Природные условия северо-запада европейской части россии физико-географический очерк



Скачать 202.89 Kb.
Дата19.11.2016
Размер202.89 Kb.




ВВЕДЕНИЕ...3

ГЛАВА 1. ПРИРОДНЫЕ УСЛОВИЯ СЕВЕРО-ЗАПАДА ЕВРОПЕЙСКОЙ ЧАСТИ

РОССИИ...5

1.1. Физико-географический очерк...5

1.2. Растительный покров...9

ГЛАВА 2. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ...14

V

ГЛАВА 3. ЭВОЛЮЦИЯ ВЗГЛЯДОВ НА СИСТЕМАТИКУ ДИСКОМИЦЕТОВ.



ПОЛОЖЕНИЕ ДИСКОМИЦЕТОВ В СИСТЕМЕ СУМЧАТЫХ ГРИБОВ... 18 ГЛАВА 4. ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ ДИСКОМИЦЕТОВ СЕВЕРО-ЗАПАДА

ЕВРОПЕЙСКОЙ ЧАСТИ РОССИИ...24

ГЛАВА 5. КОНСПЕКТ БИОТЫ ДИСКОМИЦЕТОВ СЕВЕРО-ЗАПАДА

ЕВРОПЕЙСКОЙ ЧАСТИ РОССИИ...27

5.1. Вводная часть...27

5.2. Аннотированный список видов...29

5.3. Ключ для определения родов дискомицетов Северо-Запада европейской части России...139

ГЛАВА 6. АНАЛИЗ БИОТЫ ДИСКОМИЦЕТОВ СЕВЕРО-ЗАПАДА ЕВРОПЕЙСКОЙ

ЧАСТИ РОССИИ...160

а. 6.1. Таксономический анализ...160

6.2. Эколого-трофический анализ...174

ВЫВОДЫ...189

ЛИТЕРАТУРА...191

ПРИЛОЖЕНИЕ 1...212

ПРИЛОЖЕНИЕ 2...217

Введение

*i< ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы

Инвенгаршация микобиоты и выявление закономерностей географического распространения грибов остается одной из наиболее актуальных проблем в микологии. Вклад грибов в поддержание целостности и стабильности природных сообществ трудно переоценить, что делает их изучение необходимым для познания структуры биоразнообразия на ценотическом уровне. Человек нередко использует грибы в своей практической деятельности и постоянно сталкивается с проявлениями их активности.

Наиболее крупной, но при этом все еще недостаточно изученной группой грибов

л являются аскомицеты, или сумчатые грибы. Выступая в качестве сапротрофов, паразитов

V

растений и животных, микоризных симбиотрофов, а также являясь микобионтами



большинства лишайников, аскомицеты играют важную роль в функционировании экосистем. Одной из традиционно выделяемых групп сумчатых грибов являются дискомицеты, которым посвящено настоящее исследование.

Дискомицеты насчитывают не менее 5000 видов в мировой микобиоте и около 2000 видов в микобиоте Европы (по данным Krieglsteiner, 1993; Kirk et al, 2001; Eriksson, 2004). Ha территории России эта группа изучена весьма неравномерно как в таксономическом, так и в географическом отношении. Для большинства регионов данные о видовом составе А дискомицетов отсутствуют, либо носят отрывочный характер и зачастую не подтверждены

гербарным материалом, либо в значительной мере устарели и нуждаются в критическом пересмотре. В связи с этим, в настоящее время особенно актуальным становится тщательное изучение региональных микобиот, которое в будущем позволит проводить углубленный анализ функциональной роли дискомицетов в природных экосистемах и закономерностей их распространения в масштабах всей страны. Цель и задачи исследования

Цель настоящего исследования — изучить биоту дискомицетов в пределах Северо-Запада европейской части России (Ленинградская, Псковская, Новгородская области и Санкт-Петербург). Для достижения данной цели были поставлены следующие задачи:

¦ провести инвентаризацию видового состава дискомицетов в пределах исследуемой территории;

¦ выявить особенности таксономической структуры выявленной микобиоты;

¦ проанализировать эколого-трофическую структуру выявленной микобиоты. Научная новизна

В ходе исследования выявлено 476 видов дискомицетов. Из них 210 видов приводятся впервые для исследованного региона, в том числе 54 вида как новые для России.

Обобщены и существенно дополнены сведения о дискомицетах Псковской и Новгородской областей, проведен анализ таксономической и эколого-трофической структуры биоты дискомицетов Северо-Запада европейской части России. Составлен ключ для определения родов дискомицетов Северо-Запада европейской части России. Практическая значимость

Результаты исследования были использованы при составлении «Красной книги природы Санкт-Петербурга» (2004). В будущем они могут служить источником информации при разработке региональных Красных книг Новгородской и Псковской областей, а также при переиздании Красной книги Ленинградской области. Полученные данные будут использованы при подготовке очередных выпусков «Определителя грибов России». Проведено переопределение ряда образцов в Микологическом гербарии Ботанического института им. В.Л. Комарова (LE) и гербарии кафедры ботаники Санкт-Петербургского Государственного Университета (LECB). Собранный материал пополнил коллекцию Микологического гербария БИН РАН. Апробация работы

Результаты исследований неоднократно докладывались на заседаниях Лаборатории систематики и географии грибов Ботанического института им. В.Л Комарова РАН и микологической секции Русского Ботанического Общества, на XVI Конгрессе микологов стран Северной Европы (Flamslatt, Швеция, 2003), XIV Конгрессе европейских микологов (Ялта, Украина, 2003) и XI Съезде Русского Ботанического Общества (Новосибирск-Барнаул, 2003). Публикация результатов исследования

По результатам исследования опубликовано 7 работ. Благодарности

Автор выражает глубокую благодарность своему научному руководителю — к.б.н. А.Е. Коваленко, а также всем сотрудникам Лаборатории систематики и географии грибов БИН РАН за постоянную помощь и участие в данной работе на всех ее этапах. Неоценимую услугу при проведении исследования оказали д.б.н., проф. Н.П. Черепанова и к.б.н. ЛИ. Берестецкая, с любезного разрешения которых стала возможной работа с коллекциями Микологических гербариев СПбГУ и ВИЗР. Глубокое чувство признательности автор испытывает к д.б.н. В.А. Мельнику, взявшему на себя труд просмотреть рукопись диссертации, за ценные советы и замечания по оформлению работы. Огромную помощь в организации и проведении экспедиций оказали к.б.н. Н.В. Псурцева, кб.н. В.Н. Храмцов, а также к.б.н. Г.Ю. Конечная и зам. директора национального парка «Себежский», к.б.н. С.А. Фетисов. Всем им, равно как и тем многим своим коллегам и друзьям, которые остались не упомянутыми в этих строках, автор сердечно благодарен.

Vj ГЛАВА 1. ПРИРОДНЫЕ УСЛОВИЯ СЕВЕРО-ЗАПАДА ЕВРОПЕЙСКОЙ ЧАСТИ

РОССИИ

1.1. Физико-географический очерк



Северо-Запад европейской части России (далее, для краткости, — Северо-Запад) объединяет территории трех областей Российской Федерации (Ленинградской, Новгородской и Псковской), а также Санкт-Петербурга и административно подчиненных ему районов. Этот регион граничит на северо-западе с Финляндией, на севере — с Республикой Карелия, на востоке — с Вологодской, на юго-востоке — с 2) Тверской и Смоленской областями России, на юге — с Белоруссией, и на западе — с

Латвией и Эстонией (рис. 1). Исследуемая территория находится на северо-западном склоне Русской равнины, простираясь между 55°25' и 61°20' северной широты и 27°18' и 36°15' восточной долготы. При максимальной протяженности с севера на юг около 640 км и с запада на восток около 520 км, регион занимает площадь около 196 тыс. км2.

Геологическое строение Северо-Запада изучено достаточно хорошо (Геоморфология..., 1969). Кристаллический фундамент сложен гранитами, гнейсами и кристаллическими сланцами протерозойского возраста, которые выходят на поверхность на Карельском перешейке к северо-западу от линии г. Приморск — пос. г Отрадное и вдоль юго-западного побережья Онежского озера. На остальной

территории кристаллические породы перекрыты отложениями палеозоя, в которых чередуются слои плотных карбонатных морских отложений верхнего ордовика, верхнего девона и карбона, и рыхлых терригенных пород нижнего ордовика, силура, нижнего и среднего девона, перми. Различная устойчивость этих пород к выветриванию привела к формированию системы ступеней и разделяющих их уступов (Балтийско-Ладожский уступ, Карбоновый уступ), оказавших заметное влияние на ход последнего оледенения и четко выраженных в современном рельефе. Выходы пород палеозоя на поверхность имеются на Ижорской возвышенности и в ряде других мест в Псковской и Новгородской областях. На большей же части территории палеозойские осадки полностью перекрыты четвертичными.

В период плейстоцена Северо-Запад европейской части России четырежды подвергался покровным оледенениям, последнее из которых — Валдайское, закончившееся около 10-12 тыс. лет назад, — сыграло решающую роль в формировании толщи четвертичных отложений и современного рельефа.

Среди четвертичных отложений на Северо-Западе повсеместно преобладают ледниковые и водно-ледниковые, распределение которых определяется с одной

¦К-

Рис. 1. Район исследования — Северо-Запад европейской части России 0 — места сбора собственного материала О — места сборов материала различными коллекторами (по материалам коллекций LE,



LECBhLEP)

стороны древним рельефом, а с другой — стадиальностью последнего оледенения. Песчаные и супесчаные водно-ледниковые отложения сконцентрированы на юге Псковской и на востоке Новгородской и Ленинградской областей, а также на междуречьях рек Ояти и Паши, Плюссы и Псковы, в бассейне реки Луги. Большая часть территории покрыта моренными суглинками. Значительное распространение имеют песчано-глинистые озерно-ледниковые отложения, образование которых связано с обширными приледниковыми водоемами, возникавшими при таянии ледового покрова.

Голоценовые отложения на территории Северо-Запада распространены достаточно широко. Среди них преобладают болотные, занимающие подчас значительные площади на плоских пониженных моренных и озерно-ледниковых равнинах. Аллювиальные отложения развиты лишь в долинах крупных рек. Вдоль побережий крупных озер и Финского залива встречаются дюны.

Современный рельеф характеризуется определенной зональностью (Геоморфология..., 1969). Крайний северо-запад территории обладает контрастным денудационным рельефом с чередованием гряд («сельг»), сложенных кристаллическими породами, и узких межгрядовых понижений. Для остальной части Северо-Запада характерен аккумулятивный водно-ледниковый и ледниковый рельеф, в котором выделяются внутренняя зона, зона краевых ледниковых образований и внешняя зона (Соколов, I960).

Внутренняя зона занимает обширную площадь от Карельского и Онежско-Ладожского перешейков до внутреннего склона Валдайско-Онежской гряды. Для рельефа этой территории характерны плавное повышение в южном и юго-восточном направлениях от 0 до 100 м над уровнем моря, широкое развитие озерно-ледниковых и моренных низменных равнин, сильная заболоченность и наличие крупных тектонических озерных котловин (Ладожской, Онежской, Псковской, Чудской, Ильменской). Отдельно следует отметить расположенную здесь Ижорскую возвышенность, где развиты явления карста. Поверхность возвышенности бронирована ордовикскими известняками и покрыта маломощной карбонатной мореной.

Зона краевых ледниковых образований приурочена к Карбоновому уступу и охватывает значительную часть Валдайской возвышенности, простирающейся от южного берега Онежского озера до верховьев реки Ловать. К краевым ледниковым образованиям можно отнести и вытянутую с севера на юг цепочку изолированных возвышенностей (Лужской, Судомской и Бежаницкой), возникших между лопастями ледника на месте древних повышений. Здесь преобладает холмисто-моренный рельеф в

сочетании с камовыми полями, с высотами от ПО до 330 м. над уровнем моря. Характерной чертой данной зоны является слабая заболоченность и обилие озер.

Внешняя зона валдайского оледенения на Северо-Западе занимает сравнительно небольшие площади на востоке (Молого-Шекснинская низина) и юге, вдоль границы с Белоруссией. Для этой зоны характерен сглаженный рельеф с преобладанием волнистых зандровых и озерно-ледниковых равнин с высотами от120 до 180 м, сложенных водно-ледниковыми песчаными отложениями. Встречаются также отдельные участки моренных холмов и камов. Широко распространены обширные верховые торфяники и крупные озера вытянутой формы. В местах, где четвертичные отложения залегают на карбоновых известняках, развит карст.

Климат Северо-Запада европейской части России в целом можно охарактеризовать как умеренно континентальный, однако близость к Балтийскому морю и наличие таких крупных озер, как Онега и Ладога, придают ему некоторые черты морского, особенно в северо-западных районах, в то время как на востоке континентальность климата усиливается. Это особенно заметно при взгляде на годовую амплитуду среднемесячных температур, которая составляет 24°С на западе территории и возрастает до 28°С на её востоке. Среднегодовая температура воздуха колеблется от 3,5 до 4,5°С. Средняя температура января от -9 -10°С на севере и востоке региона до -8 —7,5°С на юге, средняя температура июля соответственно от 16,5°С до 17,5°С. Близость Атлантики обусловливает частые циклоны и неустойчивый погодный режим. Одновременно это способствует формированию мягкой с частыми оттепелями зимы и умеренно теплого дождливого лета. Северо-Запад характеризуется самым большим на Русской равнине годовым количеством осадков, достигающим на Валдайской и Бежаницкой возвышенностях и на побережье Финского залива 750-850 мм. На остальной территории количество осадков немного ниже — 650-700 мм. В среднем от 180 до 200 дней в году отмечены выпадением осадков. Годовое значение испаряемости составляет около 400 мм. Дисбаланс между количеством осадков и испаряемостью приводит к накоплению влаги и образованию обильных поверхностных и грунтовых вод (Исаченко, 1995).

Поверхностные воды. Почти вся территория Северо-Запада относится к бассейну Балтийского моря и лишь некоторые реки на Валдайской возвышенности принадлежат бассейну Каспия. Избыточное атмосферное увлажнение обусловливает интенсивный сток и формирование здесь густой гидрографической сети, наибольшего развития достигающей по окраинам возвышенностей. Долины крупных рек хорошо разработаны, имеют развитую пойму и часто несколько надпойменных террас. К числу наиболее

8

крупных рек региона относятся Нева, Луга, Волхов, Свирь, Мета, Ловать, Великая. Северо-Запад является одной из самых озерных областей России. Помимо крупнейших европейских озер — Ладожского, Онежского, Псковского, Чудского и оз. Ильмень, здесь насчитывается несколько десятков тысяч малых и средних озер, особенно многочисленных на Валдайской возвышенности, юге Псковской области и на Карельском перешейке (Исаченко, 1995).



Почвы. Основными типами почвообразовательных процессов на Северо-Западе являются подзолистый и болотный. Преобладают подзолистые почвы. Наиболее оподзолены почвы ровных, хорошо дренированных междуречий. Широко распространены болотные, торфяно-болотные и торфянистые почвы, приуроченные к плоским, не дренированным низинам и котловинам. Наряду с этим в осветленных лесах и на лугах наблюдается образование дерново-подзолистых почв, что особенно выражено в южных и западных районах. На юге региона встречается тяжелосуглинистая бескарбонатная почва («лесная поддубица»). Сложный рельеф и неоднородность четвертичных пород, являющихся на Северо-Западе почвообразующими, определяют пестроту почвенного покрова (Гагарина и др., 1995).

1.2. Растительный покров

Флора Северо-Запада европейской части России насчитывает более 2700 видов сосудистых растений (Цвелев, 2000). Будучи бореально-умеренной, она имеет ярко выраженный миграционных характер с преобладанием таежных и подтаежных видов голарктического и евразиатского типов ареала (Миняев, 1966). Положение региона на границе Балтийского и Среднерусского флористических округов определяет переходный характер флоры. С юга на север и с запада на восток происходит постепенное выпадение европейских неморальных и атлантических видов и увеличение роли сибирских. К северу большую роль начинают играть гипоарктические виды. На юге региона известны находки ряда южно-боровых и лугово-степных видов (Цвелев, 2000).

Растительный покров региона сравнительно молод. Его формирование связано с поздним ледниковьем (15-17 тыс. лет назад), когда ото льда освободился юг рассматриваемой территории, и последовавшей затем эпохой голоцена, начавшейся около 10 тыс. лет назад.

Позднеледниковая растительность по данным спорово-пыльцевого анализа была представлена перигляциальными тундрами, к югу от которых произрастали березовые редколесья. К беллингу (12-13 тыс. лет назад) на всей территории сформировалась

лесная растительность из березово-сосновых и сосновых лесов. На юге, по долинам рек продвигалась ель. В аллереде (11 тыс. лет назад) ель начинает расширять занимаемую площадь, постепенно вытесняя сосну на бедные песчаные и заболоченные почвы. Однако похолодание климата в позднем дриасе снова привело к господству тундровой растительности и сосново-березовых редколесий.

В начале голоцена вновь устанавливается господство лесной растительности с преобладанием сосновых и березовых лесов. На юге территории по долинам рек проникают широколиственные деревья — дуб и вяз. Около 9-9,5 тыс. лет назад бореальные виды полностью вытесняют позднеледниковые элементы флоры. Сосна становится основной лесообразующей породой на всем Северо-Западе. К югу от Балтийского побережья содоминантом в составе лесов становится ель, усиливается роль широколиственных пород. По долинам рек начинает распространяться ольха. В атлантическое время (7,5-4,5 тыс. лет назад) влажный и теплый климат способствовал широкому распространению лиственных деревьев, которые, по-видимому, образовывали чистые ценозы, и только на Карельском перешейке господство оставалось за сосновыми и сосново-березовыми лесами. С этим периодом связано максимальное продвижение на север неморальных видов. Похолодание, начавшееся в суббореальное время (4,5-2,5 тыс. лет назад) и оподзоливание почв, вызванное большим количеством осадков, привели к сокращению площади широколиственных лесов, особенно в северной части региона. Единственным эдификатором лесной растительности по всей территории становится Picea abies и ее гибриды с Picea obovata. Развитие растительности в субатлантическое время (2,5-1 тыс. лет назад) характеризуется дальнейшим сокращением широколиственных лесов и общим уменьшением роли широколиственных пород, а также усилением позиций ели. Сосна и береза сохраняют господство только в неблагоприятных для роста ели условиях. К концу этого периода начинает развиваться подсечно-огневое, а чуть позже и пашенное земледелие, и связанное с этим сведение лесов.

На протяжении последнего тысячелетия, и особенно последних 200 лет, человеческая деятельность стала одним из ведущих факторов, определяющих облик растительного покрова Северо-Запада. К концу 20 в. освоенность земель в отдельных административных районах составляла от 1 до 90-95%. Только в пределах Балтийского щита и в бассейне р. Свири она не превышает 5%. На сельскохозяйственные земли приходится более 50% площади в Псковской области, 10-20% в Ленинградской и Новгородской областях. Лесная растительность занимает около 50% площади Северо-

10

запада. При этом лесистость территории уменьшается при продвижении с севера, из средней тайги, на юг, к подтайге, от 78 до 43% (Исаченко, 1995).



В системе ботанико-географического районирования территория Северо-Запада соответствует Североевропейской таежной провинции и ее Валдайско-Онежской подпровинции (Растительность..., 1980). Здесь проходят границы между подзонами южной и средней тайги и между тайгой и подтайгой. Эти границы сильно размыты нивелирующим влиянием со стороны рельефа и характера подстилающей поверхности, близостью Балтийского моря и воздействием человека. Неопределенность границ отражается в различиях между их конфигурациями в работах различных авторов (Цинзерлинг, 1932, Геоботаническое районирование..., 1947, Ниценко, 1958, Растительность..., 1980, Александрова, Юрковская, 1989, Исаченко, Шляпников, 1989, Сафронова и др., 1999). Особенно значительны расхождения в проведении границы между средней и южной тайгой на Карельском перешейке и Онежско-Валдайской гряде, а также между южной тайгой и подтайгой на междуречье рек Великой, Шелони и Плюссы. Неопределенна и подзональная принадлежность Ижорской возвышенности, которую одни авторы относят к южной тайге (Исаченко, Шляпников, 1989), а другие рассматривают как анклав подтайги (Растительность..., 1980, Александрова, Юрковская, 1989).

Еловые леса являются коренным типом леса на территории Северо-Запада. В настоящее время они более свойственны Карельскому перешейку и восточным районам, лежащим в пределах средней и южной тайги. В подзоне средней тайги преобладают ельники-черничники зеленомошные. На более бедных почвах встречаются участки зеленомошных ельников-брусничников, на более богатых — ельники травяно-черничные. На заболоченных водоразделах развиваются долгомошные и осоково-хвощово-сфагновые ельники. В южной тайге центральной ассоциацией является ельник-кисличник. В наиболее благоприятных условиях встречаются кислично-дубравнотравные еловые леса. Заболоченные ельники в южной тайге почти не развиты (встречаются чернично-долгомошные и чернично-сфагновые, а в условиях проточного увлажнения — елово-черноольховые леса и травяно-папоротниковые ельники. Широколиственно-еловые (подтаежные) леса распространены главным образом на Ижорской, Судомской, Бежаницкой и Валдайской возвышенностях. На Северо-Западе роль широколиственных пород (дуба, липы, клена) в сложении древостоя этих лесов сравнительно невелика. Как правило, они не выходят в один ярус с елью, а присутствуют в нижнем подъярусе. Подлесок в этих лесах

11

хорошо развит, в травяном ярусе доминируют неморальные виды, но велика роль и бореальных кустарничков и мелкотравья (Ниценко, 1960а; Растительность..., 1980).



Крупные массивы еловых лесов в южной тайге и подтайге большей частью вырублены и заняты пашнями, оставшиеся в значительной мере изменены человеческой деятельностью. На больших площадях ельники сменены длительно производными осиново-березовыми и осиновыми, а также сероольховыми лесами.

Сосновые леса широко распространены на Северо-Западе, где они развиваются на мощных песчаных и супесчаных водно-ледниковых отложениях или на выходах кристаллических пород с сильно и среднеподзолистыми почвами. Наиболее обширные массивы сосняки образуют на Балтийском щите, Псковско-Чудской, Приневской, Приильменской и Молого-Шекснинской равнинах, на юге Псковской области и в верховьях р. Великой. В средней и южной тайге наиболее обычны кустарничково-зеленомошные сосновые леса, с доминированием брусники (в средней тайге) или черники (в южной тайге), таежного мелкотравья. После пожаров на их месте нередко образуются вересковые сосняки. На более богатых почвах встречаются орляковые и костяничные сосняки. На сухих вершинах холмов и на кристаллических породах формируются лишайниковые сосняки. В условиях избыточного проточного увлажнения возникают бруснично-долгомошные и чернично-, багульниково- и голубично-долгомошные сосновые леса. При интенсивном застойном увлажнении развиваются сосняки сфагновые (чернично-сфагновые, кассандрово-сфагновые, багульниково-сфагновые и голубично-сфагновые), переходные к верховым болотам. Подтаежные сосняки приурочены к зандровым равнинам и камам. В их древостое и подлеске обычно присутствуют ель, дуб, липа, лещина, бересклет. В травяном покрове помимо кустарничков и кислицы много неморальных видов, иногда отмечаются лесостепные виды. В верхних частях склонов южной экспозиции развиты редкотравно-лишайниковые сосняки с древостоем из малорослых сосен и можжевельника и обилием в напочвенном покрове лишайников. Значительная часть сосняков вырублена и на их месте произрастают березовые и сосново-березовые леса (Ниценко, 19606; Растительность..., 1980).

Широколиственные леса на Северо-Западе редки. Они не образуют массивов, а в виде мелких контуров разбросаны в пределах подтайги и отчасти южной тайги, в долинах многих рек, по берегам озер. Для их развития требуются либо богатые карбонатные почвы, либо особый микроклимат и хороший дренаж. Чаще всего такие условия наблюдаются на пологих склонах южной экспозиции в долинах рек и озер, на Валдайской и Бежаницкой возвышенностях. На водоразделах широколиственные леса

12

известны только в подтайге. Среди широколиственных лесов преобладают вейниковые и дубравнотравяные дубовые леса. Известны участки дубняков костяничных, ладышевых и орляковых. Липовые и вязовые леса встречаются по всему Северо-Западу, чаще всего на склонах речных долин и на богатых почвах логов, преобладают снытевые и снытево-дубравнотравные ассоциации. По берегам рек и ручьев в условиях избыточного проточного увлажнения отмечены участки ясеневых и черноольхово-ясеневых лесов (Цинзерлинг, 1932).



Луга на Северо-Западе распространены повсеместно на месте сведенных лесов и заброшенных пашен. На плотных дерново-подзолистых супесчаных почвах с нормальным увлажнением преобладают красноовсяницевые, тонкополевицевые, луговиковые и душистоколосковые луга, а также их разнотравные варианты. На более бедных почвах развиваются молиниевые и белоусовые луга. В условиях более легких песчаных почв на залежах и вырубках возникают овечьеовсяницевые, полынные, сухотравно-лишайниковые пустотные луга, а при наличии весенних палов — наземновейниковые луга. На сравнительно богатых почвах с нормальным увлажнением речных пойм и водоразделов доминируют луговоовсяницевые, ежовые, кострецовые, лисохвостовые и пырейные луга. При избыточном проточном увлажнении — двукисточниковые и крупнотравные таволговые, а при застойном — щучковые луга (Шенников, 1941).

Болота занимают около 12% всей площади Северо-Запада. Они играют заметную роль в природе, влияя на водный баланс, давая истоки рекам, являясь местами обитания своеобразной флоры и фауны. Наиболее обширные болотные массивы сосредоточены в центральной части территории, занимая плоские суглинистые моренные и озерно-ледниковые равнины. В регионе преобладают олиготрофные верховые сфагновые болота с участием болотных кустарничков, и нередки с редкостойным ярусом сосны и пушистой березы. Болота северной части территории отличаются присутствием ряда гипоарктических видов (Empetrum nigrutn, Rubus chamaemorus, Betula папа, Baeotryon caespitosum). Вдоль побережья Финского залива для ряда болотных массивов характерно наличие восковника (Myrica gale). Достаточно широко распространены мезотрофные осоково-сфагновые болота. В местах выходов грунтовых вод на известняковых плато встречаются ключевые болота с обилием орхидных и целого ряда других редких видов. Эвтрофные болота представлены черноольховыми и пушистоберезовыми топями, болотными ивняками и низинными травяными, хвощевыми и крупноосоковыми болотами. (Боч, Смагин, 1993).

13

ГЛАВА 2. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЙ



Объектом исследования является биота нелихенизированных дискомицетов Северо-Запада европейской части России. Дискомицеты — исторически сложившееся обозначение группы порядков сумчатых грибов, имеющих плодовые тела (аскомы) чашевидной, блюдцевидной, подушковидной, реже булавовидной формы или состоящие из шляпки и ножки, с обнаженным в зрелости гимениальным слоем — апотеции. К дискомицетам принято также относить формы с вторично замкнутыми подземными аскомами, эволюционно связанные с «типичными» дискомицетами. Согласно принимаемой в настоящей работе системе (Eriksson et al., 2003), нелихенизированные дискомицеты распределены между порядками Agyriales p.p., Helotiales, Neolectales, Orbiliales, Ostropales p.p., Patellariales, Pezizales, Rhytismatales, Thelebolales и Triblidiales. Некоторые нелихенизированные представители порядка Caliciales s.l. являются традиционными объектами лихенологии и здесь не рассматриваются.

Материалом для исследования послужили собственные сборы, а также критически изученные коллекции микологических гербариев Ботанического института им. В.Л. Комарова РАН (LE), Санкт-Петербургского Государственного Университета (LECB) и Всероссийского института защиты растений (LEP).

Полевые работы проводились в период с 1997 по 2004 г. в различных районах Ленинградской, Новгородской и Псковской областей с применением маршрутного метода. В общей сложности было собрано около 1500 образцов. Сбор и гербаризация материала осуществлялась по стандартной методике (Dennis, 1978; Райтвийр, 1991).

Определение собранных образцов проводилось в Лаборатории систематики и географии грибов БИН РАН с использованием светового микроскопа МБИ-11. В качестве стандартного использовалось увеличение 1050х (водноиммерсионный объектив 70х, окуляр 10х, увеличение тубус-системы 1,5х). Для приготовления прижизненных препаратов, следуя последним рекомендациям (Baral, 1992), в качестве монтировочной среды использовалась вода, а для изучения гербарного материала — 10% р-р NH4OH или 5% р-р КОН. Амилоидность апикального аппарата и стенки сумок исследовалась в растворе Люголя и реактиве Мельцера, приготовленным по традиционным методикам (Singer, 1975; Dennis, 1978). Орнаментация аскоспор изучалась после окрашивания в горячем растворе хлопчатобумажного синего (Cotton Blue) по Куллман (1982).

Для идентификации образцов были использованы следующие отечественные и зарубежные работы:

14

• определители — Moser, 1963; Nordic Macromycetes, 2000; Rehm, 1896; Vesterholt, Petersen, 2001;



• атласы и иллюстрированные издания — Barron, 1999; Bessette et al., 1997; Bresadola, 1932, 1933; Breitenbach, Kranzlin, 1984; Dennis, 1978; Ellis, Ellis, 1985; Imazeki et al., 1988; Jaquetant, 1984; Lincoff, Nehring, 1997; Phillips, 1981;

монографии и другие публикации по отдельным таксонам:

• порядок Pezizales — Korf, 1972; Kutorga, 2000; Rifai, 1968; Svrcek, 1966;

• группа гипогейных аскомицетов — Pegler et al., 1993; Trappe, 1979; Trappe, Castellano, 1991;

• Ascobolaceae — Прохоров, 2004; Brummelen, 1967; Paulsen, Dissing, 1979;

• Cudoniaceae — Райтвийр, 1991; Ohenoja, 1975;

• Dermateaceae — Gminder, 1996; Groves, 1946; Defago, 1967; Gremmen, 1954, 1955, 1956a, 1956b, 1958; Hein, 1976, 1983; Huhtinen, 1994; Hiitter, 1954; Medardi, 1992; Nannfeldt, 1985; Nauta, Spooner, 1999a, 1999b, 1999c, 2000a, 2000b; Raitviir, 2002b; Spooner, Nauta, 1999; Seaver, 1937;

• Geoglossaceae — Райтвийр, 1991; Benkert, 1976; Durand, 1908; Eckblad, 1963;

• Helotiaceae — Arendholz, 1979; Baral, 1994; Dennis, 1963; Groves, Leach, 1949; Groves, 1965; Hengstmengel, 1996; Korf, Abawi, 1971; Lizon, 1992; Miiller, 1983; Ouellette, 1979; Ouellette, Pirozynski, 1974; Raitviir, 2002; Ramamurthi et al., 1957; Torkelsen, Eckblad, 1977; Zhuang, 1988;

• Helvellaceae — Dissing, Lange, 1967; Harmaja, 1977a, 1977b, 1979; Kempton, Wells, 1970;Nothnagel, 1971;

• Hyaloscyphaceae — Райтвийр, 1981, 1991; Arendholz, Raitviir, 1988; Dennis, 1949; Hosoya, 2002; Huhtinen, 1989; Tranzschel, 1899; Vesterholt, 2003;

• Leotiaceae — Lizon et al., 1998;

• Orbiliaceae — Райтвийр, 1991; Korf, 1992;

• Patellariaceae — Butler, 1940; Kutorga, Hawksworth, 1997;

• Pezizaceae — Прохоров, 2004; Garofoli, Baiano, 1996; Haffner, 1986; Harmaja, 1986; Hohmeyer, 1986;

• Pyronemataceae — Куллман, 1982; Brummelen, 1962; Dissing, Paulsen, 1976; Harmaja, 1976; Kanouse, 1949; Moore, Korf, 1963; Schumacher, 1990; Spooner, Yao, 1995, Yao, 1996; Yao, Spooner, 1995a, 1995b, 1995c, 1996a, 1996b, 1996c, 1996d, 1996e, 1996f, 1996g, 2002; Yao et al, 1998;

• Rhytismataceae — Minter, 1981;

• Sarcoscyphaceae — Baral, 1984; Butterfill, Spooner, 1995;

15

• Sclerotiniaceae и Rutstroemiaceae — Kirschstein, 1938; Palmer, Truszkowska, 1969; Redhead, 1977; Schumacher, Hoist-Jensen, 1998;



• Thelebolaceae — Прохоров, 2004; Prokhorov, 1998;

• Vibrisseaceae — Itturiaga, 1995.

Для хранения и обработки данных была создана компьютерная база данных, построенная на основе FOXPRO 6.

Данные о видовом составе дискомицетов сравниваемых территорий почерпнуты из следующих источников:

• по Эстонии — Jarva, Parmasto, 1980; Jarva et al., 1998; Kalamees, Vaasma, 1989; Kullman, 2002, 2003; Kullman et al., 1999; Opik et al., 2000; Poldmaa, 1992; Raitviir, 1961a, 1961b, 2002a, 2003; Shtshukin, 1992.

• по Финляндии — Harmaja, 1977a, 1977b, Huhtinen, 1994; Karsten, 1869; Ohenoja, 1975; Nordic Macromycetes, 2000; Nylander, 1869;

• по Швеции — Eriksson, 2004; Nordic Macromycetes, 2000;

• по Западной Германии — Krieglsteiner, 1993;

• по Великобритании — Clark, 1980; Nauta, Spooner, 1999a, 1999b, 1999c, 2000a, 2000b; Pegler et al., 1993; Spooner, Nauta, 1999; Spooner, Yao, 1995, Yao, 1996; Yao, Spooner, 1995a, 1995b, 1995c, 1996a, 1996b, 1996c, 1996d, 1996e, 1996f, 1996g, 2002; Yao et al., 1998;

• по Литве — Kutorga, 2000;

• по Украине — Смщька, 1975; Minter, Dudka, 1996.

При проведении таксономического анализа использовались принятые в сравнительной флористике методы (Шмидт, 1984).

При сравнении видовых составов изучаемой микобиоты и микобиот ряда других территорий использовался коэфициент сходства Сёренсена (Миркин и др., 1989):

где Na+b — число видов, общих для двух сравниваемых флор, Hi — число видов во флоре А, N5 — число видов во флоре В.

Для сравнения систематических структур микобиот были рассчитаны значения коэффициента ранговой корреляции Спирмена (ту) для ранжированных рядов ведущих семейств и родов (Айвазян, Мхитарян, 1998):

где х, и х, — значения рангов одноименных таксонов в структуре /-ои и j-on сравниваемых биот, п — число пар рангов, Т — параметр, вводимый для учета объединенных рангов:

1

!-? 1=1


где m — число элементов в каждой из t групп объединенных рангов.

Поскольку дискомицеты являются полифилетической группой, целесообразнее, на наш взгляд, делать такого рода сравнения раздельно для оперкулятных (класс Pezizomycetes) и иноперкулятных (класс Leotiomycetes) дискомицетов. Неродственные им порядки Agyriales и Patellariales, представленные в сравниваемых микобиотах 1-2 видами были исключены из анализа.

На основании полученных значений коэффициента ранговой корреляции Спирмена, были рассчитаны меры расстояния (d,y) между ранжированными рядами семейств, как дополняющие соответствующие значения коэффициента Спирмена до единицы:

dy =1-г„


где т,у— значение коэффициента ранговой корреляции Спирмена между рядами i и j.

Для построения дендрограмм сходства биот дискомицетов сравниваемых территорий использовались симметричные матрицы расстояний d,y между ранжированными рядами семейств и метод невзвешенного попарного арифметического среднего (unweighted pair-group method using arithmetic averages — UPGMA) программы NEIGHBOR из програмного пакета PHYLIP (Felsenstein, 1995).



17

Список литературы


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница