Предупреждение: опечатки. На оригинальность не претендую: перечитала все фанфики «Волдеморт-отец Гарри», до которых дотянулись загребущие ручки, и кроме указанных источников возможны другие реминисценции



страница1/4
Дата01.11.2016
Размер0.73 Mb.
  1   2   3   4
ТЕМНЫЙ ПРИНЦ. Часть 1: По ту сторону тьмы

На написание своей версии этих событий меня вдохновили невероятные, потрясающие работы Геккон «Становление тьмы», Kurinoone «The Darkness Within» и Project Dark Overlord «A Shattered Prophecy». Мне очень понравилась идея Волдеморта как приемного отца Гарри, и я не удержалась. Перед вами мое видение того, как сложилась бы судьба магического мира, если бы появился маг, раскрывающий потенциал окружающих, наделенный не только силой, но и честью, благородством и несгибаемой волей.

Предупреждение: ОПЕЧАТКИ. На оригинальность не претендую: перечитала все фанфики «Волдеморт-отец Гарри», до которых дотянулись загребущие ручки, и кроме указанных источников возможны другие реминисценции. Бессовестным образом искажены данные канона. Присутствует упоминание педофилии и насилия (Пролог). Невероятно сильный Гарри, но не считаю это Марти-Сью, потому что не понимаю, как не представляющий собой ничего в плане могущества подросток может оказаться ключевой фигурой в войне. Идеалистический взгляд.
Пролог

Quod tibi fieri non vis, altĕri ne feceris.

Чего не хочешь для себя, не делай другому.

Пинок ногой привел его в чувства. Уже привычная ноющая боль в ребрах вспыхнула с новой силой. Зеленые глаза распахнулись в агонии.

- Вставай, урод! Наконец-то ты принесешь хоть какую-то пользу, - брезгливо бросил знакомый мужской голос, и грозная тень исчезла, хлопнув дверью чулана.

Преодолев сопротивление непослушного тела, мальчик осторожно встал на ноги. Ему удалось удержать равновесие и сделать несколько шагов. За те несколько дней (он потерял им счет), в течение которых он был заперт в чулане, его травмы подзажили; пожалуй, голод и жажда, только распаляемые жалкими крохами, которые просовывали ему под дверь, стоили отсутствия побоев и издевательств большого мужчины и его сына. Вернон и Дадли. Было довольно просто разобраться в их несдержанных разговорах. Крупинки информации помогали иногда избежать нового наказания. Высокая женщина, Петуния, была наименее опасной из них. Она предпочитала игнорировать его существование.

Дверь с грохотом распахнулась, едва не опрокинув его на пол. Громадная тень снова нависла над ним.

- Ты, урод, немедленно отправляйся в ванную. Смотри, не задерживайся там, быстро избавься от грязи. Ты должен быть чистым.

Мальчик покорно последовал в ванную, напряженно ожидая удара. Его не последовало. Мужчина с какой-то странной задумчивостью впился в него взглядом…

Странно. Почему он не ударил меня? И ванная.… С каких пор ему позволено пользоваться ванной?

Мальчик внутренне подобрался, готовясь к неприятностям.


Здоровяк привез его в какой-то обшарпанный маленький домик и завел внутрь.

Худощавый, покрытый шрамами мужчина с полубезумным взглядом тотчас уставился на него. В этих глазах мальчик прочел обещание мучительной боли, издевательств и… жажду. Этот огонь испугал его до дрожи. С побоями он смирился уже давно, привык к ним, но это было что-то другое.

Здоровяк ожесточенно спорил с чужаком. Сквозь ватный кокон паники мальчик разобрал несколько слов: «нетронут», «найду другого покупателя», «да, делай с ним, что хочешь».

Жгучие глаза снова впились в него. Дрожь стала сильнее, когда губы мужчины растянула предвкушающая улыбка. Он коротко буркнул «согласен», и его жесткие руки впились в плечи мальчика, вырывая его из захвата здоровяка.

- Могу я остаться? – довольно спросил тот.

- Валяй. Что, еле удержался сам? – неприятный смешок.

- Не стал портить товар. Я смогу получить свое после.

Покупатель мерзко ухмыльнулся в ответ. Он подхватил маленькое тело и швырнул его на кровать. Мальчик замер в панике.

Мужчина лихорадочно рванул пряжку ремня, срывая с себя брюки, и его пальцы впились в бедра мальчика, освобождая его от одежды.

Осознание невозможного, немыслимого опалило разум ребенка. «Нет!», - кричало все его естество. Он бросил умоляющий взгляд на здоровяка – тот был злом известным, уже привычным. И внезапно весь мир раскололся: глаза большого мужчины горели огнем предвкушения, обещая, что когда «покупатель» закончит, он, Вернон, сотворит с ним еще и не такое.

Когда жесткие руки грубо раздвинули его ягодицы, мальчик не выдержал и закричал. Отчаяние, боль заполнили комнату, пахнуло холодом, и насильника отбросило от хрупкого тела. Темно-багровое сияние окутало ребенка, постепенно впитываясь в кожу. Ошеломленные мужчины поднялись с колен, на которые их швырнула волна.

Мальчик встал с кровати, и при взгляде на него мужчины содрогнулись. Черты лица утончились, сделав ребенка похожим на небесного ангела, черные волосы с одинокой светлой прядкой плащом укутали хрупкую фигурку, губы исказила холодная усмешка, а глаза.… В черных глазах горело опасное пламя.

Мальчик плавно скользнул к насильнику, и хрупкая ладонь почти ласково легла на его грудь. Тихий хруст и болезненный стон. Черноволосый ангел мечтательно рассматривает затихающий комочек плоти в своей руке. Его взгляд перемещается на второго мужчину, обещая, что умирать он будет долго, мучительно долго. Ласковая улыбка на детский губах – последнее, что увидел Вернон прежде, чем его ослепила боль.

Глава 1. Лорд Волдеморт
Diabŏlus non est tam ater, ac pingĭtur.

Не такой страшный черт, как его изображают

Лорд Волдеморт резко поднялся с кресла, останавливая на полуслове свою самую преданную слугу – Беллатрикс Лейстранж. Та ошеломленно замолчала. Темный Лорд еще на мгновение замер, прислушиваясь к отголоскам магии, и быстро зашагал к выходу, позволив той следовать за ним. Сконцентрироваться на магическом следе оказалось не сложно – давно он не встречал ничего похожего.

Аппарировав, он брезгливо огляделся. Маггловский район, обшарпанный и захудалый. Что здесь забыл такой невероятно сильный маг? Хотя… выброс был мощным, но каким-то… неконтролируемым? Неужели недоучка?

- Что это могло быть, мой Лорд? – раздался робкий голос Беллатрикс.

- Не знаю, Белла. Но этот маг нужен мне, - отстраненно ответил он, медленно шагая вдоль улицы.

Внимание женщины привлекла хрупкая фигура у покосившегося забора одной из лачуг. Под пристальным взглядом Лорда она неуверенно шагнула к ребенку. Зеленые глаза тут же испытующе уставились на нее.

- Привет, малыш. Как тебя зовут? – она присела на корточки возле мальчика. Он был закутан в рваные тряпки, и только роскошная грива волос да ясные глаза говорили о том, что это не обычный бродяжка.

- Белла, проверь дом, - под властью озарения пробормотал Лорд.

Женщина разочаровано взглянула на ребенка и, не удержавшись, протянула руку взъерошить ему волосы.

Мальчик мгновенно отшатнулся, вскакивая на ноги. Глаза его потемнели, в воздухе повеяло холодом.

- Иди, - повелительно шепнул Лорд Волдеморт, не отводя взгляда от мальчишки. Женщина послушно направилась к зданию.

Красные глаза неотрывно уставились в зеленые.

Лорд Волдеморт внимательно смотрел на ребенка перед ним. Он сделал осторожный шаг вперед и увидел, что изумрудная глубина потемнела, заклубилась чернотой.

- Если я коснусь тебя, ты атакуешь? - вкрадчиво поинтересовался Темный Лорд.

- Да, - спокойно прозвенел детский голос.

- Ты не напал на Беллу потому, что…

- Женщины не причиняли мне боли, - все тот же безразличный тон.

- Ты пойдешь со мной?

- Зачем? – ни тени эмоций.

- Тебе нужен дом, еде, одежда. Я могу дать это.

Губы ребенка изогнулись в усмешке:

- Зачем это тебе?

- Мне жаль тебя. Я хочу помочь.

- Ложь.

- Ты очень силен. Мне нужны такие слуги…



- Ты могущественен, я чувствую. Значит, слуг у тебя столько, сколько ты пожелаешь. Правду. Скажи правду, я почувствую ложь.

- Мне нужен Наследник. Ты был бы идеальным вариантом, - со вздохом признался Темный Лорд, впервые за много лет вынужденный говорить искренне.

- Какие у меня гарантии, что ты будешь относиться ко мне лучше, чем тот, другой.

- Я назову тебя своим сыном, наследником, значит, ты будешь нужен мне сильным, независимым и лояльным ко мне.

- Ты хочешь назвать меня сыном. И ты не солгал. Хорошо, - кивнул мальчик и плавно скользнул к нему.

- Прежде чем мы отправимся домой, ребенок, мне нужно знать, кому отомстить за свои страдания.

- Я мщу за себя сам. Одному я вырвал сердце, второму лишь сторицей вернул его заботу – он умер от многочисленных травм или, скорее от боли, я думаю.

Ошеломленный вздох заставил мужчину и ребенка обернуться. Шокированная Беллатрикс замерла в нескольких шагах от них.

- Пойдем домой, - спокойно сказал Темный Лорд, протягивая руку ребенку. Хрупкая ладонь уверенно легла в нее, и тонкие аристократические пальцы осторожно обхватили руку мальчика. Но почему-то в этом жесте не было превосходства или власти над слабейшим, обе фигуры излучали силу и достоинство. Они исчезли с тихим хлопком.

- Я изменился? – безразлично поинтересовался мальчик, скользя взглядом по просторному залу Риддл-мэйнора.

- Прости? – переспросил Волдеморт, вновь концентрируя все внимание на ребенке.

- Ее удивили или мои слова, или поступки, или реакция на них. Значит, мое поведение отличается от общепринятого. Почему?

- Я почти уверен, что шок вызвал произвольное вступление в Наследие. Маг, достигая пика своего контроля над силой, обычно пробуждает память крови, магию рода, если хочешь. Обычно это происходит лет в 17 и, разумеется, лишь у чистокровных или полукровок из очень могущественного рода. Тогда же резко возрастают способности к беспалочковой, невербальной и магии крови, а вместе с тем переходят и кое-какие знания.

- Теперь понятно, почему меня не удивляют мои возможности. Но ты собирался усыновить меня. Это не введет меня в твой род?

- И да, и нет. Ты получишь защиту, возможности и знания моего рода, но это не лишит тебя связи с твоим Наследием, биологическими родителями. Я легко могу узнать, кто они.

- Не стóит. Если они мертвы, то это не имеет значения. А если живы… Я не был нужен им тогда, сейчас они не нужны мне.

- Что ж, давай превратим этот день в твой День Рождения, малыш.
Ритуальный зал тускло блестел в неровном свете свечей. Лорд Волдеморт рассек кожу на ладони, давая силу своим словам:

- Я, Томас Марволо Риддл, наследник Слизерина, Лорд Волдеморт, принимаю тебя в род своим сыном Дэймоном Марволо Риддлом, наследником Слизерина, наследником Темного Лорда. Пусть кровь моя станет твоей кровью, наследие – твоим наследием.

Алые капли наполнили древний золотой кубок и Волдеморт залечил рану. Он поднес его к губам мальчика. Тот послушно сделал глоток. В воздухе пахнуло холодом его наследия, затем кубок в руках ребенка вспыхнул золотым светом, и сгусток магической энергии впитался в кожу мальчика. Новая кровь была принята.
Лорд Волдеморт осторожно нес сына в дальнее крыло замка, куда позволено было ступать лишь немногим. Белла молчаливой тенью следовала за ним.

Распахнув дверь в гостевые покои, столь долго пустовавшие, он поставил ребенка на пол.

- Это твоя комната, Дэймон. Тебе пока что небезопасно бродить по всему замку – ты не готов к встрече с моими слугами. Я прикажу домовикам принести сюда книги, так что скучать тебе не придется. Я постараюсь проводить побольше времени с тобой, сын, но не всегда будет такая возможность.

- Отец, - несмело шепнул Дэймон, - я не… я не умею читать.

Лорд Волдеморт устало опустился в кресло у камина. Он планировал сегодня собрание Упивающихся…. Его отсутствующий взгляд зацепился за темную фигуру в дверях.

- Белла, дорогая, - постарался он подсластить горькую пилюлю безжалостной убийце, - позаботься об этом, ладно?

Он успокаивающе улыбнулся сыну и, пообещав заглянуть вечером, исчез за дверью.
Через несколько часов, уставший и вымотанный, Волдеморт стремительным шагом влетел в комнату сына. И замер, пораженный. Громадные стеллажи книг застыли вдоль стен. Широкая кровать, застеленная темно-зеленым покрывалом, на которой беспечно развалился мальчик, уткнувшись в какой-то древний фолиант.

Беллатрикс Лейстранж с убитым видом изучала кончики своих ногтей, рассевшись на письменном столе.

Она подняла взгляд на своего Лорда, но вставать не спешила и лишь молча указала на кресло. Темный Лорд нахмурился, затем запихнул мысль о нарушении субординации в глубины сознания и устало опустился на мягкое сидение.

- Я думал, он не умеет читать, - тихо заметил он.

- Да, не умеет. По-английски. Когда домовики спешно перетаскивали сюда из библиотеки стеллажи с базовой литературой, ребенок вцепился в эту книгу и сообщил, что понимает написанное в ней. Я открыла – древние руны. Заинтересовалась и показала английский текст. Дэймон выдал, что чем-то похоже на «понятное письмо», и углубился в фолиант… Мой Лорд, завтра я начну учить его, но… Мой Лорд, обучение детей – не мой профиль, - выпалила брюнетка, и ее синие глаза на мгновение вспыхнули безумием.

- Я не собирался делать из тебя няньку, Белла. Мой сын похож на нас с тобой куда больше, чем на обычного пятилетнего малыша.


- Дэймон, - Волдеморт осторожно присел на край кровати, стараясь не испугать сына.

Зеленый глаза мгновенно впились в него с напряженной сосредоточенностью, затем мальчик ощутимо расслабился.

- Сын, я хотел бы проводить с тобой побольше времени, но это не в моей власти. Твоим учителем пока будет Белла, но я настаиваю на совместных завтраках, после которых мы сможем пару часов поболтать.

- Я понимаю, отец, - серьезно кивнул ребенок, - я не доставлю хлопот Белле.

Темный Лорд довольно усмехнулся. Его представление о характере своего сына было верным.

- А теперь почему бы тебе не рассказать о том, что интересного ты почерпнул из этой книги?

Лицо ребенка отразило его собственную усмешку.

- Ну, единороги – волшебные существа. Очень часто их считают символами чистоты, невинности, благородства, истины. Необычайно сильны. Их кровь обладает удивительными свойствами, но только добровольно отданная кровь идет во благо. Убывший же единорога будет проклят. Существует также легенда о том, что слезы единорога превращаются в магические кристаллы, обладающие удивительной силой…


Глава 2. Концепция преданности

Do, ut des; facio, ut facias.

Я даю, чтобы ты дал; я делаю, чтобы ты делал.

(Формула римского гражданского права,

определяющая отношения

между работником и работодателем).

Дэймон резко открыл глаза, вынырнув из глубины кошмара. Он оглядел роскошную комнату, которую теперь мог считать своей. Отец.… У него появился отец, наставник, тот, кому его судьба не безразлична. Мальчик знал, что это самое ценное из того, что было когда-то в его жизни. Отец. Он не хотел знать ничего о своих настоящих, нет, просто биологических родителях. Он знал, кто отныне – его семья.

Робкое существо у его кровати что-то пискнуло вновь. «Домовой эльф», - припомнил Дэймон слова синеглазой убийцы. Ее хищная, жестокая натура проявлялась во всех ее движениях, мягких, плавных, как у пантеры.

- Хозяин приказал Толли позвать молодого господина к столу, сэр, - нескладное тело буквально тряслось от едва сдерживаемого ужаса.

- Спасибо, Толли, - мягко улыбнулся мальчик, вгоняя домовика в шок своей благодарностью. Но глаза ребенка оставались холодными, непроницаемыми. Любовь и уважение раба к своему господину – лишь еще одна гарантия его лояльности. Необходимо будет обсудить это с отцом.

Завтрак. Ребенок быстро вскочил с кровати и, подойдя к гардеробу, вытянул простую темно-зеленую мантию. Белла вчера потратила много времени, объясняя ему особенности одежды магов. Он едва сдерживал себя от хихиканья, глядя на обреченную покорность и раздражение, смешавшиеся в ее глазах. Определенно, общение с ним не доставляло ей удовольствия.

Одевшись, Дэймон растерянно посмотрел на дверь. Он не имел ни малейшего понятия, где находится столовая. Его глаза остановились на домовике, который заканчивал наводить порядок в комнате. Дэймон ненавидел быть беспомощным.

- Толли, проводи меня, пожалуйста, к отцу, - спокойно произнес он.

Домовик испуганно дернулся, но покорно засеменил к двери, тихо шепча:

- Молодой господин следовать за Толли, сэр. Толли будет рад помочь молодому хозяину.


Шагая по темным коридорам, Дэймон сосредоточенно озирался по сторонам. Ему как можно скорее необходимо было научиться ориентироваться в доме его отца, его доме.

Когда домовик почтительно распахнул перед ним резную деревянную дверь и замер на пороге, Дэймон коротко кивнул ему: «Спасибо» - и шагнул к столу.

Темный Лорд с удивлением поднял на него красные глаза.

- Доброе утро, отец, - учтиво поздоровался мальчик, опускаясь на стул рядом с ним.

- Доброе утро, Дэймон, - кивнул тот. – Не хочешь объяснить?.. – вкрадчиво добавил он.

Мальчик окинул взглядом столовую, убеждаясь в отсутствии других живых существ, и тихо прошептал:

- Отец, пара ласковых слов – и домовик с радостью отдаст жизнь за меня, - он стер пренебрежительную усмешку с лица Темного Лорда, жестом попросив его дослушать, - он обязан выполнять мои приказы и защищать меня, но.… Если он будет искренне заботиться обо мне, то не допустит никакой, даже случайной угрозы, будет совершать невозможное, пытаясь угодить мне.

Мальчик замер, пока Волдеморт испытующе смотрел ему в глаза. Ирония ситуация заставила губы обоих скривиться в усмешке: ребенок объяснял Темному Лорду основы преданности. Мужчина на мгновение опустил веки.

- Я обдумаю твои слова, сын, - серьезно кивнул он мальчику, поднося кубок с вином к губам. Дэймон довольно улыбнулся. Отец признал его право на собственное мнение и пообещал с ним считаться. Это было гораздо больше того, на что он рассчитывал.

Мальчик переключил внимание на элегантные манеры отца, стараясь тщательно скопировать их.

Внезапно дверь столовой распахнулась, и тихий шелест заставил Дэймона обернуться.

- Нагини, - раздалось рядом шипящее, недовольное замечание отца.

- У хозяина есть детеныш, а я узззнаю об этом поссследней, - возмущенно прошипела громадная змея, стремительно приближаясь к столу. Желтые глаза с вертикальным зрачком скользнули по фигуре ребенка. Змея подняла голову, распрямляя мощные кольца своего тела, и заглянула в лицо мальчика.

- Ссильный, - прошипела она, - у вассс сильный и сссмелый наследник, хозяин.

- Сспассибо, Нагини, - тихо ответил Дэймон, заворожено любуясь ее блестящей темно-зеленой чешуей.

Голова змеи дернулась, затем та вновь внимательно осмотрела его.

- Ты умеешь говорить, змеенышшш? – прошипела она. – Значит, ты унассследовал этот дар от своего отца, - она на мгновение повернула голову к Лорду. – От тебя не пахнет страхом, детенышшш, только сильным волнением и любопытссством. Чего ты хочешшшь?

- А можно… можно тебя погладить? – взволнованно выпалил Дэймон. Нагини замерла на мгновение. Тихий смех Темного Лорда заставил ее еще раз взглянуть на него и ответить:

- Конечно, детеныш.

Дэймон нетерпеливо отодвинул стул и его хрупкие ладони опустились на гладкую, прохладную чешую гигантской змеи, скользнули по темным узорам на массивном теле ближе и ближе к голове с острыми белыми клыками и прикрытыми от удовольствия желтыми глазами.


- Думаю, ты можешь гулять по замку, когда Нагини тебя сопровождает, - вздохнул отец. – Тебе действительно необходимо научиться ориентироваться в запутанных лабиринтах древних строений. Нагини способна почуять людей и убережет тебя от нежелательных встреч.

У двери раздался приглушенный изумленный вздох. Дэймон обернулся и встретился взглядом с распахнутыми от шока глазами Беллатрикс Лейстранж. Она неотрывно смотрела на массивное тело гигантской змеи, которое обернулось вокруг кресла мальчика, а устрашающая пасть с ядовитыми клыками качнулась к уху ребенка, тихо шипя: «Ох уж эти людишшшки». Он улыбнулся в ответ.

Смех Темного Лорда привел Беллу в чувство. Волдеморт смеялся весело, искренне. Дэймон посмотрел на отца. Ему нравился этот смех.
Глава 3. Белла

Tabŭla rasa.

Чистая доска.

Проклиная все на свете, Беллатрикс Лейстранж обреченно шагнула в комнату маленького недоразумения. Громоздкий сверток – результат ее набега на магазины Косого переулка – больно стукнул ее по ноге. Женщина раздраженно зашипела. Ее личное наказание в безмятежной позе раскинулось на кровати, в руках – вчерашний толстый том рунического текста. Она до сих пор ненавидела это письмо. Оно требовало терпения и концентрации для понимания, которыми темпераментная Упивающаяся не обладала. Она приблизилась к кровати и поняла, что расслабленная поза была лишь игрой. Напряженный взгляд зеленых с черными искрами глаз следил за каждым ее движением.

- Темный Лорд поручил мне обучать те… вас, - сухо напомнила она.

Мальчишка подобрался и захлопнул книгу.

- Я готов, - и вновь внимательный, настороженный взгляд.

Беллатрикс глубоко вздохнула, пытаясь успокоить бурю возмущения и раздражения в своей груди. Она вытряхнула гору покупок на кровать, выудила волшебную азбуку и швырнула ребенку. Тот легко поймал ее, не отрывая глаз от Беллатрикс. Та про себя порадовалась, что хоть координация у маленького чудовища отменная, и ей не придется иметь дело с неуклюжим увальнем. А уж обучать такого неумеху дуэлингу было бы просто пыткой. Белла встряхнула черными локонами, отгоняя саму мысль о том, что ее роль няньки продлится столь долго, что обучение недоросля магическому бою также повиснет на ней. Нет, нет, нет!

Она поискала взглядом объект своих размышлений. Недоразумение уже сумело разобраться с перьями и чернилами и что-то с умным видом карябало на пергаменте под заунывное бубнение букваря. Беллатрикс вздохнула с облегчением. Похоже, какое-то время ее доставать не будут.


Два часа спустя тихий шум отвлек Упивающуюся от бессмысленного созерцания облаков. Тихая тень прошмыгнула мимо нее к книжным стеллажам, зашуршали перелистываемые страницы. Ребенок сжимал в руках очередной древний фолиант и безмолвно шевелил губами, скользя взглядом по строчкам.

- Эй… Дэймон, - выдавила Беллатрикс, - я принесла подходящие книги для т… вас.

Изумрудные глаза на мгновение удивленно вспыхнули, затем ребенок покорно отложил «Секреты анимагии» и ожидающе застыл в двух шагах от кровати. Беллатрикс тихо фыркнула: обороты речи автора сего шедевра иногда запутывали ее саму, а мальчишка… Она протянула ему книжечку в пестрой, раздражающей глаза обложке. Тот поморщился, но учебник для чтения взял… лишь для того, чтобы через две минуты сосредоточенного листания отшвырнуть с недоумением и вновь вцепиться в «Секреты анимагии».

Вся с таким трудом сдерживаемая злость смела остатки самосохранения, и Беллатрикс в ярости выплеснула на книжку ярость беспалочковой магии:

- Seco! Incendio!

Листы с яркими карикатурными картинками взметнулись в разные стороны, почти мгновенно вспыхнув синим огнем.

Упивающаяся довольно расслабилась, затем резко обернулась на тихий всхлип за ее спиной. Господин убьет ее. Она запугала мальчишку. Господин… Темно-синие глаза впились в расширенные от ужаса зрачки ребенка. Белла приготовилась убеждать мальчишку, что не причинит ему вреда и… Ребенок смеялся. Счастливо, беззаботно, восторженно смеялся. Он подхватил с кровати еще одно творение в пестрой обложке и швырнул его на пол обгоревшему пятну на зеленом ковре.

Хрупкая ручка вытянулась вперед:

- Seco!

Цветные обрывки вихрем взметнулись от ржущего проклятия. Смех ребенка стал довольным, в нем слышалось наслаждение собственной силой.



- Incendio!

Обрывки бумаги вспыхнули и рассыпались пеплом. Ребенок вопрошающе повернулся к Беллатрикс. В его глазах она прочла отражение собственного безумия.

Медленно, очень медленно женщина опустилась на одно колено и склонила голову:

- Вы были великолепны, мой Принц.

- Спасибо, Белла, - мягко улыбнулся ребенок, поднимая ее. – Теперь я понимаю, зачем ты притащила все эти литературные шедевры. Мне не терпится опробовать на них что-то еще.

Мальчик деловито начал ковыряться в куче детских книг и развивающих игр, не замечая взгляда его новой подруги.

Беллатрикс Лейстранж зачарованно смотрела на него и видела перед собой не надоедливого ребенка, а сына Темного Лорда, могущественного, жесткого и в то же время испепеляющее искреннего. Синие глаза на мгновение вспыхнули, когда безжалостная убийца осознала, что душа ее раскололась. Отныне ее преданность принадлежит двоим: отцу и сыну, Темному Лорду и его Наследнику.

***


Год спустя
Беллатрикс бесшумной тенью проскользнула в темную комнату. Бесформенный комок одеял подсказал ей, что владелец кровати еще сладко спит. Она осторожно потянула шелковую ткань, тихо прошептав:

- Доброе утро, мой Принц. С Днем Рождения…

И осеклась.

Свернувшись клубком, на постели уютно расположилась громадная змея. Ее желтые глаза презрительно уставились на нарушительницу покоя.

Беллатрикс хотела оглянуться и вдруг почувствовала на своем животе смертоносный холод стали.

- Дэймон. Я же просил тебя называть меня Дэймоном, Белла.

Тонкий кинжал исчез в широком рукаве темно-зеленой, почти черной мантии говорившего. Глубокий капюшон соскользнул с темных волос, открывая совсем юное лицо. Но в изумрудных глазах горела совсем не детская жесткость и сосредоточенность. Мальчик встряхнул головой, на мгновение среди темных локоном блеснуло серебро и легким инеем рассыпалось по черным прядям.

Беллатрикс заворожено замерла, упиваясь красотой, опасной красотой воспитанника. Он был прекрасен, как острый клинок, и столь же опасен. Белла вытянула из кармана багровый бархатный футляр и, опустившись на одно колено, протянула его тому, кого называла своим Принцем.

- С Днем Рождения, м… Дэймон.

Тонкая рука быстрым и точным движением подхватила коробку, но женщина успела заметить вспышку защитных чар на детских ладонях.

Ее воспитанник был достоин подарка. Сегодня он сумел подкрасться незамеченным к ней самой и не утратил осторожности, принимая дар.

Дэймон открыл тяжелую крышку, и в его глазах вспыхнуло восхищение. Покрытые рунами кинжалы черненой стали. Работа гоблинов, ее ни с чем не перепутаешь.

- Такая сталь способна отражать заклинания, Дэймон. Ты же знаешь, я не люблю полагаться только на магию. Кинжал в рукаве никому не помешает.

- Спасибо, Белла, - искренне поблагодарил Дэймон, - это очень ценный дар.


  1   2   3   4


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница