Программа «Так написано»



страница2/22
Дата28.10.2016
Размер2.54 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

«Рецепт» для двоих

Счастливый брак — это не роскошная коробка, которую молодожены обнаруживают среди большого количества подарков. Это то, что якобы имеется на небе и раздается всем желающим. Это скорее нечто из области «сделай сам». Нечто, напоминающее набор для конструирования в разобранном виде, что необходимо собрать. Придется что-то склеить, подчистить шероховатости. Немного поработать молотком. Отшлифовать напильником, чтобы убрать царапины. Построгать, попилить, подогнуть, покрыть лаком — и отойти на шаг, чтобы окинуть взглядом. Смахнуть пыль, навощить и отполировать, после чего вы наконец признаете, что ваша мечта воплощена.

Что же делает дом настоящим домом? Что соединяет совсем разных людей в счастливую семью? Благодаря чему семья становится королевством отца, где мать становится королевой, каждая из дочерей — принцессой, а каждый сын — наследником и где над всеми царит Христос? Очевидно, семейные узы — самые прочные, нежные и священные на земле. Послушайте!
Любовь — не страсть, любовь — не гордость;

Любовь — это путешествие бок о бок.

Мы не будем ждать попутного ветра —

Любовь — это туго натянутый парус.

Прекрасней восторга, отрадней света,

Рожденная солнцем или в тихую ночь, Сверкающая в победах,

Непреклонная в лишениях,

Любовь — это священный обет кресту.


Мне кажется, что именно сейчас вы захотите, чтобы я поделился с вами «рецептом» истинной любви, сокрытым в Священном Писании. Это не столько рецепт для двоих, сколько хорошее правило, которое позволит вам научиться ладить с людьми всегда и везде. Во всех жизненных отношениях самое сложное — люди. Послушайте, что сказано в Первом послании к Коринфянам 13:4—7:

«Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит».

Теперь он у вас есть! Рецепт для двоих, данный Господом. Читайте и снова перечитывайте этот замечательный отрывок. Здесь ясно намечен тот аспект человеческих отношений, который обычно не очень хорошо понимают. В этих словах недвусмысленно подчеркнута ценность личности — другой личности. Слишком часто на нее просто не обращают внимания. И в результате один из супругов утрачивает чувство безопасности.
Я говорю не о банковском счете, который дает уверенность в завтрашнем дне. Речь идет об уверенности в привязанности другого. Это чувство или принцип, равно как и ощущение собственной ценности, исключительно важны для любого человека не меньше, чем умение вызвать и укрепить в супруге чувство уверенности в вашей привязанности, ощущение того, что он представляет большую ценность, что он любим и нужен. Без такого фундамента счастью суждена недолгая жизнь.

Испытайте себя этой Божественной формулой — если осмелитесь. Предупреждаю — то, что вам откроется, может вас ошеломить. Во всяком случае, так было со мной. Вы терпеливы, вы добры? Не присущи ли вам хвастливость и высокомерие, не бываете ли вы порой грубы? Не слишком ли вы себялюбивы и обидчивы? Признайтесь, не ведете ли вы счет обидам, несправедливостям и любым проявлениям пренебрежительного отношения к себе? Не слишком ли вы носитесь со своими правами, ревниво следя за тем, чтобы их признавали остальные?

Брюс Бартон рассказывает одну малоизвестную историю из жизни Авраама Линкольна. В начале гражданской войны Линкольн и один из членов его правительства отправились на встречу с генералом Мак-Клелланом. Этикет предписывал, что президент не должен наносить визиты частным лицам. Однако было слишком напряженное время, чтобы соблюдать этикет. Линкольн нуждался в информации из первых рук, а Мак-Клеллан был единственным человеком в Вашингтоне, который мог ее предоставить.

Генерала не было дома, и они целый час прождали его в кабинете. Наконец гости услышали в дверях голос прославленного офицера и подумали, что он незамедлительно их примет. Но, не сказав ни слова, он поспешил наверх. Они подождали еще полчаса. В конце концов Линкольн попросил одного из слуг напомнить генералу, что они все еще ждут его. Через несколько минут слуга вернулся и с явным замешательством сообщил, что Мак-Клеллан говорит, что он слишком устал, чтобы встречаться сейчас с президентом. Он, оказывается, уже разделся и лег спать.

Когда они оба вышли на улицу, член правительства разразился гневом. Почему Линкольн в ту же минуту не разжаловал Мак-Клеллана? Но президент положил руку ему на плечо и сказал: «Не относитесь к этому так сурово. Я готов держать лошадь Мак-Клеллана, если он будет приносить нам победы». Почему Линкольн проявил завидное хладнокровие и стерпел подобное оскорбление собственного достоинства? У него была великая цель — выиграть войну и дать народу свободу. В этом состояла его страсть. Гордость, высокое положение, достоинство и права имели для него второстепенное значение.

Так действует эта формула в общественной жизни. А вот как она проявляется в семье. «Любовь не ищет своего». Судьба семьи, будущее двух человеческих душ, счастье того, кто с нами рядом, — вот что выходит на первый план. Наши собственные права, оказываемое нам внимание — все это вторично. Довольно странно, но счастье скорее отыщет нас, если мы стоим в ряду вторыми.

Я замечал — часто на горьком опыте, — что секрет долговечного брака заключается в мелочах — незначительных бескорыстных поступках, мимоходом произнесенных словах, маленьких знаках внимания, ненавязчивых проявлениях заботы. Почему так происходит, что в течение дня мы находим добрые слова для посторонних людей, но как только переступаем порог собственного дома, мы распускаемся? Почему, если родной дом мы любим больше всего?
Мы чутки и внимательны к чужим,

И гостю редкому улыбки расточаем,

А на родных порою зло срываем,

Хоть ими больше в жизни дорожим.
Маргарет Сангстер

Домашний очаг может вдохновлять, а не обескураживать. Вовсе не обязательно оставлять тактичность и благожелательность на своем рабочем столе. Вы очень любите своих домашних. Но знают ли они об этом? Разве мы сами склонны принимать все на веру? Христианский дух в семье подразумевает взаимную признательность и сердечность, культуру чувств и обычную вежливость, равно как и прямоту характера. Резкость, ранящая откровенность и та разновидность правдивости, когда праведные гневом гордятся умением всегда говорить то, что думают, как бы это ни было безжалостно, — все это отнюдь не добродетели, а серьезные недостатки. В семье им не место. Впрочем, им не место в любых человеческих отношениях.

Четыре стены дома предназначены для того, чтобы заключать в себе счастье, а не преграждать ему доступ. Дом должен быть чем-то большим, чем временным убежищем для оскорбленных чувств и разбитых сердец. И он может стать таким. Если Христос живет в нашем доме, то мы проявляем себя с самых лучших сторон и оказываем друг другу маленькие знаки внимания так же естественно, как делали это в пору зарождения нашей любви.

Я повсюду рассказываю одну замечательную историю, которую вычитала где-то моя жена Нелли, — историю супружеской пары, готовившейся отметить золотую свадьбу. (Между прочим, знаете ли вы, что, несмотря на все разрушительные факторы двадцатого столетия, пятая часть всех браков продолжается более пятидесяти лет?) Местная газета послала репортера, чтобы взять у них интервью, но дома оказался только муж.

«В чем состоит секрет вашего долгого и счастливого брака?» — спросил репортер.

«Что ж, я отвечу вам, молодой человек, — неторопливо произнес старый господин. — Я был сиротой, и мне приходилось много работать, чтобы обеспечить себе кров и пропитание. Пока я не стал взрослым, на девушек даже не смотрел. Сара была первой, с кем я немного сошелся. Когда она неожиданно, но ненавязчиво подтолкнула меня к тому, чтобы я сделал ей предложение, это до смерти меня испугало. Позже, после свадьбы, ее отец отозвал меня в сторону и вручил мне маленькую коробочку. «Здесь лежит все, что тебе необходимо знать», — сказал он. В коробочке было вот что, — и он достал из кармана большие золотые часы, раскрыл и подал их журналисту».

Прямо на циферблате, на который ему приходилось смотреть по десять раз в день, были начертаны слова: «Скажи Саре что-нибудь приятное». Слишком просто, скажете вы? Но в тот момент это подействовало. Помните, что счастье завоевывается небольшими, казалось бы, ничего не стоящими знаками внимания. Признательность всегда вознаграждается. Критическое отношение — никогда. Понимание, открыто выраженная нежная привязанность — вот на чем строятся счастливые отношения.

Но иногда сердечность и признательность отбрасываются и забываются. Иногда, как я с горечью обнаружил, необходимо произвести некоторые изменения, попытаться что-то исправить, как ни странно, даже словами, пересмотреть свои взгляды, признать свою вину. Иногда накануне бури на супружеском корабле следует чуть туже затянуть все канаты, прежде чем отважиться преодолеть опасные пороги. Среди известных мне счастливых браков на одном из первых мест находится брак Виктора и Ольги.

Виктор был рубаха-парень, а Ольга — скромная затворница. Он всегда был душой компании, а она оставалась в тени. Но они, похоже, прекрасно дополняли друг друга. Нередко можно было видеть, как они сидят, взявшись за руки, и лукаво улыбаются друг другу, словно читая некое тайное послание, адресованное только им двоим.

Однажды они давали званый ужин. Несколько раз Виктор заглядывал на кухню и предлагал свою помощь. Наконец она поручила ему разливать напитки. И когда все было готово, он обслужил ее первой! Не знаю, что он читал о правилах хорошего тона, но она сидела сияющая, как если бы полагалось поступать именно таким образом. Ужин был великолепен. Во время общего разговора он несколько раз спрашивал ее мнение о том или ином предмете, причем внимательно выслушивал ее ответы.

После ужина кто-то из гостей отозвал Виктора в сторону и спросил, в чем секрет его счастливого брака.

«Должен вам сказать, — ответил Виктор, — что так было не всегда. Первые несколько лет наша совместная жизнь была очень непростой, пока мы не осознали, что надо что-то предпринять. И тогда мы решили составить список того, что нам не нравится друг в друге. Списки получились ужасно длинными, но Ольга все же дала мне свой, а я ей — свой. Читать было страшно неприятно. Там было такое, о чем мы никогда не высказывались вслух и о чем не давали понять другому каким-нибудь другим способом. Затем мы сделали то, что вам, может быть, покажется глупостью. Мы вышли из дома и сожгли эти списки возле мусорного бака, наблюдая, как они исчезают в огне, и впервые за долгие месяцы обняли друг друга. Потом вернулись в дом, и каждый из нас написал список всех тех хороших качеств, которые нам удалось выискать друг в друге. Это заняло немного времени. Это было трудно, потому что тогда наш брак находился в критическом состоянии. Но мы за него держались.

Затем мы сделали еще одну вещь, которая тоже покажется вам ребячеством. Пройдемте в спальню, я вам покажу». И он провел своего гостя в опрятную, уютно обставленную спальню. А там, на самом видном месте, висели в красивых рамках два написанных от руки списка.

«Если у нас и есть какой-то секрет, то он перед вами», — заключил Виктор. И он рассказал, что всякий раз, когда шел на работу, вспоминал свой список, и так мысленно снова и снова он повторял его каждый день. «Теперь мне кажется, что Ольга — самый замечательный человек на свете, — добавил он. — И я догадываюсь, что она думает обо мне так же. Вот и все».

Вот, пожалуй, и все? Однако в этом есть много поучительного: именно преодоление всего дурного и умение вознести доброе на должную высоту составляет сокровенную сущность долговечного брака. Этим молодым супругам принадлежал рай, созданный не кем-то, а ими самими. Главное — каким образом: при помощи двух нацарапанных от руки списков в рамочках! Помните слова апостола Павла? «Любовь… не радуется неправде». Выбросьте неправду в мусорный ящик — буквально. Сожгите ее!

Друг мой, в ваших отношениях с людьми необходимо что-то изменить, исправить. Если это так, то знайте, что прочные нити доброты и признательности — самый лучший материал для этой цели. Каждой семье необходима такая починка. В каждой семье бывают размолвки, расхождения во взглядах. Но чем больше я живу и чем больше узнаю людей, тем лучше я понимаю, что для улаживания этих конфликтов требуется высочайшая тактичность. Ибо различие мнений в напряженной атмосфере раздражительности становится взрывоопасным. Вот хороший совет для любой семьи: никогда не ссорьтесь за завтраком. Многие мужья, не справившись с управлением автомобиля по дороге на работу, выезжали на встречную полосу и попадали в аварию как раз после ссоры за завтраком. А многие жены потом долго раскаивались. Пожалуйста, последуйте моему совету. Не начинайте ссоры, когда муж приходит с работы домой. Он может выдержать на работе все что угодно, если только у него счастливая семья. Так пусть его никогда не встречает дома сварливая жена! И еще — никогда не ссорьтесь, отходя ко сну. Это портит весь прожитый день.

Итак, мой совет довольно прост. Никогда не скандальте! Полезных ссор не бывает. Дайте выход своим страстям каким-нибудь другим способом. Ссоры никогда не проясняют атмосферу — они способны только отравить ее, оставляя в душе глубокие раны. Важно помнить, что под влиянием момента мы добиваемся противоположного результата, — война есть война, какими бы средствами она ни велась, — кулаками или эпитетами. Раны, нанесенные словами, подчас более страшны, чем удары дубинкой.

Может быть, вам приходилось читать «Историю первых поселенцев», прибывших в Америку? Эта выдержавшая испытание временем повесть исполнена высокой патетики, но в ней немало мудрых советов для женатых людей. Помните, как усталый молодой поселенец вернулся домой после долгого трудового дня? По неизвестной причине, без ведома его жены, их коровы куда-то разбрелись. И он упрекнул ее за это. «Тебе же больше нечем заниматься! — воскликнул он. — Могла бы хоть за коровами присматривать!»

Он тут же пожалел о своих словах. Но зло уже совершилось. Он хотел попросить прощения в тот же вечер, но помешала гордость. На следующее утро ему было некогда, и он отложил примирение на другой раз. К вечеру он увидел, что надвигается гроза, и заторопился домой. Хижина была пуста. Но на столе лежала записка. «Коровы опять пропали, — говорилось в ней. — Мне очень жаль. Я старалась их удержать. Пожалуйста, находи для меня добрые слова, когда приходишь домой. Я ушла искать коров».

«Моя жена? В такую грозу под открытым небом?» Он бросился за ней и совершенно забыл о коровах. К сожалению, его супруга не понимала всей опасности, связанной с грозой, которая разбушевалась вскоре с неистовой силой. В небе, изрезанном ослепительным огнем молний, раздавались оглушительные раскаты грома, и стеной обрушился град, но он, обезумевший от ужаса, искал свою милую. Всю ночь прочесывал он холмы и долины. А на рассвете вернулся к хижине — лишь для того, чтобы недалеко от того самого места, где он убил ее своими словами, найти ее безжизненное тело. Было слишком поздно — слишком поздно для слов!


О, если бы я утром знала,

Как жестоко будут терзать

Меня весь день

Недобрые слова,

Произнесенные мной, когда ты уходил,

Я была бы осторожней, любимый,

И не причинила бы тебе бессмысленной боли;

Но мы огорчаем наших близких Взглядом и словом,

Которых уже не вернуть.

И если даже тихим вечером

Ты дашь мне мирный поцелуй,

Все равно, может статься,

Эта боль Никогда не затихнет в моей душе.

Сколько их, уходящих утром,

Чтоб никогда не вернуться домой…

Так разбиваются сердца

От резко сказанного слова,

Которого слезами не изменить.

О, эти губы, гневом искривленные,

И этот взгляд, исполненный презрения!

Но так жестокий рок решил,

И вечер слишком поздно наступил,

Чтобы исправить сделанное утром.
Маргарет Сангстер

В каждой семье могут возникать разногласия и противоречия во мнениях, которые сразу же необходимо обсудить. Хорошее правило — никогда не ложиться спать, пока недоразумения, если таковые имеются, не будут рассеяны. Апостол Павел советует: «Гневаясь, не согрешайте: солнце да не зайдет во гневе вашем; и не давайте места диаволу» (Еф. 4:26, 27).

Уверен, что вы пожалеете, если хоть немного отклонитесь от этого правила. Противоречия лучше всего разрешать в спокойной, лишенной напряженности обстановке любви и согласия, когда легко прощать. Размолвки, если их не уладить безотлагательно, постепенно превращаются в бессознательную негативную установку и могут в конечном счете разрушить брак.

А теперь я хочу задать вам вопрос. Вы любите свою жену? Вы любите своего мужа? Но думали ли вы о нем (или о ней) как о своем самом лучшем друге? Здесь на минуту остановитесь и хорошенько подумайте. Ваш лучший друг… По существу, муж и жена — это друзья. Разве эта мысль не могла бы смягчить натянутые отношения многих людей? Друзья. Разве друзья не делают все сообща, не делят все пополам? Неужели вы допустите, чтобы ваш брак, вместо того чтобы стать искренней дружбой, обернулся формальным признанием взаимной ответственности? Кто-то сказал, что любовь — это дружба, положенная на музыку. Так ли это у вас? Или вы пытаетесь сохранить любовь, тогда как дружба уже давно прошла? Не пьете ли вы из медной кружки долга, когда могли бы пить из золотой чаши дружбы? Делайте все вместе. И это касается не только мужа и жены. Каждый ребенок, появляющийся в доме, нуждается во внимании. Ему необходимы двое преданных родителей. Ему необходимо их время. Ему необходимо принести в жертву свои эгоистические замыслы. Счастливые семьи вместе играют, вместе трудятся, вместе исследуют жизнь, вместе строят лодку — даже если она будет протекать. Можете спросить моих мальчишек и дочь Конни о протекающей лодке. Живите вместе в палатках. Не так уж важно, что именно вы будете делать. Но делайте это вместе. Память подсказывает, что мне самому следовало бы уделять этому больше внимания.

И еще один секрет. Когда супружеские пары и семьи научатся вместе молиться, они сделают важное открытие, предотвращающее семейные разногласия. Когда-то молитва в кругу семьи была укоренившимся обычаем. По мере его угасания резко возросло количество семейных неурядиц и разводов. Число людей, которые день за днем, месяц за месяцем, год за годом обходятся без семейных молитв, просто ужасает — а ведь многие из них считают себя христианами. Как обстоит с молитвой в вашем доме? Господь сказал устами Иеремии: «Народ Мой забыл Меня, — нет числа дням» (Иер. 2:32). Это заставляет и нас задуматься сегодня, не так ли?

В одной семье, где скончалась мама, маленькая девочка с тревогой сказала незнакомцу: «Мы не молились дома с тех пор, как умерла мама, и ничего не случилось!»

Какое убогое, примитивное понимание истинного значения молитвы! Не приучаются ли наши дети к тому, что молитва — это что-то вроде пожарной лестницы? Нет, в этой семье ничего не случилось. Ничего, кроме подспудного, почти неощутимого духовного разложения.

Господь не собирается поражать нас молнией, потому что Он глубоко любит нас. Нередко мы утешаем себя тем, что никакого ужасного бедствия не произойдет, если не считать духовного разрушения. Вот так мы постепенно проигрываем, думая, что именно сейчас мы сильны, как никогда. Объединяя семью вокруг Иисуса Христа, своеобразное семейное богослужение может стать самым радостным переживанием в жизни ваших детей. Недопустимо, чтобы они воспринимали время молитвы как нежелательную обязанность или обузу.

Здесь важно отметить, что «программа» религиозной жизни одной семьи может оказаться невыполнимой для другой. Распорядок семейных молитв должен быть приспособлен к возможностям вашей семьи. Вот что я имею в виду. По-видимому, было бы идеально, если бы семья могла собираться на молитву и утром, и вечером. Однако допустим, что вы уже пытались это осуществить. Утром все было прекрасно. Но как только ваша семья соберется на молитву вечером, дети начинают капризничать, непрерывно звонит телефон, и всем приходится ждать. Прибирание со стола, мытье посуды и прочие домашние дела откладываются. Все ложатся спать раздраженными и недовольными. И тем не менее у вас состоялась семейная молитва! Возможно, это не лучший вариант для вашей семьи. Тогда можно по-прежнему собираться всем вместе на утреннюю молитву. А перед сном пусть кто-нибудь из родителей побудет с каждым ребенком — пообщается и совершит с ним молитву. Пусть ребенок с нетерпением ожидает того часа, который он проведет с отцом или матерью, часа, который будет всецело принадлежать ему.

В нашей семье мы придерживались первого варианта, пока не подросли старшие сыновья. А теперь, с младшим сыном и дочерью, мы находим более удачным второй вариант. Несомненно, и для вашей семьи существует наиболее подходящий путь. Найдите его — и следуйте по нему неотступно.

Никакое количество семейных молитв не может, разумеется, заменить вашего общения с Господом наедине. И здесь тоже надо найти верный путь, придерживаясь которого вы поможете людям, которые рядом с вами, а не доставите им неудобства.

В одной семье отец каждое утро вставал пораньше, чтобы помолиться и поразмышлять в одиночестве у себя в кабинете. Однажды за ним увязалась его маленькая дочка, но ей было велено не беспокоить отца. Тогда она спросила у матери, чем занимается папа. «Он пытается научиться любить своих сотрудников по работе», — последовал ответ. Любить своих сотрудников и отдалиться от своих близких? К счастью, этот человек все же осознал свою ошибку, и вскоре у них вошло в обычай, чтобы кто-то из детей присоединялся к нему во время утренней молитвы. Невозможно переоценить благодатное влияние христианской семьи. В пору юношества дети могут ошибаться, сбиться с пути. Но воспоминания о твердой и искренней религиозной преданности в семье не изглаживаются из памяти никогда. Господь сказал через пророка Исаию: «Я буду состязаться с противниками твоими, и сыновей твоих Я спасу» (Ис. 49:25). Какое обетование!

И вы можете доверять Его слову.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница