Проблемы квалификации организации преступного



Скачать 86.66 Kb.
Дата09.05.2016
Размер86.66 Kb.
ПРОБЛЕМЫ КВАЛИФИКАЦИИ ОРГАНИЗАЦИИ ПРЕСТУПНОГО

СООБЩЕСТВА (ПРЕСТУПНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ)
Р.Х. КУБОВ
Кубов Р.Х., кандидат юридических наук.
Исходя из нормы действующего уголовного законодательства довольно сложно классифицировать организацию преступного сообщества, данную неясность устраняет Постановление Пленума Верховного Суда "О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации)".

В практике деятельности органов внутренних дел сформировался термин "организованное преступное формирование" (ОПФ). Этой аббревиатурой стали обозначаться крупные криминальные структуры, оказывающие значительное влияние на состояние социально-экономической и общественно-политической ситуации в регионах. Для них характерны высокий уровень иерархичности и конспиративности, разделение организаторских и исполнительских функций, наличие самостоятельной экономической основы и коррумпированных связей в органах власти. Если говорить об их численности, то сейчас в стране, по данным МВД, действуют около 400 крупных и устойчивых ОПФ общей численностью примерно 10 тысяч человек <1>. В 2007 г. МВД было ликвидировано 67 организованных групп и преступных сообществ. По материалам, собранным сотрудниками подразделений по борьбе с организованной преступностью, возбуждено свыше 300 уголовных дел в отношении участников криминальных группировок, в том числе 30 их лидеров <2>.

--------------------------------

<1> См.: Интервью начальника ОРБ-2 МВД России В. Огаря // Газета. 2008. 28 янв.

<2> См.: Интервью заместителя министра внутренних дел РФ Е. Школова // Российская газета. 2008. 31 янв. Федеральный выпуск N 4576.
Отличительные признаки преступного сообщества нужно искать в законодательном определении этого явления <3>. В ч. 4 ст. 35 УК РФ преступное сообщество характеризуется как сплоченная организованная группа, созданная для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединение организованных групп, созданных в тех же целях. Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 10 июня 2008 г. N 8 "О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации)" <4> дал следующую дефиницию: "Под преступным сообществом (преступной организацией) следует понимать структурно оформленную преступную группу, которая, помимо присущих организованной группе признаков (часть 3 статьи 35 УК РФ), характеризуется сплоченностью и создана для совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединение организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп, созданное в тех же целях. В качестве организаторов (руководителей) преступного сообщества (преступной организации) и входящих в него структурных подразделений может выступать одно или несколько лиц" (п. 2).

--------------------------------



<3> См.: Там же. С. 18.

<4> Российская газета. 2008. 17 июня.
Таким образом, Пленум еще раз подтвердил положение о том, что систематический характер преступной деятельности - один из ключевых признаков преступления, предусмотренного ст. 210 УК РФ "Организация преступного сообщества (преступной организации)". Данное положение апробировано на практике. Так, Следственным управлением СК при МВД России по Дальневосточному федеральному округу в июне 2005 г. направлено в суд уголовное дело в отношении Пасько, который в г. Находке Приморского края создал преступное сообщество (10 человек), члены которого содержали две фирмы досуга: "Амазонки" и "Изабелла" для вовлечения женщин в занятие проституцией. В ходе следствия выявлен 21 эпизод преступной деятельности участников преступного сообщества. Далее, Следственным управлением СК при МВД России по Центральному федеральному округу в сентябре 2005 г. направлено в суд уголовное дело в отношении Тишина, организовавшего преступное сообщество (преступную организацию), члены которой (три человека) совершали вымогательства денежных средств у граждан в результате спровоцированного ДТП. В ходе следствия выявлено 55 фактов преступной деятельности участников преступного сообщества (преступной организации), установлен причиненный гражданам ущерб на общую сумму свыше 2 млн. рублей. Другое аналогичное уголовное дело расследовано ГСУ при ГУВД Самарской области в отношении Джалодянца и других лиц (всего пять человек), которое направлено в суд в ноябре 2005 г. Участники преступного сообщества имитировали совершение ДТП с автомашинами потерпевших и требовали с них возмещения ущерба как виновников причинения вреда. Всего в ходе следствия выявлено 23 эпизода, установленный ущерб превысил сумму свыше 700 тысяч рублей.

Как показывает изучение уголовных дел, практика применения ст. 210 УК РФ встречает серьезные трудности, связанные с применением в проекции к организованному сообществу критерия "сплоченность". По мнению законодателя, сплоченность придает группе свойство организации. В теории уголовного права этот признак считается либо одним из проявлений устойчивости <5>, либо самостоятельным наряду с устойчивостью признаком <6>. В судебной практике сложился подход, в соответствии с которым сплоченность членов преступной группы признается свидетельством ее устойчивости <7>. По мнению Л.Д. Гаухмана и С.С. Максимова, сплоченность - это оценочный признак, который характеризуется круговой порукой, конспирацией, общей кассой, наличием специальных технических средств и т.д. <8>. Т.В. Шутемова апеллирует при понимании сплоченности к внутреннему состоянию изучаемого объекта (организованной группы, банды, преступного сообщества и др.), а устойчивость трактуется ею как отражение внешней стороны деятельности этого объекта как единого целого <9>. Т.Д. Устинова связывает сплоченность с наличием тесной связи между всеми участниками, при которой наиболее тщательным образом распределены все обязанности не только между всеми членами, но и отдельными группами, составляющими такое сообщество <10>. В.М. Быков характеризует сплоченность как психологическое свойство преступного сообщества (преступной организации) - стабильность ее личного состава; ограничения, связанные с появлением в группе новых членов и выхода из нее старых; постоянное совершение новых преступлений именно в составе тех же лиц; общая ценностно-нормативная ориентация; признание всеми его членами обязательными для себя общих правил поведения и строгой дисциплины, постоянная взаимная помощь и поддержка <11>. Н.П. Водько полагает, что в связи с недостаточной определенностью и размытостью понятий устойчивости и сплоченности эти термины не могут исполнить роль оценочных признаков <12>.

--------------------------------

<5> См.: Ковалев М.И. Указ. соч. С. 224, 229 - 231.

<6> См.: Тельнов П.Ф. Ответственность за соучастие в преступлении. М., 1974. С. 132 - 133.

<7> См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм".

<8> См.: Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Уголовная ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации). М., 1997. С. 10.

<9> См.: Шутемова Т.В. О некоторых проблемах уголовно-правовой характеристики бандитизма // Следователь. 1999. N 6. С. 11.

<10> См.: Устинова Т.Д. Уголовная ответственность за бандитизм. М., 1997. С. 68.

<11> См.: Быков В.М. Уголовная ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации) // Российский следователь. 2000. N 6. С. 18 - 20.

<12> См.: Водько Н.П. Уголовно-правовая борьба с организованной преступностью. М., 2000. С. 23.
На самом деле проблема кроется в специфике категорий, с помощью которых законодатель описывает те или иные организованные формы соучастия. Эти категории сами по себе являются оценочными. Это приводит к тому, что при раскрытии их содержания происходит смешение уголовно-правовых и криминологических, социологических, психологических критериев, создается поле для формирования великого множества вариантов доктринального толкования. В конечном итоге это все оказывает самое негативное влияние на эффективность правоприменительной практики, затрудняя разграничение сложных форм соучастия в конкретных уголовных делах.

Так, по уголовному делу, первоначально возбужденному ГСУ при ГУВД Московской области по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК Российской Федерации в отношении Мирзабекяна, организовавшего этническую группу из шести человек, которая на территории Химкинского района занималась изготовлением и сбытом фальсифицированного коньяка и спирта, ему было предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 210, ч. 4 ст. 159 УК Российской Федерации. В декабре 2005 г. Химкинской городской прокуратурой уголовное преследование по этой статье прекращено за отсутствием состава преступления, поскольку "органами предварительного следствия предъявлено обвинение по ст. 210 УК Российской Федерации по надуманным основаниям, не подтвержденным собранными по делу доказательствами", поскольку не получено достаточных данных об организации именно преступного сообщества. Действия Мирзабекяна по продаже фальсифицированного коньяка, по мнению прокуратуры, охватываются составом мошенничества, совершенного организованной группой.

Еще один пример. ГСУ при ГУВД Самарской области расследовалось уголовное дело в отношении руководителей общественного объединения "Стелла" Сыроедина и др., которые (всего девять человек) в период с января по февраль 2004 г. по принципу финансовой пирамиды совершили мошенничество в отношении 179 жителей г. Сызрани, причинив им ущерб на общую сумму свыше 8 млн. рублей. В ходе следствия Сыроедину предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 210, ч. 4 ст. 159 УК Российской Федерации, избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. В сентябре 2005 г. прокуратурой Самарской области уголовное преследование по ст. 210 УК Российской Федерации в отношении Сыроедина и других лиц прекращено по п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК Российской Федерации в связи с отсутствием в деянии состава преступления, поскольку, по мнению прокурора, в ходе следствия не добыто достаточных доказательств, подтверждающих вину вышеуказанных лиц в совершении вышеназванного преступления, а материалы уголовного дела не содержат признаков устойчивости и сплоченности организованной группы.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 10 июня 2008 г. N 8 "О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации)" дал разъяснения по этому вопросу. По смыслу ч. 4 ст. 35 УК Российской Федерации под признаком сплоченности преступного сообщества (преступной организации) следует понимать наличие у руководителей (организаторов) и участников этого сообщества (организации) единого умысла на совершение тяжких и особо тяжких преступлений, а также осознания ими общих целей функционирования такого преступного сообщества и своей принадлежности к нему. Для данной формы организованной преступности характерно сочетание в различной совокупности таких признаков, как наличие организационно-управленческих структур, общей материально-финансовой базы, образованной в том числе из взносов от преступной и иной деятельности, иерархии, дисциплины, установленных ими правил взаимоотношения и поведения участников преступного сообщества и т.д. Сплоченность может также характеризоваться особой структурой сообщества (например, руководитель, совет руководителей, исполнители отдельных заданий), наличием руководящего состава, распределением функций между его участниками. О сплоченности сообщества свидетельствует планирование преступной деятельности на длительный период, подкуп и другие коррупционные действия, направленные на нейтрализацию представителей правоохранительных и иных государственных органов (п. 3 Постановления). Более того, Пленум особо акцентирует внимание на планировании преступной деятельности: "Уголовная ответственность за создание преступного сообщества (преступной организации) для совершения тяжких или особо тяжких преступлений либо объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп в целях разработки планов и условий для совершения тяжких или особо тяжких преступлений (часть 1 статьи 210 УК РФ) наступает с момента фактического образования указанного преступного сообщества" (п. 4). Представляется крайне важным, что Пленум выделяет и такую функцию организованного сообщества, как координация криминальной деятельности: "В случае объединения уже существующих преступных групп в преступное сообщество (преступную организацию) суду надлежит устанавливать конкретные данные, свидетельствующие о направленности умысла входящих в них лиц на совершение этими группами совместных действий, их координации" (п. 4).

Таким образом, качественные свойства признака "сплоченность" следует обобщить следующим образом:

- наличие у участников сообщества единого умысла на совершение тяжких и особо тяжких преступлений, включающего осознание принадлежности к сообществу;

- наличие структурных признаков сообщества, включающих его иерархичность, организационно-управленческие структуры, дисциплину, правила поведения;

- наличие организационно-управленческих структур, обеспечивающих материально-финансовую часть деятельности сообщества, в том числе коррупционные связи, координацию и планирование деятельности преступного сообщества. Обратим внимание, что организационные и управленческие функции по смыслу п. 7 Постановления осуществляются, во-первых, как в отношении преступного сообщества, так и в отношении его структурных подразделений, во-вторых, как при совершении конкретных преступлений, так и в целом при обеспечении функционирования преступного сообщества.



Таким образом, Постановление Пленума Верховного Суда "О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации)" раскрывает содержание ряда ключевых признаков организованного сообщества, которые позволят избежать ошибок в правоприменительной деятельности, связанных с критериями сплоченности организованного сообщества и систематичности его деятельности.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница