При переводе следует добираться до непереводимого, только тогда можно по- настоящему познать чужой народ, чужой язык



страница4/21
Дата22.04.2016
Размер4.65 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21
Глава 5

КЛАССИФИКАЦИЯ РЕАЛИИ

Прежде чем приступить к изложению собственно классификации реалий, необходимо дать несколько ссы­лок на литературу и сделать некоторые оговорки.

1. О видах реалий, о делении их по тем или иным признакам упоминается у многих из писавших по этим вопросам, но более или менее оформленные классифика­ции созданы лишь несколькими авторами.

У А. Е. Супруна реалии делятся, главным образом, по предметному принципу на «несколько семантических групп»1, которые мы учли уже в первой нашей работе.

Таблица А. А. Реформатского2, составленная для курса введения в языкознание, построена на предметно-языковом принципе: отмечается, из каких языков в рус­скую лексику вошли иноязычные слова, означающие: 1) имена собственные, 2) монеты, 3) должности и обо­значения лиц, 4) детали костюма и украшения, 5) ку­шанья и напитки, 6) обращения и титулы при именах. Все это достаточно подробно было отражено в наших

'Супрун А. Е. Указ, соч., с. 52—53. Реформатский А. А. Введение в языковедение, с. 139.

•47

работах, за исключением имен собственных, которые мы предпочитаем выделить в самостоятельную группу (см. ч. II, гл. 2), не считая их реалиями; здесь мы обособили и обращения (ч. II, гл. 3).



Интереснее в этом отношении статья В. Дякова'. Разбирая в деталях нашу классификацию (за объектив­ную и доброжелательную критику мы ему глубоко бла­годарны), он делает ряд ценных замечаний и приводит свой вариант в пяти пунктах. Мы воспользовались от­дельными его предложениями, в частности разукрупни­ли и переставили некоторые из рубрик; что же касается его классификации в целом, то в ней многое нам кажет­ся спорным, причем основным недостатком мы считаем отсутствие единого разграничительного критерия; в ре­зультате получается некоторое смешение не только различных видов реалий и планов их подачи, но и реа­лий с нереалиями, с иноязычными вкраплениями, со словосочетаниями афористического характера, реалий с их референтами и т. д. На наш взгляд, автору не уда­лось уточнить и «место, занимаемое реалиями во вре­менном аспекте», к чему он стремился, приводя свой вариант классификации.

2. Как любая классификация единиц, не поддающих­ся слишком четкой «регламентации», и наше деление реалий на основе нескольких показателей в значитель­ной мере условно и схематично, не претендует ни на абсолютную полноту, ни, тем более, на окончательную закрепленность отдельных единиц за соответствующими рубриками; впрочем, это достаточно ясно вытекает и из нашего сопоставления реалий с другими переводовед-ческими категориями. Резюмируя, хотелось бы только отметить, что многие из реалий можно отнести одновре­менно 1) к нескольким рубрикам предметной классифи­кации, 2) к различным делениям классификации — местному и временному (II и III), 3) к другому или дру­гим классам переводоведческих единиц, рассмотренных в части II нашей работы (обращения, иноязычные вкрап­ления, отступления от литературной нормы и т. д.), 4) к обычной, общеязыковой лексике, к «нереалиям», например, при многозначности, или 5) к словосоче­таниям.

3. В рамки этой работы мы сознательно не включили

1 Д яков В. Още веднъж за реалиите (Еще раз о реалиях).— Език и литература, 1974, № 3, с. 69—76.

48

некоторые языковые и, в особенности, внеязыковые ка-егории, предложенные теми или иными авторами. На-Т мер' мы не занимались «психологическими реалия­ми» предлагаемыми в качестве самостоятельной группы единиц В. Д. Уваровым'. Автор настолько расширил границы понятия «реалия», что включил в него особен­ность национального характера, «черты психологическо­го склада нации», «то, что присуще восприятию только одного народа». «Еще одной итальянской психологиче­ской реалией,— пишет автор, — является возвышен­ность стиля», и это напоминает нам сказанное по этому поводу И. Левым: «Трудности в переводе порождает также романская импульсивность, чувствительность, приносящая в текст экзальтированные выражения в пре­восходной степени, которые звучат в переводе неестест­венно.. Еще менее приемлем для нас в иных ситуациях испанский пафос»2. Рассматриваемое В. Д. Уваровым явление чрезвычайно интересно с точки зрения как пе­ревода, так и лингвострановедения, но не относится к реалиям в нашем понимании.

Приблизительно на том же основании мы не причис­ляем к реалиям и предложенные В. Н. Крупновым «рек-. ламные реалии» и «политические реалии»3. Первые представляют собой по большей части всевозможные клише и штампы, которые можно отнести к узуальным фразам, отчасти к фразеологии, отчасти к торговому жаргону. Кроме того, мы не причисляем эти единицы к реалиям по той причине, что в нашей работе мы стара­лись не выходить за пределы художественной литера­туры.

Та же аргументация относится и к «политическим реалиям». По-видимому (мы не знаем, что точно имеет в виду автор), в значительном большинстве случаев это будут либо термины (политические, экономические) ти­па эносис, военно-промышленный комплекс, либо реалии общественно-политических рубрик, или же советизмы. Например, слово ударник (реалия, названная автором политической) следует, по нашему мнению, отнести к рубрике «Люди труда» и к советизмам (см. гл. 11).

Уваров В. Д. Материальные и психологические реалии и их значение для перевода. — Сб. Учебно-методические разработки к курсу теории перевода. М.: Изд. МГПИИЯ, 1972, с. 68. Левый И. Указ, соч., с. 129.

Крупнов В. Н. В творческой лаборатории переводчика. М.: Междунар. отнош., 1976, с. 150.

49

4. Старую классификацию реалий мы строили почти исключительно на предметном принципе, то есть исходя из смыслового содержания, семантического значения единиц, с учетом признаков их референтов. Полученные в результате новых исследований и из литературных источников данные позволили добиться более детально­го освещения материала, что и потребовало рассмотре­ния его под разными углами зрения, а это, в свою очередь, привело к расширению классификации, на этот раз за счет деления реалий по их коннотативным значениям, т. е. в зависимости от местного (на­ционального, регионального) и временного (истори­ческого) колорита. Наряду с этим учтены и неко­торые другие показатели, такие как язык, степень осво­енности (знакоместа), распространенность, форма и, разумеется, приемы перевода и способ их выбора.



В результате общая схема новой классифика­ции реалий приобрела следующий вид:

I. Предметное деление.

II. Местное деление (в зависимости от национальной и языковой принадлежности).

III. Временное деление (в синхроническом и диахрони-, ческом плане, по признаку «знакомости»).

IV. Переводческое деление.

Первые три деления (МП) приведены в настоящей главе, а четвертому (IV) посвящена глава 6 и последую­щие главы.

Быть может, с точки зрения лингвистической, стоило бы выделить особо деление реалий по признаку освоен­ности, или знакомости, или распространенности. По­скольку такая категоризация едва ли будет иметь боль­шое значение для переводчика-практика, а также учи­тывая относительность разграничительных критериев (в частности, наличие или отсутствие единицы в слова­рях), мы предпочли рассматривать этот вопрос в рамках временного деления, тем более, что освоение чужой реа­лии опять-таки тесно связано с продолжительностью ее употребления.

Иллюстрируя соответствующие категории нашей классификации, примеры реалий мы подбирали с таким расчетом, чтобы показать разнообразие включаемых единиц. При их размещении в отдельных рубриках и подрубриках мы старались придерживаться также их

50

зко тематической принадлежности, не соблюдая при lom алфавитного порядка, практически не имеющего данном случае никакого значения. Полезными могли бы быть сведения о значении и происхождении каждой из приведенных реалий, но это значило бы создавать целый словарь, что не входило в наши задачи и значи­тельно увеличило бы объем книги.



I. Предметное деление

Упомянутое выше расширение классификации рас­пространяется и на предметное деление. Изменения, внесенные в него, сводятся к большей детализации, со­ответственно увеличению числа рубрик, к изменению отнесенности отдельных единиц к той или иной из них, к перенесению реалий в другие категории «непереводи­мого» (при сохранении за многими их статуса реалий).



А. Географические реалии

1. Названия объектов физической географии, в том числе и метеорологии: степь, прерия, пампа, пушта; соп­ка, сырт; солончак; фиорд; вади, кобы, крики; самум, мистраль, горняк, южняк, развигор, торнадо.



2. Названия географических объектов, связанных с человеческой деятельностью: польдер, крига, язовир, грид, арык, чалтык.

3. Названия эндемиков: киви, снежный человек, йети, пицундская сосна, секвойя, корковый дуб.

Реалии группы географических (связанных в первую очередь с физической географией и ее разделами или смежными науками — ботанической географией, зооге­ографией, палеогеографией и т. п.), в особенности п.п. 1 и 3, стоят ближе всего к терминам; поэтому и четкое их отграничение практически невозможно. Возьмем следую­щий пример. Степь, согласно определению КГЭ, — это «тип растительности, представленный травянистыми со­обществами из более или менее ксерофильных.. расте­ний». «Степи свойственны умеренным поясам обоих по­лушарий» [стало быть, «степь» нельзя считать реали­ей?]., «в пределах Венгрии степи называются пушта-ми» [значит, типичная реалия!].. «Степи Сев. Америки., подразделяются на луговые прерии, настоящие прерии, низкозлаковые прерии [тоже реалии!].. Степь Южной Америки называется пампа» [типичная реалия!]. Полу-

51

чается, во-первых, что степь, как родовое понятие, не реалия, а термин; ее виды — пушта, прерия и пампа — реалии. Во-вторых, как географическое понятие степь путем транскрипции вошла в другие языки (англ, и фр. steppe, нем. Steppe) —т. е. типичный как для терми­нов, так и для реалий способ передачи (!). И, наконец, в-третьих, Чехов, когда писал «Степь», имел в виду от­нюдь не «тип растительности в обоих полушариях», а характерный русский ландшафт, иными словами, без­условную реалию.

Близок к этому пример с джунглями: санскритское «джангала» перешло во многие языки мира в приблизи­тельно одинаковом фонетическом облике: англ, jungle, фр. jungle, нем. Dschungel, рус. «джунгли», болг. «джунгла», являясь международным термином или реалией. В словарных толкованиях, при некоторых раз­личиях по существу, везде фигурирует Индия («заросли, типичные для Индии», «встречаются главным образом в Индии», «в некоторых частях Индии» и т. д.), т. е. дается указание на «национальную принадлежность» как ха­рактерный признак реалии. С другой стороны, в извест­ных нам языках развилось еще одно, расширительное значение джунглей; «густые заросли», «густой болоти­стый лес» вообще или «местность такого типа», а в не­которых языках — и переносное значение (например, «в джунглях бюрократии», «каменные джунгли») — признак, мы бы сказали, обыкновенного заимствованно­го слова общего значения.

Все это лишний раз указывает на чрезвычайно зыб­кие границы географических реалий и необходимость сугубо индивидуального подхода к их передаче при пе­реводе; приходится учитывать множество показателей: данные словарей (в том числе и отсутствие данных), степень «знакомости» и «распространенности» как само­го слова, так и его референта, колорит и контекст, преж­де всего широкий, но, в первую очередь, может быть, степень «освещенности» слова в переводимом тексте.



Б. Этнографические реалии

Толкуя слишком узко понятие «этнография», в нашей прежней классификации мы недостаточно обоснованно связали этнографические реалии с географическими. Поскольку этот термин намного более емок, здесь мы сочли возможным включить в группу этнографических

52

пеалий большинство слов, обозначающих те понятия, которые действительно принадлежат науке, «изучающей быт и культуру народов», «формы материальной куль­туры, обычаи, религию», «духовную культуру», в том числе искусства, фольклор и т. д. (Кстати на этот недо­статок нашей классификации указывал в своей статье и В. Дяков.')



1. Быт:

а) пища, напитки и т. п.: щи, чебуреки, баница, пирог, пай, спагетти, эмпанадос, кнедли; мате, кумыс, эль, бо-за, 'сидр, цуйка, чихирь; бытовые заведения (обществен­ного питания и др.): чайхана, таверна, пирожковая, са­лун, драгстор, бистро, шкембеджийница; хамам, сауна, термы.

б) Одежда (включая обувь, головные уборы и пр.): бурнус, кимоно, куладжа, дхоти, сари, саронг, сукман, тога, чембары; варежки, унты, мокасины, лапти, царву-лы, улы, черевики; сомбреро, кубанка, шлык, купей, мур­молка, чалма, фередже, паранджа; украшения, уборы: кокошник, фибула, пафты, верик, синцы, пендара.

в) Жилье, мебель, посуда и др. утварь: изба, хата, юр­та, иглу, вигвам, чум, бунгало, сакля, тукуль, хасиенда (гасиенда); горница, одая, девичья, буржуйка (печка); ракла, софра; гювеч, амфора, ибрик, чапура, бомбилья; кубышка, куманец, стомна.

г) Транспорт (средства и «водители»): рикша, фиакр, кэб, тройка, нарты, ландо, паланкин, пирога, катамаран, джонка; рикша, ямщик, каюр, кэбмен, гондольер.

д) Другие: саквы, махорка, ароматные палочки, базо­вый санаторий, дом отдыха, путевка, кизяк.

2. Труд:

а) Люди труда: передовик, ударник, бригадир, табель­щик, фермер, гаучо, консьержка, дворник, дхоби, беркут-чи, феллах, грум, теляк.

б) Орудия труда: кетмень, мачете, бумеранг, кобыл­ка, губерка, лассо, болеадорас.

в) Организация труда (включая хозяйство и т. п.): колхоз, ранчо, латифундия, главк, агрокомплекс, брига­да, еснаф, гильдия; лапаз, керхан, зенн, мандра.



1 Дяков В. Указ, соч., с. 69—76.

63

3. Искусство и культура:

а) Музыка и танцы: казачок, гопак, лезгинка, крако­вяк, тарантелла, хоро, раченица, хоруми, хорал, канцо­нетта, блюз, конфу, рил, хали-гали, хоппель-поппель.

б) Музыкальные инструменты и др.: балалайка, там­там, гусли, гусла, кавал, кастаньеты, най, банджо, гаме-лан, сямисэн, сэрге, хура.

в) Фольклор: сага, былина, руна, касыды, баяты, га­зели, частушки; витязь, богатырь, батыр. (Фольклорные понятия тесно переплетаются с мифологическими — см. п. «и».)

г) Театр: кабуки, но, комедиа дель арте, мистерия, хэппенинг, арлекин, коломбина, петрушка, каспер, панч, полишинель.

д) Другие искусства и предметы искусств: икэбана, сино, маконда, чинте, пеликены, халище.

е) Исполнители: миннезингер, трубадур, акын, мене­стрель, скальд, кобзарь, бард; скоморох, гейша, гетера, ояма.

ж) Обычаи, ритуалы: мартеница, проштапалник, ко­ляда, конфирмация, баннз, вендетта, церемония тя-но-ю (чайная церемония); сурвакар, кукер, ряженые, тамада; заговезни, масленица, маттанца, задушница, рамазан.

з) Праздники, игры: Первомай, День Победы, холи, джатра, мела, пасха, коледа, День благодарения, лапта, городки, крикет, тарок; городошник, питчер.

и) Мифология: леший, Дед Мороз, тролль, вальки­рия, гурия, сомодива, таласым, вурдалак, эльф, гном, Ба­ба Яга, ракшас, пена, Сынчо, песочный человечек, вер-вольф, ковер-самолет, жар-птица.

к) Культы — служители и последователи: лама, ход­жа, ксендз, аббат, шаман, бонза; гугеноты, хлысты, мор­моны, богомилы, квакеры, дановисты, дервиш, хадж; хультовые здания и предметы: мечеть, пагода, костел, синагога, скит; распятие, мани, молитвенное колесо.

л) Календарь: вайшак, саратан; вересень, червень, ба­ба марта, голям сечко, санкюлотиды, горештници, бабье лето.

4. Этнические объекты:

а) Этнонимы: апах, банту, гуцул, кафр, копт, ремба-ранка, тотонаки, баски, нганасаны, казах.

б) Клички (обычно шутливые или обидные): кацап, хохол, кокни, помак; бош, фриц, шваб; лингурин, гринго, горилла, ястребы, ангрез.

54

В1 Названия лиц по месту жительства: тарасконец, габровец, абердинец, овернец, кариокас, канака, шоп.

5. Меры и деньги:

а) Единицы мер: аршин, фут, сажень, ярд, ли; пуд, ока, чи; десятина, акр, морген; кварта, четверть, бушель; локоть, гаш, чоперек.

б) Денежные единицы: лев, стотинка, рубль, копейка, лира, талант, франк, сантим, песета, песо; тугрик, куруш, меджидия.

в) Просторечные названия тех и других: осьмуха, сот­ка юзче, четвертинка, четвертная, половинка; целковый, пятак, п'етаче, двушка, трешка (трешница), полушка, чер­вонец, гривенник, дайм, никел.

В. Общественно-политические реалии

1. Административно-территориальное устройство:

а) Административно-территориальные единицы: гу­берния, область, департамент, графство, арат, джилла, околия, кааза, вилайет, кантон, воеводство.

б) Населенные пункты: аул, станица, махала, хутор, бидонвиль, стойбище.

в) Детали населенного пункта: аррондисман, сук,ме-дина, кремль (не московский), зума, променад(а), кор-зо, старгало, ларго, ряд, чаршия.

2. Органы и носители власти:

а) Органы власти: Народное собрание, Великий на­родный хурал, стортинг, кнессет, кортесы, меджлис, сейм, риксдаг; вече, дума, рада; муниципалитет, испол­ком, верхняя палата; панчаят.

б) Носители власти: канцлер, хан, царь, шах, дож, фараон, инка; лорд-мэр, шериф, визирь, гетман, аль-ка(ль)д, кмет, кабака, сарпанч, капитан-регент.

3. Общественно-политическая жизнь:

а) Политическая деятельность и деятели: большеви­ки, эсдеки, троцкисты; перонисты, тупамарос; ку-клукс-клан, бэрчисты; виги, тори, круглоголовые, пресвитериа­не, индепенденты, левеллеры.

б) Патриотические и общественные движения (и их Деятели): партизаны, гезы, хайдуты (не «гайдуки»),кар-

55


р^РИР'



бонарии, маки, клефты; слависты, западники, славяно­филы; Красный Полумесяц.

в) Социальные явления и движения (и их представи­тели) : прогибишн, паблисити, бизнес, военно-промышлен­ный комплекс; нэп, нэпман, лобби, лоббист, толкач; бо­лельщик, запалянко, тиффози, торсидор, навияч; стиля­га, петитерос, суинг, хиппи, рагар, кибиц (нем.), кибик (болт.).

г) Звания, степени, титулы, обращения: кандидат на­ук, бакалавр, заслуженный деятель культуры, народный учитель, лисансье, агреже; князь, принц, граф, барон, гер­цог, лорд; столбовой дворянин, статский советник; мис­тер, сэр, сир, мадам, барышня, фрекен, герр, масса; по­печитель, бидл, уип.

д) Учреждения: облоно, наркомпрос, загс; торгпредст­во, комитет искусства и культуры, золотой стол, пробир­ная палатка.

е) Учебные заведения и культурные учреждения: де­сятилетка, изба-читальня, колледж, келийное училище, лицей, медресе; кампус, аула.

ж) Сословия и касты (и их члены): дворянство, ме­щанство, купечество; юнкерство, третье сословие, джент­ри; гранд, юнкер, дворянин; варна, брахман, кшатрия, вайшия, шудра, пария, или неприкасаемый; самурай; ба­рин, мужик, феллах.

з) Сословные знаки и символы: красное знамя, пяти­конечная звезда, белая лилия (fleur de lis); полумесяц, свастика, конский хвост; данеброг, юньон джек.

4. Военные реалии:

а) Подразделения: легион, чета, фаланга, табор, сот­ня, орда, легия, когорта.

б) Оружие: арбалет, аркебуза, мушкет, ятаган, ка­тюша, фау, ханджар, таран, финка.

в) Обмундирование: шлем, кольчуга, кивер, ментик, темляк, гимнастерка, китель, бушлат, чекмень.

г) Военнослужащие (и командиры): атаман, есаул, сотник, десятник, севастократор, катепан, сардар, пра­порщик, гардемарин, янычар, башибузук, драбант, унтер, фельдфебель, урядник, станичный; драгун, кирасир, пластун.

В конце предметной классификации хотелось бы на­помнить, что дальнейшее распределение — по месту и по времени — касается тех же реалий, только рассмотрен­ных под другими углами зрения.

56

II. Местное деление

Наименование классификации «по месту» несколько условно, поскольку реалии отнесены к той или иной руб­рике не строго по местному признаку, а с учетом двух неразрывно связанных и взаимообусловленных критери­ев: 1) национальной принадлежности обозначаемого реалией объекта — ее референта — и 2) участвующих в переводе языков. Несмотря на схематичность постановки вопроса, эта часть нашей классификации может дать не­которое представление об обусловленности перевода реалии местом (в самом широком смысле слова — стра­на, народ, город, племя и пр.) и языком (ИЯ и ПЯ)-



Б. В плоскости пары язы­ков:

1. Внутренние реалии

2. Внешние реалии


Опираясь на специфику перевода — «средство обще­ния в плоскости двух языков» — и логическую последо­вательность переводческого процесса — «воспринять — воспроизвести», — можно сказать, что наиболее целесо­образной основой для такого деления представляется не строго местный, т. е. экстралингвистический, а скорее языковой принцип, который позволяет в первую очередь рассматривать реалии 1) в плоскости одного языка, т. е. как свои и чужие, и 2) в плоскости пары языков, т. е. как внутренние и внешние. В зависимости от широты ареала, т. е. от распространенности, употре­бительности, свои реалии могут быть национальными, локальными или микрореалиями, а чужие — интерна­циональными или региональными. Таким образом, наша схема деления реалий по месту и языку приобретает следующий вид:

А. В плоскости одного языка:

1. Свои реалии:

а) Национальные

б) Локальные

в) Микрореалии

2. Чужие реалии:

а) Интернациональные

б) Региональные

А. В плоскости одного языка

В плоскости одного языка реалия представляет собой лексическую единицу с указанными выше качествами. Здесь первый практический вопрос касается ее распоз-

57

навания в ИЯ, причем свои реалии распознать бывает намного труднее.



1. Свои реалии — это большей частью исконные слова данного языка. Таковы в рус. самовар, боярин, совет, комсомолец; в болг. баклица (своеобразной формы фля­га для вина), гега (длинная пастушья палка с крючком на конце), кавал (народный духовой инструмент напо­добие свирели); в англ, хиит (heath —пустошь, болоти­стая местность, поросшая вереском), эль, правильнее эйл (ale — светлое английское пиво); в нем. бюргер, хойриге (Heurige — молодое вино и связанные с ним празднества в Вене), вермахт (Wehrmacht); во фр. фиакр (fiacre — легкий экипаж, извозчик), бош (boche — презрительная кличка немцев) и т. д.

Нередки, однако, и заимствования из других языков, вошедшие в язык в разное время и разными пу­тями, которые по их восприятию читателем подлинника ничем не отличаются от исконных. Характерными в этом отношении являются, например, турецкие (и персидские) слова в болгарском языке, обозначающие типично бол­гарские объекты: чорбаджия, гювеч, ямурлук; русские слова тюркского происхождения: тарантас, тайга, сырт, саксаул, кибитка. Нетрудно было бы указать аналогич­ные случаи и в других языках.

2. Чужие реалии — это либо заимствования, т. е. сло­ва иноязычного происхождения, вошедшие в словарный состав языка, либо кальки, то есть поморфемные или пословные переводы наименований чужих для данного народа объектов, либо транскрибированные реалии дру­гого языка, часто своего рода окказионализмы или неологизмы. Примерами чужих реалий могут быть рум. брынза в русском языке, ам. бизнес —в русском и бол­гарском, рус. спутник — чуть не во всех европейских языках и т. д.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница