Проживая жизнь…



Скачать 445.93 Kb.
страница2/2
Дата04.05.2016
Размер445.93 Kb.
1   2

Полный круг

Гул…они услышали его около 3 часов ночи. Как будто в 3-х милях от них мчался локомотив. Это были Hell’s Angels (HA), едущие по горам на своих Harley Davidson 74. они были где-то там, на Трассе 84, сбрасывая и набирая обороты, и рев локомотива становился все громче и громче, пока ты не переставал слышать самого себя…и наконец они приехали. НА – на байках, бородатые, длинноволосые, в безрукавках с их фирменным знаком – черепом и прочими причиндалами, как короли. Один за другим переехали деревянный мост, подъехали к дому, затормозили в клубах пыли.

Дата: Суббота, 7 августа 1965 года.

Место: Округ Сан Матео, Калифорния, ранчо Ла Хонда, принадлежащее писателю и рационализатору LSD Кену Киси (?).

Событие: первая «официальная» вечеринка Merry Pranksters, последователей субкультуры наркоманов в честь НА, последователей субкультуры байкеров.

В этот день Ангелы стали частью этого сообщества, в этот день они познали двойное наслаждение: наркотики и свободная любовь.

Пранкстеры приняли в свои ряды НА и те, за один день, вновь стали популярными. Как будто призрак героя Марвина - Чино сумел таки победить героя Брандо – Джонни. Так это описывал в своих великолепных хрониках «The Electric Kool-Aid Acid Test» Том Волф:

Новости передавались из уст в уста, на территории от Сан-Франциско до Беркли, как легенда… (Пранкстеры) преодолели сквозь худшее препятствие, которое знали интеллектуалы – реальное препятствие. Интеллектуалы всегда сталкивались с ощущением, что не противостоят реальной жизни. Реальность принадлежала борцам за приз, тореадорам, рабочим дока, сборщикам винограда, колхозникам. Ностальгия. И НА были этой самой реальной жизнью. Реальнее и быть ничего не могло.

Со стороны байкеров жалоб не поступало. Из ранга изгоев, чужих даже среди своих, они превратились в личностей, знакомства с которыми ищут все. Их хотели писатели, политики, религиозные мистики, которые пытались понять, в чем же состоит смысл их жизни. Их приглашали на голливудские вечеринки, с ними хотели дружить кинозвезды и рок музыканты. По прихоти природы они появились, и их появление заметили и мотоциклисты (принадлежащие к рабочему классу) и хиппи (средний класс).

В отличии от хиппи, байкер не мог спокойно выдержать насмешки горожанина и глумливые вопросы, была ли его мать бабуином. Он вставал перед ним и говорил: «не нравится то, что видишь – иди к черту». Как писала Анджела Картер:

Их одежда – это вызов. Вызов, постоянно бросаемый обществу и успешный, несмотря на то, что его неоднократно просят не обращать внимания: они делают это чтобы раздражать вас…

Калифорнийские байкеры украшают себя железными крестами, цепями и серьгами. Отращивают волосы до плеч и красят бороды в красный, зеленый и пурпурный цвета. у них воняет изо рта, сами они тоже воняют. Лучшие представители, денди животного мира. Воплощенный американский кошмар. Лучше ваша сестра выйдет замуж за негра, чем пригласит байкера из Оклендской группы НА в гости на чашечку кофе.

И такого внимания удостоились не только НА. Все сколько-нибудь примечательные клубы, в середине 50-х переживавшие гонения со стороны полиции и испытавшие на себе неприязнь соотечественников, теперь стали центром внимания. Выпускники школ подражали их стилю одеваться, носили джинсовые безрукавки и копировали сам образ жизни, во всяком случае такой, каким они его представляли у своих героев. Мистика, сопутствующая «двухколесным» проникала везде. Белая американская молодежь, начиная от мексиканской границы до Канады и дальше, колесила по дорогам на побитых байках в поисках Рая.

Тебе не обязательно было интересоваться байками, чтобы быть байкером – это был опыт ради опыта. Байк стал наркотиком. Как наркотик, он порабощал мысли и чувства человека, отрывая его от реальности. Также как и с наркотиком, важной была дорога, а не пункт назначения. Этого не понимали «чистые» (те, кто не принимает наркотики) и не могла контролировать полиция. Только тот, кто прошел через это мог на самом деле понять. К черту остальных.

Вне закона? Они сами выбрали этот путь. Со слова старт и до самого края. И дальше! Мир хиппи вес еще играл в шарады – Созерцайте мои крылья! Свобода! Полет! – но вы же не ждете, в самом деле, что я сигану с этой скалы? Но всем им было далеко до полета фантазии НА. Открыто, публично они впустили их. Внезапно они стали привилегированным меньшинством.

На Хаит Стрит байкеры стали полицейскими психоделии. Они защищали и преуспевали. Подвиги лидеров прочно оседали в головах подданных, боготворящих их исключительность и боящихся гнева. Отношения складывались странные, но обе группы процветали. Байкерам жилось легко и хорошо, их головы не были забиты ничем. Когда умер лидер НА Шоколадный Джордж, разбившись на байке по дороге в Филмор, тысячи детей цветов собрались на его похороны и поминальное собрание в парке Золотые Ворота, Сан-Франциско. Байкеров и хиппи объединило общее горе - погиб их товарищ, наставник.

Даже Чарльз Мэнсон, Дьявол воплоти, обратил свой взор на байкеров, в надежде, что после ухода Хелтера Скелтера, они станут его армией, вестниками Апокалипсиса, которые придут, чтобы наказать «свиней». К счастью, байкеры не прониклись должным уважением к данной особе, посчитав его просто смешным. Кроме того, что с удовольствием принимали секс его девушек, они не хотели больше никаких общих дел. К великому разочарованию офиса DA в Лос-Анджелесе и мировой прессы, так стремившийся, увидеть это великое воссоединение. Вот это была бы история…

Капитан Америка и Малыш Оленья Шкура

Пока головы, уставшие от постоянной работы серого вещества и шокированные Альтамонтом, парили в выси, интерес к стилю жизни байкеров не угасал. «Рожденный Быть Свободным» стал национальным гимном нового поколения байкеров. А в 1969 году состоялся выход на экраны фильма Easy Rider, которым спроектировал образ байкера за границы установленные калифорнийскими клубами и головами Сан-Франциско. Проигнорированный Голливудом Кук некоммерческий, он, тем не менее, захватил умы и сердца тех, кто испытал на себе все политические и социальные коловращения 60-х. За последнюю декаду появилась целая серия фильмов о байкерах – The Wild Angels, Born Losers, Hell’s Angels on Wheels, The Glory Stompers, Motor-Psycho – все они были созданы по образу и подобию хита Стекли Крамера The Wild One. Но с тех пор прошло 10 лет, изменился мир вокруг, все сделанное уже имело место быть, да и самого Брандо и компанию превзойти не удалось.

Съемки Easy Rider обошлись его создателям в 375.000 у.е. а вот дистрибьютор, Коламбия Пикчерз, заработала на нем 20 млн. Это без сомнения, было кино десятилетия. Подробное и правдиво-аккуратное описание мельчайших деталей, вспышек психоза, параноидальной жестокости за хорошо отреставрированным фасадом Страны Свободных Людей.

«Почему в фильме должна быть мораль?», - спрашивал из актеров Питер Фонда. «Дети не любят когда им врут и в то же время читают проповеди. Сейчас пропасть между поколениями меньше, чем во времена моего отца. Без общения нет уважения».

Easy Rider знакомит нас сразу с двумя героями: Уайатом (Питер Фонда) и Билли (Дэннис Хоппер) – колесящих по окрестностям на неописанных грязных байках. Со временем становится понятно, что ездят парни не удовольствия ради, намечается что-то серьезное, может, хотят убрать одного крупного наркодельца и прихватить деньжат. Внезапно настроение фильма внезапно меняется и капитан Америка вместе со своим дружком Билли (крышу снесло) оказываются сидящими на блестящих чопперах Харлеях. И вся эта красота под звуки «Рожденный быть Свободным». Тут же новая сцена, и зрителю кажется, будто то, что он смотрит далеко от простого фильма о байкерах. Становится ясно, что деньги нужны были им только для проведения New Orleans Mardi Gras. Зачем? Кто знает?

Нам ничего не говорят об их прошлом, их идеалах, целях. Мы не знаем, откуда они, не имеем иного выбора кроме как идти за ними вслед, стать ими, путешествовать вместе.

Прошлое уже не имеет значения. Оно исчезло. Все, что волнует нас сейчас – движение – «поиск приключений и всего, что встречается на нашем пути».

Мы путешествуем вместе с Билли и Капитаном по Штатам, вперед, к месту назначения. По дороге они встречают разных людей, которые в той или иной степени вовлечены в их поиск смысла жизни и остаются по обочинам дороги, в то время как наши путешественники продолжают свой путь. Мексиканская семья, которая кормит их, хиппи, с которыми они занимаются любовью, все из них притягательны, но останавливаться нельзя, назад пути нет. Чтобы не ждало их впереди – они должны встретиться с ним лицом к лицу. Каким-то образом они попадают на карнавал в маленьком городке и привлекают нежелательное внимание со стороны полиции. Их сажают в тюрьму, где они случайно встречают адвоката-пьяницу, по-имени Джордж Хэнсон (Джек Николсон), которые, по-своему, тоже стоит вне закона. И он решает пойти вместе с парнями. Встреча с Джорджем – ключ к фильму. Его бунт более реален. У него есть история, причина и повод ненавидеть систему, тогда как они просто не вовлеченные в общую игру странники, старательно избегающих малейшей угрозы на то, что считают свободой. Джордж сбрасывает их с неба на землю, заставляет думать о том что и зачем они делают. И как только они начинают думать, иллюзия, бывшая мечтой, превращается в кошмар.

Выйдя из тюрьмы все трое продолжают путь вместе. Джордж едет вместе с Фонда, выглядя не к месту, сидя позади байкера в своем белоснежном костюме, золотой бейсбольной кепке и бутылкой бурбона в руке. Заехали в придорожную кафешку, чтобы что-то перекусить и тут же столкнулись с оскорбительной тирадой клиентов. Ночью того же дня, дав Джорджу впервые почувствовать вкус марихуаны, они ложатся спать возле костра и на них нападают местные, вооруженные топорами. Джорджа забивают до смерти... Расплата за то, что почувствовал вкус жизни на дороге.

В процессе исследования американского мифа о свободе дороги, двое байкеров поняли, что это действительно всего лишь миф. Джордж, их новый друг, тоже заразился этой иллюзорной свободой, но… был убит конформистами, зараженными той же болезнью, которая разрушила американские мифы о свободе и индивидуальности – паранойей, родившейся из страха свободы.

Двигай, Марлон, парни уже в городе

В Британии, как и в Америке, 1968 год стал поворотным в истории байка. Появлялись новые, интересные возможности времяпрепровождения, не похожие на привычную старую жизнь. Пришло время хиппи, время, когда они мстили миру, затопив все вокруг волной новых возможностей для развлечений. Внешне, хиппи были спокойными, пассивными и творческими созданиями - так не похожими на байкеров. Но враждебность окружающих озлобила их. Наркотики и травка заняли место эля и рок-н-ролла. И, конечно, свободная любовь. Летние выходные проводились на поп фестивалях, а на пляжах, в поисках драк и разборок, а фраза «вылазка на пляж» внезапно приобрела совершенно иное значение. Зрелый байк практически паразитировал на их теле, перенимая их тягу к наркотикам, их женщин, их музыку, их фестивали. Британские байкеры, как и их американские собратья, успешно вписались в стиль жизни хиппи, в тоже время совершенно открыто нарушая законы гостеприимства своих всепрощающих хозяев. Но эта странная коалиция дала многое обеим группами не была, на самом деле, такой уж однобокой. Байкеры защищали детей любви от возможного обмана будь-то со стороны наркодиллеров или устроителей концертов. Именно они, байкеры, на пару с французскими анархистами, сломали заборы и впустили на фестиваль First Isle Wight хиппи, чтобы те могли насладиться музыкой бесплатно. Майк Браун удачно суммировал вышесказанное: «Хиппи доказали, что управлять сложной, неблагодарной толпой занятие не из приятных, но когда оно сделано, в игру вступают НА».

Британские байкеры собирались в тесно связанные клубы, пытаясь превзойти своих предшественников американцев, пришивая на безрукавки лоскуты ткани с надписями и чихая на правила поведения. Изменения начались внезапно. Заядлые рокеры начали отращивать волосы, носить бороды и пытались расширить возможности разума, используя галлюциногены. И в то же время наслаждались свободой, которою дарила скоростная езда на байке. Байкеры, наконец-таки, нашли свое место в революции, свой собственный образ действий. Они проглатывали истории, которые неугомонная пресса рассказывала об американских байкерах. И не важно, что за этим стояло, если стояло вообще, в глазах нового поколения байкеров эти люди были героями, бунтарями со знаком отличия. И дальше больше.

Кумиры из мира знаменитостей, общеизвестные деятели (Джейн Фонда, Карл Маркс) воспринимались не серьезнее, чем Питер Пен. Рабочая молодежь искала примердля подражания, и, похоже, нашла его…Вот только мчаться по лондонским улицам с Вьетконговским флагом или сидеть на LSE…что-то не сходилось. Даже если бы они и поняли аргументы, те не соотносились в их сознаниями, с людьми, отстаивающими их. Даже находясь в самой пасти революции этот класс тяжело было сломить.

Вот только байкеры не так уж и искали прямого конфликта с обществом. Они не были нигилистами. Они просто хотели делать что-то свое и получать от этого удовольствие. Но застряли в культурном вакууме, не могли сопоставить две противоположности: гонять на байке и жить обычной, повседневной жизнью. И все-таки, новое поколение байкеров было лишь верхушкой айсберга и британские байкеры не намного продвинулись со времен конца 50-х начала 60-х. Черная кожаная одежда, борода и рок-н-ролл все еще были их опознавательными знаками. Что им действительно было нужно – это новая личность, идея, вокруг которой можно было бы сплотиться, и которая не отставала бы от реалий жизни. В Штатах таким образом, мыслью, личностью и целью стал Easy Rider. Он, осенію 1969 года, смел с лица земли само упоминание о ковбоях кафешек.

Мы слышали отзывы об этом фильме за долго до того, как он достиг наших берегов. Мы знали, что он о байках, наркотиках и, естественно, жаждали его увидеть. Но мы и думать не могли, какое влияние этот фильм будет иметь над всей культурой байкеров в течении многих лет. Это был мощнейший удар. После выпуска фильма ,который мы все считали образцом, The Wild One, не прошло и года, как появился этот и перевернул все наши понятия вверх тормашками. Я посмотрел этот фильм в Одеоне, на площади Лейцестер. Я добирался до Лондона с друзьями на поезде, потому что мой байк был, как всегда, сломан. Стоя в очереди за билетами на сеанс мы думали только о том, порадуют ли нас хорошей порцией достойного секса, драк и наркоты, чтобы хоть как-то оправдать непозволительное расточительство и длинный путь. Но как только раздались первые аккорды «Рожденного Быть Свободным», а на экране появились Билли и Капитан, пытавшиеся догнать, или наоборот, избежать, Американскую мечту, нас пробрало. Как по мне, то даже без сценария и диалогов фильм мог стать кинохитом. Только вид их двоих, гоняющих свои мотоциклы по стране, уже был золотой поэзией моего сердца. Невероятные байки, невероятная музыка, невероятный пейзаж – мне этого хватило с головой. Сейчас, оглядываясь назад, мне кажется, что столь ярким восприятием мы были прежде всего обязаны количеству выкуренной травки. Но, как бы там ни было, Easy Rider стал для нас фильмом – мессией. Фильмом, который, если выражаться литературным языком, пробудил мысли в наших отупевших головах. Это было путешествием в иной мир, мир, который нам самим так хотелось познать. За эти 94 минуты Дэннис Хоппер сумел показать сам дух свободы, которую мы ощущали, свободу дорог. Даже немой шок в конце, бесцельная смерть, и та было по-своему прекрасна. Этим было сказано все. Нельзя было придумать более эффектного и доходчивого финала. Дикарям не обязательно быть тупорылыми, грубыми животными. Они люди, люди которые бросают вызов обществу. Они могут умирать или жить…Брошенный ими вызов подхватят потомки. По дороге домой мы практически не разговаривали. Да и не хотели. Мы осознали.

Easy Rider схватил мир за шиворот и встряхнул. Ничто уже не могло быть как раньше. Черная кожаная одежда казалось злой шуткой. Теперь необходимо было выглядеть круто. Изменилась даже манера вождения, е говоря уже о отращенных волосах и куртке с бахромой, как у Дэнниса Хоппера. Раньше, проезжая мимо себе подобного принято было сигналить, улечься на байк, лицом на бак, а задницей кверху. Теперь, мы ездили гордо, высоко задрав голову и откинувшись, как бы приглашая всех любоваться нами, хорошими. Изменился даже наш словарь: «байк» стал «чоппером», «колесами», а «телка» превратилась в «чиксу» и «старушку». Драку стали называть «разборкой» или «топотом». Это была наша, очень личная революция.

Новые байкеры были живы, они просто оделись по-другому, заговорили на другом языке и нашли новые способы довести публику.

Оглядываясь назад – после всех этих лет все еще сумасшедший

Прошло более 30-ти лет с тех пор как герой Брандо в фильме The Wild One поджег фитиль пороховой бочки, которая, выстрелив, рассыпала байкеров по дорогам Южной Калифорнии и Вего мира. За все эти годы нация байкеров крепчала, превращалась в по-настоящему международное братство. За это время она доказала, что является одной из самых всепроникающих и долговечных субкультур, возникших в послевоенные годы. Были взлеты и падения, пике и повороты. Она претерпела изменения, которые сделали ее абсолютно не похожей на свою прародительницу. Но несмотря на это, до сих пор существует та самая ниточка, которая связывает современного байкера с его дедом, выгнавшим свой байк на улицу в 40-х годах. Эта ниточка и есть наша культура, наш закон, наша история и наша гордость. Именно ее мы защищаем от нападающих.

Сегодня, племена байкеров колесят по таким разным странам как Новая Зеландия, Бразилия, Австрия, Мексика. Пусть говорим мы не наодном языке, но у нас есть общая вера – вера в свободу. Вера в братство. У нас есть пословица: «Когда мы делаем что-то хорошее, никто об этом не помнит, когда плохое – никто не забывает…» Мы не просим снисходительности, мы требуем уважения.

Настоящий байкер – это не подросток с сумасшедшими глазами, ставший любимчиком прессы. Может мы и не самые хорошо воспитанные или презентабельные члены общества, но точно самые честные. Нам нечего скрывать. Мы льем и не пьем грязь. Наш образ жизни по вкусу не всем, но и ваш нам не по душе. Правительство пытается контролировать нас, подгрести под гребенку цивилизованного поведения. В США наших лидеров прячут в тюрьмы, в Западной Германии закрывают наши клубы, в Канаде записывают каждое движение. Нас высмеивает пресса, пытаясь писать всякую чушь, преследует полиция, ищущая лишь повода прицепиться. Водители-лунатики заставили нас одеть шлемы. Нас не поддерживает ни одна общественная организация. Но, сдается мне, по-другому и быть не могло. У нас есть свой голос. Мы боремся в своих битвах, мы сами выбираем себе друзей, и заботимся о себе тоже сами. Мы – нация байкеров, и пока мы живы и дышим, будем защищать наше наследие. Как там у Сони Баргера (НА): Это то во что мы верим. Знаю, меня могут закрыть, знаю, меня могут избить, но никогда не изменят меня. Они придурки и я это знаю. И они сходят с ума от того, что я это знаю…

Ездите, братья…





























































1   2


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница