При переводе следует добираться до непереводимого, только тогда можно по- настоящему познать чужой народ, чужой язык



страница1/21
Дата22.04.2016
Размер4.65 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21
СЕРГЕЙ ВЛАХОВ СИДЕР ФЛОРИН

Непереводимое

в переводе

МОСКВА МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ 1980






Под редакцией Вл РОССЕЛЬСА



ПРИ ПЕРЕВОДЕ СЛЕДУЕТ ДОБИРАТЬСЯ ДО НЕПЕРЕВОДИМОГО, ТОЛЬКО ТОГДА МОЖНО ПО- НАСТОЯЩЕМУ ПОЗНАТЬ ЧУЖОЙ НАРОД, ЧУЖОЙ ЯЗЫК

Гете


70104—023 003(01)—80


44—80 4602000000




«Международные отношения», 1980.



И НЕПЕРЕВОДИМОЕ ПЕРЕВОДИМО!

(Вместо введения)

Кто мог бы стать Рембо? Никто из нас.


И даже сам Рембо не мог бы лично Опять родиться, стать собой вторично
И вновь создать уж созданное раз.

А переводчик — может! Те слова, Что раз дались, но больше не дадутся Бодлеру — диво! — вновь на стол кладутся, Та минута хрупкая жива?

И хрупкостью пробила срок столетий? Пришла опять? К другому? Не к тому? Та муза, чей приход (всегда — последний) Был предназначен только одному?!

Чу! Дальний звон . Сверхтайное творится: Сейчас неповторимость — повторится



Новелла Матвеева

Теорию непереводимости опровергла живая перевод­ческая практика, превосходные работы плеяды талант­ливых переводчиков, и доказывать ее несостоятельность значило бы ломиться в открытую дверь. Уже Пушкин считал, что выраженное автором должно быть п е -ревыражено переводчиком; Гоголь предлагал иног­да «отдаляться от слов подлинника нарочно для того, чтобы быть к нему ближе»; А. К. Толстой думал, что «не следует переводить слова, и даже иногда смысл, а главное — надо передавать в п е ч а т л е н и е» !; К. И. Ч уковский призывал «переводить смех — смехом, улыбку — улыбкой»1 (разрядка наша — авт.) 2. Из опыта мастеров возникла советская школа перевода, создатели которой недвусмысленно показали, что нет не­переводимых произведений, что «каждый высокоразви­тый язык является средством достаточно могуществен-



1 Русские писатели о художественном переводе. Л : Сов. писатель,

1960, с 187, 321 2ЧуковскийК. И. Высокое искусство М: Сов писатель, 1968,

с. 61.

V

ным для того, чтобы передать содержание, выраженное в единстве с формой, средствами другого языка» 1.



Но вместе с тем — и это не противоречит принципу переводимости (поскольку часть воспринимается лишь в составе целого) — в любом художественном произведе­нии есть такие элементы текста, которые, условно гово­ря, перевести нельзя. Мы говорим «условно», так как речь идет о невозможности формального перевода, а для полноценного воссоздания целого нужно последо­вать совету Гоголя...

Ярким примером непереводимых элементов текста являются реалии. Этим термином мы воспользова­лись в первой нашей публикации2для обозначения слов, называющих элементы быта и культуры, исторической эпохи и социального строя, государственного устройства и фольклора, т. е. специфических особенностей данного народа, страны, чуждых другим народам и странам.

С тех пор минуло почти двадцать лет. За это время теория перевода ушла далеко вперед. Появилось немало работ, касающихся и нашей темы. Некоторые авторы со­глашались с нашими установками, ссылаясь или не ссы­лаясь на них; другие оспаривали те или иные детали, предлагали те или иные изменения, в том числе и в клас­сификации. Богатый фактический и теоретический мате­риал накопился и в наших картотеках, было сделано немало наблюдений; более четким стало понимание реа­лий как единиц перевода, их значения в теории и прак­тике перевода, а также в лексической системе языка и в лексикографии. Вообще реалии оказались категорией на­много более интересной, а вместе с тем и не такой простой и однозначной, как казалось сначала. Раскрылись чрез­вычайно разветвленные их связи со множеством других лексических, фразеологических и экстралингвистических элементов текста, их способность переходить в другие категории. Все это обязывало нас дать более серьезную трактовку вопросов, связанных с переводом реалий; эти разработки составили первую часть настоящей книги.

Мы преследовали в основном чисто практическую цель: облегчить работу переводчика, предоставить ему набор средств для передачи «непереводимого» в разных

'Федоров А. В. Основы общей теории перевода. М: Высшая школа, 1968, с 144.

2Влахов С, Флорин С. Непреводимото в превода. Реа­лии.— Български език, 1960, кн. 2-3, с. 168—187.

VI

контекстах, возможно шире охватив все многообразие его задач. Вместе с тем, однако, мы высказали отдельные теоретические соображения, например, в отношении тер­минологии в этой области переводоведения, уточнили не­которые понятия и дополнили классификацию реалий, что, на наш взгляд, может способствовать уточнению са­мого понятия.



При этом мы стали шире рассматривать и смежные категории «непереводимого». Более четкие границы при­обрели вопросы перевода фразеологии, имен собствен­ных, тесно связанных с реалиями внеязыковых элемен­тов, а также обращений, терминов, иноязычных вкрап­лений, звукоподражаний, таких мало разработанных в теории перевода явлений, как отход от литературной нормы, каламбуры, сокращения. Этот материал оказал­ся настолько обширным и разнообразным, что пришлось ограничиться изложением максимально необходимого, важнейшего и наименее освещенного в литературе. Все вышеперечисленное составило вторую часть книги.

Почти весь наш материал — вся первая и большая половина второй части — связан, по сути дела, с переда­чей колорита, национального и исторического, поскольку не детали перевода отдельных элементов текста, а имен­но «вопрос о передаче национального своеобразия под­линника, его особой окраски, связанной с национальной средой, где он создан, относится к числу тех основных проблем теории перевода, от которых зависит и ответ на вопрос о переводимости»1. Реалии — наиболее яркие выразители колорита; поэтому наше внимание было со­средоточено прежде всего на них, поэтому и раздел о реа­лиях является как бы объединяющим для всех осталь­ных, посвященных рассмотрению более или менее свя­занных с ними единиц перевода.

Так как особый колорит присущ прежде всего худо­жественной литературе, мы старались не выходить за рамки проблем художественного перевода (не касаясь перевода поэзии как совсем особой области). Однако в художественном произведении можно встретить и все то, что встречается в общественно-политической, научной и технической литературе (даже самой узкоспециальной). Отсюда закономерно, что мы включили в рассматривае­мые нами вопросы художественного перевода и элемен­ты, присущие другим жанрам.

1 Ф е д о р о в А В Указ соч, с 352.

VII



ам


— американский






[диалект]




англ.


— английский




араб.


— арабский




болг.


— болгарский




венгр


— венгерский




гол л.


— голландский




гр.


— [древнегреческий


ИНД.


— хинди




исп.


— испанский




ит.


— итальянский




кит.


— китайский




лат


— латинский




нем.


— немецкий



Неохваченным остается целый ряд вопросов, также связанных с передачей колорита и реалий: нулевой пере­вод, стихотворные элементы в прозаическом тексте, рит­момелодика, намеки и аллюзии, проблемы лингвострано-ведения и культуроведения, социолингвистики и психо­лингвистики. Над многими из этих проблем авторы уже начали работать.

Наша работа осуществляется в рамках общей теории перевода, т. е. перевода с любого языка на любой. Ил­люстративный материал охватывает в основном пять языков: русский, болгарский, английский, французский и немецкий, но в ряде случаев приведены примеры и на других языках; однако, поскольку авторы — болгары, пишущие для русского читателя, то и примеров из этих двух языков оказалось больше.

Наш труд не претендует на совершенную новизну и оригинальность; мы выразили не только собственные взгляды и позиции, но и постарались собрать и подыто­жить мнения представителей главным образом советской школы перевода, с которыми нас роднит в первую оче­редь убеждение, что и непереводимое переводимо — ра­зумеется, в рамках произведения в целом. В том, что мы пишем, может быть, не все бесспорно, не все затронутые вопросы решены окончательно и бесповоротно, да и реше­ние, которое мы даем, может оказаться не самым удач­ным. Перевод — искусство, а мы говорим об отдельных приемах, которые меняются от языка к языку, от автора к автору, от переводчика к переводчику и, конечно, от контекста к контексту. Все меняется во времени: новые птицы принесут новые песни, которые и потребуют иных приемов перевода для нового читателя. Быстрое разви­тие контактов между народами может также внести свои коррективы, например, когда повысится «понимаемость» чужеязычного текста. Но тем не менее хочется думать, что кое-что останется, что наши скромные наблюдения и выводы помогут переводчикам в их работе. Так или ина­че, мы будем считать свою задачу выполненной, если по прочтении этой книги вдумчивый переводчик придет к заключению, что на самом деле непереводимого в пере­воде нет, поверит в свои силы и не будет относить неу­дачи, обусловленные отсутствием настойчивости и сооб­разительности, за счет «непереводимой игры слов».

УСЛОВНЫЕ СОКРАЩЕНИЯ

Основные

БЭЛ — безэквивалентная лексика

ИЯ —исходный язык (язык оригинала)

ПЯ —переводящий язык (язык перевода)

ФЕ —фразеологическая единица (фразеологизм)

Языки

норв.


— норвежский




перс.


— персидский




пол.


— польский




порт.


— португальский


.


рум.


— румынский




рус.


— русский




серб


— сербский




тур.


— турецкий




тюрк


— тюркский






(тюркские языки)




укр.


— украинский




фин.


— финский




фр.


— французский




чеш.


— чешский




ЯП.


— японский


1



РФС РЧД

сие


слт ее ,

С-СЛТ


ССРЯ

ССФЯ


стря

Уш.


ФРФС

ФСРЯ


эс

ACD COD DQ

FED

RDW


RED SP


АПТХП


И

Kp. ЛГ МП

рр

Словари и справочники

АРФС — К У н и н А. В. Англо-русский фразеологический сло­


варь. Т. 1—2. Изд. 3-е. М.: Сов. энциклопедия, 1967.

БАРС — «Большой англо-русский словарь». Под ред.


И. Р. Гальперина. Т. 1—2. М.: Сов. энциклопедия,
1972.

БАС — [Большой академический словарь] «Словарь совре­


менного русского литературного языка». Т. 1—17.
М.—Л.: Наука, 1950—1965.

БИРС — «Большой немецко-русский словарь». Т. 1—2. М.:


Сов. энциклопедия, 1969.

БРПС — «Болгарско-русский политехнический словарь». М.:


Русский язык, София: Техника, 1975.

БРС — Бернштейн С. Б. Болгарско-русский словарь.


Изд. 2-е, стер. М.: Русский язык, 1975.

БРЧС — «Большой русско-чешский словарь». Под ред. Л. Ко-


пецкого (и др.). Прага, 1952—1962.

БСЭ — «Большая советская энциклопедия». Изд. 3-е. Т. 1—


26. М.: Сов. энциклопедия, 1970—1977.

БТР — «Български тълковен речник». Изд. 3-е. София, 1973.


~ «Кратка българска енциклопедия». Т. 1—5. София,
1963—1969.

— «Краткая географическая энциклопедия». Т. 1—5. М.: Сов. энциклопедия, 1960—1966.

— «Краткая литературная энциклопедия». Т. 1—8. М.: Сов. энциклопедия, 1962—1975.

ЛРС —Дворецкий И. X. Латинско-русский словарь.


Изд. 2-е М.: Русский язык, 1976.

MAC — [Малый академический словарь] «Словарь русского


языка». Т. 1—4. М.: Наука, 1957—1961.

НРРНС — Г о т л и б К- Г. М. Немецко-русский и русско-немец­кий словарь «ложных друзей переводчика». М.: Сов. энциклопедия, 1972.

НСиЗ — «Новые слова и значения. Словарь-справочник». М.:
Сов. энциклопедия, 1971.

Ож. — Ожегов С. И. Словарь русского языка. Изд. 10-е.


М.: Сов. энциклопедия, 1973.

ОСРЯ — «Орфографический словарь русского языка». Изд.


13-е. М.: Русский язык, 1974.

РАС — «Русско-английский словарь». Изд. 10-е. Под ред.


О. С. Ахмановой. М.: Русский язык, 1975.

РБПР — «Руско-български политехнически речник». М.: Рус­


ский язык, София: Техника, 1976.

РБР i — «Руско-български речник». Под ред. на С. Влахов,


А. Людсканов, Г. Тагамлицкая. Т. 1—2. София, 1960.

РБТР — ГергановП. (и др.). Руско-български технически


речник. София, 1957.

РИС — Герье С. В., С к в о р ц о в а Н. А. Русско-италь­


янский словарь. М.: Гос. изд-во иностр. и над ел.
1953.

РНС — «Русско-немецкий словарь». Изд. 7-е. М.: Русский


язык, 1976.

РСБКЕ — «Речник на съвременния български книжовен език». Т. 1_3. София, 1955—1959.

— «Русско-французский словарь». Изд. 9-е. М.: Сов. энциклопедия, 1969.

— Милев Ал. (и др.). Речник на чуждите думи в бъл-гарския език. София, 1958.

— «Словарь иностранных слов». Изд. 6-е. М.: Сов. эн­циклопедия, 1964.

— Ахманова О. С. Словарь лингвистических тер­минов. М.: Сов. энциклопедия, 1966.

— «Словарь синонимов». Под ред. А. П. Евгеньевой. Справочное пособие. Л.: Наука, 1975.

— Розенталь Д. Э., Теленкова М. А. Словарь-справочник лингвистических терминов. Изд. 2-е. М.: Просвещение, 1976.

— «Словарь сокращений русского языка». Под ред. Б. Ф. Корицкого. М.: Гос. изд-во иностр. и нац. ел., 1963.

— «Словарь сокращений французского языка». М.: Сов. энциклопедия, 1968.

—• Шилова Е. Н. Словарь тюркизмов в русском язы­ке. Алма-Ата: Наука, 1976.

— «Толковый словарь русского языка». Под ред. Д. Н. Ушакова. Т. 1—4. М.: Гос. изд-во иностр. и нац. ел., 1947—1948.

— «Французско-русский фразеологический словарь». Под ред. Я. И. Рецкера. М.: Гос. изд-во иностр. и нац. ел., 1963.

— «Фразеологический словарь русского языка». Под ред. А. И. Молоткова. М.: Сов. энциклопедия, 1967. 1 — «Энциклопедический словарь». Т. 1—2. М.: Сов. энци­клопедия, 1963—1964.

— В а г п h a r t Cl. L. The American College Dictionary. N. Y., 1948.

— "The Concise Oxford Dictionary of Current English", 4th ed. Oxford University Press, 1956.

— «Dictionnaire Quillet de la langue francaise». Paris, 1959.

— "Cassel's French-English Dictionary". London, 1966.

— В i e 1 f e 1 d t H. H. Russisch-Deutsches Worterbuch. 5. Aufl. Berlin, 1965.

—Wheeler M. The Oxford Russian-English Diction­ary. Oxford, 1972.

— „Der Sprach-Brockhaus". Leipzig, 1940.

Сборники и периодика

— «Актуальные проблемы теории художественного пе­ревода». Материалы Всесоюзного симпозиума (25.2.— 2.3.1966). Т. I—II. М.: Сов. писатель, 1967.

— «Известия»

— «Крокодил»

— «Литературная газета»

— сб. «Мастерство перевода», № 1—10. М.: Сов. писа­тель, 1959—1977.

— «Русская речь»


РЯШ

РЯНШ


РЯзР

ткп


тп

тпнопп


ФН


Часть I

- «Русский язык в школе»

- «Русский язык в национальной школе»

- «Русский язык за рубежом»

- сб. «Теория и критика перевода». Л.: Изд. ЛГУ, 1962.

- сб. «Тетради переводчика», № 1—14. М.: Междунар. отнош., 1963—1977.

«Теория перевода и научные основы подготовки пе­реводчиков». Материалы всесоюзной научной конфе­ренции. Ч. I—II. М.: МГПИИЯ, 1975. «Научные доклады высшей школы: Филологические науки».



В цитатах из переводов не упоминаются фамилии переводчиков, поскольку авторы не обсуждают качества их работы, а лишь поль­зуются их переводами для иллюстрирования тех или иных теорети­ческих установок.

*

Пропуски в цитатах обозначаются двумя точками в горизон­тальном положении (..), в отличие от многоточия (...), которое при­надлежит авторам цитат.



Глава I

ПОНЯТИЕ «РЕАЛИЯ»

Перевод реалий — часть большой и важной проблемы передачи национального и историческо­го своеобразия, которая восходит, должно быть, к самому зарождению теории перевода как самостоятель­ной дисциплины. Не ставя себе целью дать исторический обзор, приведем только некоторые факты и имена, свя­занные с разработкой данной проблемы в переводоведе-нии.

Этой области в той или иной степени, с той или иной точки зрения касались и касаются все теоретики пере­вода, из нее переняли свои доводы сторонники неперево­димости, их опровергали теоретики-реалисты, указывая и доказывая возможности передачи колорита путем от­хода от перевода «буквы». Немало о «передаче нацио­нального своеобразия» подлинника, «народного духа» и «национальной специфики», о «чертах времени и места», о «сохранении стилистического своеобразия подлинни­ка», о передаче текста «в его национальной одежде» писал и Ив. Кашкин 1.

О реалиях, как о показателях колорита, конкретных, зримых элементах национального своеобразия, заговори­ли, по-видимому, лишь в начале 50-х годов. У Л. Н. Собо лева ' уже в 1952 г. мы находим не только употребление термина «реалия» в его современном понимании, но и до­статочно выдержанную дефиницию (см. гл. 4). О реалиях пишет также Г. В. Чернов 2, который, однако, пользуется преимущественно названием «безэквивалентная лекси­ка», ссылаясь на кандидатскую диссертацию Г. В. Шат-кова и работы М. П. Алексеева, А. В. Федорова, Я- И. Рецкера и И. Келлера3. Очень серьезно, главным образом с лингвистической точки зрения, вопрос о реали­ях ставится в статье А. Е. Супруна4, рассматривающе­го их как «экзотическую» лексику, а за несколько лет до этого Вл. Россельс намечает некоторые из основных черт реалий как переводовеческой категории5.

Реалия, как слово, обозначающее важное понятие в теории перевода, к сожалению, не зафиксирована (как, впрочем, и близкие к ней «безэквивалентная лексика», «экзотизм» и др.) в первом такого рода словаре перевод­ческих терминов А. Д. Швейцера6. Уже это дает нам основание подробнее остановиться на самом слове «реа­лия», а затем и на обозначаемом им понятии.



Реалия-предмет и реалия-слово

Само слово «реалия» — латинское прилагательное среднего рода множественного числа (realis,-e, мн.

'Соболев Л. Н. Пособие по переводу с русского языка на фран­цузский. М.: Изд. лит. на иностр. яз., 1952, с. 281. 2Чернов Г. В. К вопросу о передаче безэквивалентной лексики при переводе советской публицистики на английский язык. — «Уче­ные записки» 1-го МГПИИЯ, т. XVI, М., 1958, с. 223—224. 3Шатков Г. В. Перевод русской безэквивалентной лексики на норвежский язык. Канд. дисс., ВИИЯ, М., 1952; Алексеев М. П. Проблема художественного перевода. Иркутск, Изд. Иркут. ун-та, 1931; Федоров А. В. Введение в теорию перевода. М.: Изд. лит. на иностр. яз., 1953; РецкерЯ. И. О закономерных соответст­виях при переводе на родной язык. — Сб. Вопросы теории и методи­ки учебного перевода. М.: АПН РСФСР, 1950 — все цитаты по рабо­те Г. В. Чернова (см. выше сноску 2); К е 11 е г J. Die Grenzen der Obersetzungskunst. Karlsruhe, 1892.

4 Супрун А. Е. Экзотическая лексика. — ФН, М., 1958, № 2, с. 50—54.

5 Россельс Вл. О передаче национальной формы в художествен­ном переводе (Записки переводчика). — «Дружба народов», М.: 1953, № 5, с. 257—278; Перевод и национальное своеобразие под­линника.— Сб. Вопросы художественного перевода. М.: Сов. писа­тель, 1955, с. 165—212; «Реалия», статья в КЛЭ, т. 6.

бШвейцер А. Д. Перевод и лингвистика. М.: Воениздат, 1973, с. 270—275.

realia — «вещественный», «действительный»), превратив­шееся (в русском и болгарском языках) под влиянием аналогичных лексических категорий в существительное женского рода. Им обозначают (главным образом в фи­лологических текстах) предмет, вещь, материально су­ществующую или существовавшую, нередко связывая по смыслу с понятием «жизнь»; например, «реалии европей­ской (общественной) жизни». Согласно словарным оп­ределениям, это «всякий предмет материальной культу­ры», «в классической грамматике разнообразные факто­ры... такие как государственное устройство данной стра­ны, история и культура данного народа, языковые кон­такты носителей данного языка и т. п. с точки зрения их отражения в данном языке», «предметы материальной культуры, служащие основой для номинативного значе­ния слова»'.

С другой стороны, в переводоведении термином «реа­лия» обозначают большей частью слова, называющие упомянутые предметы и понятия. В терминологии, свя­занной с реалиями, это далеко не единственное несоот­ветствие. О других терминологических расхождениях пойдет речь дальше (см. гл. 3), здесь же хочется уточ­нить только этот конкретный вопрос.

Реалия-предмет, даже в рамках страноведе­ния, имеет широкое значение, которое далеко не всегда укладывается в рамки реалии-слова, будучи элементом внеязыковой действительности (см. также ч. II, гл. 10); реалия-слово как элемент лексики данного языка представляет собой знак, при помощи которого такие предметы — их референты — могут получить свое язы­ковое обличие. По-видимому, чтобы внести ясность в этот вопрос, некоторые авторы2 стараются уточнить понятие, употребляя наряду с термином «реалия» и «реалия-слово».

На наш взгляд, термин «реалия» в значении «реалия-слово» достаточно укрепился в переводоведении (это не мешает ему существовать в предметном своем значении в других отраслях лингвистики), чтобы не уточнять его при каждом употреблении; так что в настоящей работе «реалия» — это везде только лексическая (или фразеоло-

1 См. СИС, ЭС, СЛТ, С-СЛТ. В. Д. Андреев, Б. И. Репин, В. Г. Гак и др.

гическая1) единица, а не обозначаемый ею объект (ре­ферент).

Отсутствие четкости в терминологии, употребляемой


переводчиками и теоретиками перевода, лингвистами и
лингвострановедами в отношении этого понятия, зыбкие
границы между реалией и «нереалией», между реалией
в переводоведении и реалией в литературоведении и
лингвистике, между реалиями и другими классами лек-.
сики требуют в первую очередь хотя бы приблизительно­
го выяснения содержания реалии как переводоведческо-
го термина. Удобнее всего такое ориентировочное уточне­
ние понятий начать с сопоставлений и проти­
вопоставлений. \
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница