Приложение №1 Лингвистический анализ (интерпретация) стихотворения О. Мандельштама «Я около Кольцова » «Я тень. Меня нет…»



Скачать 42.86 Kb.
Дата12.11.2016
Размер42.86 Kb.
Приложение №1

Лингвистический анализ (интерпретация) стихотворения О.Мандельштама «Я около Кольцова..»
«Я тень. Меня нет…». Это строки из письма Осипа Мандельштама к К.И. Чуковскому, которое он написал, находясь в воронежской ссылке в 1934-1937г.г.. Годы унижения, преследования, травли – это плата за выпад неслыханной силы против личности Сталина (стихотворение «Мы живём, под собою не чуя страны..».)

Но вот забота о собственной судьбе отпускает поэта – и среди тягот и неурядиц последних воронежских месяцев Осип Мандельштам создаёт совсем свободные, совсем отрешённые стихи, пронизанные драматизмом и новым восприятием своей значимости – жить и гибнуть «с гурьбой и гуртом», не отделять своей судьбы от судьбы безымянных.

Стихотворение «Я около Кольцова..», написанное в январе 1937 года, раскрывает тему трагической судьбы народа в годы сталинских репрессий. Лейтмотив изоляции и безысходности человека в этом суровом мире проходит через все три строфы произведения.

Превозмогая горечь одиночества и отверженности, лирический герой в первых двух строфах достигает удивительной полноты, цельности видения мира (времени политических репрессий и «несвободы» личности), органической сопричастности всему, что происходит вокруг. Этому способствуют созданные автором образы дома «без крыльца» и «синего бора». Дом всегда был символом оседлости, уюта, гармонии, но он (здесь) «без крыльца» (предлог «без» – в значении отрицания), значит, путь, дорога к дому запрещена, тем более что «нет… гонца», предположительно вестника с «большой земли». Так возникает мотив «несвободы», нагнетаемый повтором союза «И»:

И нет ко мне гонца,

И дом мой без крыльца.

Эти строки невольно вызывают у читателя чувство сострадания. Кроме того, драматизм изображаемого усиливается сопоставлением:

Я около Кольцова (Кольцов родился в Воронеже – значит, указывается место ссылки)

Как сокол закольцован..

Упоминание имени русского поэта XIX века «около» лирического героя (в значении «рядом с») позволяет нам вспомнить о некоторых драматических моментах в судьбе обоих поэтов и провести параллель между поэтами разных эпох, подчеркнув тем самым трагизм положения талантливых людей России. Сравнение «как сокол закольцован» подтверждает правильность наших предположений. Сокол, как известно, – птица свободная, имеющая свой нрав, но она, к сожалению, кем-то «закольцована» (не окольцована, а закольцована – приставка «за» усиливает безысходность положения героя). Кроме того, краткое причастие здесь утеряло как бы значение «действия» и приобрело значение «оценки», характеристики. В связи с этим невольно возникает образ несуществующего лица (субъекта), который как бы и вершит человеческие судьбы, усугубляя положение и лирического героя.

Первая строфа воспринимается как некий «концентрат драматизма», потому что на всех уровнях лингвистического анализа читатель делает один вывод – изоляция и безысходность преследуют лирического героя. Это и наличие безличных предложений в составе сложного, и ассонанс (13 раз встречается буква «О», 6 раз – «А»), и графическое изображение гласной «О», которая ассоциируется у внимательного читателя с замкнутым пространством. Так возникает ещё один образ, образ «круга» – времени, из которого нет выхода никому.

Если в первой строфе говорится – предположительно – о поэте и его времени, то во второй – речь идёт уже об обществе и времени:

К ногам моим привязан

Сосновый синий бор,

Как вестник без указа

Распахнут кругозор.

Сколько таинственности и загадочности в этих строках! Например, образ «синего бора» (надо вспомнить, что поэт в начале своего творчества был приверженцем символизма) – это надежда на лирического героя на то, что люди всё же не забудут его творчество («кругозор»), которое сейчас подвержено «замалчиванию». Однажды строки его правдивых, пророческих стихов, «как вестник без указа», дойдут до общества и будут читаемы всеми. Но пока «кругозор» лирического героя привязан «к ноге», к месту, где свободомыслие преследуется.

Интересна (на морфологическом уровне) интерпретация слова «кругОзОр». Так, первая часть слова обозначает (лексическое значение корня) КРУГ, пространство, но потом этот «круг» «мельчает», «сужается», переходя в графическое обозначение того же круга – мы дважды встречаем в слове букву «О». Это наблюдение приводит к мысли о том, что поэт в очередной раз говорит читателю о «несвободе» творческой личности, метафорично изображая, как власти «прячут на дно сундука» от людских глаз неугодные им стихи.

Цветопись тоже помогает читателю увидеть масштаб человеческого горя, рост беззакония: единожды упомянутый «синий» цвет (здесь, цвет надежды), мгновенно меняется на тёмный, на цвет НОЧИ.

В третьей строфе поэт говорит уже о стране, об обществе, о «слепых», обречённых людях, потерявших гражданскую зоркость – «зрение». Здесь ярко прослеживаются волновавшие автора проблемы взаимоотношений поэта и общества, поэта и власти. А реальность, которая характеризует век поэта, – это «степь», долгие изнуряющие человеческий организм дороги, «кочки», по которым «идут» в никуда безымянные, по которым «везут» «слепых» заключенных навстречу их смерти. Появление в последней строфе глаголов «кочуют», «везут» усиливает драматизм репрессированных. А повтор слов «идут, идут» создает картину массовости и непрерывности движения, одним словом конвейер по уничтожению нации. Перечисление же однокоренных существительных «ночлеги, ночи, ночки» ассоциируется у читателя с страшным временем арестов, допросов и движением по этапу в лагеря – и всё это под прикрытием ночи. А как известно, все «чёрные» дела людей государства совершались в тёмное время суток, поэтому все должны не только быть «слепыми», но и ещё и научиться молчать.

Аллитерация букв «Ч», «К», наблюдаемая в последней строфе, подчёркивает давление на массы со стороны представителей власти. Нужно быть тише и ниже…, чтобы не создавать проблем ни себе, ни окружающим.

В степи кочуют кочки,

И всё идут, идут

Ночлеги, ночи, ночки –

Как бы слепых везут.

Особенность стиля этого стихотворения в том, что Осип Мандельштам, будучи верен своему слову о том, что он – «смысловик», не использует эпитетов (кроме «синий»), а опирается в создании образа времени на развёрнутые метафоры и метафоры-образы.



Композиция произведения оригинальна, так как читатель имеет возможность пронаблюдать «РОСТ» человеческой трагедии от личности – до масс.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница