Пресс-служба материалы сми



страница10/12
Дата10.05.2016
Размер0.7 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12

Девальвация-2012. К середине 2012 г. объемы импорта и экспорта могут сблизиться, посчитали в Центре развития Высшей школы экономики: это значит, что новому президенту сразу после инаугурации придется решать, как преподнести населению неизбежную девальвацию.


Ведомости

20.07.2011

Ольга Кувшинова

Объемы и экспорта, и импорта во II квартале превысили докризисный уровень. Однако импорт растет быстрее, и его темпы ускоряются до 43% во II квартале (32,6% во II квартале 2010 г.). Рост экспорта, напротив, замедляется (38,5% против 43,5% во II квартале 2010 г.; все цифры - к аналогичному периоду предыдущего года). Темпы роста импорта вряд ли упадут, полагает Сергей Пухов из Центра развития Высшей школы экономики: если в прошлом году их быстрое восстановление можно было списать на отложенный спрос и низкую базу, то сейчас импорт подпитывается оживлением кредитования и поведением потребителей, понявших, что при отстающих от инфляции депозитных ставках выгоднее вкладывать деньги в товары длительного потребления. В экспорте же две трети приходится на углеводороды, его стоимостные объемы в значительной степени определяются динамикой нефтяных цен, притом физические объемы и добычи, и экспорта сырья стагнируют.

Это значит, что при стабилизации нефтяных цен экспорт почти застынет, а импорт продолжит расти. При цене нефти в $105 (см. врез) сальдо счета текущих операций уже во II квартале снижается до уровня 1% ВВП (4,8% ВВП - в 2010 г.), за которым в IV квартале 2008 г. последовала девальвация. Компенсировать притоком капитала ослабление текущего счета не получается, считает Пухов: причины оттока - в отсутствии ясной политической программы, она появится не ранее второго полугодия 2012 г., но инвестпланы компании формируют, как правило, не в середине года. Сразу после инаугурации президенту предстоит решать задачу, как преподнести населению девальвацию рубля, заключает Пухов. Снижение же цен на нефть обернется новым валютным кризисом.

Тратить резервы, поддерживая курс, - лишь отсрочить неизбежное, продолжает он: «Нефть может стоить и $110, и $115, все равно мы в 2012 г. от этой проблемы не уходим, $140 за баррель лишь отодвигают ее на несколько лет». В отличие от 2008-2009 гг. девальвация-2012 может быть не плавной, а разовой на 10-20%, необходимых для выправления баланса, считает он: в тот раз нужно было поддержать банковскую систему, международная инвестиционная позиция которой достигала минус $130 млрд, а к началу июня 2011 г. сократилась до минус $24 млрд и продолжит уменьшаться. Но и разовая девальвация не решит принципиальную проблему, если дальше ничего не делать, рассуждает Пухов: «Пока не будет устойчивого притока инвестиций, повышения доли несырьевого экспорта, конкуренции в реальном секторе - будем получать перманентные девальвации каждые 2-3 года. Тут речь не о платежном балансе, а о пересмотре всей экономической политики. Пока слова говорятся правильные, а воз и ныне там».

По прогнозам Минэкономразвития, положительное сальдо счета текущих операций может быть исчерпано в 2012 г., но это если рубль начнет быстро укрепляться при притоке капитала (и невмешательстве ЦБ): тогда из-за ускоренного роста импорта счет текущих операций в 2011 г. может сократиться почти до $50 млрд (за полугодие 2011 г. он составил $57,6 млрд). В базовом варианте прогноза при среднем темпе роста импорта в 2011-2014 гг. на 15,5% (и его замедлении с 24% в 2011 г. до 12% в 2014 г.) и экспорта на 9,4% профицита торговли для баланса текущего счета становится недостаточно через три года.

Сценарий «перманентных девальваций» - одно из возможных следствий голландской болезни, говорит помощник президента Аркадий Дворкович. Модернизация была инициирована президентом как раз для того, чтобы от этой болезни излечиться, напоминает он. В 2012 г. при нормальном развитии событий в мире такой сценарий не реализуется, уверен он.

По расчетам Наталии Орловой из Альфа-банка, уровень бездефицитности для счета текущих операций в 2011 г. - $80 за баррель, в 2012 г. - $95 при росте импорта на 15% и экономики - на 2,5%. «Если ВВП растет быстрее, то и импорт тоже, а цена нефти для баланса текущего счета повышается», - уточняет она. Чтобы он оставался профицитным до 2015 г., цена нефти должна превышать $130, говорит Орлова: «В ближайшие три года нам действительно грозит повторение сценария-2008». Проблему усугубляет высокая инфляция, продолжает она: эффект девальвации, цель которой - повысить конкурентоспособность местного производства, быстро сходит на нет и импорт начинает расти снова, как это и произошло в 2010-2011 гг. Сценарий перманентных девальваций вполне реален, согласна она с Пуховым.

В среднесрочной перспективе рубль каждый год будет слабее, чем в предыдущий, и это определяется тем, что инфляция по сравнению с другими странами остается высокой, говорит Александр Морозов из HSBC: «Происходит быстрое укрепление реального эффективного курса рубля, что и является основной причиной опережающего роста импорта». Но при высоких ценах на нефть валютного кризиса, а уж тем более ситуации, аналогичной кризису осени 2008 г., быть не может, указывает Морозов: «Может быть коррекция курса процентов на 10». По его расчетам, критический уровень сальдо текущего счета, при котором рубль будет ослабевать, - $10 млрд за квартал: «До этого уровня оно может снизиться уже в III квартале, поэтому ослабления рубля я жду не в 2012 г., а уже в августе-сентябре».


Прогноз по сальдо

При средней цене нефти в $105 в 2012 г. объем экспорта составит порядка $530 млрд, импорта - достигнет $450 млрд (рост на 30%), подсчитал Пухов. Отрицательный вклад неторгового сальдо (услуги, оплата труда, доходы и текущие трансферты) превысит $100 млрд (рост примерно на 15% против 30% в первом полугодии 2011 г.).


От сырьевой зависимости страну спасет только катастрофа. Власти намеренно консервируют нефтяную эйфорию


Независимая газета

20.07.2011

Анастасия Башкатова

Специалисты Высшей школы экономики (ВШЭ) поставили крест на экономической политике властей. Правительство не преодолело нефтяную зависимость, а, наоборот, законсервировало ее. Импорт растет, инвестиции падают, капиталы утекают, инфляция достигает критических размеров. Судя по всему, в таких условиях только новый кризис или катастрофа способны вылечить Россию от нефтяной эйфории.

Вчера экспертное сообщество практически впервые публично объявило руководству страны о своем разочаровании в провозглашенной властями модернизации и диверсификации. Специалисты из Центра развития ВШЭ, которые еженедельно публиковали бюллетень "Новый курс" под редакцией директора по макроэкономическим исследованиям ВШЭ Сергея Алексашенко, пришли к выводу, что никакого "Нового курса" нет и не было. "Полтора года назад... мы почти поверили, что власть усвоила уроки кризиса и готова провозгласить "Новый курс", который со временем позволил бы преодолеть такие системные слабости российской экономики, как чрезмерная зависимость от мировой конъюнктуры нефтяного рынка, неконкурентоспособность, хронически высокая инфляция, задавленная конкуренция, высокие транзакционные издержки и низкое качество госуслуг, - пишут экономисты. - Мы изо всех сил старались найти ростки нового, индикаторы перемен. Но сегодня вынуждены признать: наши надежды не оправдались".

Самым главным поводом для разочарования стал проект Основных направлений бюджетной политики на 2012-2014 годы.

Доля нефтегазовых доходов заложена в нем на уровне 43-47%, что сопоставимо с докризисными показателями и свидетельствует о критической зависимости бюджета от волатильного рынка нефти. Правительство не планирует слезать с нефтяной иглы еще как минимум три года. Более того, власть на сырьевые доходы очень даже рассчитывает. Именно за счет них страна будет укреплять свою оборону и безопасность, наращивая расходы на нее с 25% в 2011 году до 33% в 2014-м. При этом образование, здравоохранение, наука, культура, инфраструктура будут получать из бюджета с каждым годом все меньше средств, вложения в человеческий капитал будут неуклонно сокращаться, замечают в ВШЭ.

Еще один фактор риска состоит в том, что "слабо восстанавливающийся после кризиса внутренний спрос целиком компенсируется ростом импорта, который расширяется невиданными до сих пор темпами - более 40% год к году". Такие объемы импорта уже сейчас превышают докризисные уровни. "А это значит, что замедление роста мировых цен на нефть неизбежно обернется для нашей страны новым валютным кризисом, - предупреждают в ВШЭ. - И все это - на фоне высочайшей по мировым меркам инфляции, превышающей 9% за год".

В таком положении дел виновато именно руководство страны, считают специалисты ВШЭ. Экспертное сообщество делало все возможное, чтобы убедить чиновников в опасности нефтяной эйфории, когда кажется, что нефтью можно залить любые дыры в бюджете. Много говорилось о необходимости стимулировать инвестиции и конкуренцию, повышать качество институтов. Власть соглашалась с этими выводами, но ничего не меняла. "Она консервирует старую, неэффективную экономику, в которой самым прибыльным бизнесом является распил, а единственно верной стратегией - игра в короткую", - считают экономисты. В таких условиях назревает конфликт между властью и той прослойкой общества, которая могла бы стать субъектом модернизации, - молодежью, бизнесом, интеллектуалами. Этот конфликт чреват либо бунтом и революцией, либо масштабной волной эмиграции. Не секрет, что уже сегодня 50% молодежи и 50% бизнесменов готовы на время или навсегда уехать из России.

"Консервация сложившейся ситуации связана с благоприятными внешними условиями, которые не способствуют поиску других решений возникающих проблем и недовольств, - пояснила исполнительный директор Центра развития Наталья Акиндинова. - К сожалению, выход из тупика возможен только через новый кризис". Потому что политической воли до сих пор нет. Кризис может быть самого разного рода - платежного баланса, бюджетный или, например, техногенный. "Хроническое недоинвестирование жизненно важных объектов со временем только нарастает", - говорит Акиндинова. Возможен демографический кризис, когда экономически активное население сократится настолько, что не сможет обеспечивать пенсионеров.

Однако некоторые эксперты "НГ" уточнили: "Из отсутствия видимых изменений в структуре экспорта еще не следует вывод о том, что руководство страны отказалось от модернизации". Как замечает замначальника управления маркетинга Русь-Банка Роман Глазов, модернизация - процесс небыстрый.

Позитивные сдвиги в плане диверсификации экономики и снижения зависимости от импорта все же есть, добавляет гендиректор группы "Развитие" Виктор Кухарский: "В последние годы наблюдаются серьезные инвестиции в повышение продовольственной безопасности РФ, особенно в животноводство". Однако в целом, конечно, правительство скорее озабочено политическим строительством, чем полноценной диверсификацией. Отсюда всем известные "экономико-деспотические подвижки": "колоссальные вливания в знаковые проекты - "Сколково", саммит АТЭС во Владивостоке, Олимпиада, а также в повышение зарплат и пенсий".

Гендиректор компании "ФинЭкспертиза" Агван Микаелян добавляет: мы сегодня действительно "нефть меняем на еду", и если спрос на сырье упадет, то в России неизбежно случится валютный кризис. Драйверы роста - строительство и сельское хозяйство - в России не заработали. Однако это вовсе не значит, что надо отказаться от расходов на оборону, добавляет эксперт.

Оборона важна для страны так же, как аграрный сектор или здравоохранение и образование. Необходим баланс бюджетных расходов. Но будет ли на то политическая воля - уже вопрос.


1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница