинок.
Входит М о х а н а в сопровождении М у с т а ф ы.
Подойди ко мне, царица красоты. Скинь чадру. Твои прелести здесь будет созерцать один хозяин.

М о х а н а (скинув чадру). Что угодно моему льву?

Х а д ж и Н у м а н. Подойди, Мохана, сядь рядом со мной на диван. Неси угощение, раб. Ну, Мохана, довольна ли ты украшениями, что я тебе подарил?

М о х а н а. Господин, ты осыпал дарами бедную твою рабыню, и она не знает, как тебя за них отблагодарить.

Х а д ж и Н у м а н. Скоро ты получишь кое-что получше этих безделушек.

М о х а н а. Ах, господин! Покуда со мной твоя любовь, я всегда буду счастлива.

Х а д ж и Н у м а н. Милое дитя, я богат и могуч. Моя мощь, мое богатство принадлежат тебе. Пожелай – и желания твои исполнятся.

М о х а н. Ах, мой лев! Смею ли я просить твоей милости, не заслужив ее?

Х а д ж и Н у м а н. Проси – получишь. Не проси только Абджера, коня друга моего, Зейна.

М о х а н а. Господин, твоя рабыня так счастлива о своим львом, что ей одного только остается пожелать. Я родилась в стране, которая лежит, видимо, очень далеко отсюда, - близ города, прозываемого Дамаском. Отец мой был купцом, но Аллах лишил его своих милостей, потому что он не исполнил своего обета совершить паломничество в Мекку. За один год он потерял все добро. Брата убили курды; мать заболела и умерла. Чтобы прокормить себя и трех моих сестре, отцу пришлось меня продать9. О господин! Позволь мне послать им малую долю твоих подарков, чтобы я разделила с ними счастье, которым с тобой наслаждаюсь.

Х а д ж и Н у м а н. Доброе сердце! Ты больше ничего не просишь? Твой отец и сестры приедут в наш город, и сестрам я дам богатое приданное, если у них есть хоть малая доля твоей красоты.

М о х а н а. Я простираюсь у твоих ног.

З е й н (за сценой). Уходи прочь, раб, или я убью тебя.

Х а д ж и Н у м а н. Кто осмелился сюда войти? Мохана, накинь чадру.


Входит З е й н, с кинжалом в руках. Мохана прячется за диваном.
Как! Зейн, ты входишь сюда, когда твой друг наедине с невольницей?

З е й н. Нуман, неужели, когда я оказал тебе гостеприимство в своей войлочной палатке, я спас крокодила, которому суждено было меня пожрать и насмеяться над своей жертвой10?

Х а д ж и Н у м а н. Что ты хочешь сказать, Зейн?

З е й н. Кто дал тебе смелость оскорблять Зейна, сына Амру, шейха11 племени Умейда?

Х а д ж и Н у м а н. Но кто из нас кого оскорбил?

З е й н. Коварный мавр, зачем ты предлагал мне деньги, когда отнял у меня ту, кого я ценил выше сокровищ калифа?

Х а д ж и Н у м а н. Я?!

З е й н. Разве ты не купил невольницу у Абу-Тагера?

Х а д ж и Н у м а н. Да! Но какое право ты имел на нее?

З е й н (вынимает кинжал). А вот увидишь!

М о х а н а (бросается между ними, чадра падает). Остановись, злодей! Убей меня вперед.

Х а д ж и Н у м а н. Ты потерял разум, Зейн? Ты подымаешь кинжал на Хаджи Нумана! Что я тебе сделал? Не имел ли я таких же прав, как и ты, на эту невольницу? Разве я ее купил не на свои деньги? Моя ли вина, что ты так мешкал с покупкой?

З е й н (пристально оглядывает Мохану безумным взглядом). Ты прав.

Х а д ж и Н у м а н. Вот куда ведет тебя сумасбродство. Не кинься она между нами, ты убил бы брата!

З е й н. Я не смог бы тебя убить: Гавриил покрывает тебя своим щитом. Он покровительствует тебе, а я обречен Иблису12.

Х а д ж и Н у м а н. Прощаю тебе, Зейн, но…

З е й н. Неразумный! Вели женщине накинуть чадру, не то я за себя не ручаюсь. Нуман, прошу тебя, прости меня. Любовь араба жарче и неудержимей самума13.

Х а д ж и Н у м а н. Ты взволнован…

З е й н. Слушай: когда я спас тебе жизнь, ты обещал мне исполнить любую мою просьбу! Просил ли я у тебя чего-нибудь, скажи?

Х а д ж и Н у м а н. Нет.

З е й н. Дай мне эту женщину!

Х а д ж и Н у м а н. Знаешь ли ты, как я ее люблю?

З е й н. Любишь ли ты ее, как я? Сделаешь ли ты для нее вот это? (Пронзает себе руку кинжалом14.)

Х а д ж и Н у м а н. Лютый тигр, на что тебе робкая газель?

З е й н. Ну?

Х а д ж и Н у м а н. Не могу!

З е й н. Ну?

Х а д ж и Н у м а н. Не могу!

З е й н. Обычай пустыни – соблюдать клятвы.

Х а д ж и Н у м а н. Возьми все мое добро… Я тебе все отдам…

З е й н. Хорош обмен! И это ты предлагаешь Зейну! Зейну, который отдал старому Эль-Фарадже всю добычу племени Синеби за одного коня Абджера! Ладно! Я, Зейн, предлагаю тебе Абджера и кинжал моего отца Амру за эту невольницу.

Х а д ж и Н у м а н (умоляющим тоном). Зейн!

З е й н. Не поклялся ли ты священной Каабой, гробницами пророков и твоей саблей исполнить первую мою просьбу?

Х а д ж и Н у м а н. Что сделал бы ты на моем месте?

З е й н (колеблется). Что бы я сделал?

Х а д ж и Н у м а н. Да, ты, Зейн?

З е й н. Я… я бы убил тебя! Вынимай кинжал!

Х а д ж и Н у м а н. Нет, не могу драться с тем, кто спас мне жизнь в пустыне. Слушай, бедуин. Вот способ уладить дело. Пусть Мохана сама выберет хозяина. Предпочтет тебя – она твоя.

З е й н. А сдержишь слово

Х а д ж и Н у м а н. Мохана, выбирай!

М о х а н а. Мне ль выбирать между возлюбленным моим и яростным дикарем! О господин мой! Твоя рабыня вечно будет любить тебя! (Бросается в объятия Хаджи Нумана.)

Х а д ж и Н у м а н. О Мохана! Зейн, неужели ты отнимешь у меня невольницу, которая так меня любит?

З е й н (удрученный). Вы созданы друг для друга… а я, я, несчастный! При рождении я был причиной смерти матери. В двенадцать лет я вышиб стрелой глаз брату… а вот сегодня хотел убить друга. Я попрекал его благодеяниями… О! Это недостойно араба. Прощай, Хаджи Нуман.

Х а д ж и Н у м а н. Зейн, проси у меня все, что я могу тебе дать.

З е й н. Мне ничего не надо. Я возвращаюсь в пустыню, в мою палатку.

Х у д ж и Н у м а н. Останься с другом.

З е й н. Не могу.

Х а д ж и Н у м а н. Почему ты бежишь от меня?

З е й н. Я мог бы случайно убить тебя. Я себя знаю.

Х а д ж и Н у м а н. Ты вправе меня убить, я заслужил твой гнев…

З е й н. Как! Из-за женщины ты стал клятвопреступником, из-за женщины я чуть не стал убийцей! Не я ли из-за нескольких верблюдов делал не одну женщину вдовой, а младенцев сиротами!

Х а д ж и Н у м а н. Останься со мной или возьми меня с собой в пустыню.

З е й н. А рабыня тоже пойдет с нами?

Х а д ж и Н у м а н. У меня сестра красавица, Зейн. Я отдам тебе ее…

З е й н. Брат, вели рабыне снять чадру, позволь мне увидеть ее в последний раз перед уходом.

Х а д ж и Н у м а н. Мохана, исполни его желание. Взгляни на него с любовью: он мне друг…

З е й н. Хаджи Нуман, пусть Аллах… (С яростью.) Нет, сразимся, и пусть решает сабля!

Х а д ж и Н у м а н. Вот ты опять взбесился! Мохана, удались!

З е й н (загораживает ей дверь). Нет, остановись, Мохана! (Хаджи Нуману.) Клятвопреступник! Трус! Предатель! Бесчестный клятвопреступник, ты не уйдешь от меня!

Х а д ж и Н у м а н. Зейн, несчастный, что ты делаешь?

З е й н. Она моя! Что мне до того, любит она меня или ненавидит? Не укрощал ли я свирепых жеребцов? Сумею смирить и эту кобылицу. Мохана, иди за хозяином, или я отрублю тебе голову.

М о х а н а (бросается в объятия Хаджи Нумана). Господин мой, лев мой, защити меня!

Х а д ж и Н у м а н. Стой!

З е й н. Бери саблю.

Х а д ж и Н у м а н. Ты не в силах защищаться… Твоя рука дрожит…

З е й н (ранит его). А что ты скажешь о таком ударе?

Х а д ж и Н у м а н (ударяет его). А ты о таком?

З е й н (поверженный). Радуйся, кордовец, ты сразил героя Иемена.

Х а д ж и Н у м а н. О я несчастный! Я убил того, кто спас мне жизнь!

З е й н. А я дрался с хозяином дома! Я, шейх племени гостеприимных Умейда! Аллах! Аллах! Ты справедлив!

Х а д ж и Н у м а н. А я… каких мук я ни заслуживаю! Я преступил клятву, данную именем священной Каабы, я убил друга.

М о х а н а. Господин!..

Х а д ж и Н у м а н. Проклятая! Это ты его убила. Ты не женщина, ты – Ифрит… 15 ты – сам Иблис.

З е й н. Иблис… он ждет меня! Прощай, брат… Абджер… - не забывай его… В Донголе есть негритянка… она беременна… от меня. (Умирает.)

Х а д ж и Н у м а н. Брат мой! Зейн, Зейн!

М о х а н а. Господин, позволь рабе твоей…

Х а д ж и Н у м а н. Брат мой! Зейн, Зейн!

М о х а н а. Господин, позволь рабе твоей…

Х а д ж и Н у м а н (поражая ее кинжалом). Вот тебе, несчастная! Пусть кровь Зейна сольется с твоей… Зейн, Зейн, мы снова друзья. Я убил ее… Зейн! Зейн! Ты не отвечаешь, брат?
Входит Б а б а – М у с т а ф а.
Б а б а – М у с т а ф а. Господин, ужин подан, а представление окончено.

Х а д ж и Н у м а н. А! Тогда другое дело.


Все встают.
М о х а н а. Милостивые государи и милостивые государи! Вот как кончается «А ф -р и к а н с к а я л ю б о в ь», комедия, или, если вам угодно, трагедия, как принято теперь выражаться. Вот два нелюбезных кабальеро, воскликнете вы. Согласна, и автор напрасно не придал своему бедуину чувства более испанские. Но на это он осмеливается возразить, что не в обычаях бедуинов учиться в Мадриде светским манерам и что любовь их пышет зноем Сахары. Что думаете вы о таком доводе? Думайте, что вам угодно, но не судите строго автора.
ПРИМЕЧАНИЯ АВТОРА



1 Слово Хаджи перед именем собственным означает мусульманина, совершившего паломничество в Мекку.

2 Предоставляю ученым определить стоимость динара.

3 Калифы сочетали светскую власть с духовной. Те, кто их ослушивался, отлучались от джамата, то есть исключались из числа правоверных.

4 Кинжал.

5 Ангел смерти.

6 Место, к которому мусульмане обращают свои молитвы. Кубической формы храм, построенный, как говорят они, Авраамом.

7 Рынок.

8 К такому средству прибегают, чтобы привести в чувство путешественников, изнемогших в пустыне от зноя (см. Странствия Али-Бея).

9 См. Путешествие на гору Ливан г-на Оттера.

10 Намек на арабское поверье.

11 Предводитель племени.

12 Дьявол.

13 Южный ветер пустынь (см. Странствия Али-Бея).

14 См. Письма леди Монтегю.

15 Злой дух, вроде медузы или Ламии.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница