Приложения Приложение I хроники Королей и правителей



страница1/2
Дата11.05.2016
Размер0.75 Mb.
  1   2
Приложения
Приложение I

Хроники Королей и правителей
Источники сведений, включенных в Приложения, весьма различны. Так, например, третий раздел данного приложения (“Народ Дарина”) исходит, возможно, от гнома Гимли, который поддерживал дружбу с Перегрином и Мериадоком и часто встречался с ними в Гондоре и в Рохане.

Легенды, истории и сведения, почерпнутые из разных источников, чрезвычайно обширны. Здесь представлены только их фрагменты в пересказах, к тому же во многих местах сокращенные. Главная их задача – проиллюстрировать Войну Кольца и заполнить некоторые пробелы в основной Летописи. Древние легенды Первой Эпохи, которыми очень интересовался Бильбо, изложены кратко – только в той части, где повествуется о предках Элронда, Королях и Вождях Нуменора.

Все даты, не отмеченные В. Э. (Вторая Эпоха) и Ч. Э. (Четвертая Эпоха), относятся к Эпохе Третьей. Она закончилась в сентябре 3021 года с уходом Трех Колец, но для удобства исчисления первым днем Четвертой Эпохи считается в Гондоре 25 марта 3021 года.

В списках даты, следующие за именами Королей и Правителей – даты их смерти, если приведена только одна дата. Знак “†” означает преждевременную смерть в битве или при иных обстоятельствах, хотя рассказ об этом событии приводится не всегда.


I

Короли Нуменора


(i)

Нуменор
Среди Эльдаров наиболее умелым и знающим несомненно был Феанор, но гордость и своеволие отмечали его в не меньшей степени. Это Феанор создал три чудесных камня – Сильмариллы, – и наполнил их сиянием Светоносных Дерев, Телпериона и Лаурелина, освещавших земли Валаров. Моргот решил присвоить камни. Он убил Деревья, похитил Сильмариллы, унес в Среднеземье и там сокрыл их в подземельях могучей крепости Тонгородрим. Феанор против воли Валаров покинул Благословенный Край и увел свой народ в Среднеземье, рассчитывая силой вернуть Сильмариллы. Так началась война Эльдаров и Аданов против Тонгородрима. Аданы – собирательное название трех народов Людей, первыми пришедших на запад Среднеземья к берегам Великого Моря и заключивших союз с Эльдарами против Врага.

Трижды заключались между Людьми и Эльдарами Союзы Крови: Берен и Лучиэнь, Идриль и Туор, Арвен и Арагорн. Последний союз воссоединил давно разделенные ветви Эльфинитов и восстановил их род.

Лучиэнь Тинувиэль была дочерью Владыки Тингола, Короля Среброманта из Дориата, ее матерью была Мелиан, Майя из Валинора. Берен был сыном Барахира из Первого Дома Аданов. Вместе с Лучиэнь они добыли Сильмарилл из Железной Короны Моргота. Лучиэнь избрала удел смертных и покинула Эльфов. У нее был сын Диор, к дочери которого, Эльвинг, и перешел по наследству Сильмарилл.

Идриль Келебриндель была дочерью Тургона, Владыки тайного поселения Гондолин. Туор был сыном Хадора из Третьего Дома Аданов – наиболее прославившегося в войнах с Морготом. Сына Идриль и Туора звали Эарендил Мореход.

Эарендил взял в жены Эльвинг. Он сумел с помощью Сильмарилла проникнуть за завесу Тьмы и пришел на Заокраинный Запад. Там от имени Людей и Эльфов он просил помощи, получил ее, и Моргот был низвергнут. Эарендил не вернулся к смертным.

Его корабль со сверкающим Сильмариллом ушел в небесные моря и там стал звездой и надеждой для Среднеземья, порабощенного прислужниками Врага. После гибели Дерев первозданный свет Валинора хранили только Сильмариллы, но два оставшихся камня пропали бесследно в конце Первой Эпохи. Подробнее об этом и о других событиях повествует “Сильмариллион”.
У Эарендила были сыновья Эльфиниты – Элрос и Элронд. Они несли в себе дух доблестных вождей Аданов, а после гибели Гил-Гэлада род Перворожденных Эльфов в Среднеземье был представлен только их наследниками.

В конце Первой Эпохи Владыки Валинора поставили Эльфинитов перед выбором: к какому из двух народов они будут принадлежать. Тогда Элронд выбрал Эльфов и стал со временем мудрейшим среди них. Право Перворожденных давало ему возможность, устав от жизни в землях Смертных, уйти на Заокраинный Запад. Что бы ни происходило в мире, право это было неотъемлемым. Но уже дети Элронда должны были снова решать, какую участь выбрать: уйти из кругов мира на Запад или, став смертными, умереть в Среднеземье. Поэтому чем бы ни кончилась Война Кольца, конец ее для Элронда был все равно печален.

Элрос избрал участь Аданов, хотя жизнь ему была дарована очень долгая.
За страдания, выпавшие на долю Аданов в борьбе с Морготом, Стражи Мира даровали Аданам земли, удаленные от опасностей Среднеземья. Аданы вышли в море и, ведомые Звездой Эарендила, достигли великого острова Эленна, лежавшего далеко к западу от берегов Смертных. Там было основано Королевство Нуменор.

В центре острова возвышалась огромная гора Менельтарма, с вершины которой в ясную погоду зоркие глаза могли различить белые стены гавани Эрессэа. Оттуда приходили Эльдары, обогащая Людей дарами и знаниями. Сами нуменорцы, по воле Валаров, лишены были возможности достичь Неумирающих Земель. Они оставались смертными, хотя срок их жизни не меньше чем втрое превышал продолжительность жизни Людей Среднеземья. Даже Владыки Валинора не могли нарушить волю Илуватара и лишить Людей Его дара – Смерти. Позже этот Дар Люди стали называть Проклятьем.

Элрос стал первым Королем Нуменора. Эльфийское его имя было Тар-Миниатар. Его наследники были долговечны, но тоже смертны. Они возвысились, стали могучи и тогда пожалели о своей смертной доле, и захотели для себя удела Эльдаров. И тогда, по наущению Саурона, начался мятеж, который привел к падению Нуменора и разрушению древнего мира.
Далее перечислены Короли и Королевы Нуменора.

Элрос Тар-Миниатар; Вардамир; Тар-Амандил; Тар-Элендил; Тар-Менельдар; Тар-Альдарион; Тар-Анкалимэ (Первая Королева-Правительница); Тар-Анарион; Тар-Сурион; Тар-Телпериэнь (Вторая Королева-Правительница); Тар-Минастир; Тар-Кириатан; Тар-Атанамир Великий; Тар-Анкалимон; Тар-Телемайтэ, Тар-Ванимельдэ (Третья Королева); Тар-Алькарин; Тар-Кальмасил.

После Тар-Кальмасила Короли стали брать нуменорские имена: Ар-Адунакор; Ар-Симратон; Ар-Сакалтор; Ар-Гимилзор; Ар-Инсиладан. Инсиладан раскаялся и сменил имя на Тар-Палантир – “Провидец”. Его дочь должна была стать Четвертой Королевой Тар-Мириэль, но племянник Короля отнял у нее престол и нарек себя Ар-Паразон Золотоликий. Он стал последним Королем Нуменора.

У Тар-Элендила были дочь Сильмариэнь и сын Валендил, ставший впоследствии первым князем Андуниэ – западного края, связанного тесной дружбой с Эльдарами. Наследником Валендила был Амандил, отец Элендила Высокого, последний правитель Андуниэ.

Единственная дочь шестого Короля стала первой в истории Нуменора Королевой. Тогда же вступил в силу закон, по которому скипетр наследовал старший из детей Короля, будь то сын или дочь.
До конца Второй Эпохи мощь и красота Нуменора непрерывно росли. Мудрый народ обитал в Нуменоре. Но во времена Тар-Минастира, одиннадцатого Короля, благополучие острова омрачили первые признаки зловещей тени. Тар-Минастир снарядил огромное войско на помощь Гил-Гэладу, но к его преданности Эльдарам примешивалась зависть. Отменными мореплавателями были нуменорцы, они изучили все восточные моря и стремились на запад, в запретные воды, и чем радостнее становилась их жизнь, тем больше желали они бессмертия Эльдаров. К тому же после Минастира в нуменорских Королях все чаще возникало стремление к богатству и власти. Если незадолго до этого нуменорцы приходили в Среднеземье, как учителя и защитники обездоленных Сауроном, то теперь их гавани превратились в грозные крепости, державшие в подчинении обширные прибрежные земли. Атанамир и его наследники взимали тяжкую дань, и корабли нуменорцев возвращались, нагруженные добычей.

Именно Тар-Атанамир впервые открыто возроптал против Запрета Валаров и заявил о своем праве на бессмертие. Так сгустилась тень, и мысль о смерти ожесточила сердца людей. Нуменорцы разделились на отрекшихся от Эльдаров и Валаров и немногих Верных.

Мало-помалу Короли и их последователи отказались от языка Эльдаров и, наконец, двадцатый Король при восшествии на престол принял нуменорское имя Ар-Андунакор, Владыка Запада. Верные сочли это предвестием большой беды, ибо в прошлом так звали только главнейшего из Валаров или Старейшего Владыку. Ар-Андунакор стал преследовать Верных и карать говоривших по-эльфийски. С тех пор Эльдары перестали посещать Нуменор.

А сила Нуменора все росла. Но жизнь становилась короче, и рос страх смерти, а радость покидала сердца. Тар-Палантир пытался отвести зло, но было уже поздно, и в Нуменоре вспыхнуло восстание. Возглавил мятеж племянник Короля, он же захватил власть и стал Королем Ар-Паразоном. Это был самый гордый и властный из всех Королей. Он желал править всем миром.

Ар-Паразон не побоялся бросить вызов самому Саурону. Собрав огромный флот, он высадился в Умбаре. Величие и мощь нуменорского войска устрашили приспешников Саурона, слуги покинули его, он сдался и смиренно просил Короля о пощаде. Ар-Паразон был настолько горд и глуп, что привез пленника в Нуменор. Конечно, вскоре Саурон обольстил Короля и возглавил его Совет; а спустя недолгое время души всех нуменорцев, кроме немногих Верных, склонились ко злу.

Саурон лгал Королю, обещая ему вечную жизнь, если только он вступит на берега Неувядающей Земли. Он говорил, что единственной целью Запрета было помещать Королям Людей превзойти Валаров. “Но истинно великие сами берут то, на что имеют право”, – говорил он.

Ар-Паразон, чувствуя близкий конец и совсем потеряв разум от страха смерти, внял его советам. Он собрал величайшую рать из всех, какие видел мир, протрубил в трубы и отплыл на запад. Он вознамерился силой отнять у Владык вечную жизнь. Но едва Ар-Паразон вступил на Благословенный Берег, Стражи воззвали к Изначальному, и мир изменился. Нуменор был затоплен, а Неувядающие Земли навеки ушли из Кругов Мира. Так окончилась слава Нуменора.

Элендил с сыновьями и с ними немногие из Верных спаслись от гибели. Девять кораблей сумело выйти в море. На борту одного из них были саженцы Нимлота и Семь Всевидящих Камней, подаренные Дому Элендила Эльдарами. Буря подхватила корабли и выбросила на берег Среднеземья. Так были основаны княжества нуменорцев-изгнанников: Арнор и Гондор.

Элендил стал Королем и жил на севере, в Ануминосе, югом правили его сыновья Исилдур и Анарион. Неподалеку от рубежей Мордора ими были выстроены Осгилиат, Минас Анор и Минас Итиль. Бояться им было нечего, ведь Саурон сгинул.

Да, Саурон и в самом деле был захвачен распадом Нуменора, тело его погибло, но дух, дух ненависти, летящий на черном ветре, вернулся в Среднеземье. Новое его обличье было черно и ужасно, отныне сила его заключалась только в страхе. Тайно проник он в Мордор и укрылся там до времени. Когда же он узнал, что ненавистный ему Элендил основал княжество у самых его границ, гневу его не было предела.

Изгнанники еще не успели укрепить свои новые владения, как Саурон уже пошел на них войной. Ородруин вновь изрыгал пламя, за что и получил название Амон Амарх, Роковая Гора. Однако Враг поторопился, ему явно недоставало сил, в то время как мощь Гил-Гэлада неуклонно росла. И вот, во Дни Последнего Союза, Саурон был низвергнут и лишен Кольца Всевластья. Так окончилась Вторая Эпоха.
(ii)

Владения изгнанников


Северная ветвь

Наследники Исилдура
Арнор


Имя правителя

Год кончины

Элендил

† В. Э. 3441

Исилдур

† 2

Валендил *

249

Эльдакар

339

Арантар

435

Тарсил

515

Торондор

602

Валандар

652

Элендар

777

Эарендур

861

* Он был четвертым сыном Исилдура. Родился в Имладрисе. Его братья были убиты в Оболони. – Прим. авт.



Архедан


Имя правителя

Год кончины

Амлаих Форностский * (старший сын Эарендура)

946

Белег

1029

Мэллор

1110

Келефарн

1191

Келебриндор

1272

Мальвегил**

1349

Аргелеб I

† 1356

Арвелег I

1409

Арафор

1589

Аргелеб II

1670

Арвегил

1743

Арвелег II

1813

Аравал

1891

Арафант

1946

Арведуи Последний Князь

† 1975

Конец Северного Княжества.


* После Эарендура Короли не брали имен на Высоком Эльфийском наречии.

** После Мальвегила Короли Форноста снова начали требовать власти над всем Арнором и в знак этого брали имена с приставкой Ар(а). – Прим. авт.


Вожди


Имя вождя

Год кончины

Аранарх (старший сын Арведуи)

2106

Арахаэл

2177

Арануир

2247

Аравир

2319

Арагорн I

† 2327

Араглас

2455

Арахад I

2523

Арагост

2588

Араворн

2654

Арахад II

2719

Арассуил

2784

Арахорн I

† 2848

Аргонуи

2912

Арадор

† 2930

Арахорн II

† 2933

Арагорн II

Ч. Э. 120.


Южная ветвь

Наследники Анариона
Короли Гондора


Имя короля

Год кончины

Примечания

Элендил







Анарион

† В. Э. 3440




Менельдил, сын Анариона

158




Кемендур

238




Эарендил

324




Анардил

411




Остогер

492




Ромендакил I (Таростар)

† 541




Турамбар

667




Атанатар I

748




Сириондил

830

за ним следуют четыре “Морских Короля”

Тараннон Фаластур

913

он был первым бездетным Королем, и ему наследовал сын его брата Таркириана,

Эарнил I

† 936




Кириандил

† 1015




Хиармендакил I (Кириагер)

1149

Гондор достигает вершины своего могущества;

Атанатар II Алькарин (Великолепный)

1226




Нармакил I

1294

Он был вторым бездетным Королем, и ему наследовал младший брат

Кальмакил

1304




Миналькар (регент, 1240–1304)

1366

коронован в 1304 году под именем Ромендакила II

Валакар




При нем в Гондоре разразилась междоусобица.

Эльдакар

1490

сын Валакара (сначала звавшийся Винитариа). Был свергнут в 1437, затем вернулся на престол

Кастамир Узурпатор

† 1447




Альдамир

† 1540

(второй сын Эльдакара).

Хиармендакил II (Виниарион)

1621




Минардил

† 1634




Телемнар

† 1636

Телемнар и его дети умерли от Черного Недуга; ему наследовал племянник, сын Минастана, второго сына Минардила.

Тарондор

1798




Телумехтар Умбардакил

1850




Нармакил II

† 1856




Калимехтар

1936




Ондогер

1944

Ондогер и двое его сыновей пали в битве. Через год, в 1945, корону получил не знавший поражений полководец Эарнил, наследник Телумехтара Умбардакила.

Эарнил II

2043




Эарнур

† 2050



На этом ветвь Королей прерывается до 3019 года, когда на престол вступил Элессар Телконтар.



Королевством правят наместники.
Наместники Гондора


Имя наместника

Год кончины

Примечания

Пелендур

1998

Дом Хурина. Он правил год по смерти Короля Ондогера и посоветовал Гондору отвергнуть притязания Арведуи на корону.

Ворондил Охотник

2029




Мардил Воронвэ “Стойкий”




Первый из наместников-правителей. Его наследники перестали пользоваться именами Заморских Эльфов.


Наместники-Правители


Имя наместника

Год кончины

Примечания

Мардил

2080




Эрадан

2116




Герион

2148




Белегорн

2204




Хурин I

2244




Турин I

2278




Хадор

2395




Барахир

2412




Диор

2435




Денетор I

2477




Боромир

2489




Кирион

2567

В его дни рохирримы пришли в Каленардон.

Халлас

2605




Хурин II

2628




Белектор I

2655




Ородреф

2685




Эктелион I

2698




Эгалмот

2743




Берен

2763




Берегонд

2811




Белектор II

2872




Торондир

2882




Турин II

2914




Таргон

2953




Эктелион II

2984




Денетор II

3019

Он был последним из правящих наместников, и ему наследовал его второй сын

Фарамир, Князь Эмин Арнена, Наместник Короля Элессара

Ч. Э 82



(iii)


Эриадор, Арнор и наследники Исилдура
Эриадором в древности звались все земли между Мглистыми и Синими Горами. На юге граница проходила по рекам Седонне и Гландуину, сливавшимся возле Тарбада.

Во дни своего расцвета Арнор включал в себя весь Эриадор, кроме Линдона и земель восточнее Седонны и Гремячей, где лежали Имладрис и Эрегион. Линдон был страной Эльфов, зеленой и спокойной. Люди не заходили туда, а Гномы жили и по сей день живут на восточной стороне Синих Гор, особенно на южном хребте, там у них копи. Поэтому для Гномов Западная Дорога – привычный путь. Они пользовались им задолго до того, как мы пришли в Шир.

В Серебристой Гавани жил Кирдэн Корабел. Говорят, он и сейчас там живет и будет жить до тех пор, пока Последний Корабль не уйдет на Запад. Во дни Королей Высокие Эльфы, что задержались в Среднеземье, жили или в Серебристой Гавани, или в приморском краю Линдон. Если теперь кто из них и остался, так их можно пересчитать по пальцам.
Северное княжество и дунаданы
После Элендила и Исилдура в Арноре сменилось восемь Высоких Князей. Когда ушел Эарендур, между его сыновьями началась распря, и княжество распалось на три: Архедан, Рудаур и Кардолан. Архедан был расположен на северо-западе и включал земли между Брендидуином и Синими Горами, а также земли к северу от Западной Дороги и до Заветери. Рудаур находился на северо-востоке между Троллиным Нагорьем, Заветерью и Мглистыми Горами; в него входили еще и земли между Седонной и Гремячей. Кардолан располагался на юге, границы его очерчивали Брендидуин, Седонна и Западная Дорога.

В Архедане род Исилдура не прерывался, а в Кардолане и Рудауре вскоре угас. Способствовали этому частые междуусобицы из-за Заветери и земель к востоку от Брыля. И Рудаур, и Кардолан стремились владеть Амон Сулом, расположенным на самой границе их земель. В башне Амон Сула хранился главный Палантир Севера, а два других находились в Архедане.

В начале княжения Мальвегила Археданского в Арнор пришла беда. На севере, за Троллиным Нагорьем, набирало силу королевство Ангмар. Там скопилось множество орков и прочих тварей. Правил Ангмаром Король-Чародей, как потом выяснилось – Предводитель Кольценосцев, явившийся на север, чтобы уничтожить дунаданов Арнора, воспользовавшись их распрями, а заодно переждать время могущества Гондора.
Во дни Аргелеба, сына Мальвегила, князья Архедана вновь заявили о правах на весь Арнор, ведь наследников Исилдура в других княжествах уже не было. Однако их право оспорил Рудаур. Дунаданов в Рудауре почти не осталось, правил там Вождь Народа Холмов, находившийся в тайном сговоре с Ангмаром. Аргелеб начал укреплять Заветерь, но вскоре погиб в битве с войсками Рудаура и Ангмара.

Сын Аргелеба, Арвелег, с помощью Линдона и Кардолана сумел вытеснить врага от Заветери, долгие годы границы удерживались по Западной Дороге и низовьям Седонны. Говорят, что именно в те времена был осажден Дольн.

В 1409 году из Ангмара вышло огромное войско. Перейдя реку, оно вторглось в Кардолан и осадило Заветерь. Дунаданы были разбиты, Арвелег пал. Башня Амон Сул была сожжена и разрушена до основания, но Палантир удалось спасти и тайно переправить в Форност. Рудаур и Кардолан были опустошены. Арафор, не достигший еще совершеннолетия сын Арвелега, обратился за помощью к Кирдэну, и вместе они отбросили врага от Форноста и Северных Увалов. Остатки Верных из дунаданов Кардолана некоторое время держались в Тирн Гортаде (позже названном Упокоищами) и в Пуще.

Говорят, что на какое-то время Ангмар был покорен эльфами Линдона и Дольна, после того как Элронд получил помощь из Лориена. Тогда-то Хваты бежали на юго-запад, подальше от войн и напастей Ангмара, а еще и потому, что климат Эриадора окончательно испортился. Некоторые вернулись в Дикие Земли и занимались рыбной ловлей в Оболони.


Во дни правления Аргелеба II в Эриадор с юго-востока пришла черная хворь и унесла большинство жителей Кардолана. Хоббиты и другие народы тоже сильно пострадали, но ближе к северу болезнь слабела, и северная часть Архедана почти не была задета. О дунаданах Кардолана больше никто не слыхал, и нежить из Ангмара и Рудаура вползла в опустевшие курганы и укоренилась там.

Говорят, курганы Тирн Гортада были насыпаны еще в Первую Эпоху пращурами Аданов, до того как они перешли Синие Горы и заселили Белерианд. Вернувшиеся дунаданы почитали курганы, там погребены многие их князья и властители. (Есть мнение, что курган, в который попал Хранитель Кольца, был могилой последнего принца Кардолана, павшего в войне 1409 года).


В 1974 году Ангмар поднялся вновь, и Король-Чародей напал на Архедан до окончания зимы. Он захватил Форност и оттеснил уцелевших дунаданов к Синим Горам. Князь Арведуи удерживал Северные Увалы до последней возможности, а потом с остатками свиты бежал на север; их спасли только быстрые кони. Потом Арведуи скрывался в старых копях гномов, но голод вынудил его обратиться за помощью к Снежным Людям Форохела.

Этот странный хмурый народ, мало изменившийся с Предначальной Эпохи, жил в стойбищах по берегам моря. Он привык к жестоким холодам владений Моргота, до сих пор сковывающим север, в то время как на сто лиг южнее, в Шире, о морозах и не подозревают. Народ этот зовет себя Лоссохи, дома строит из снега и, по слухам, может бегать по льду с удивительной скоростью, привязав к ногам кости, а повозки у них и вовсе без колес. Место их обитания, Великий Форохельский Мыс, замыкающий на северо-западе Льдистый Залив, практически недосягаемо для врагов, но иногда лоссохи откочевывают вглубь материка и доходят до подножия Гор.

Вот у этих людей Арведуи и просил пропитания для себя и своего малочисленного отряда. Лоссохи помогли князю, но очень неохотно. Во-первых, дунаданам нечего было предложить взамен. У них было несколько алмазов, но лоссохи не видели в них никакого проку. Во-вторых, они боялись Короля-Чародея, как бы он не напустил на них мороз и буран. Однако, видя бедственное положение князя и его воинов, косясь на незнакомое грозное оружие, лоссохи дали еду и помогли выстроить снежные жилища. Кони беглецов пали, и Арведуи надеялся теперь только на помощь с юга.

Сын Арведуи, Аранарх, успевший прорваться на юг, просил Кирдэна помочь князю. Кирдэн сразу же снарядил корабль и отправил его в Форохел на поиски. Встречные ветра мешали плаванию, но, в конце концов, моряки заметили маленький костер на берегу, поддерживаемый беглецами. В этот год зима долго не ослабляла хватку, и даже в марте лед покрывал широкую прибрежную полосу.

Вид корабля удивил и испугал Снежный Народ, такого они еще не видели. Устрашившись, они отвезли князя и тех, кто выжил из его отряда, к самой кромке льдов. Сюда могла подойти лодка с корабля. Но недаром говорят, что у Снежного Народа обостренное чутье на опасность. Вождь лоссохов предупредил Арведуи: “Не садись на это морское чудовище! Пусть Люди Моря принесут еду и одежду, в которых ты нуждаешься, а ты сам оставайся здесь, пока Король-Чародей не уйдет. Весной сила его идет на убыль, а сейчас дыхание его смертельно, а руки длинны”.

Арведуи не внял совету. Он поблагодарил вождя и подарил ему на прощание перстень. “Вся ценность этой вещи, – сказал он, – в ее древности. Сила перстня не в чарах, а в том уважении, которое питают к нему мои друзья и сородичи. Если когда-нибудь тебя постигнет нужда, мои родичи заплатят за него столько, сколько ты пожелаешь”.

Так был спасен перстень Исилдура. Позже дунаданы выкупили его. Говорят, это был тот самый перстень, который Фелагунд из Нарготронда дал Барахиру, а Берен вернул с великим риском.

Лоссохи дали дельный совет. Как только корабль вышел в море, с севера налетел ураган со слепящим снегом. Буря загнала корабль назад, к самой кромке льдов, вокруг него вздыбились огромные торосы. Даже моряки Кирдэна оказались бессильны. Ночью лед раздавил корпус, и корабль затонул. Так погиб Последний Князь Арведуи, и вместе с ним пучина погребла Палантиры. То были камни Ануминоса и Амон Сула. Теперь на Севере оставался только камень Башни Эмин Бераиды, смотрящей на Серебристую Гавань. Его сохраняли эльфы, и, хоть мы никогда не знали этого, он оставался там, покуда Кирдэн не перенес его на борт корабля Элронда, уходящего на Запад. Но нам поведали, что этот камень не был похож на другие и с ними не сообщался, он смотрит только на море. Элендил так разместил его, что Камень обозревает Эрессэа на Заокраинном Западе. Но с тех пор, как Нуменор скрылся за Очарованными Морями, Камню уже нечего обозревать.

О кораблекрушении у Форохела стало известно не скоро. Вести о нем принесли люди из Народа Снегов.
Хоббиты уцелели в войне, прокатившейся через их страну. Многие бежали, остальные попрятались. На помощь князю они послали нескольких лучников – те так и не вернулись. Некоторые ушли на битву, в которой был низвергнут Ангмар (об этом сказано кое-что в Южных Хрониках).

Настал мир. Хоббиты правили сами собой и процветали. Они выбрали Тана, он должен был представлять власть князя, удовлетворились этим и долго, без особых надежд, ожидали возвращения Короля. В конце концов, ждать перестали. Осталось только присловье “когда Король вернется” – так говорили о недостижимом благе или о ненаказуемом зле. Первым Таном Шира был некий Скокка из Марей. Говорили, что от него пошли Староскоки. Назначение Таном он принял в 379 году по нашему счету (1979).


С Арведуи угасло Северное Княжество. Дунаданов осталось мало, а другие народы Эриадора ослабели. Однако среди вождей дунаданов, первым среди которых был Аранарх, сын Арведуи, род Королей продолжался. Сын Аранарха, Арахаэл, воспитывался в Дольне, как и все сыновья вождей после него. Там сохранялись реликвии их дома: Кольцо Барахира, ножны Нарсила, звезда Элендила и Скипетр Ануминоса.

(Король поведал нам, что Скипетр был главным знаком правления в Нуменоре. Так же было в Арноре. Его князья носили не корону, а обруч, в центре которого сверкал бриллиант – Элендилмир, Звезда Элендила. Говоря о короне, Бильбо, без сомнения, имел в виду Гондор. Он, кажется, неплохо был осведомлен о делах рода Арагорна. Скипетр Нуменора, как говорят, погиб с Ар-Паразоном. Скипетр Ануминоса – серебряный жезл Властителей Андуниэ – ныне, быть может, древнейшее творение человеческих рук в Среднеземье. Когда Элронд передал его Арагорну, Скипетру насчитывалось более пяти тысяч лет. Корона Гондора была сделана по образцу боевых шлемов нуменорцев. Первоначально это и был боевой шлем, тот самый, в котором Исилдур бился на поле Дагорлада (ибо шлем Анариона был разбит камнями Барад Дура, сразившими Анариона). Но во дни Атанатара Алькарина простой шлем был заменен украшенным алмазами. Им и короновали Арагорна.)

Когда княжеству пришел конец, дунаданы укрылись в тени и стали народом скитальцев. Их дела и труды редко вспоминали и воспевали. Со временем о них почти совсем забыли. Но еще до окончания Бдительного Мира лиходейские твари начали нападать на Эриадор, стремясь тайно проникнуть в него. Арагорна I, как говорят, загрызли волки. При Арахаде I орки, давно просочившиеся в твердыни Мглистых Гор и перекрывшие перевалы, ведущие в Эриадор, внезапно громко заявили о себе. В 2509 году Келебриэнь, жена Элронда, по дороге в Лориен попала в засаду. Свита ее погибла, отбивая атаку орков, а сама она была похищена. Элладан и Элрохир разыскали и освободили ее, но пытки и рана от ядовитой стрелы не прошли бесследно. Элронд исцелил ее тело, но радости вернуть не смог. Через год она ушла за Море.

Позже, во дни правления Арассуила, орки вновь расплодились во Мглистых Горах, начали разорять окрестные земли, и сыновья Элронда почти беспрерывно сражались с ними. Одна из орочьих банд забрела даже в Шир, где и была разбита Бандобрасом Туком.

До рождения Арагорна II, Короля Гондора и Арнора, было пятнадцать вождей – он был шестнадцатым и последним.

“Наш Король”, зовем мы его. Когда он приезжает на Север, в заново отстроенный Ануминос, и какое-то время живет близ озера Дрема, все в Шире радуются. Однако, он ни разу не вошел в пределы страны, не желая нарушать собственный закон, запрещающий Большому Народу переступать границы Шира. Теперь он часто подъезжает к Великому Мосту и там встречается с друзьями и теми, кто хочет его видеть. К нему во дворец может приехать любой и жить там сколько пожелает. Тан Перегрин много раз бывал там, и мэр Сэмиус тоже. Дочка его, Эланор Прекрасная – одна из придворных дам Королевы Арвен.

Северная ветвь гордится тем, что, несмотря на угасание, на протяжении многих поколений право на княжение нерушимо переходило от отца к сыну. Время жизни дунаданов в Среднеземье становится все короче. В Гондоре увядание шло еще быстрее, и все же многие вожди Севера проживали двойной век Людей, и уж во всяком случае, жили много дольше, чем старейшие из нас. Арагорн прожил 190 лет, дольше, чем любой из его рода со времен Князя Арвегила, но в Арагорне Элессаре возродились достоинства древних королей.
(iv)

Гондор и наследники Анариона


После Анариона, сраженного у стен Барад Дура, в Гондоре правил тридцать один Король. Война не касалась границ южного княжества, богатство и мощь южан-дунаданов возрастали, и так было до правления Атанатара II, прозванного Алькарином, Великолепным. Тогда начали проявляться первые признаки упадка. Правители юга женились поздно, детей у них было мало... Первым бездетным королем был Фаластур, вторым – Нармакил I, сын Атанатара Алькарина.
Остогер, седьмой Король, восстановил Минас Анор, летнюю резиденцию Королей. К этому времени относятся первые нападения восточных дикарей. Сын Остогера, Таростар, разбил их войска и прогнал прочь, после чего принял имя Ромендакил, Восточный Победитель. Прошло несколько лет, и он погиб в битве с новыми полчищами вастаков.

Тараннон, двенадцатый Король, открывает род “Морских Королей”. Они создали мощный флот и расширили владения Гондора на юг и на запад от устья Андуина. Дабы увековечить морские победы, Тараннон принял корону под именем Фаластура, Властителя Побережий.

Эарнил I, племянник Фаластура, наследовавший ему, восстановил древнюю гавань в Пеларгире и построил огромный флот. Одновременно с суши и с моря он осадил Умбар и взял его. С тех пор Умбар стал великой крепостью и опорой власти Гондора на юге.

Большой мыс, прикрывавший залив Умбара, был исконной землей нуменорцев. Однако издревле ей владели Черные Нуменорцы, совращенные Сауроном, люто ненавидевшие наследников Элендила. После падения Саурона народ их быстро истаял и смешался с другими народами Среднеземья, однако ненависть к Гондору осталась. Поэтому взятие Умбара обошлось дорого. Эарнилу недолго пришлось радоваться победе, вскоре он затерялся в море с большим флотом. Сын его, Кириандил, продолжал строить корабли, но однажды харадримы, предводительствуемые изгнанными из Умбара бывшими Властителями, с огромной ратью подошли к стенам крепости, и Кириандил пал в битве.

Умбар перенес многолетнюю осаду. Кириагер, сын Кириандила, долго ждал благоприятного случая и, наконец, собрав силы, подступил одновременно с моря и с суши и наголову разбил харадримов. Их предводители вынуждены были признать владычество Гондора, а Кириагер принял имя Хиармендакила, Победителя Юга. Случилось это в 1050 году.

Мощь Хиармендакила до самого конца его долгого правления надежно ограждала Гондор от посягательств врагов. Он правил 134 года – это было второе по длительности царствование в роду Анариона. В правление Хиармендакила Гондор достиг вершины могущества. Королевство простиралось тогда до Келебранта и Сумеречья на севере, до Седонны на западе, а на востоке – до Внутреннего Рунного Моря, на юге границей служила река Харнен и гавани Умбара. Все население долин Андуина признавало его власть, Гондору присягнули властители Харада, их сыновья жили заложниками при дворе Короля. Мордор был разорен, к тому же за ним бдительно следили огромные крепости на перевалах.

Род “Морских Королей” закончился с Хиармендакилом. Атанатар Алькарин, сын Хиармендакила, жил в великой роскоши, и люди говорили: “В Гондоре драгоценных камней – что гальки на морском берегу, ими играют дети”. Но Атанатар был ленив и ничего не прибавил к славе королевства. Два его сына были похожи на него. Гондор начал клониться к закату еще при его жизни. Враги не могли не заметить этого. Стражи Мордора потеряли бдительность. Но беда пришла только во время правления Валакара: началась междоусобица. Многое было потеряно и разрушено навсегда.
Миналькар, сын Кальмакила, был человеком энергичным, и в 1240 году, избавляясь от забот, Нармакил сделал его регентом княжества. Он правил Гондором от имени Короля, и самыми большими его заботами были отношения с северянами.

Из младших народов северяне были наиболее близки дунаданам, и Короли Гондора отдали им земли за Андуином к югу от Великого Ясного Бора. Северяне прикрывали границы Гондора от нападения дикарей с востока, ибо в древности нападения вастаков следовало ожидать прежде всего с равнины между Внутренним Морем и Пепельными Горами.

Во дни Нармакила I нападения возобновились. Сначала это были небольшие отряды... Регенту стало ведомо, что северяне не всегда верны Гондору, некоторые готовы были объединиться с вастаками, а потому в 1248 году Миналькар во главе крупного войска разбил основные силы вастаков и разрушил все их лагеря и поселения к востоку от Внутреннего Моря. После этого он принял имя Ромендакил.

По возвращении с битвы он начал укреплять западный берег Андуина до впадения Светлимы, чтобы воспрепятствовать чужеземцам спускаться по Реке ниже Эмин Майл. Столпы Аргоната возведены им. Стремясь к упрочению союза с северянами, Ромендакил принял многих из них на службу, а некоторым даже пожаловал высокие чины в войсках.

Особым расположением Ромендакила пользовался Видугавия, считавший себя королем Диких Земель, один из самых могущественных князей Севера. Его владения располагались между Ясным Бором и рекой Келдуин (Быстрица). В 1250 году Ромендакил послал своего сына Валакара послом к Видугавии. Ромендакил хотел, чтобы юноша пожил с северянами, познакомился с их языком, обычаями и замыслами. Но получилось иначе. Валакар искренне полюбил северный край и его народ, а спустя некоторое время женился на Видумави – дочери Видугавии. Впоследствии этот брак стал причиной распри.

Гондорцы считали себя намного выше северян по рождению. Брак с представительницей низшей, хоть и союзной, расы считался оскорблением. Когда Король Валакар состарился, в южных провинциях вспыхнуло восстание. Прекрасная и благородная Королева была из краткоживущих, и дунаданы опасались, что и век наследников будет столь же недолог. Они не захотели признать наследником сына ее, Эльдакара, родившегося в другой стране и в юности носившего имя народа своей матери – Винитария.

Вот поэтому, когда Эльдакар принял правление, в Гондоре вспыхнула война. Однако Эльдакар не собирался отдавать власть. Гондорское происхождение удачно сочеталось в нем с бесстрашием его родного народа. Он был красив и доблестен и старел ничуть не быстрее своего отца. Он долго противостоял заговорщикам, пока они не осадили его в Осгилиате. Осада была длительной, голод одолевал оборонявшихся, в конце концов, город был разрушен, Башня рухнула, и Палантир навеки канул в Реку.

Эльдакару удалось ускользнуть от врагов, он ушел на север, в Ровенион, к своим родичам. Он пользовался немалым уважением, и вскоре к нему присоединились не только северяне, но и многие дунаданы из северных областей княжества, ненавидевшие предводителя заговорщиков – Кастамира, внука Калимехтара, младшего брата Ромендакила II. Он не был близким родичем Короля, но на его стороне было большинство восставших. За ним был флот и гарнизоны Пеларгира и Умбара.

Кастамир взошел на престол и сразу проявил себя человеком малоблагородным. Свою жестокость он доказал разгромом Осгилиата и подтвердил казнью Орнендила, сына Эльдакара. Грабежи и разрушения, творимые в городе с его ведома, не были продиктованы никакой необходимостью. В Минас Аноре и в Итилиене это поубавило привязанности к Кастамиру, а когда стало ясно, что он стремится только к обогащению и собирается перенести трон в Пеларгир, многие отвернулись от него.

Его правление продолжалось десять лет и кончилось, когда Эльдакар с крупным войском вернулся в страну. В Лебеннине, у Бродов Эруи, произошло сражение, стоившее жизни многим лучшим сынам Гондора. Эльдакар вызвал Кастамира на поединок и сразил, отомстив за Орнендила. Сыновьям Кастамира удалось спастись, и они вместе с родичами и моряками долго еще удерживали Пеларгир. Эльдакар осадил Пеларгир, но у него не было флота, и он не смог помешать сыновьям Кастамира с крупным отрядом перебраться в Умбар. С тех пор Умбар отпал от южного княжества и стал опорой для всех врагов короны. Долгие годы он угрожал побережью и морским путям и покорился только с приходом Элессара.


Утрата Умбара уменьшила территорию княжества на юге и привела к потере влияния на Харад. Померкла прошлая слава Умбара. Ведь именно здесь высадился когда-то Ар-Паразон Золотоликий, последний Король Нуменора, повергший во прах могущество Саурона. Многие с гордостью вспоминали огромное войско Ар-Паразона, пришедшее из глубин моря. Тогда на самом высоком холме неподалеку от гавани был установлен громадный белый обелиск. На вершине его блистал хрустальный шар, вбиравший солнечный и лунный свет. Из Гондорских владений и из глубин Моря виден был его ослепительный блеск. Однако после второго возвышения Саурона обелиск был уничтожен.
После возвращения Эльдакара настоящих дунаданов становилось все меньше. Много их пало в сражениях, к тому же Эльдакар благоволил северянам, помогавшим ему вернуть корону, и Гондор наполнился пришельцами из Ровениона. Закат дунаданов не был быстрым, но остановить его не могло ничто. Дары Нуменора после падения Звездной Земли уходили из мира.

Эльдакар прожил 235 лет, правил 58, и десять из них провел в изгнании.


Вторая и несравненно большая беда пришла в Гондор в правление Телемнара, двадцать шестого Короля. Он был сыном Минардила и внуком Эльдакара. Минардил пал в битве с пиратами Умбара, предводительствуемыми правнуками Кастамира. Вскоре после этого с востока темные ветры принесли смертельный недуг. Умерла вся королевская семья, умерло множество жителей княжества и прежде всего – Осгилиата. Малолюдно стало в Гондоре. Видимо, поэтому охрана границ Мордора ослабела, и крепости, следившие за перевалами, обезлюдели. Уже позже кто-то заметил, что именно в это время Завеса Тьмы сгустилась в Ясном Бору, там снова стали появляться лиходейские твари – верные признаки активности Саурона. Черный недуг косил и друзей, и врагов княжества, иначе Гондор не смог бы отстоять своих рубежей. Саурон ждал. Сейчас ему не нужен был Гондор, все его помыслы были направлены на восстановление Мордора.

Вместе с Телемнаром умерло и Белое Древо Минас Анора. Но Тарондор, племянник Короля, вновь посадил семя в Цитадели. Он навсегда перенес трон в Минас Анор. Осгилиат был брошен и постепенно разрушался. Мало кто из его жителей остался в живых. Они ушли в Итилиен и не стремились обратно в город.

Тарондор рано взошел на престол, и, хотя его правление было самым долгим в Гондоре, он добился немногого. Это было время накопления утраченных сил. И вот уже его сын, Телумехтар, помня о смерти Минардила и возмущенный наглостью пиратов, совершавших набеги на его побережья до самого Анфаласа, собрал войско и в 1810 году взял Умбар штурмом. В этой битве пали последние потомки Кастамира, и Умбар на некоторое время вернулся под сень Короны. Телумехтар прибавил к своему имени титул Умбардакила. Но Гондор уже одолевали новые беды, и Умбар был снова потерян. Теперь им владели харадримы.
Третьим лихом в истории княжества стало вторжение кочевников. Силы Гондора, и без того иссякшие в бесконечных войнах, были окончательно подорваны.

Союз кочевых племен угрожал княжеству с востока. Кочевники были прекрасно вооружены, передвигались в огромных повозках, а их вожди бились на колесницах. По наущению Саурона они внезапно напали на Гондор, и Король Нармакил II пал в битве на берегах Андуина в 1856 году. Население восточного и южного Ровениона попало в рабство, границы Гондора сжались до Андуина и Эмин Майл. (Думается, именно в это время в Мордор вернулись Призрачные Кольценосцы.)

Калимехтар, сын Нармакила, отомстил за отца великой победой над вастаками в Дагорладе в 1899 году. На некоторое время опасность отступила. В правление Арафанта на Севере, и Ондогера, сына Калимехтара, на Юге, собрался первый за долгие годы совет северного и южного княжеств. Наконец-то многим стало ясно, чья рука направляет нескончаемые атаки на потомков Нуменора. В то время Арведуи, наследник Арафанта, женился на Фириэль, дочери Ондогера. Случилось это в 1940 году. Но до настоящего объединения было еще далеко. Ангмар по-прежнему угрожал Архедану, а в пределы Гондора с новыми силами вторглись вастаки.

Кочевники обошли Мордор с юга, заключили союз с народами Кханда и Ближнего Харада и атаковали Гондор одновременно с юга и с севера. В 1944 году Король Ондогер и оба его сына, Артамир и Фарамир, пали в битве к северу от Мораннона, и враг прорвался в Итилиен. Но Эарнил, командовавший Южным гарнизоном, разбил армию Харада, стремительным маршем продвинулся на север и напал на главный лагерь кочевников, когда они пировали в твердой уверенности, что Гондор пал и остается только собрать добычу. Эарнил захватил лагерь, сжег повозки, обратил врагов в бегство, причем множество их сгинуло в Гиблых Болотах.


Когда не стало Ондогера и его наследников, Князь Северного Княжества Арведуи предъявил права на корону Гондора. Он имел на это основания, как прямой наследник Исилдура и муж Фириэль, единственной оставшейся в живых дочери Ондогера. Однако притязания его были отвергнуты по настоянию Пелендора, Наместника Короля Ондогера.

Совет Гондора ответил: “Корона и правление Гондором принадлежат единственно наследникам Менельдила, сына Анариона, которому Исилдур препоручил это княжество. В Гондоре наследование происходит от отца к сыну, думаем, что и в Арноре действует тот же закон”.

Арведуи возразил: “Два сына было у Элендила. Наследником должен был стать старший – Исилдур. Нам ведомо, что в основе родословного древа Королей Гондора стоит имя Элендила, Короля всех владений дунаданов. При жизни Элендила сыновья вместе с ним правили югом, когда же Элендил пал, Исилдур занял место отца, а потом передал правление сыну своего брата. Он не отказался от короны Гондора и не хотел делить королевство.

В Нуменоре скипетр наследовал старший из детей Короля, будь он мужчиной или женщиной. Да, закон этот был нарушен в изгнании, потому что земли изгнанников часто тревожат войны, однако это закон нашего народа, и ныне мы обращается к нему, потому что сыновья Ондогера не оставили наследников”.

(Король поведал нам, что этот древний закон возник в Нуменоре, ибо Тар-Альдарион, шестой Король, имел единственного ребенка – дочь. Она и стала первой правящей Королевой, Тар-Анкалимэ. Но до нее закон был иным. Тар-Элендилу, Четвертому Королю, наследовал его сын, Тар-Менельдур, хотя дочь Короля, Сильмариэнь, была старшей. Элендил ­– ее потомок).

Гондор не ответил ничего. Корону потребовал Эарнил, выигравший последнее сражение, и она была отдана ему с общего согласия, потому что был он королевского рода и выказал доблесть в сражении. Эарнил был сыном Сириондила, внуком Калиммасила и правнуком Аркириаса, брата Нармакила II.

Север не настаивал. У Арведуи не было ни сил, ни желания затевать междоусобную войну, но его притязания не забылись, даже когда настал конец Северного Княжества.

Арведуи, как следует из его имени, был Последним Князем. Говорят, что имя свое он получил при рождении от Мальбета Прорицателя, сказавшего отцу: “Арведуи назови его. Он будет последним в Архедане. Дунаданам предстоит выбирать. Избрав безнадежное, сыну твоему предстоит изменить имя и стать Королем великого королевства. Если этого не случится, будет великая скорбь и много поколений уйдет, прежде чем дунаданы воспрянут и воссоединятся вновь”.

После Эарнила в Гондоре тоже был только один Король. Возможно, с объединением Короны и Скипетра правление Королей продлилось бы надолго, и тогда удалось бы избежать многих бед...

Эарнил был мудрым правителем и не страдал высокомерием, но и ему, как и большинству гондорцев, Архедан казался слишком мал, несмотря на высокий род его князей. Он послал гонцов к Арведуи, сообщая, что принял Корону Гондора по законам и нуждам южного княжества. “Но я не забыл о высоком достоинстве Арнора, не отрицаю нашего родства и не хочу отчуждения владений Элендила. Я приду на помощь, если в том будет нужда”.

Не было мира в Среднеземье. Арведуи, как и Арафант до него, продолжал из последних сил сдерживать атаки Ангмара, и вот, осенью 1973 года в Гондор пришло известие, что Архедан стоит на краю гибели, и Король-Чародей готовится нанести ему последний удар. Эарнил быстро снарядил флот и послал его на север под командой своего сына, Эарнура. Помощь опоздала. Эарнур еще не достиг гаваней Линдона, когда Король-Чародей покорил Архедан, и Арведуи погиб.

Корабли Эарнура вошли в Серебристую Гавань. Эльфы и люди на берегу встретили его с изумлением и радостью. Огромные суда предстали их глазам, и их было так много, что всем не хватило места даже на рейде. С кораблей сошло на берег могучее войско, готовое вести войну, достойную великих королей древности. Так, во всяком случае, казалось северянам, хотя это был всего-навсего наспех собранный отряд, малая частица мощи Гондора. Более всего поразила собравшихся конница под командой прекрасных, гордых князей Ровениона.

Кирдэн Корабел собрал из Линдона и Арнора всех, способных носить оружие, войско перешло Луин и устремилось на север, бросая вызов Королю-Чародею. Говорят, он сидел тогда в Форносте, населив его сплошными злодеями и узурпировав княжескую власть. Он был настолько ослеплен недавней победой, что вышел навстречу наступавшим, рассчитывая быстро отогнать их за Синие Горы.

Войска Запада, пройдя через Сумеречный Кряж, развернулись в боевые порядки у озера Дрема и приняли на себя основной удар вражьих полчищ. Скоро воины Ангмара уже отступали к Форносту, и тут всадники Ровениона, зайдя с севера, нанесли могучий удар и превратили отступление в паническое бегство. Король-Чародей с трудом собрал остатки своих войск и попытался укрыться в Ангмаре. Но на его пути вдруг встали дунаданы под командованием самого Эарнура, а тут еще из Дольна подошло войско, предводительствуемое Глорфиндейлом, могучим эльфом из Перворожденных. В этой битве поражение Ангмара было сокрушительным и окончательным. В войске Короля-Чародея не осталось ни человека, ни орка.

Когда исход битвы был уже ясен, на поле боя появился сам Король-Чародей. Он ехал в черной мантии на черном коне, и лицо его было скрыто под черной маской. При виде его людей поражал страх, руки опускались, а ноги переставали служить воинам. В смертельной ненависти к победителям Король-Чародей избрал своим противником сына Короля Гондора и, испустив леденящий сердца вопль, поскакал к нему. Эарнур был доблестным воином и выстоял бы, но его подвел конь: он встал на дыбы и унес всадника прежде, чем тот совладал с ним.

Король-Чародей рассмеялся так страшно, что у всех на поле кровь застыла в жилах. Но тут белый конь вынес вперед Глорфиндейла. Грозный витязь приближался, не спуская пристального взгляда с Короля-Чародея. И тот оборвал смех, повернул коня и, обратившись в бегство, скрылся во тьме. На поле битвы быстро пала ночь, и никто не знал, куда умчался хозяин Ангмара.

Эарнур, усмирив коня, вернулся, но Глорфиндейл, глядя в сгущавшийся мрак, сказал: “Не преследуй его! В эти земли он больше не вернется. Не скоро пробьет его час, и смерть он примет не от руки воина”. Слова эти запомнились, но едва удержали Эарнура, рвавшегося отомстить за свой позор.

Так кончилось время королевства Ангмар, и так Эарнур навлек на себя смертельную ненависть Короля-Чародея; но это стало ясно спустя многие годы.


Король-Чародей после поражения у озера Дрема бесславно вернулся в Мордор и собрал там других Кольценосцев под свое начало. Но только в 2000 году они скопили достаточно сил, чтобы, покинув Мордор, перейти перевал Кирит Унгол и осадить Минис Итиль. Через два года они взяли крепость и завладели ее Палантиром. На протяжении всей Третьей Эпохи Минас Итиль оставался средоточием ужаса и был переименован в Минас Моргул. Его окрестности полностью обезлюдели.

Эарнур был несомненно славным воином, но большой мудростью похвастаться не мог. Он так любил сражения и воинские утехи, что не обзавелся семьей. На ристалище ему не было равных, и он удивительно долго сохранял мощь рук и выносливость бойца.

В 2043 году он принял корону и тогда же получил вызов от владыки Минас Моргула, напоминавшем новому Королю о бесславном происшествии много лет назад далеко на севере. Советнику Мардилу едва удалось отговорить Короля от поединка. К этому времени Минас Анор стал столицей княжества и резиденцией Королей, и принял новое название: Минас Тирит, Крепость Страж.

Прошло семь лет, и правитель Минас Моргула повторил свой вызов, говоря, что к робкому сердцу юности Король прибавил немощь старости. Тут уж никто не в силах был удержать Короля. С небольшим отрядом он поскакал к воротам Минас Моргула и сгинул навеки. В Гондоре говорили, что враги заманили Короля в ловушку, и он умер под пыткой в зловещей крепости, но достоверных вестей о его смерти не было, и Гондором долго правил от имени Короля Наместник Мардил.

Наследников королевских кровей оставалось мало. Кое-кто, забыв о своем происхождении, брал в жены женщин других народов, некоторые ушли в Умбар и присоединились к непокорным. Вот так и получилось, что на этот раз потребовать корону было некому. Никто не хотел новых распрей. Проходили годы, Наместники продолжали править страной, а корона Элендила покоилась на коленях короля Эарнила в святилище, где оставил ее Эарнур.
Наместники
Род Наместников вел начало от Наместника Короля Минардила (1621–34), Хурина из Эмин Арнена, в жилах которого текла чистая кровь нуменорских воинов. После Пелендура потомки Хурина наследовали наместничество так же, как и сами Короли. Каждый новый Наместник, вступая в должность, давал клятву “хранить жезл и править именем Короля, покуда он не вернется”. Власть Наместника была столь же полной, как и королевская, но многие в Гондоре продолжали верить, что придет время, когда Король вернется. А кое-кто нет-нет да и вспоминал древнюю Северную ветвь, которая, по слухам, еще сохраняла жизнь где-то там, в тени и забвении. Но Наместники-правители не поощряли таких мыслей. И все же старинные традиции не нарушались: древний трон был пуст, корона и скипетр покоились на своих местах, а над городом реяло белое знамя без гербов и знаков. Знамя же Королей от века было черным, и на нем, осененное семью звездами, цвело Белое Древо.
Между правлением Мардила и Денетора II сменилось двадцать пять Наместников. Поначалу, во времена Бдительного Мира, правление их было спокойным – Саурон отступил перед силами Совета Светлых, а призрачные Кольценосцы затаились в Моргульской долине. Но уже после Денетора I мира по-настоящему не было, и, если Гондор не воевал открыто, то границам его непрерывно кто-то угрожал.

В последние годы правления Денетора I в Мордоре впервые появились уруки – могучие черные орки-великаны. В 2475 году они пересекли Итилиен и захватили Осгилиат. Боромир, сын Денетора (в его честь был позже назван Боромир из Отряда Хранителей) разбил их, отвоевал Итилиен, но Осгилиат был окончательно разрушен. Людей там не осталось. Боромир стал великим полководцем, даже Король-Чародей опасался его. Благородный, прекрасный лицом, он был наделен огромной силой и стальной волей, но в той войне он был ранен моргульским клинком. Рана укоротила его жизнь, он умер, лишь на двенадцать лет пережив отца.

Началось долгое правление Кириона. Он был бдителен и осторожен, но сил хватало только на защиту границ, и влияние Гондора постепенно падало. Враги, направляемые тайной грозной силой, уже готовили удары, которым Кирион не в состоянии был помешать. Пираты осаждали берега, но главная опасность грозила с севера. На обширных землях Ровениона, между Сумеречьем и Быстрицей, жил теперь яростный народ, вобравший в себя злобу близкого Дол Гулдура. Они часто совершали набеги на долину Андуина южнее Оболони, пока совершенно не разорили эти земли. Звались они – балкоты и пришли некогда с востока, вытеснив народ Каленардона. Кириону с большим трудом удавалось держать границы по Андуину.

Томимый дурными предчувствиями, Кирион послал за помощью на север, но было поздно. В 2510 году враги, собрав множество плотов и лодок, переправились через Андуин и сильно потеснили защитников Гондора. Шедшее на подмогу с юга войско было остановлено за Светлимой и подверглось нападению орды горных орков. Положение было отчаянным. И тут с севера пришла помощь, на которую уже перестали надеяться. Гондор впервые услышал рога рохирримов. Это подоспел Йорл Юный. Всадники обратили врага в бегство и гнали балкотов через весь Каленардон, пока не истребили всех. Кирион пожаловал отвоеванные земли Йорлу, а тот ответил Клятвой Йорла – клятвой дружбы и помощи в нужде по зову Правителей Гондора.


Во дни Берена, девятнадцатого Наместника, Гондор испытал настоящую осаду. Три огромных флота из Умбара и Харада высадили в нескольких местах сразу большие отряды. Одновременно с запада и с востока были атакованы земли рохирримов, им пришлось уходить в долины Белых Гор.

В тот год (2758) стояла Долгая Зима. Пять месяцев длились холода с обильными снегопадами. В сражениях пал Хельм Роханский вместе с сыновьями; мор царил в Эриадоре и Рохане. Но к югу от гор дела шли не так плохо. Еще до прихода весны Берегонд, сын Берена, сумел потеснить захватчиков. Он сразу послал отряды на помощь Рохану. Берегонд был одним из лучших Правителей Гондора, и когда он принял власть от отца, а случилось это в 2763 году, Гондор начал восстанавливать былое величие. А вот Рохан долго не мог оправиться от причиненных бед. Потому-то Берен и приветил Сарумана, а позже отдал ему ключи от Ортханка. С 2759 года Саруман постоянно жил в Изенгарде.


В правление Берегонда в Мглистых Горах вспыхнула война между гномами и орками (2793-9). С переменным успехом она продолжалась пять лет. Наконец, гномы взяли верх, и орки, прокатившись по окраинам Рохана, попытались закрепиться в Белых Горах. Места эти потом долго слыли опасными.

После кончины Белектора II, двадцать первого Наместника Гондора, неожиданно умерло Белое Древо Минас Тирита. Семя найти не смогли, но срубить Дерево не осмелились, и оно осталось стоять “пока не вернется Король”.

При Турине II враги Гондора снова зашевелились, ибо росла мощь Саурона и близился день, когда он должен был заявить о себе во всеуслышание. Почти все население Итилиена переселилось на запад, спасаясь от наводнивших край моргульских орков. Именно Турин приказал устроить тайные укрытия в Итилиене. Одно из них, Хеннет Аннун, сохранилось и поныне. Для защиты Анориена был укреплен остров Кеир Андрос (название это означает “белопенный корабль”, ибо остров походит на огромный корабль с высоким носом, обращенный на север. О его острые скалы разбивается белая пена Андуина). Но главная опасность грозила с юга. Харадримы заняли весь Южный Гондор и с огромными силами вторглись в Итилиен. Тогда король Фолквайн Роханский исполнил Клятву Йорла и отправил на подмогу княжеству своих воинов. С их помощью Турин одержал победу, но за нее заплатили жизнью оба сына Фолквайна. Всадники погребли их по обычаю своего народа, и теперь, близнецы в жизни, они лежат в одном кургане. Давно стоит он на высоком берегу реки, и враги Гондора страшатся пролагать свои пути у его подножия.

После Турина правил Таргон. За два года до его смерти Саурон вновь заявил о себе. Он прибыл в Мордор, где его давно ждали. Вновь поднялись к небу твердыни Барад Дура, вновь Ородруин окутало багровое пламя, а немногочисленные жители Итилиена вновь спешно покидали его пределы. После смерти Таргона Саруман занял Изенгард и начал укреплять его.


Сын Таргона, Эктелион II, был мудрым правителем. Он много сил отдал укреплению своих владений, предвидя новые атаки Мордора. Он приглашал к себе на службу многих умелых и достойных людей из других земель и тем, кто был верен, щедро раздавал награды и титулы. Его первейшим советником во всех делах был замечательный полководец Торонгил, Звездный Орел. Такое прозвание он получил за быстроту и зоркость. Плащ его украшала серебряная звезда. Настоящего его имени никто не знал. Ведомо было лишь, что пришел он в Гондор из Рохана, где служил Королю Тенгелю, но рохирримом не был. Он оказался великим полководцем на суше и на море, но ушел в сумрак прежде, чем закончились дни Эктелиона.

Торонгил часто обращал внимание повелителя на силы Умбара. Он считал их основной угрозой Гондору и, прежде всего, его южным владениям. Он предупреждал, что если Саурон решится на открытую войну, Умбар может нанести удар в спину. Эктелион внял его доводам, и вскоре Торонгил с небольшим флотом скрытно подошел к Умбару под покровом ночи и сжег большую часть пиратских кораблей. В короткой яростной схватке на причалах он убил главаря пиратов и привел свой флот назад с малыми потерями. Однако, вернувшись в Пеларгир, отважный воин не вошел в Минас Тирит, а послал Эктелиону слова прощания: “Иные дела зовут меня, Правитель. Я вернусь в Гондор, если позволит судьба, но вернусь очень не скоро”. Никто не ведал, какие дела призвали его, какой знак он получил, зато известно, куда лежал его путь. Он переправился на лодке через Андуин, простился с товарищами и, не оборачиваясь, ушел к Хмурым Горам.

Уход Торонгила был огромной потерей для Гондора, и только Денетор, сын Эктелиона, отнесся к этому, казалось, равнодушно. Спустя четыре года, после смерти отца, он принял правление.

Горд, высок и доблестен был Денетор II, давно ни один Правитель не являл такого истинно королевского достоинства, к тому же он был мудр, дальновиден, знал и любил книги. Он удивительно походил на Торонгила обликом; видимо, его удручало, что в сердцах людей, да и в сердце отца он занимал второе место, уступая пришельцу без роду, без племени. Тогда многие думали, что Торонгил ушел, не дожидаясь, пока соперник станет господином, хотя сам Торонгил никогда не соперничал с сыном Наместника, а был лишь слугой Эктелиона. Но советовали они разное: Торонгил не раз предупреждал Эктелиона, чтобы он не слишком доверял Саруману Белому, хозяину Изенгарда и что советы Гэндальфа Серого не в пример мудрее и дальновиднее. Денетор же не любил Гэндальфа, и после смерти Эктелиона Серого Странника не жаловали в Минас Тирите. Спустя много лет те, кто помнил давние дела, говорили, что Денетор уже тогда знал, кем на самом деле был Торонгил и подозревал их с Гэндальфом в заговоре против власти Наместника.


Денетор принял правление в 2984 году и сразу показал себя властным правителем, крепко держащим страну в руках. Говорил он мало, советы выслушивал, но делал все по-своему. Он женился поздно, в 2976 году, на Финдуилас из Дол Амрота. Это была на диво красивая женщина удивительно мягкого характера, но спустя двенадцать лет она умерла. Денетор любил ее, по-своему, конечно, но больше, чем всех остальных, кроме, разве, старшего сына. Ей трудно было жить в вечно настороженном, сплошь каменном городе после вольных приморских долин своего родного края. Завеса Тьмы ужасала ее, и все последние годы снедала тоска по морю.

С ее смертью Денетор стал еще более суровым и молчаливым. Он теперь часто проводил время в башне, глубоко уйдя в думы, провидя скорое нападение Мордора. Позже выяснилось, что в гордыне и отчаянии, уповая на свои силу и волю, дерзнул он однажды взглянуть в Палантир Белой Крепости. Ни один из Наместников, ни даже Короли Эарнил и Эарнур не решались на это с тех пор, как после падения Минас Итиля Палантир Исидура попал в руки Врага, ведь в Минас Тирите хранился Палантир Анариона, связанный с камнем, которым владел теперь Саурон.

Народ дивился мудрости Наместника, всегда знавшего о делах и в своих владениях, и далеко за их пределами. Но Денетор дорого платил за свое всеведение. В борьбе с волей Саурона он состарился до срока, но вместе с отчаянием в нем росла и гордыня: со временем ему стало казаться, что в мире существует только борьба Властелина Белой Крепости с Черным Властелином. Он больше не доверял другим врагам Всеобщего Врага, если только они не служили ему самому.

Близилась Война Кольца. Сыновья Денетора мужали. Старший, Боромир, был любимцем отца. Он походил на родителя лицом, был подобен ему в гордости, однако во всем остальном он напоминал скорее Короля Эарнура, воина, отдавшего весь пыл своей души сражениям и оружию. Младший, Фарамир, был совсем другим. Как и его отец, он легко читал в сердцах людей, но не презрение испытывал к ним, а жалость. Он был мягок в обращении, любил музыку и книги, и хоть в мужестве не уступал брату, было оно не таким явным. Славы в бесцельном риске он никогда не искал. Всякий раз, когда в Город приходил Гэндальф, Фарамир бывал очень рад ему. Он многое почерпнул из его мудрости, чем не мог не вызвать недовольство отца.

В детстве Боромир был младшему брату помощником и защитником, между ними не было и тени соперничества. Возмужав, они продолжали любить друг друга. Фарамиру казалось невозможным, чтобы кто-нибудь в Гондоре мог сравниться с Боромиром, наследником Денетора, Стражем Белой Крепости... Боромир думал так же. Правда, на поверку все вышло иначе, но об этом рассказ в другом месте. А после Войны Кольца кончились дни Правителей и Наместников, ибо вернулся наследник Исилдура и Анариона. Теперь стяг с Белым Древом вновь реял над Башней Эктелиона.
(v)

Повесть об Арагорне и Арвен


Арадор был дедом Короля. Его сын, Арахорн, посватался к Гилраэнь Прекрасной, дочери Дирхаэла, потомка Аранарха. Дирхаэл был против этой женитьбы, ибо слишком молода была Гилраэнь и не достигла еще возраста, когда дунаданские женщины выходили замуж.

– А кроме того, – говорил Дирхаэл, – Арахорн – муж суровый и зрелый. Он станет вождем скорее, чем думают люди, но только чувствую я, что недолог срок его жизни.

На это Иворвейн, жена его, владевшая даром провидения, возразила:

– Тем более, надо спешить. В мире темнеет перед бурей, грядут великие события. Если они поженятся сейчас – для нашего народа еще есть надежда, а если промедлят – все кончено.

Не прошло еще и года совместной жизни Арахорна и Гилраэнь, как Арадор был схвачен горными троллями и убит, и тогда Арахорн стал вождем дунаданов. Еще через год родился сын; ему дали имя Арагорн. Счастливое детство его длилось недолго. Через два года Арахорн пошел с сыновьями Элронда в поход против орков и был сражен орочьей стрелой. К этому времени ему исполнилось только шестьдесят лет.

Арагорн, ставший теперь Наследником Исилдура, был принят в доме Элронда, заменившего ему отца. Но в Дольне Арагорн получил новое имя: Эстель – Надежда, а его истинное имя и происхождение по настоянию Элронда сохранялись в тайне. Мудрым ведомо было стремление Врага отыскать Наследника Исилдура, если только он есть на свете.

Двадцать лет от роду было Арагорну, когда он, вернувшись после славных дел в отряде Элладана и Элрохира, предстал перед Элрондом. Владыка Дольна был рад. Он видел перед собой прекрасного и благородного, рано возмужавшего воина, достойного высокого прошлого своего народа. В этот день Элронд назвал его настоящим именем, поведал о его происхождении и вручил реликвии его дома.

– Вот Кольцо Барахира, – сказал он, – знак королевской власти, а вот обломки Нарсила. Тебя ждут великие дела и долгая жизнь, если ты устоишь перед испытаниями. В Дольне останется Скипетр Ануминоса, тебе еще предстоит заслужить его.

На другой день, на закате, Арагорн бродил по лесу и пел. Душу его переполняли надежды, и мир был прекрасен. Внезапно он увидел деву, идущую меж белых березовых стволов, и застыл, пораженный: он решил, что на него снизошел дар древних эльфийских певцов, дававших возможность слушателям увидеть то, о чем они поют.

Арагорн пел о встрече Берена и Лучиэнь в лесах Нэлдорета. И вот сама Лучиэнь проходит мимо него здесь, в Дольне. В серебристо-голубой мантии она была словно сумерки Благословенного Края, темные волосы летели по ветру, в них как звезды мерцали алмазы.

Боясь, что это дивное видение сейчас исчезнет, Арагорн осмелился окликнуть ее.

– Тинувиэль! – позвал он точно так же, как некогда Берен.

Дева обернулась к нему с улыбкой и спросила:

– Кто ты? И почему называешь меня этим именем?

– Потому что ты и есть Тинувиэль, о которой я пел. Но если ты – не она, значит – она воплотилась в тебе.

– Так многие говорят... Но это не мое имя, хотя, быть может, моя судьба окажется схожей с ее. Но кто ты?

– До недавнего времени меня звали Эстель. Но я – Арагорн, сын Арахорна, Наследник Исилдура и Предводитель Дунаданов, – говоря это, он чувствовал, что высокое происхождение, которому еще недавно радовалось его сердце, теперь потеряло всякую ценность и померкло рядом с достоинством и красотой девушки.

А она в ответ весело рассмеялась:

– Тогда мы с тобой дальние родичи. Я – Арвен, дочь Элронда. Меня зовут еще Ундомиэль.

– Когда приходит опасность, – задумчиво произнес Арагорн, – люди часто прячут самое ценное для себя. Мне странно: я жил в доме у Элронда с детства, его сыновья были моими братьями, но я ничего не слышал о тебе. Почему же мы не встретились раньше? Тебя прятали?

Прежде чем ответить, девушка долгим взглядом окинула Горы, вздымавшиеся на востоке.

– Меня никто не прятал. Я жила у родных матери, в далеком Лотлориене, и совсем недавно вернулась навестить отца. Я очень долго не видела Имладриса.

Арагорн удивился. Она казалась не старше его годами, а ведь ему едва исполнилось два десятка лет. Арвен посмотрела ему прямо в глаза и тихо промолвила:

– Ты напрасно удивляешься. У детей Элронда жизнь эльфов.

Мудростью долгих лет и нездешним светом сияли глаза Арвен. Смутился Арагорн и отвел взгляд, но с этого часа навсегда полюбил дочь Элронда.
Он сделался молчалив и задумчив, и скоро обеспокоенная мать сумела выспросить сына о встрече в лесу.

– Высока твоя цель, – вздохнула Гилраэнь, – хоть предки твои и были великими Королями. Твоя избранница – самая благородная и прекрасная дева Среднеземья. Ты – смертный, она – эльф, неравным был бы ваш брак.

– Но если правдива повесть о наших предках, так уже бывало в мире, – горячо воскликнул Арагорн.

– Повесть правдива, но говорится в ней о далеком прошлом, о той Эпохе, когда род наш был истинно велик и никто не помышлял об упадке. А теперь он вот-вот угаснет совсем. Только доброе расположение Владыки Элронда поддерживало до сих пор наследников Исилдура, а в том, что ты задумал, Элронд тебе не помощник.

– Значит, мне предстоят горькие дни и одинокие скитания в глуши, – опустив голову, глухо ответил Арагорн.

– Да, это твоя судьба, – подтвердила Гилраэнь. Она владела даром провидения, но ничего не сказала сыну, так же как никому не поведала об их разговоре.

Но в пределах Дольна ничто не могло укрыться от Элронда. Однажды, на исходе года, он призвал к себе Арагорна и сказал:

– Послушай, Арагорн, сын Арахорна, последний вождь дунаданов! Перед тобой лежит дорога твоей судьбы, и суждено ли тебе превзойти величием самого Элендила или сгинуть во тьме с немногими оставшимися рыцарями – знак величия равно отличает твой путь. Через долгие годы суровых испытаний идти тебе, поэтому прими мой совет: не связывай себя клятвой с женщиной до тех пор, пока не пробьет твой час.

– Значит, мать рассказала вам?.. – взволнованно воскликнул Арагорн.

– Твоя мать здесь ни при чем. Тебя выдают глаза. Но сейчас я говорю не о моей дочери, а о смертных женщинах. Что же до Арвен, Вечерней Звезды Имладриса – ее род славнее и выше твоего, а век – куда более долог. Ты рядом с ней как росток у подножия взрослого дерева. Если же я ошибаюсь, и ее сердце обращено к тебе, – что ж, тем большей будет моя скорбь. Пока я здесь, время не властно над Арвен, а когда уйду, она уйдет со мной, если захочет.

– Теперь я вижу, – задумчиво проговорил Арагорн, – что выбрал драгоценность не меньшую, чем некогда Берен. Значит, такова моя судьба.

И здесь вещий дар предков раздвинул перед молодым рыцарем завесу времен, и он вдохновенно произнес:

– Но вот что скажу я, Владыка Элронд! Близок срок, когда придется тебе оставить Среднеземье, а твоим детям решать: оставаться здесь или уходить за море.

– Это так, – спокойно кивнул Элронд. – Срок близок, но близок по нашему счету, а для смертных пройдет еще немало лет. Арвен не нужно будет выбирать, если только ты не встанешь меж нами, и тогда одному из нас – либо мне, либо тебе – предстоит разлука, которая горше смерти. Ты не понимаешь пока, как много требуешь от меня... Но пусть будет то, что должно быть. Не скоро мы вернемся к этому разговору, потому что в мире темнеет, и на пороге тяжелые испытания.


На другой день Арагорн простился с Дольном и один ушел в Пустоземье. Тридцать лет он провел в трудах и подвигах, в борьбе с Сауроном. Он стал другом Гэндальфа Серого, и дружба эта принесла ему много мудрости. Вместе совершили они немало опасных походов, но с годами путь его все чаще бывал одинок. Долгими и опасными дорогами шел он, и постепенно лицо воина приняло суровое, замкнутое выражение, лишь изредка улыбка оживляла его. Людям, с которыми ему доводилось встречаться, часто приходило в голову, что перед ними неизвестный король, лишившийся трона. Но так бывало только с теми, перед кем он не скрывал своего истинного облика. В разных местах и под разными именами снискал он немалую славу. Приходилось ему скакать под знаменами Рохана, приходилось обнажать меч за Наместника Гондора на суше и на море, но неизменно, когда наступал час победы, Арагорн уходил от заслуженной славы, и дороги уводили его на Восток или на Юг, к новым сражениям с Врагом.

В стойкости и боевом искусстве он не знал себе равных, он был мудр, как эльф, и в глазах его мерцал нездешний свет. Мало кто способен был вынести его взгляд. Печальным и суровым стало его лицо, но в глубине души жила надежда, она скрашивала его одиночество и приносила утешение.


Однажды, в год своего сорокадевятилетия, Арагорн возвращался из опасного похода к рубежам Мордора. Он устал и намеревался пожить немного в Дольне, собраться с силами перед долгим походом на Юг. Путь его лежал возле границ Лориена, и неожиданно он получил приглашение его Владычицы посетить тайные земли.

Он не мог знать, что Арвен снова гостит здесь. Прошедшие годы почти не коснулись ее, только тень печали легла на лицо, и смех стал звучать реже.

Арагорн был в расцвете духовных и физических сил. Галадриэль посоветовала ему сменить поношенную дорожную одежду на белое с серебром одеяние, накинула на плечи эльфийский плащ. А когда он надел на лоб легкий обруч с ясным алмазом в центре, облик его обрел разительное сходство с Перворожденными Эльфами, пришедшими на заре мира с Заокраинного Запада. Таким он и предстал перед Арвен после долгих лет разлуки. И когда он приблизился к ней под зеленым сводом Карас Галадона, расцвеченным золотыми цветами, исполнился час их судьбы.

Долго бродили они вдвоем в лугах Лориена. И, верно, бродили бы вечно, но Арагорну пришло время уходить. Однажды на закате, в Середине Лета, они поднялись на Керин Амрот. Вокруг, в вечнозеленой траве мерцали мягким золотом цветы эланора. С вершины холма они взглянули на восток, во Тьму, потом на запад, где еще горела заря, и дали друг другу клятву.

Так звучали слова Арвен:

– Над Миром поднимается Завеса Тьмы, а мое сердце ликует, потому что тебе, моему избраннику, суждено развеять ее.

И Арагон отвечал:

– Будущее сокрыто от меня, но если веришь ты – верю и я. Тьма ненавистна мне, но и Запад не влечет, ибо я смертен. Если ты избрала меня, тебе тоже придется отказаться от удела, сужденного твоему народу.

Подобно Белому Древу стояла Арвен, глядя на запад, и после долгого молчания сказала:

– Я буду верна тебе, Дунадан. Я отказываюсь от Запада, но там моя родина и вечный дом всех моих близких...


Элронд молча принял выбор любимой дочери. Дождавшись возвращения Арагорна, он призвал его и сказал:

– Итак, между нами легла тень. Сын мой, наступили годы, когда для надежды почти уже не осталось места. Темны времена, и я ничего не вижу за ними. Быть может, с моей дочерью возродится в Среднеземье царствование людей, но, как бы я не любил тебя, скажу: для малого Арвен Ундомиэль не станет менять хода своей судьбы. Только Король Арнора и Гондора сможет стать ее мужем. Для меня даже в твоей победе будет привкус горечи, но вам она принесет радость... на время. Боюсь, что в конце концов Бремя Смертных покажется Арвен слишком тяжким.

Больше они не возвращались к этому разговору. Арагорн снова ушел. В мире стремительно темнело, страх окутывал Среднеземье, росла мощь Саурона, и бастионы Барад Дура вздымались все выше и выше. Арвен оставалась в Дольне. Она издалека следила за Арагорном и вышивала знамя для того, кто предъявит права на трон Гондора и наследие Элендила.

Прошло несколько лет. Гилраэнь простилась с Владыкой Элрондом и вернулась к своему народу. Она редко виделась теперь с сыном, но вот, в одно из его возвращений она сказала ему:

– Это наше последнее свидание, Эстель, сын мой. Заботы состарили меня до времени, и теперь, когда Тьма снова нависла над Среднеземьем, у меня уже нет сил бороться с ней. Скоро я покину этот мир.

Арагорн, пытаясь утешить ее, сказал:

– Но ведь за тьмой придет рассвет. Дождись его, он принесет радость.

Она ответила только:

Онен и-Эстель Эдайн, у-хэбин эстель аним*.
* Я отдала свою Надежду дунаданам и ничего не оставила себе (эльф.).
Арагорн покинул ее с тяжелым сердцем. В конце зимы Гилраэнь умерла.

А между тем, время подошло к Войне Кольца. О ней довольно сказано в другом месте: о том, как сбылись самые отчаянные надежды, как в самый тяжелый час Арагорн пришел с моря и поднял в битве на полях Пеленнора знамя, вышитое руками Арвен, и как его впервые провозгласили Королем. Он принял Корону Гондора и Скипетр Арнора, а немного позже получил и руку Арвен.

Так великой победой завершилась Третья Эпоха, но самым печальным в ее окончании было прощание Элронда с дочерью, ибо их разделили Море и Судьба. Даже за гранью мира не встретиться им больше.

Когда Кольцо Всевластья было уничтожено, Три Кольца тоже лишились силы, и Элронд, уставший от груза веков в сердце, ушел на Запад, чтобы никогда больше не вернуться. Арвен приняла удел смертных, но смерть не властна была над ней, покуда не ушло все, что получила она от жизни.

Королевой Людей и Эльфов в блаженстве и славе прожила она с Арагорном сто двадцать лет.

Долгой была жизнь Арагорна, но и она подошла к концу. Тогда обратился он к Арвен с такими словами:

– Прекраснейшая в этом мире, любимая, тает мой мир. Мы славно жили, но приходит время платить по счетам.

Нетрудно было понять, о чем он говорит, Арвен ждала этих слов, и все же печаль охватила ее.

– Неужели ты хочешь покинуть свой народ до срока? – спросила она.

– Если сейчас я не уйду сам, скоро мне придется уйти. Наш сын, Эльдарион, уже может принять правление.

Арагорн спустился в Усыпальницу и возлег на давно ожидавшее его ложе. Здесь простился он с сыном, передав ему Корону Гондора и Скипетр Арнора, а потом рядом с ним оставалась только Арвен. Ни мудрость, ни королевское достоинство не смогли сдержать ее просьб повременить немного, обращенных к Арагорну. Жизнь еще не утомила ее, и удел смертных, принятый на себя добровольно, казался горькой участью.

– Любимая моя, – молвил Король, – суров час, но пробил он давно. И под березами Дольна, и на Керин Амрот нам ведомы были наши судьбы. Спроси себя, неужели ты хочешь дождаться, пока я выроню Скипетр от слабости? Нет, Арвен, я – последний нуменорский Король, и мне дарована не только долгая жизнь, но и право вернуть дар. Я ухожу. Я не утешаю тебя, потому что неизбывно горе в этом круге мира. Но у тебя по-прежнему есть выбор: ты можешь уйти в Серебристую Гавань и унести на Запад память о днях нашей жизни, сделав ее вечноживой, но это будет только память, а можешь принять долю Людей.

– Выбор сделан, – ответила Арвен, – мой корабль давно уплыл, и я приму удел смертных, хочу того или нет. Но вот что должна я сказать тебе, мой Король. До сего дня я не понимала повести о твоем народе и его падении, не понимала, и поэтому свысока смотрела на нуменорцев, теперь мне жаль их. Если смерть, действительно, как говорили в Эльдамаре, дар Единого Людям, горько принимать его.

– Это только кажется, – улыбнулся Арагорн. – Мы, отвергшие Тьму, отказавшиеся от Кольца, устоим и перед последним испытанием: уйдем в печали, но не в отчаянии. Слушай! Не навек привязаны мы к кругам мира, и за ними – больше, чем память. Прощай!

– Эстель, Эстель! – воскликнула она, но он в ответ только молча поцеловал ее руку и погрузился в сон.

Неведомая доселе красота облекла вскоре его черты; дивились видевшие его, ибо в лице Короля сошлись свежесть юности, доблесть зрелости и мудрость прожитых лет. И долго лежать ему там в славе и почете – подлинному Королю Людей.

Когда Арвен вышла из Усыпальницы, она показалась людям холодной и печальной, как зимние беззвездные сумерки. Вскоре она простилась с сыном и дочерьми и навсегда покинула Минас Тирит. Она вернулась в Лориен и жила там одна среди увядающих мэллорнов, пока не пришла зима. Давно уже не было Галадриэль, и Келеберн ушел за Море; молчали земли некогда Благословенного Края.

Когда с мэллорнов облетела последняя листва, она прилегла отдохнуть на Керин Амрот и там покоится с тех пор. Мир меняется, дни ее жизни забыты новыми людьми, и золотой эланор не цветет больше к востоку от Моря.

На этом кончается последнее из преданий древности, собранных в этой книге.
II

Дом Йорла


Йорл Юный правил Людьми Йотеода. Его страна располагалась у истоков Андуина, между самыми дальними отрогами Мглистых Гор и северными окраинами Сумеречья. Йотеоды заселили эти области во дни Короля Эарнила II, придя из долины Андуина между Кэрроком и Оболонью. По происхождению были они сродни Бьорнингам и Людям из западных лесов. Род Йорла восходил к королю Ровениона, еще до нашествия кочевников правившему землями за Сумеречьем. Таким образом, Йотеоды не без основания считали себя состоящими в родстве с королями Гондора – потомками Эльдакара. Они любили вольные степи, ценили коней, но в среднем течении Андуина стало слишком тесно, да и тень Дол Гулдура постепенно наползала на эти земли. Поэтому, прослышав о свержении Короля-Чародея, отправились Всадники в поисках свободных земель на север и быстро изгнали оттуда оставшихся ангмарцев. Во дни Леода, отца Йорла, это был многочисленный народ; но многие из них тосковали по родине.

В 2510 году Третьей Эпохи орды дикарей с северо-востока прокатились через Ровенион и Бурые Земли, а потом переправились на плотах через Андуин. Почти одновременно (едва ли случайно) в Гондор вторглись горные орки (до войны с гномами они представляли реальную военную угрозу). Когда был захвачен Каленардон, Правитель Гондора послал на север за помощью. Но к этому времени людей в долине Реки оставалось немного, их небольшие поселения мало общались друг с другом, и помощь от них не пришла. Как только до Йорла дошли вести о бедах Гондора, он немедля выступил во главе большого отряда Всадников.

Йорл успел к битве на Полях Келебранта – зеленой страны между Серебренью и Светлимой. Там северная армия Гондора, только что выдержавшая тяжелое сражение в степях, оторвавшаяся от южных войск, попала под удар превосходящих сил орков. Казалось, гондорцам уже не сдержать натиск. Но именно в этот момент Всадники обрушили на тылы противника неожиданный и сокрушительный удар, орки бежали за Светлиму и никак не могли остановиться, преследуемые воинами Йорла по всему Каленардону, к этому времени совсем обезлюдевшему сначала от моровой напасти, а потом – от набегов вастаков. Кирион в благодарность за помощь отдал Каленардон Йорлу. Всадники доставили с севера жен с детьми и начали обживаться на новых землях. Гондорцы назвали страну – Рохан, а ее жителей – рохирримы, Повелители Коней. Так Йорл стал первым королем Рохана, свободной страны, живущей по собственным законам, но в вечном союзе с Гондором.
Имена многих отважных воинов, многих прекрасных женщин звучат в песнях Рохана. В памяти Йорлингов навсегда остался Фрумгар, который привел народ в Йотеод, сын его Фрам, убивший великого дракона Ската с Эред Митрин. Драконьи сокровища, добытые Фрамом, стали причиной длительной распри с гномами, когда-то ограбленными Скатом и теперь требовавшими своей доли. Фрам не дал им ни полушки, отослав вместо этого ожерелье из драконьих зубов со словами: “Нет в ваших сокровищницах таких камней и не будет, ибо нелегко они достаются”. Поговаривали, что злопамятные гномы убили Фрама. Во всяком случае, особой дружбы между Йотеодом и гномами ни в какие времена не было.

Как уже говорилось, отца Йорла звали Леод. Он укрощал диких коней и однажды поймал белого жеребенка, быстро выросшего в прекрасного гордого коня. Конь не смирился с неволей и никого не подпускал к себе. Когда Леод все-таки оседлал строптивца, конь унес его прочь, долго скакал по степи и в конце концов сбросил так, что Леод разбил голову о камни и умер. В ту пору ему исполнилось сорок два года, а сыну не было еще и шестнадцати.

Йорл решил отомстить за отца. Долго охотился он за конем и наконец выследил. Те, кто был с Йорлом, ждали, что, подкравшись на расстояние выстрела, он убьет коня, но вместо этого Йорл встал во весь рост и громко окликнул животное: “Подойди сюда, Проклятье Людей! Подойди, я дам тебе новое имя!” К общему удивлению, конь, увидев Йорла, подошел и остановился перед ним.

– Я нарекаю тебя Фелароф, – сказал ему Йорл. – Ты любил свободу, я не виню тебя за это, но требую виру за отца. Отныне твоя свобода принадлежит мне, и так будет, пока ты не испустишь последний вздох.

Йорл сел на коня, и Фелароф смирился. Йорл так и приехал на нем домой без узды и поводьев, и с тех пор уже никогда не пользовался ими. Конь понимал человеческую речь, но подчинялся только Йорлу. Именно Фелароф нес Йорла к Полю Келебранта. Долог был век этого удивительного коня, он почти сравнялся с человечьим. Его потомки звались “меарас” и служили только королям Рохана и их сыновьям. Люди говорили, что Бема (так звали рохирримы Оромэ Охотника) привел предков меарас с Запада, из-за Моря.
Среди преданий о королях Рохана чаще всего звучит имя Хельма Молоторукого. Это был суровый правитель, наделенный необычайной силой. В то время в Рохане жил человек по имени Фрека. Род свой вел он, якобы, от короля Фревайна, хотя обличьем и особенно темным цветом волос был он вылитый дунгарец. Богат был Фрека и владел обширными землями по обе стороны Адорна*. У его истоков он выстроил свой замок и жил, мало считаясь с королем. Хельм не доверял ему, но звал на свои советы, и тот приходил... или не приходил.

  1   2


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница