Представления об искренности и доверчивости в русской лингвокультуре на материале фразеологизмов с компонентом



Дата11.11.2016
Размер42.6 Kb.
Представления об искренности и доверчивости в русской лингвокультуре на материале фразеологизмов с компонентом «душа»

Осипович Екатерина Викторовна

Студентка МГУ им. М. В. Ломоносова, Москва, Россия
В данном исследовании на примере фразеологизмов с компонентом «душа» мы рассматриваем соотношение концепта искренности с понятием доверчивости, сложившееся в русской лингвокультуре. Исследование проводилось на материале современных текстов, взятых из русского корпуса текстов.

Как показал анализ, большая часть фразеологизмов, отражающих представление об искренности в русском лингвокультурном пространстве, включает в себя именно компонент «душа».

В ряде фразеологизмов душа метафорически уподобляется одежде («душа нараспашку», «распахнуть/распахивать душу», «вывернуть/выворачивать душу (наизнанку)»). Для данных единиц открытость представляется двухсторонней: она подразумевает не только откровенность, но и проницаемость для внешнего мира, следствием которой является подверженность внешним воздействиям, ранимость по причине незащищенности распахнутой души. Именно поэтому в глубинной структуре этих фразеологизмов заложено представление о зачастую излишней доверчивости, приводящей к нападениям со стороны окружающих и к негативным последствиям для обладателя такой черты характера как чистосердечность: «Напомним слова Яго: “Я буду носить сердце на рукаве на расклевание галкам” (I, 1, 64), то естьесли бы я ходил с душой нараспашку, меня заклевал бы любой глупец». - [М. М. Морозов. О динамике созданных Шекспиром образов (1947)]. Это наиболее характерно для трех вышеперечисленных фразеологизмов, связанных с костюмным кодом, потому что именно в них четче всего проступает представление о незащищенности, сопутствующей откровенности. Однако следует отметить, что в таких случаях неодобрение обычно направлено не на того, кто распахивает душу, а на того, кто «нападает» на него. Тем не менее, изредка неодобрительно оценивается именно обладатель такой черты характера как чистосердечность, что объясняется негативным отношением к нему говорящего, а не прямодушием как таковым: «Ну вот, опять у этого гнилого интеллигента душа нараспашку, сейф не заперт, на столе разбросаны бумаги, входи и смотри». [Валентин Бережков. Рядом со Сталиным (1998)]. Таким образом, негативная оценка открытости и искренности не заложена в самом фразеологизме, она может содержаться только в контексте.

Примеров с фразеологизмами «с открытой душой», «открыть/раскрыть/открывать/раскрывать душу», в которых доверчивость представлялась бы чрезмерной и пагубной для человека, нашлось гораздо меньше, потому что метафора «открытой», а не «распахнутой настежь» души предполагает меньшую степень откровенности: «Аполлон Григорьев открывал, нет, скорее распахивал свою душу полюбившейся ему женщине, а в ответ получал лишь холодное неприятие, без единой искорки взаимного чувства». [Юрий Безелянский. В садах любви (1993)]. Для фразеологизма «открыть/раскрыть/открывать/раскрывать душу» объяснение этому явлению заключается в том, что открывают душу кому-то или перед кем-то, а если же душа распахнута, то перед всеми, а не каким-то конкретным человеком, располагающим к доверительным с ним отношениям, что уменьшает вероятность нападок со стороны окружающих. Для фразеологизма «с открытой душой» число контекстов, в которых присутствует негативная оценка, увеличивается (по отношение к фразеологизму «открыть/раскрыть/открывать/раскрывать душу»), потому что в нем имеется в виду искреннее и доверчивое отношение не всегда только к одному человеку, но зачастую ко всем окружающим: «С открытой душой кинулся он к русским эмигрантам, но там его встретили далеко не дружелюбно». [И. Г. Эренбург. Необычайные похождения Хулио Хуренито (1921)].

На фоне вышеописанных фразеологизмов выделяется единица «по душам» (редко – «по душе»). Если открыть, раскрыть и т.п. душу можно даже постороннему человеку, то доверительная беседа по душам ведется только со знакомыми людьми, без присутствия посторонних: «Я завтра приеду обедать к вам, только по-семейному, чтобы можно было побеседовать по душе, а то когда народу много за обедом, так душа не может быть нараспашку!» [А. Я. Панаева. Воспоминания (1889-1890)].

Единица «по душам» подразумевает как минимум два субъекта, в то время как фразеологизмы, рассмотренные выше, могут указывать и на одно лицо. Как правило, эта единица употребляется в контексте двухстороннего доверительного отношения, поэтому возможность агрессивного поведения со стороны одного из объектов снижается. Поэтому разговор по душам всегда оценивается одобрительно: «Ему и стыдно было, и поговорить-то уж очень хотелось с сыном, поговорить по душам, по-хорошему». [М. Н. Платошкин. Отец (1929-1930)].



Таким образом, душа является своего рода «местом» средоточия искренности, ее открытость оценивается одобрительно несмотря на то, что бывает губительна для искреннего человека, если влечет за собой чрезмерную доверчивость.
Литература

  1. Гудков Д. Б., Ковшова М. Л. Телесный код русской культуры: материалы к словарю. – М.: Гнозис, 2008.

  2. Телия В. Н. Предисловие к Большому фразеологическому словарю русского языка. Значение. Употребление. Культурологический комментарий - М.: АСТ-ПРЕСС КНИГА, 2006 под ред. В.Н. Телия.

  3. Степанов Ю. С. Константы: словарь русской культуры. Опыт исследования. -М.: Школа «Языки русской культуры», 1997.

Словари

  1. Большой фразеологический словарь русского языка. Значение. Употребление. Культурологический комментарий» - М.: АСТ-ПРЕСС КНИГА, 2006 под ред. В.Н. Телия.

  2. Словарь-справочник по русской фразеологии. –М.: Русский язык, 1985 под ред. Р.И. Яранцева.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница