Признаки Коледы в арх памятниках VI-V тыс до н э. 1 Город Аратты 5000-4600 гг до н э. («Триполье А») у с. Могильное Гайворонского р-на Кировоградской обл



страница1/6
Дата28.10.2016
Размер1 Mb.
  1   2   3   4   5   6


Н О О С Ф Е Р А

И

С П А С






Признаки Коледы в арх. памятниках VI-V тыс. до н. э.



1

Город Аратты 5000-4600 гг. до н. э. («Триполье А»)

у с. Могильное Гайворонского р-на Кировоградской обл.
Планировка выявлена В. П. Дудкиным.



2

Раннетрипольские сосуды из поселений

у сёл Александровка (вверху) и Тимково Кодымского р-на Одесской обл.
По А. Л. Есипенко, Н. Б. Бурдо и др.


3

Петроглифы на плите местонахождения 22

Каменной Могилы

у пос. Мирное Мелитопольского р-на Запорожской обл.
По Б. Д. Михайлову и др.

НАРОДНИЙ МУЗЕЙ «АРАТТА – УКРАЇНА» у с. ТРИПІЛЛЯ

ПРАВОСЛАВНАЯ РУССКАЯ АКАДЕМИЯ

ОТДЕЛ ТЕОРЕТИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК


4

Н О О С Ф Е Р А

И

С П А С



5


КИЇВ

«Аратта»

2013

УДК 94(367)

ББК 63.3(0)

Ш 59


Научное издание

второе – дополненное и переработанное

Ивану Франко – автору книги Біблійне оповідання про Сотворення Світу в світлі науки,

Владимиру И. Вернадскому – основателю учения о ноосфере

посвящается

Шилов Ю. А. Ноосфера и Спас. Киев : «Аратта», 2013. 46 с., илл.

На примере аратто-арийских курганов V-III тысячелетий до н. э. изначальной цивилизации рассматриваются истоки, структура и сущность ноосферы, её связь как с антропогенной деятельностью, так и с Энерго-Информационным ПОЛЕМ Вселенной. Особое внимание уделено возникновению и развитию Ведического института БОГА-Спаса-царя.

Отмечено, что «ведьмины круги» (известные геофизикам как «мантийные каналы, высверливаемые в Земле торсионными полями»), в которые были встроены жрецами указанные курганы, используются также уфологически известными «пришельцами».

Показана актуальность Неоправославия, завершающего (данной книгой) обновлённым Спасительством 6-вековой цикл эпох Возрождения, Реформации, Просвещения, НТР европейцев и всего человечества.


Книга адресована специалистам, студентам, всем интересующимся тайнами истории – её прошлым, настоящим и будущим.

Публикуется в авторской редакции.

Технический редактор: Л. А. Шилова.


ISBN 978-966-1557-18-4

© Ю.А. Шилов, 2013:

текст, оформление, оригинал-макет

© «Аратта»

Художники: Тимошенко Г. Ю., Сколоздра И.

Следоющата песна мами испявали зимата, когато са собирали на седенки да предат

или друга някоя работа да вьршет.
Песна 1


Боже ле, Коледе,

роди са, Боже, на земе.

Слела ми Злата майка,

слела ми майка ут небе,

5 та си та, Боже, зачнала.

Каил си, Боже, станал,

да са земе ни труне;

лу да са, Боже, родиш,

да утемнеш млади юнаци,

10 млади юнаци, малки моми,

да ги утемнеш ут неволе,

чи ти гюнеф сторили.

Малки са моми на кладнец,

на кладнец на Дунав,

15 студна си вода точет,

със юнаци са глума глумет.

Роди са, Боже, на земе

малку ми дете, млада Бога;

растал си веке пораснал,

20 та са пу земе шеташ,

със тебе млада Дефа,

със тебе девет Юди,

девет Юди Самувили.

Белу ти лику блесналу,

25 блесналу ти ясну слънце,

блесналу ти, грейналу;

коса ти са позлатила,

бела ти са брада посребрила.

Песна ти Юди запели,

30 млада е Дефа думал,

думал е Дефа говорил,

чи си носи Ясна книга,

Ясна книга позлатена,

фаф книга ясна песна:

35 „Кола ми, Коледа,

Коледа ми Дефне,

Дефне, Превита,

Превита, Арита,

Арита, Денита,

40 Денита, Апита.

Дере мини на гуру,

на гуру на идру;

золина ти дъру,

дъру ти укиса;

45 Жива ми Дефа,

Жива ми Юда,

зорна й краска,

краска й на рука,

служита тебе идруту,

50 идруту абросу;

рант ти лику,

лику ти пирну,

пирну ти лику жарну".

Узрел ми Вишну,

55 узрел ми на земе,

на земе на поле;

три су арни на Дунав,

на Дунав на идру,

три су арни, три су афици,

60 ела са глума глумет.

Вишну са осен уярил,

златну му лику жлетналу!

Сиву си дума продумал:

„Сиву ле, Сиве,

65 златен ти камень на ръка,

златен ти камень, златна грома;

я' си ми камень подай,

да гу на земе метна,

на земе на Дунав,

70 три си арни да потрена,

три си арни, три си афици;

йоще си силе Сура Ламица

да ми на поле слезе,

да си ми поле потрене,

75 дур да си поле посъхне."

Сива ми каил станал.

Дава му камень подава,

камень му дава, грома;

йоще гу Вишну ни фърлил.

80 Ти си, Коледа, на гуру,

виснал си висе на дъру

та ми са качиш на небе.

Дума си, Боже, продумал:

„Вишну ле, братку,

85 братку ле, Славу,

що са си осень уярил?

Златен ти камень на ръка,

златен ти камень, златна грома,

да си ry метнеш на Дунав,

90 три си арни да потренеш,

три си арни, три си афици;

я' да си камень метнеш,

земе си Вишну потренал!

И яз каил ни ставам.

95 Бива ли, Вишну, ни бива,

да си слезе на земе,

да си седна фаф гора,

фаф гора пуд дъру.

Я да слезе Злата майка,

100 да ма роди малку дете,

малку дете, млада Бога,

да си раста, да порасна.

Да са пу земе шетам,

да си уче арни,

105 арни още афици,

да ти гюнеф ни чинат.

Поболе, Боже, да слеза на земе,

да слеза, Боже, да са роде,

та не земе да трунеш!"

110 Спусна си Вишну златен камень,

златен камень, златна грома.

Та си каил стана,

да ни фърли камень на земе,

я' на Коледа изим дава,

115 да са роди на земе.

Та ми Коледа слезе,

слезе ми фаф гора

...…………....... Из Веды словена



Ноосфера и Спас


6
Жертвенник Коло-Дия (Масляны)

VI-V вв. до н. э. у Пожарной Балки возле Полтавы.

По раскопкам И. И. Ляпушкина, интерпретация Б. А. Рыбакова и Н. Н. Велецкой;

художественная реконструкция Г. Ю. Тимошенко.
В 1914 году полтавский журнал «Хуторянин» (№ 32) опубликовал статью В. И. Вернадского «Признаки железных руд в Полтавской губернии», где была отмечена магнитная аномалия вдоль Псла в пределах Кременчугского уезда. Автор учения о росте геологической активности человечества – которое является составной частью биосферы и порождает на её основе ноосферу, 'сферу разума' Земли – отметил: подобные аномалии фиксируют не только залежи магнитного железняка, но имеют и другие причины. С ними-то, а заодно и с неизведанными доселе проявлениями да глубинами ноосферы, довелось столкнуться археологическим экспедициям, с 1990 г. работающим в зоне ПГОК (Полтавский горно-обогатительный комбинат, окрестности г. Комсомольск Кременчугского района). Ниже последовательно излагаются системы фактов (раскрываются так называемые факты-ситуации, ф.-события, ф.-процессы, – где стержнем каждых являются т. н. ключевые факты), исследование которых привело к открытию истоков, структуры, сущности и перспектив ноосферы.
I
Обилие археологических памятников в низовьях Псла и на другом, правом берегу Днепра обусловлено удобной переправой здешнего верховья Порогов. У правобережья Келебердянской переправы (по с. Келеберда), на поселениях возле сёл Раковка и Дереивка, прослеживается формирование среднестоговской археологической культуры (а/к) 5300-3850 гг. до н. э. – причём во втором случае прослежены влияния 4300-3850 гг. до н. э. трипольской а/к [8, т. II, с. 145-147, 472-474; 29, с. 318-336]. В 1992-1995 гг. Ю. А. Шилов пришёл к выводу об отражении указанными а/к исторических ариев и араттов – и предположил их сотрудничество при закладке левобережных курганов Цегельня и Кормилица [39, с. 58-63]. Предположение подтвердилось и было весьма углублено на основании дальнейших изысканий экспедиции А. Б. Супруненко [28, с. 333-334; 29, с. 327-329, 457]. И выявилась следующая картина становления тут около 5000-2500 гг. до н. э. курганного обряда – чьи комплексы отразили сосредоточие ведической культуры древнейшей цивилизации Аратты-и-Ариана: государственного ядра-и-оболочки догосударственной т.н. индоевропейской общности:
Преимущественно земледельческая Аратта с её калицами (> лат. сivilis как городская община > «цивилизация») трипольской и генетически предыдущих а/к занимала лесостепи между правобережьями Дуная–Днепра, а кочевья и курганы скотоводов Ариана – Приднепровско-Левобережные, а затем и все Черноморско-Каспийские степи. Начала формирования той и другого обнаруживаются в прото-шумерском архиве Каменной Могилы да в памятниках округи [12; 16, с. 41-42, 81-85] и датируются ныне 5400-5300 гг. до н. э. Сравнительно неподалёку от них – возле Перекопа, сухопутной переправы в Крым – обнаружены изначальные контакты аратов и ариев (носителей Триполья А, а также доскелянской фазы среднестоговской а/к – зарождавшейся здесь от контакта сурской и нижнедонской а/к); не исключено, что такой контакт привёл здесь (на берегу ручья Зарама) к возникновению древнейшего, невыразительного ещё кургана [44, с. 637-638].




7 8
Основы курганов Цегельня (7) и Кормилица (8)

с мифологемами змей (7-8) и змиеборцев (8).

В том же русле, но несколько позже возникли интересующие нас курганы устья Псла; по мнению А. Б. Супруненко и В. В. Шерстюка [29, с. 321-322], это произошло в финале древнейшей, скелянской фазы среднестоговской а/к. Исходя из нынешнего состояния исследований, первым выразительным курганом следует признать Цегельню у с. Солонцы (рис. 7: I-II). На его первичность среди прочих курганов указывает не столь керамический комплекс (рубежа скелянской и квитянской фаз среднестоговской а/к при наличии фрагментов средней фазы днепро-донецкой, а также ямочно-гребенчатой а/к) докурганного святилища – сколь предшествование этого святилища типологически производной от него соседней, начальной насыпи (над вытянутой могилой без следов погребённого). Дважды повторенный в том и другой мифоритуал "кормления доброй Змеи-с-Яйцом" (воплощённой в культовых рве да яме) наиболее характерен для «Веды словена» («ВС») Аратты и, отражающей её апофеоз, трипольской а/к [44, с. 612-643]. Признаки последней действительно проступили в тесте, обжиге, форме сосуда из святилища основы кургана Кормилица (рис. 8), которое обнаруживает признаки пра-нижнемихайловской и новоданиловской а/к (4750-4500 гг. до н. э.) «азово-черноморской линии развития» связей между трипольской а/к и последующими цивилизациями Месопотамии (по В. Н. Даниленко, А. Г. Кифишину и др.). Аратты-миссионеры могли быть упокоены в древнейших п. 1 Кормилицы и п. 2 Цегельни; инвентарь в первом отсутствовал, а во втором обнаружена припоясная деревянная чаша странствующего аскета (рис. 7: III, [39, с. 11-17, 27-32]).

Изначальный мифоритуал "кормления доброй Змеи" (Цегельня) стал в Кормилице жёстким. Алтарь кургана усилил идею "Праяйца". Над подалтарной ямой, между тремя плитами её перекрытия, периодически устанавливали пару антропоморфных стел – у которых жгли костры и производили возлияния. Пáры периодически заваливали, а затем вкапывали в ров книзу головой. Таким образом "Змий пожирал" каждую из 6 пар (VII осталась лежать у алтаря), где установка следующей знаменовала "воскресение героев-змиеборцев" (производных от "умирающих и воскресающих божеств" араттов и др. земледельцев). Их атрибутация вытекает из совокупности всех элементов обряда, включая наличие среди человекоподобных стел стопообразной и фаллических. В целом мифоритуал предшествует основе арийско-индийской «Риг-Веды» [11, с. 11-18; 39, с. 51-59]: змий Вритра-'Врата' стережёт зародыш новогоднего мироздания Валу- 'Вместилище' – которое вызволяет (с помощью БОГА-Творца-странника Вишну) Герой-змиеборец Индра, вооружённый фаллической палицей-ваджрой… Итак, основной мифоритуал арийской «РВ» обнаружил производность от аратской «ВС» да отражающей её орнаментики и пр. трипольской а/к.

Получив представления о формальных (1) проявлениях курганов как осязаемых творений изначальной цивилизации, продолжим в следующем разделе начатое тут рассмотрение их содержательной (2) структуры – в которой уже начинает проступать духовный план. Всё глубже его раскрывая, выйдем на понимание сути (3). {Досадным препятствием в данном процессе является непродуманная попытка исследователей к. 12/I у с. Солонцы, рядом с Цегельней, использовать его S-видный окоп 1943 г. около 1,5 м глубиной для «остаточного „закриття” в ході досліджень кургану теми щодо „змієподібних” рівчаків-ровів» округи [27, с. 161]. Но в Цегельне и Кормилице конфигурации рвов были С-видными, они перекрывались первичными насыпями, а дно их от поверхности курганов находились на глубинах 3-7 м – несоизмеримых с ростом солдат; к тому же в ров второго кургана были установлены древнейшие стелы. Отчасти учтя эти резоны, авторы второй публикации к.12/I уже не столь категоричны в своих сопоставлениях [29, с. 264-266] его окопа со рвами Цегельни и Кормилицы}.

Но здесь необходимо на время прервать наш анализ – дабы несколько просветить тех из читателей, кто мало знаком с памятниками Аратты и Ариана, с историографией их изучения.

* * *

Накопление и собирание священных гимнов в «Риг-Веду» датируется – на основе упоминаний в ней календарей и др. данных – примерно 4500-1000 гг. до н. э. Древнейший пласт мифологем «РВ» отражает «индоевропейскую» общность; средний – сугубо арийскую («индоиранскую»); младший – индийскую, когда собрание гимнов было завершено и окончательно кодифицировано жрецами-брахманами той ветви ариев, которая в середине II тыс. до н. э. переселилась с северо-запада в Бгарату-Индию. Установлено, что до I тыс. до н. э. гимны запоминались изустно (как и поныне), затем их стали ещё и записывать. Европейцы начали знакомиться с этой древнейшей книгой страны в середине XVIII в., а в 1876-1888 гг. появились фундаментальные, поначалу немецкие переводы. Свой лучший славянский перевод опубликовала (1989-1999) Т. Я. Елизаренкова, которая отметила: «Ригведа» была столь мощным началом обширнейшей древнеиндийской литературы, что «должно было существовать нечто и до “начала”, но мы об этом ничего не знаем и можем только гадать» в связи с приходом ариев в индийский Пенджаб [23, м. I-IV, с. 427].



Не гадания, а разгадки начались в 1977-1982 гг. первыми публикациями Ю. А. Шилова о мифоритуалах доскифских курганов Степного Поднепровья. А в 1992-1993, раскопав указанные выше Цегельню и Кормилицу, исследователь сопоставил основы этих древнейших курганов с основным мифоритуалом арийско-индийской «Риг-Веды» и пришёл к выводу: все эти этнокультурные явления (арийская общность племён и скрепившие её курганы, мифы да гимны) зародились здесь и тогда – у верховья Днепровских Порогов рубежа VI-V тыс. до н. э., в мощной геомагнитной зоне [39, с. 49-59]. Подтверждалась обнаруженная О. Н. Трубачёвым северопричерноморская Индоарика античных времён [33], выявлялись её докиммерийские истоки... Новое направление стало камнем преткновения для исторических дисциплин академической науки; подобный камень вызревал и в русле исследований трипольской а/к.





10 11 12

Выкопировка а/фотоснимка (9) и геофизическо-археологический

план (10) наибольшего араттского города 3600-3200 гг. до н. э.

у сёл Вишнополь и Тальянки Черкасской обл. [8, т. II, c. 510].



9 Подобные «стопы Вишну» из К.Могилы (11) и на арийской

стеле из Белогрудовки (12).
Проявление непроходимости сего археологического русла для специалистов истматовской выучки началось с открытия геодезиста К. В. Шишкина. Его статью «Про використання аерофотознімків в археології» 1964 г. руководство Института археологии АН УССР опубликовать рискнуло – но без городского статуса «поселений-гигантов», который противоречил постулатам т. н. исторического материализма Маркса–Ленина. С 1991 г. смелости специалистам прибавило, но ненамного. Взять, к примеру, вершину современного триполеведения: изданную (спасибо меценатам С. Н. Платонову и С. А. Таруте!) вопреки ИА НАНУ «Енциклопедію Трипільської цивілізації» под редакцией ведущего специалиста М. Ю. Видейко. Ну, раз была уже цивилизация (непризнаваемых спецами аратских калиц «ВС»), то должны быть и обязательные для неё города. Увы, такая логика не по плечу официозным археологам, работникам одной из дисциплин исторической науки. "Поселения-гиганты" приподняты коллегами М. Ю. Видейко да им самим до «міста на етапі становлення, першої перехідної форми до утворення справжніх ранніх міст». То есть ещё не города, даже не ранние – а лишь некая первая переходная к ним форма поселений-«протогородов». И это при том, что последними принято считать посёлки начиная с 3-5 га, содержавшие около 200 домов и 1000 человек; в трипольской же культуре эти количества достигали 450 га, 2700 одно-трёхэтажных строений, 15-30 тысяч людей (рис. 1, 10, 18, 22, 27). И это не в I, как civilis Римa, а в VI-III тыс. до н. э. (Кстати, Гелон на земле Украины I тыс. до н. э. хранил традицию наибольших городов планеты: его укрепления охватывали до 5000 га и могли бы вместить Рим, Карфаген, Вавилон вместе взятые).

Главнейшую причину современных, очерченных выше нестыковок исторической науки и её археологической дисциплины высвечивает статья «Поселення-гіганти трипільської культури» той энциклопедии. Так же назвали научную международную конференцию, что проходила в Украине летом 2003 г. Конклав специалистов из Англии, Израиля, Молдовы, России, Румынии и др. фактически возглавлял подданый второй из названных стран, бывший ведущий сотрудник ИА АН УССР В. Г. Збенович. Разве ж позволят ему, а он сотрудникам ИА НАНУ заявить о городах «Триполья»? Ведь скажешь город – следует говорить о государстве; скажешь государство – надо ставить его на 2, а то и 4 тысячелетия впереди "первых" Египта и Вавилона… а проблемы самоназвания и прочих аспектов истории трипольской а/к? а перенос истоков цивилизации с Месопотамии в Дунайско-Днепровский регион?... не говоря уж о переписывании учебников и энциклопедий, о смене теории истмата Новой теорией истории человечества (НТИ, Ю. А. Шилов с 1994 г. [38]).

Между тем, ещё с 1867 г. начались публикации «Веды словена», которая с 2002 г. попала в круг научных интересов Ю. А. Шилова. И если он нашёл соответствия «РВ» (арийской по происхождению) в среднестоговской и т. д. а/к, то «ВС» – в трипольской а/к, которую связал с историческими аратами. Общим семиотическим ключём для увязки литературных памятников с археологическими послужили мифоритуалы эпически-фигурных сооружений [44, с. 623-645, 715-755]: в первом случае – новооткрытые города Аратты (рис. 1, 9, 16, 20, 22, 26-29), а во втором – уже довольно изученные курганы Ариана (рис. 7, 8, 19-а, 30-36).

Собрание священных песен «Веды словена» нашёл в Родопских горах болгарской Македонии сербский этнолог С. Веркович. Подобно большинству таких памятников, «ВС» хранилась изустно (здесь – потомками, из трёх сёл, легендарного Помака). Учёный-самоучка привлек к собиранию текстов И. Гологанова и др. местных учителей; объём их записей составил около 3500 страниц. Открыватель довольно верно оценил значение находки и определил её в основе известных ему древних литератур. «Песни Славянской Веды по своей важности и обширности занимают первое место между всеми литературными памятниками старины, не исключая знаменитой Махабхараты», – писал в 1872 г. авторитетный итальянский журнал, опираясь на официальное подтверждение открытия С. Верковича правительственно-научной комиссией Франции [25, с. 683-685]. Но первые публикации – Москва 1867, Белград 1874, С.-Петербург 1881 – были прерваны убийством царя Александра II, покровителя С. И. Верковича и петербургского издания первейшей из «Вед» индоевропейских народов. После этого литературно-исторический памятник был предан забвению. И только издания 1997 (София) и 2003 (Москва) годов начали менять положение к лучшему… Волна подобного, хотя и не столь трагического, недоверия накрыла было и первое издание монографии Ю. А. Шилова «Прародина ариев» [Киев: СИНТО, 1995] – академический статус которого попытались изничтожить коллеги автора из Института археологии НАНУ. Однако ведущие специалисты РАН – академики, директорá Института русского языка О. Н. Трубачёв да Института археологии Б. А. Рыбаков поддержали направление и монографию [44, с. 765-808].

В контекст официальной науки «Веда словена» и «Прародина ариев» вводятся, вопреки умалчиванию их Т. Я. Елизаренковой и др., посредством монографических трудов О. Н. Трубачёва, – открытия им, в частности, праиндоевропейских основ лексики праславян да их древнейших городов, с чем «перекликаются данные археологии о том, что значительная часть Поднестровья в культурном отношении представляет собой восточную периферию Карпато-Дунайского региона, а Южный Буг и Среднеднепровское Правобережье когда-то вместе с восточной частью Балканского полуострова входили в единый ареал Трипольской культуры» [34: т. 1, с.101; т. 2, с. 392]. Эта культура с условным археологическим названием отождествляется теперь с древнейшим государством Араттой [41, с. 7-31]. Веское свидетельство принадлежности «Веды словена» к Аратте-«Триполью» – описание в ней и наличие в нём первых городов, вместе с сёлами и угодьями околиц составлявшими конфедерацию держав-калиц. Показательно, что их ремёсла и торговля едва упоминаются, но многократно указывается на окрестные поля и переход от мотыжного к орному земледелию.
Прачеловеком «ВС» представляет первого скотовода и земледельца, горожанина и государственника Иму. Тёзки сего Близнецаизвестны в мифологиях индийских, иранских, германских и др. индоевропейских народов [25, с. 360-390; 15, т. 1, с. 510, 599]. Их имена связаны с созвездием Близнецов, возглавлявшим зодиак в 6680-4400 гг. до н. э. Примерно между 6753-6571 гг. до н. э. наиболее обжитая часть Дунайско-Днепровского региона становится колыбелью древнейшего государства Аратта [12, с. 257; 41, с. 7 и др.], апофеоз которого отражает археологическая культура Кукутень-Триполье 5400-2250 гг. до н. э. [8, т. I, с. 88-97; 41, с. 51-71].

В трудах и жертвоприношениях Имы впервые обнаруживает свои признаки Спас. Его этимология восходит к изначальному скотоводству. А оно началось с приручения охотниками мезолита собаки (затем мелких парнокопытных и т. д.): др.-рус. пьсъ 'пёс' → скр. рâςú 'скот' → вед. пасатъ 'пасти' → спас(ать) [6, с. 117-118; 25, с. 392; др.]. Три празднества Спаса в августе-серпне (укр.) приурочены к основным сборам урожая [4, с. 501-503]. А с результатом этих работ древнейших, индоевропейских ещё земледельцев (которым Има стал после освоения им скотоводства) связано слово и понятие БОГ. В иранском понимании baga- ‘доля, жребий’; арийско-индийское bhágah означает ‘податель благ’; предыдущие понятия конкретизируются славянскими «‘богатство, доля, благо’ → (‘податель благ’) → ‘бог’»: sъ-bož-ьje ‘збіжжя’ (укр. собранный урожай, др.) > bog-atъ ‘богатый’ > bogъ [34, т. 2. с. 47-53].

Праспасительство пращура Имы сосредоточилось, судя по данным археологии и «Веды словена», на уникальном обычае араттов-«трипольцев» раз в 60-100 лет (через три на четвёртое трудоспособное поколение) сжигать-обновлять свои поселения. Этот уникальный обычай исходил из ветшания деревянных строений и, главное, из преимущественно экстенсивного земледелия – которое требовало периодической смены полей и угодий [8, т. I, c. 144-145, 418-419]. Следы данного обычая можно найти в лексике «Трипільського прасловника української мови» лингвиста Ю. Л. Мосенкиса [К.: НДІТІАМ, 2001], но особенно показательны аратто-протошумерские лексемы из архива (см. рис. 23-25) Каменной Могилы ХII-VII-III тыс. до н. э. [12, с. 681-697-756]:

gibil (> рус.-укр. гибель) – ‘огненный, новый; обновленный огнем’;

kára (> укр.-рус. кара) – ‘сжигать’;

uru (> укр. урите) – ‘город’ – (< úr ‘основа‘);

LAM-KUR(-ru) – ’Пламя Измененное’ = Aratta (> укр. Оратів, орати) ’Ухоженная’;

lam-ma(-ta) (> укр. ламати, палити {лампу}) – ‘из пламени = с Аратты’.

Ламия Сура (‘Плямя солнцеподобное’?) огнедышащая – непременная участница тех сюжетов «ВС», где описываются оставления старых и строительства новых калиц Ариты. Присовокупим сюда ещё Kalam-dam ‘Страны муж’, а также производную от Коледы Каларатри (Кали и Кала: ’Чёрная’ и ’Время’) – ’Ночь времени’, изначально связанную с периодическими сожжениями калиц Аратты.

Здесь – в совокупности археологических, лингвистических, мифологических данных о цикличных самосожжениях-обновлениях поселений Аратты – отражена государственно-цивилизованная основа её изначального Спасительства как снятия противоречий. Периодически сжигая и отстраивая, сплочённый обычаями народ во главе с мудрецами тем самым снимал чрезмерность, а то и угрозу войн как «–», закономерного антипода мирного «+».

Ведическому первочеловеку Име покровительствовали Йогница, В(о)л(оп)ас-Влес и Вишну – который становится главным в древнейшей Троице Богов. «Веда словена» включает в неё братьев Вишну, Коледу («младой Браха»), Сиву, – сыновей Матушки-Майки. Их имена и функции вполне отвечают индийскому Тримурти: Брахма, Вишну, Шива, – при которых Майя воплощает творческую энергию Вишну и др. богов, а Кала и Кали составляют ближайшее окружение Шивы… Следует отметить, что открытие такого родства вызревало давно. Так, на «Веду» совсем не ссылаясь, М. П. Драгоманов в 1877 г. написал [4, с. 242]: «колядки – целые Веды южнорусские, по которым можно проследить оттенки религиозных представлений от древнейших времён к позднейшим. Вот, к примеру, колядка, которая своими образами напоминает гимны Индры», главного героя арийско-индийской «Риг-Веды». А ведущие археологи Индии в 1997 г. с первого взгляда, без подсказок определили близость культур дунайско-днепровского Триполья и пенджабской Хараппы [18, с. 614-615].

Связь Поднепровья с Пенджабом через миграцию ариев середины II тыс. до н. э. уже не вызывает сомнений [18; 33; 41; др.]. Но аналогичность ведических Троицы и Тримурти сложилась раньше и не в арийской среде. В какой же, когда? каким образом связались эти учения? – Ответы на эти вопросы даны нами ниже.

А здесь подчеркнём: 2010 г. в Киеве и Варне вышли монографии Ю. А. Шилова и С. Попова, впервые раскрывшие происхождение и сущность древнейшего в мире Спас(ительств)а. Им оказался дохристианский БОГ Коледа «Веды словена», священные песни которой были составлены жрецами в VII-III тыс. до н. э., во времена Аратты и Ариана [4; 21; 41]. Комплекс таких совпадений выводов двух независимых исследователей следует понимать как Богоданное откровение; оно обязует авторов донести его до широкой общественности. Процесс начат московским литератором А.И. Асовым [25], «Звёздная книга Коляды» которого вот уж несколько лет изучается школьниками России. Сбываются предсказания великой болгарской прорицательницы Ванги: «… мы будем свидетелями необычайных археологических открытий, которые в корне изменят наши познания о древнем мире. / Древнейшее учение придёт в мир» [20, с. 130-131; др.]…

  1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница