Проблемы государственности в Океании



Скачать 179.55 Kb.
Дата03.05.2016
Размер179.55 Kb.
Проблемы государственности в Океании

И. Ю. Окунев
Определить границы самого таинственного и далекого региона мира – Океании – довольно сложно. Традиционно под Океанией понимается группа островов южной части Тихого океана. Этот регион включает 22 территории, объединяющих более 10 тысяч островов, которые зачастую по этнографическому принципу делят на Меланезию (юго-восточная часть Океании, наиболее близкая к материку: Папуа-Новая Гвинея, Соломоновы острова, Вануату, Фиджи и Новая Каледония), Микронезию (северо-восточная часть Океании: Палау, Федеративные Штаты Микронезии, Маршалловы острова, Северные Марианские острова, Гуам, Науру и Кирибати) и Полинезию (восточная часть Океании: Тувалу, Уоллис и Футуна, Тонга, Токелау, Самоа, Американское Самоа, Ниуэ, Острова Кука, Французская Полинезия и Питкерн). Однако иногда в Океанию включают также и другие острова центральной и западной частей Тихого океана. Таким образом, можно говорить о «Большой Океании», включающей помимо названных территорий также всю островную Индонезию, Восточный Тимор, Филиппины, Австралию, Новую Зеландию, Гавайские острова и другие северотихоокеанские территории США, и даже чилийский остров Пасхи. Однако географически, этнографически и исторически именно «традиционная Океания» представляется наиболее цельным регионом, поэтому в данном обзоре мы ограничимся изучением политического устройства «традиционной Океании».
Табл. 1 Территории Океании



Название территории

Площадь (км2)

Население (чел.)

Год обретения независимости

Метрополия




Меланезия













1.

Папуа-Новая Гвинея

462 840

5 172 033

1975

Австралия

2.

Соломоновы острова

28 896

494 786

1978

Великобритания

3.

Вануату




196 178

1980

Великобритания, Франция

4.

Фиджи

18 274

856 346

1970

Великобритания

5.

Новая Каледония

18 575

207 858

-

Франция




Микронезия













6.

Палау

12 189

19 409

1994

США

7.

Федеративные штаты Микронезии

702

135 869

1986

США

8.

Маршалловы острова

181

73 630

1986

США

9.

Северные Марианские острова

477

77 311

-

США

10.

Гуам

541

160 796

-

США

11.

Науру

21

12 329

1968

Австралия

12.

Кирибати

726

96 335

1979

Великобритания




Полинезия













13.

Тувалу

26

11 146

1978

Великобритания

14.

Уоллис и Футуна

274

15 585

-

Франция

15.

Тонга

748

106 137

1970

Великобритания

16.

Токелау

10

1 431

-

Новая Зеландия

17.

Самоа

2 831

178 631

1962

Новая Зеландия

18.

Американское Самоа

199

68 688

-

США

19.

Ниуэ

260

2 134

-

Новая Зеландия

20.

Острова Кука

236

20 811

-

Новая Зеландия

21.

Французская Полинезия

4 167

257 847

-

Франция

22.

Питкерн

62

47

-

Великобритания

Из двадцати двух территорий Океании только двенадцать являются суверенными государствами. В табл. 1 представлены данные о годах обретения океаническими территориями независимости и об их бывших или нынешних метрополиях. В XX веке свои претензии на океанические территории были у Великобритании (затем и у ее освободившихся доминионов Австралии и Новой Зеландии), Франции, Германии, Японии и США. Деколонизация региона началась вместе с общемировой в 1962 г. и шла в три этапа. На первом (1962–70 гг.) независимости добились наиболее самодостаточные территории Океании: Самоа, Науру, Тонга и Фиджи. Во время второго (1975–80 гг.) независимость получили все английские колонии: Папуа-Новая Гвинея, Соломоновы острова, Вануату, Кирибати и Тувалу. Наконец, во время третьего (1986–94 гг.), стали суверенными государствами подопечные территории ООН в Микронезии, управлявшиеся из США: Федеративные Штаты Микронезии, Маршалловы острова и Палау. На сегодняшний момент Франция остается единственной державой, полностью сохранившей свое присутствие в Океании. Однако, по всей видимости, идея деколонизации французской Океании набирает сторонников. В 2003 г. Уоллис и Футуна и через год Французская Полинезия получили самую широкую автономию и статус «заморских территорий» Франции. Вопрос о независимости Новой Каледонии будет решаться на референдуме, который пройдет после 2014 г.

Средний уровень жизни в Океании продолжает оставаться невысоким, хотя и выше большинства других постколониальных территорий. Наибольший уровень экономического благосостояния, достигнутый на Науру и Новой Каледонии, объясняется в первую очередь значительными (мирового значения) запасами фосфатов на Науру и никелевых руд в Новой Каледонии. Из полезных ископаемых регионального значения можно назвать, пожалуй, лишь золотые рудники на Фиджи и медные в Папуа-Новой Гвинее. В хозяйстве региона традиционно преобладают рыболовство, выращивание какао и кокосов. Не последнюю роль играет и международный круизный туризм.

По форме правления почти все океанические государства являются республиками (бывшие подмандатные территории ООН и Кирибати – президентские, Фиджи полупрезидентская, остальные государства – парламентские). Единственное исключение составляет Тонга, в которой сохраняется дуалистическая монархия. Власть «священных вождей» туи-тонга установилась на Тонга в X в. н.э. В XII-XVI вв. в результате территориальной экспансии существовала Империя Тонга, включавшая современные Фиджи, Самоа, Ниуэ, Уоллис и Футуну и часть других океанических территорий. После смерти в 2006 г. короля Тауфаахау Тупоу IV на трон взошел его сын Джордж Тупоу V. Его правление началось с подавления восстания в столице страны Нукуалофе. Бастовавшие требовали расширение демократии в стране и прямых выборов всех депутатов Парламента (до этого большинство депутатов назначалось королем). Было разрушено три четверти делового района столицы. Для подавления восстания пришлось попросить военной помощи у Австралии и Новой Зеландии. В столице до сих пор действует чрезвычайное положение, а на 2008 г. перенесены коронация монарха и переизбрание Парламента.

Большинство океанических государств унаследовало британское устройство законодательной власти. Наиболее четко это прослеживается на Фиджи, где двухпалатный парламент и по организационной структуре и по принципам функционирования может считаться уменьшенной копией Вестминстерского дворца1. Двухпалатный парламент действует также в Палау, остальные высшие законодательные органы Океании – однопалатные. Тем не менее партийная система стран региона еще очень неустойчива, в странах последней волны деколонизации, в Науру и Тувалу партий вообще не существует. На Кирибати и Фиджи сложилась двухпартийная система власти, во других государствах сохраняется многопартийная система. Во главе большинства государств Океании стоят левоцентристские силы. Во всех государствах Океании, кроме Вануату, действует мажоритарная избирательная система.

Табл. 2 Показатели государств Океании



в рейтингах проекта «Политический атлас современности» 2



Государство

Индекс государственности

Индекс внешних и внутренних угроз

Индекс потенциала международного влияния

Индекс качества жизни

Индекс институцио-нальных основ демократии

1

Вануату

3,26 (139)3

4,78 (72)

0,01 (174)

1,75 (120)

6,02 (59)

2

Кирибати

2,40 (163)

4,94 (67)

0,00 (184)

1,47 (130)

6,42 (47)

3

Маршалловы острова

1,92 (176)

3,52 (102)

0,00 (185)

1,34 (136)

5,57 (83)

4

Науру

2,12 (169)

5,09 (60)

0,00 (191)

1,32 (137)

4,21 (122)

5

Палау

1,53 (181)

4,74 (73)

0,00 (187)

2,76 (67)

6,07 (57)

6

Папуа-Новая Гвинея

3,53 (135)

4,56 (77)

0,04 (129)

0,66 (168)

5,92 (62)

7

Самоа

3,03 (147)

2,68 (128)

0,01 (177)

2,33 (96)

5,72 (77)

8

Соломоновы острова

1,93 (175)

5,27 (58)

0,01 (181)

1,13 (145)

5,88 (66)

9

Тонга

2,46 (159)

2,40 (135)

0,01 (183)

2,79 (66)

1,31 (170)

10

Тувалу

2,05 (170)

4,04 (86)

0,00 (192)

1,09 (147)

7,33 (17)

11

Микронезия

1,98 (173)

3,96 (90)

0,00 (186)

1,64 (124)

5,38 (90)

12

Фиджи

5,06 (93)

3,77 (94)

0,02 (153)

2,18 (102)

5,83 (70)

Исследуя политические системы стран Океании, Д. Анкар справедливо отмечает, что ни размер государства, ни его удаленность, ни изначально низкий уровень развития не мешают ему иметь демократическую форму политического режима1. Все государства Океании кроме Тонги следует признать демократическими. Из результатов исследований в рамках проекта «Политический атлас современности» (см. табл. 2) видно, что по индексу государственности страны Океании занимают места с 93 по 181, по индексу потенциала международного влияния – с 129 по 192, по индексу качества жизни – с 67 по 168. В то же время по индексу институциональных основ демократии почти все государства Океании заняли место в первой сотне, а, например, Тувалу и вообще, обогнав США, Великобританию, Францию и Германию, заняло 17 место. Все это подтверждает позицию Д. Анкара. По усредненному показателю уровня политических прав и гражданских свобод, составленному на основе рейтинга «Фридом Хаус», Океания в мире уступает только Западной Европе (политические права: 1,1 у Европы, 1,5 у Океании; гражданские свободы: 1,7 у Европы, 2,1 у Океании). Причем при анализе данных все того же рейтинга, видно, что уровень демократии в Океании все последние десятилетия неуклонно рос. В случае же реализации ожидаемых демократических преобразований на Тонга Океания вообще станет самым демократическим регионом мира.

По форме политико-территориального устройства почти все государства Океании – симметричные унитарные государства. Статусом автономии обладает провинция Бугенвиль в Папуа-Новой Гвинее. Сепаратистское движение было активно в провинции в 70–90-х гг. Дважды, в 1975 и 1990 гг., провинция провозглашала себя независимой Республикой Северных Соломоновых островов (остров Бугенвиль географически принадлежит архипелагу Соломоновых островов). Результатом этих действий стала гражданская война в провинции («кокосовая революция»), продолжавшаяся до 1997 г. и унесшая жизни 15 тысяч человек. Переговоры о мире при посредничестве Новой Зеландии завершились в 2000 г. и закончились предоставлением провинции статуса автономии с возможностью проведения в будущем референдума о полной независимости острова. Первые выборы органов власти автономии прошли в 2005 г.

Единственным федеративным государством региона является Микронезия. Страна состоит из четырех штатов: Чуук, Косраэ, Понпеи и Яп. Штаты имеют собственные правительства. Исполнительная власть в штатах возглавляется губернатором и лейтенант-губернатором (избираются всеобщим голосованием на 4 года). Законодательная власть в штатах представлена однопалатными парламентами.

В своих систематических исследованиях Гейдельбергский исследовательский институт международных конфликтов каждый год выделяет несколько конфликтов в Океании. В 2007 г. в компанию к традиционным Фиджи и Соломоновым островам попал уже описанный конфликт на Тонга1. Политические режимы Фиджи и Соломоновых островов традиционно являются самыми нестабильными в регионе, доказательством чего служат перевороты на Фиджи 1987, 2000 и 2006 гг. и гражданская война на Соломоновых островах 1999–2003 гг. Все три военных переворота на Фиджи были вызваны неспособностью руководства страны улучшить экономическое положение на островах и обеспечить реализацию базовых демократических принципов. Во время последнего переворота 5 декабря 2006 г. главнокомандующий вооруженными силами Фиджи Фрэнк Баинимарама сместил действующего президента Джозефа Илоило и ввел в стране чрезвычайное положение. Новые выборы должны состояться в 2009 году. На Соломоновых островах конфликт носит межэтнический характер – противостояние ведется между народами гвале и малаитцами. Гражданская война оказалась для страны катастрофой: с начала столкновений было убито по крайней мере 100 человек, около 30 тыс. человек стали беженцами, политическая система страны на много лет оказалась полностью парализованной, падение экономики и уровня жизни стало угрожающим. Войну удалось остановить только в 2003 г., когда на острова был направлен военных контингент Австралии. В 2006 году прошли новые выборы в Парламент, в конце 2007-го – после отставки М. Согаваре премьер-министром стал лидер оппозиционной Либеральной партии Д. Сикуа; страна начала долгий путь восстановления.

Все это опровергает традиционное представление о миролюбивости океанийцев. Достаточно было вспомнить хотя бы кровопролитные войны, которые отличали историю колонизации здешних туземцев от истории покорения других примитивных народов, чтобы понять, насколько это представление является ошибочным. Карл Вейле, исследуя историю Океании1, приходит к занимательному выводу о том, что причиной этой кровожадности стало отсутствие, вследствие бедности животного мира региона, у местных этносов лука и стрел, т. е. ориентация на орудия ближнего боя: копья, топоры и палицы. Такая ориентация, как и в случае с зулусами в Южной Африке, предопределила более строгую организацию общества и большую кровожадность. В любом случае конфликтный потенциал в Океании сохраняется.

Не меньшую, чем политические конфликты, угрозу для Океании представляю бедствия природного характера, в первую очередь, землетрясения и цунами. Больше других страдают от них жители западной Меланезии, через которую проходит зона сейсмической активности. Из последних наиболее разрушительными стали землетрясения на Соломоновых островах и Фиджи в 2007 г. и на Вануату в 2008 г. Так, во время землетрясения на Соломоновых островах в 2007 г. погибло по крайней мере 52 человека и было разрушено более 900 домов.

Не обошли стороной Океанию и территориальные споры. Самым удивительным, по-видимому, является спор вокруг острова Банаба. Во время Второй мировой войны большинство населения этого острова было переселено на остров Рамби в Фиджи, и после предоставления Кирибати независимости этот факт стал основой для территориального спора между двумя государствами. Однако немногочисленные жители острова Банаба (около 280 человек) не горят желанием входить в Фиджи, а скорее стремятся к полной независимости. Подлинные причины такого интереса к Банабе стоит искать в богатых залежах фосфоритов на острове, а также в том, что это самый высокий остров Кирибати – в условиях повышения уровня мирового океана это становится стратегическим фактором для океанических территорий. Затяжной спор между Тонга и Фиджи вокруг принадлежности рифа Минерва, закончился тем, что в 2003 г. оба острова рифа объявили о своей независимости и создании Княжества Минерва. Известно также о территориальном споре между Маршалловыми островами и США вокруг острова Уэйк, а также между Вануату и Новой Каледонией вокруг островов Маттью и Хантер.

В современной Океании, как и во всем мире, популярны идеи региональной интеграции. В 1971 г. на основе Южно-тихоокеанского бюро по экономическому взаимодействию был создан Форум тихоокеанских государств, со штаб-квартирой в Суве (Фиджи). На сегодняшний момент организация объединяет почти все территории Океании. Неоднократно возникали призывы к введению общей валюты в регионе, однако пока они остаются нереализованными, т. к. между странами нет согласия по поводу того, на основе какой валюты проводить объединение (на этот статус претендуют австралийский1, новозеландский и американский доллары, а также тихоокеанский франк). Бизнес сообщества Австралии и Новой Зеландии призывают к углублению экономической интеграции в регионе и созданию единого рынка со свободным перемещением людей, товаров и услуг. В 2003 г. профильный комитет австралийского Сената выдвинул идею создания Тихоокеанского союза с общей конституцией, органами управления и валютой. Однако на данный момент такие планы не поддерживают другие государства Океании, так как видят в них, в первую очередь, попытку экспансии Австралии.

Современная Океания сталкивает с целым рядом вызовов устойчивому развитию, среди которых отметим следующие:



  1. Сохраняющийся конфликтный потенциал (в первую очередь, сепаратистских и антиправительственных движений и территориальных претензий).

  2. Недифферсифицированость национальных экономик и их зависимость от импорта энергоносителей.

  3. Быстрый рост численности населения и неконтролируемая миграция.

  4. Регулярные природные катаклизмы, особенно, подводные землетрясения и вызываемые ими цунами.

  5. Глобальное потепление, грозящее в силу повышения уровня мирового океана, погрузить многие острова региона под воду.

Австралийская исследовательница Х. Уэйр остроумно замечает, что тихоокеанский регион в последнее время перестал быть таким уж «тихим»2. К этому надо добавить, что современный политический ландшафт Океании во многом выглядит как мир в миниатюре. В Океании в уменьшенном масштабе воспроизводятся почти все основные тенденции и черты современного мира. Здесь мы встречаем и удивительное разнообразие типов политического устройства, и многочисленные конфликты различного свойства, и интеграционные процессы, и традиционные для всего мира вызовы устойчивому развитию. Возможно, все это должно делать этот далекий и таинственный регион нам ближе и понятнее.

1 D. Anckar. Westminster Lilliputs? Parliaments in Former Small British Colonies / Parliamentary Affairs, 2007, # 4.

2 Политический атлас современности: Опыт многомерного статистического анализа политических систем современных государств. – М.: Изд-во «МГИМО-Университет», 2007.

3 В скобках указано место среди всех стран мира.

1 D. Anckar. Democratic Standard and Performance in Twelve Pacific Micro-States / Pacific Affairs, 2002, # 2.

1 Conflict Barometer 2007: annual conflict analysis – Heidelberg Institute for International Conflict Research, 2008.

1 Вейле К. История человечества: Австралия и Океания. - СПб., «Полигон», 2004.

1 Науру, Кирибати и Тувалу уже используют австралийский доллар в качестве национальной валюты.

2 H. Ware. Demography, Migration and Conflict in the Pacific / Journal of Peace Research, 2005, # 4.



База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница