Предложения по повышению эффективности деятельности рыбохозяйственного комплекса и совершенствованию нормативно-правовой и распорядительной деятельности органов исполнительной власти в сфере рыболовства и сохранения водных биологических



Скачать 227.15 Kb.
Дата22.04.2016
Размер227.15 Kb.


ПРЕДЛОЖЕНИЯ

по повышению эффективности деятельности рыбохозяйственного комплекса и совершенствованию нормативно-правовой и распорядительной деятельности органов исполнительной власти в сфере рыболовства и сохранения водных биологических ресурсов.

Введение

В 2008 году Правительство Российской Федерации определило перечень масштабных задач для отечественного рыбохозяйственного комплекса:

удвоение за десять лет вылова водных биологических ресурсов (2008 год – 3 400 тысяч тонн, 2020 – 6 500 тысяч тонн);

увеличение среднедушевого потребления рыбопродукции с 12,6 килограмма в 2008 году до 22 килограммов в 2020 году;

развитие собственной глубокой переработки.

Анализ развития отечественного рыбохозяйственного комплекса показывает, что схожие задачи уже решались в 50–70-е годы XX века. Однако их решение происходило в принципиально иных социально-экономических условиях. Основными управленческими инструментами являлись крупномасштабные государственные капиталовложения в основные фонды рыбоперерабатывающих предприятий и государственное субсидирование логистики и распределения рыбопродукции.

В течение 1960–1990 гг. вылов водных биологических ресурсов вырос в четыре раза, с 2 800 тысяч тонн в 1960 г. до 11 000 тысяч тонн в 1990 году. В 1950–1960-е годы советский рыбопромышленный комплекс удваивал объём вылова каждое десятилетие. Этого удалось достигнуть за счёт строительства современного рыбопромыслового флота. В 1960 году в отрасли работало 80 крупнотоннажных судов, в 1970 году – 511, а в 1980 году – 829 крупнотоннажных судов. В 1960–1990 годы доля крупнотоннажного флота в общей численности рыбопромысловых судов выросла в 15 раз, с 0,6% в 1960 году до 9% в 1990 году. Удельная доля среднего флота за это же время сократилась в 1,4 раза – с 13 до 9,5%. Доля малого флота, используемого для многовидового прибрежного промысла, сократилась с 24,2 до 21,5%. В 1970–1990 годы основные фонды отрасли увеличились в 1,7 раза. Уровень капиталовооруженности труда в целом по отрасли вырос за двадцать лет в 2,8 раза.

Вместе с тем созданная государственно-субсидиарная модель управления рыбохозяйственным комплексом в долгосрочном плане оказалась неэффективной. К 1990 году фондоотдача в отрасли снизилась в 1,8 раза: на вылов одной тонны гидробионтов требовалось «цедить» воды в 4,5 раза больше, чем в 1970 году. Удельная энергоемкость и материалоемкость на условную единицу вылова биоресурсов выросла в четыре раза. За период 1970–1990 годов при росте объёма общего вылова в 1,44 раза выпуск пищевой продукции увеличился только в 1,26 раза, мороженой продукции – в 1,27 раза. Пропорционально темпам вылова росло только производство технической продукции (объём увеличился в 1,46 раза). Происходило относительное снижение выпуска пищевой продукции на единицу выловленного сырца. Если в 1970 году из одной тонны сырца производилось 449 килограммов пищевой продукции, то в 1990 году только – 393 килограмма, т.е. на 12,5% меньше. Отрасль пришла к кризису, несмотря на огромную субсидиарную поддержку государства. Планово-директивная система управления привела к перекапитализации рыбохозяйственного комплекса, что обусловило падение конкурентоспособности рыбных товаров, прежде всего на внутреннем рынке. В начале 90-х годов затраты на содержание отраслевой материально-технической базы более чем в 1,5 раза превышали стоимость произведенной продукции.

Следовательно, «вживление» в нынешние экономические реалии некоторых элементов советской модели развития рыбохозяйственного комплекса (равно как и некоторых зарубежных практик управления рыбохозяйственным комплексом) может оказаться полезным, но только при соблюдении следующих принципов:

отказ от слепого копирования некоторых образцов управления рыбохозяйственным комплексом, использовавшихся в нашей стране и за рубежом;

сохранение и преумножение уже имеющихся конкурентных преимуществ российского рыбохозяйственного комплекса;

тщательный анализ долгосрочных последствий государственных инвестиционных проектов и всех форм прямой субсидиарной поддержки;

широкое применение косвенных методов государственного стимулирования инвестиционной активности в отрасли.

1. Ресурсная обеспеченность производственной деятельности рыбохозяйственного комплекса

1.1. Состояние и прогнозируемые параметры природно-сырьевой базы рыбохозяйственного комплекса

Исследования водных биологических ресурсов позволяют уверенно прогнозировать ресурсную обеспеченность государственных прогнозов по удвоению вылова. В качестве примера, приведём прогнозы ФГУП «ТИНРО–центр» по Дальневосточному рыбохозяйственному бассейну.

Ведущую роль в промысле в Дальневосточном рыбохозяйственном бассейне сохраняют минтай, лосось и сельдь. Популяции лосося смогут обеспечивать вылов до 200–300 тысяч тонн ежегодно. С учетом возможностей всех популяций вылов минтая до 2015 года оценивается в 1 600 тысяч тонн. Учитывая сегодняшнее относительно стабильное состояние запаса сельди можно надеяться на сохранение объёма добычи в 300 тысяч тонн, однако нерациональные методы ведения промысла нерестовой сельди могут свести на нет будущее этих запасов. Запас сайры на среднесрочную и долгосрочную перспективу позволяет добывать не менее 200 тысяч тонн. Возможности наращивания уловов трески, наваги, камбал, палтусов, терпугов до 2015 года оцениваются в пределах 350 тысяч тонн. Солидные перспектива для промысла имеет целый ряд других видов, незаслуженно относимых в разряд малоценных: прогноз по кальмару – 330 тысяч тонн, по водорослям – до 200 тысяч тонн. Суммарный запас креветок может обеспечить вылов до 15 тысяч тонн.

В целом сырьевая база в Дальневосточном рыбохозяйственном бассейне, несмотря на устойчивую тенденцию сокращения, позволяет довести вылов на среднесрочную перспективу до 3 500 тысяч тонн, конвенционные районы в открытых водах Тихого океана позволяют вылавливать до 2 000 тысяч тонн. Резервы сырьевой базы дальневосточной рыбной промышленности соизмеримы по объемам с сегодняшним выловом и даже могут превзойти его. При этом уровень недоосвоения общедопустимых уловов (ОДУ) стабилен в течение последних лет – около 35%. Основные причины:

технико-технологическая отсталость добывающего и перерабатывающего флота и его структурное несоответствие видовому составу сырьевой базы;

недостаточность транспортного флота для организации бесперебойных и регулярных поставок продукции с высокой добавленной стоимостью на внутренний рынок;

низкие стимулы для развития глубокой переработки непосредственно на судах в силу высокой ценности биоресурсов, составляющих основу сырьевой базы (лосось, минтай, сельдь) и обеспечивающих рентабельность;

высокие инвестиционные издержки для создания предприятий береговой переработки и дефицит рабочей силы.


1.2. Состояние и прогнозируемые параметры производственно-технической базы рыбохозяйственного комплекса

Принимая во внимание ожидаемую динамику сырьевой базы рыболовства в ближайшие годы, сроки и продолжительность основных промыслов, их условия и возможности маневра флотом на долю крупнотоннажного флота в освоении ресурсов должно приходиться в среднем 38%, среднетоннажного – 39%, а ресурсы территориального моря составляют около 23% от объема сырьевой базы и для их освоения требуется постройка тысяч малотоннажных судов. В 2010–2020 годы только в Дальневосточном рыбохозяйственном бассейне (без учёта потребностей Северного бассейна) в составе тралового флота (тралы и сейчас и в будущем будут основным орудием лова) должно быть 100–110 крупнотоннажных судов и около 320 многоцелевых среднетоннажных судов. Кроме того, для освоения всей структуры сырьевой базы необходимо около 40 ярусоловов, 5 зверобойных судов и не менее 200 судов должны быть приспособлены для работы донными ловушками. Общая численность среднетоннажного флота должна составлять не менее 500 единиц.

В настоящее время количественные параметры рыболовного флота близки к этим показателям, но качественные параметры фиксирует обременённость рыбопромышленных предприятий преимущественно устаревшим флотом. Производственно-технологические возможности большинства судов нацелены преимущественно на изготовление продукции «первого передела» (рыба мороженая обезглавленная потрошённая и икра мороженная) из небольшого количества водных биологических ресурсов. Для переналадки флота для многовидового рыболовства и увеличения продукции с высокой добавленной стоимостью необходимо:

переоборудование существующих судов современным технологическим оборудованием;

приобретение подержанных судов более высокого технического класса за рубежом;

строительство новых современных судов.

Стоимость постройки рыбопромыслового судна колеблется от 6 до 30 млн. долларов в зависимости от класса судна и его оснащённости производственным оборудованием. Стоимость постройки в Украине судна класса БАТМ с главным двигателем мощностью 7000 л.с. и размерами 103 x 16 метров без оборудованного цеха составляет 12–14 млн. долл. США, с оборудованным двухпалубным цехом под производство б/г + мука – 22–24 млн. долл. США, с дополнительным оборудованием для производства филе – 25–27 млн. долл. США.

Стоимость постройки в Норвегии крупнотоннажного рыбопромыслового судна класса БМРТ с главным двигателем мощностью 9 000 лошадиных сил и размерами 100 x 16 метров, двухпалубным цехом для производства б/г + мука составит 30,8 млн. долл. США.

Стоимость постройки в Дании крупнотоннажного рыбопромыслового судна класса БМРТ (NBSFT 301) с главным двигателем мощностью 4 080 лошадиных сил и размерами 64 x 14 метров, однопалубным цехом для производства б/г + мука составит 28,2 млн. долл. США.

Стоимость постройки в Дании среднетоннажного рыбопромыслового судна класса СТР (NBSFT 305) с главным двигателем мощностью 2 500 лошадиных сил и размерами 44 x 10,5 метров, однопалубным цехом для производства б/г составит 6,6 млн. долл. США.

Значительные инвестиционные затраты требуются и для оснащения флота современным оборудованием, которое позволит увеличить объём продукции высокой переработки. Наиболее авторитетный и хорошо зарекомендовавший себя производитель такого оборудования – компания Nordischer Maschinenbau Rud. Baader GmbH + Co.KG (Baader). Производственные линии именно этой компании установлены на подавляющем большинстве рыбоперерабатывающих судов. Оборудование фирмы Baader имеет большую производительность, отличается высокой надежностью, но имеет достаточно высокую стоимость, поэтому небольшие рыбоперерабатывающие предприятия приобретают аналоги оборудования Baader китайского производства, отличающиеся меньшей глубиной переработки и низкой ценой. Приведём примеры видов оборудования.

Машины для обработки рыбы на б/г (потрошение, головорезка, отбор икры) Baader 39HR и Baader 212HR/HRS производительностью 180 рыб/мин и 150 рыб/мин стоят соответственно 180 тысяч евро и 293 тысячи евро.

Машины для разделки рыбы на филе Baader 182HF (120 рыб/мин) – 315 тысяч евро, Baader 212HRF (до 150 рыб/мин) – 513 тысяч евро, Baader 192HF (80-100 рыб/мин) – 603 тысячи евро.

Машины для производства фарша Baader 601 (1900 кг/час) – 60 тысяч евро, Baader 603 (2800 кг/час) – 92 тысячи евро.

Сортировочные машины Baader 487 (4/6/8/10) производительностью до 50 т/час в зависимости от числа размерных дорожек стоят 76–117 тысяч евро.

Шкуросъёмные машины Baader 52 (150 рыб/мин) стоимостью 34 тысяч евро, имеет китайский аналог TF-400 (30-50 рыб/мин) стоимостью 12 тысяч евро.

Рыбо-мучная установка Baader (70-80 т\сут) стоит 166 тысяч евро.

Для установки технологических комплексов используются следующие производственные линии: Вaader 212HR/HRS+Baader 487+РМУ стоимостью 1 558 тысяч евро; Baader 212HR/HRS+Baader 212HRF+Baader 601+Baader 52+Baader 487+РМУ стоимостью 2 миллиона евро. Линия по производству сурими (Китай) производительностью 500 кг\час стоит 258 тысяч евро.



1.3. Состояние и прогнозируемые параметры финансовой базы рыбохозяйственного комплекса

Показатели рентабельности продаж в рыболовной отрасли на протяжении 2001 – 2007 годов были хотя и низким, но положительными. Основной финансовый показатель «Прибыль (убыток) до налогообложения» до 2003 года оставался отрицательным, причём прибыль прибыльных предприятий росла быстрыми темпами от 5,7 млрд. рублей в 2001 году до 10,4 млрд. рублей в 2007 году. На протяжении указанного периода объём кредиторской задолженности составлял в среднем 50 млрд. рублей. Это означает, что основным источником пополнения оборотных средств отрасли является банковское кредитование. Важно отметить рост показателя «Денежные средства и краткосрочные финансовые вложения» с 4,2 млрд. рублей в 2001 году до 8 млрд. рублей в 2007 году. Этот показатель отражает объёмы собственных накопленных активов. Благодаря этим средствам был несколько смягчён финансовый кризис, обусловленный резким ростом цен на топливо. Но согласно прогнозным данным за 2008 год эти показатели снизились до 4 млрд. рублей, то есть вернулись к уровню 2003 года.

Напряжённое финансовое состояние предприятий рыбного хозяйства за последние пять лет обусловило низкие объёмы капитальных вложений для пополнения основных фондов, износ которых в настоящее время составляет более 60%. В прошлом одна из фондоёмких отраслей имеет среднегодовую стоимость основных фондов за вычетом износа, примерно 31 млрд. рублей, что в четыре раза ниже годового объёма продаж. За восемь лет объём капитальных вложений в целом по рыбному хозяйству составил около 13 млрд. рублей, при этом стоимость основных фондов с учётом износа снизилась почти на 2 млрд. рублей. В 2004–2008 гг. средняя цена доступа к национальным биоресурсам в России через оценку стоимости основных фондов составляет 93 доллара за килограмм, в США в 13,4 раза выше (1243 долл.), в ЕС в 15,7 раза выше (1456 долл.).

Ключевыми механизмами достижения поставленных Правительством Российской Федерации целей являются следующие:



доступ для добросовестных пользователей к водным биологическим ресурсам, обеспечивающий сочетание эффективной производственной деятельности и надлежащего государственного контроля;

доступ предприятий рыбохозяйственного комплекса к долгосрочным инвестиционным ресурсам за счёт создания специальных финансовых инструментов и мер государственного содействия;

доступ продукции рыбохозяйственного комплекса на внутренний и внешние рынки, облегчённый от административных и инфраструктурных барьеров.

2. Доступ для добросовестных пользователей к водным биологическим ресурсам, обеспечивающий сочетание эффективной производственной деятельности и надлежащего государственного контроля

Основные инструменты решение указанной задачи:

система правового регулирования доступа хозяйствующих субъектов к водным биологическим ресурсам: процедура наделения предприятий водными биологическими ресурсами (договор на пользование долей квоты вылова (добычи) водного биологического ресурса, договор на рыбопромысловый участок), процедура изъятия водных биологических ресурсов; система и величина рентных платежей за пользование водными биологическими ресурсами;

система государственного контроля за сохранностью водных биологических ресурсов: структура органов государственной власти, осуществляющих соответствующий контроль, их полномочия, соотношение административных и судебных процедур в ходе исполнения ими контрольных полномочий;

система технического регулирования в отрасли;

система научных исследований водных биологических ресурсов, включая порядок её финансирования.

Необходимо признать, что первые два элемента (система правового регулирования доступа хозяйствующих субъектов к водным биологическим ресурсам и система государственного контроля за сохранностью водных биологических ресурсов) приведены в достаточно стройную, хотя и неполную пока систему. Начиная с 2004 года – с момента принятия Федерального закона «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов» – происходит постепенное заполнение ранее существовавших правовых лакун. Законодатель достаточно оперативно реагирует на возникающие в отрасли проблемы и конфликты, регулируя их соответствующими правоотношениями. Следует признать, что в настоящее время существуют два серьёзных вопроса, которые в недостаточной степени урегулированы Федеральным законом «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов»:

понятие «прибрежного рыболовства» и порядок его осуществления рыбохозяйственными предприятиями (статья 7.1 указанного Федерального закона вводит ограничение доступа к ресурсам для значительной группы рыбохозяйственных предприятий);

норма о возможности изъятия у предприятия доли квоты на вылов (добычу) водного биоресурса в связи с государственными нуждами (правовые риски, обусловленные непроработанностью статей 33.1, 33.3 и 33.4 указанного Федерального закона снижают инвестиционную привлекательность рыбодобывающих предприятий, повышают кредитные риски в отрасли и увеличивают стоимость заёмных средств).

В обоих указанных случаях понятна и мотивированна логика законодателя, но необходимо с большей юридической точностью и подробностью прописать соответствующие нормы.

В отличие от указанных элементов система технического регулирования в отрасли как стройная, непротиворечивая, связанная едиными целями и внутренней последовательностью совокупность юридических норм, процедур и стандартов отсутствует в принципе. В настоящее время отдельные функции технического регулирования выполняют Россельхознадзор, Роспотребнадзор, Росрыболовство и в некоторых случаях – даже Пограничная служба ФСБ России. Правовая обоснованность предъявляемых этими органами требований в ряде случае юридически необоснованна, и рыбохозяйственные предприятия вынуждены оспаривать эти требования в судебном порядке. Однако судебная победа не всегда позволяет компенсировать в полном объёме понесенные убытки. Так, судебное решение о неправомерности задержания 17 рыбопромысловых судов в марте – апреле 2008 года должностными лицами СВПУ ФСБ России состоялось, но для возмещения убытков необходимо пройти такую же длительную судебную процедуру.

Отсутствие системных юридических решений при регулировании важнейших процедур, обеспечивающих доступ к водным биологическим ресурсам и государственный контроль за их использованием, и отставание ведомственного нормотворчества от темпов законодательной работы приводят к возникновению административных барьеров. Возникающие вследствие избыточных административных барьеров финансовые расходы и причиняемые административными барьерами прямые убытки – тот ресурс, который изымается из инвестиционного процесса.



3. Доступ предприятий рыбохозяйственного комплекса к долгосрочным инвестиционным ресурсам за счёт создания специальных финансовых инструментов и мер государственного содействия

Основные инструменты решения указанной задачи:

расширение возможностей для увеличения кредитования рыбохозяйственного комплекса за счёт финансово-кредитной системы;

применение прямой государственного субсидиарной поддержки в тех элементах рыбохозяйственного комплекса, которые имеют наивысший кумулятивный эффект;

косвенная государственная поддержка инвестиционного процесса за счёт налогового стимулирования.

Производственные и операционные процессы в рыбном хозяйстве достаточно длительны, отсюда высокая потребность в «длинных» деньгах. Сейчас возможность привлечения «длинных денег» практически отсутствует: финансовый сектор кредитует предприятия отрасли в среднем под 13–15% в валюте и 17–19% в рублях. Банки не принимают в качестве залогов рыбопромысловые суда и требуют только высоколиквидные активы. Средний срок займа составляет 12–18 месяцев.

Вероятность эффективного административного воздействия на финансово-кредитные учреждения крайне незначительна. Так, в частности, подписанный руководством Росрыболовства с Россельхозбанком протокол о кредитовании предприятий отрасли в размере 50 млрд. рублей не стал рабочим документом. Жёсткие требования банков к качеству залоговых активов резко сужают число предприятий, способных воспользоваться правительственным механизмом о субсидировании процентной ставки.

Реальным механизмом повышения доступности финансовых ресурсов может стать применение постановления Правительства Российской Федерации о субсидировании процентной ставки по кредитам не только в отношении тех кредитов, которые получены предприятиями рыбохозяйственного комплекса в Сбербанке, ВТБ и Россельхозбанке, но и применительно к региональным банкам.

Эффективным инструментом повышения доступности инвестиционных ресурсов может стать механизм рыночного оборота долей. Целесообразно разработать с участием общественных объединений рыбохозяйственных предприятий поправки в Федеральный закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов», предусматривающие рыночный оборот долей квоты на вылов (добычу) водных биологических ресурсов. Такой механизм позволит использовать договор между государством и пользователем как ценную бумагу, то есть закладывать её в кредитно-финансовое учреждение для получения кредита. Десятилетние квоты сами по себе создают горизонт планирования для инвестиционной деятельности, но пока они не стали финансовым инструментом. Такой финансовый инструмент более полезен для развития отрасли, чем искажённо понимаемые биржи.

Важным инструментом обеспечения реального доступа к инвестиционным ресурсам является налоговое стимулирование инвестиционной активности. В этом случае предприятие направляет собственные ресурсы на модернизацию оборудования без привлечения кредитов. Главными направлениями налогового стимулирования могут являться:

доработка налогового режима «Единый сельскохозяйственный налог»;

поправки в законодательство о сборах за пользование водными биологическими ресурсами.



3.1. Доработка налогового режима «Единый сельскохозяйственный налог»

Возможность перехода на специальный режим налогообложения способствуют модернизации рыбной отрасли, но воспользоваться предоставленным режимом смогла незначительная часть рыбохозяйственных организаций.

Состав экипажа крупнотоннажного судна, как правило, составляет от 90 до 100 человек. В среднем сроки промысла составляют от трёх и более месяцев, а сроки непрерывного пребывания экипажей в море ограничены, организации испытывают трудности в комплектовании экипажей высокопрофессиональными работниками, они вынуждены содержать в резерве от одного до двух экипажей судов, обеспечивая тем самым непрерывность работы судов в море, выпуск товарной продукции высокого качества. В совокупности с численностью работников управления предприятий (от 10 до 20 работников), значительная часть средних рыбохозяйственных организаций лишается возможности перехода на специальный режим налогообложения, поскольку среднесписочная численность работников составляет, как правило, от 300 до 400 человек (два экипажа в море – 180 – 200 человек, управление 10 – 20 человек, резерв от 100 до 200 человек).

Введённые законом требования к соответствующему налоговому режиму часто неисполнимы и для тех компаний, которые имеют в собственности одно крупнотоннажное судно. Многие рыбохозяйственные предприятия вынуждены передавать суда в пользование другим участникам отношений в области промышленного рыболовства по договорам фрахтования на время (тайм-чартер, аренда судна с экипажем), при этом доля дохода от реализации рыбопродукции из водных биологических ресурсов, произведенных из сырья компаний арендаторов, по итогам года, может составлять от 30 до 50%, что лишает их возможности, при такой формулировке закона, перейти на специальный режим налогообложения – уплату ЕСХН.



Предлагаем:

  1. подпункт 2 пункта 2.1 ст.346.2 НК РФ изложить в следующей редакции:

«2) рыбохозяйственные организации и индивидуальные предприниматели при соблюдении ими следующих условий:

если в общем доходе от реализации товаров (работ, услуг) доля дохода от реализации их уловов водных биологических ресурсов и (или) произведенной собственными силами из водных биологических ресурсов рыбной и иной продукции составляет за налоговый период не менее 70 процентов;

если они осуществляют рыболовство на судах рыбопромыслового флота, принадлежащих им на праве собственности, или используют их на основании договоров фрахтования (бербоут-чартера и тайм-чартера).

  1. подпункты 3 и 4 пункта 5 статьи 346.2 НК РФ:

«5. На уплату единого сельскохозяйственного налога вправе перейти следующие сельскохозяйственные товаропроизводители при соблюдении ими следующих условий:

3) сельскохозяйственные товаропроизводители - рыбохозяйственные организации, являющиеся градо- и поселкообразующими российскими рыбохозяйственными организациями, если они удовлетворяют следующим условиям:



если в общем доходе от реализации товаров (работ, услуг) за календарный год, предшествующий календарному году, в котором эти организации подают заявление о переходе на уплату единого сельскохозяйственного налога, доля дохода от реализации их уловов водных биологических ресурсов и (или) произведенной собственными силами из водных биологических ресурсов рыбной и иной продукции составляет не менее 70 процентов;

если они осуществляют рыболовство на судах рыбопромыслового флота, принадлежащих им на праве собственности, или используют их на основании договоров фрахтования (бербоут-чартера и тайм-чартера);

4) сельскохозяйственные товаропроизводители - рыбохозяйственные организации (за исключением организаций, указанных в подпункте 3 настоящего пункта) и индивидуальные предприниматели с начала следующего календарного года, если они удовлетворяют следующим условиям:



если в общем доходе от реализации товаров (работ, услуг) за календарный год, предшествующий календарному году, в котором подается заявление о переходе на уплату единого сельскохозяйственного налога, доля дохода от реализации их уловов водных биологических ресурсов и (или) произведенной собственными силами из водных биологических ресурсов рыбной и иной продукции составляет не менее 70 процентов;»

Федеральным законом для сельскохозяйственных товаропроизводителей, не перешедших на систему налогообложения для сельскохозяйственных товаропроизводителей, предусмотрена налоговая ставка по налогу на прибыль в 2008 – 2012 годах – 0%; в 2013 – 2015 годах - 18 процентов. При этом действие закона распространяется исключительно на градо- и поселкообразующие рыбохозяйственные организации. Целесообразно распространить указанный режим на все рыбохозяйственные организации отрасли, удовлетворяющие критериям сельскохозяйственных товаропроизводителей, изложенным в ст.346.2 Налогового кодекса РФ. Внесение соответствующей поправки в Закон позволит рыбохозяйственным организациям, по тем или иным причинам не перешедшим на специальный режим налогообложения – уплату ЕСХН – привлекать инвестиции на строительство и модернизацию рыбопромыслового флота.



3.2. Поправки в законодательство о сборах за пользование водными биологическими ресурсами.

Реализация внесённой в статью 333.3 Налогового кодекса РФ нормы, определяющей критерии на право использования льготной ставки сбора за пользование водными биологическими ресурсами в размере 15%, на практике оказывает негативное влияние на средние и мелкие рыбохозяйственные организации, вынужденные в силу ряда причин передавать свои суда в аренду на условиях тайм-чартера. В связи с этим доля дохода от реализации рыбопродукции из водных биологических ресурсов произведённых из сырья компаний арендаторов, по итогам года, может составлять от 30 до 50% от общего дохода.



Предлагаем:

  1. абзац 7 пункта 7 ст.333.3 НК РФ изложить в следующей редакции:

«В целях настоящей главы рыбохозяйственными организациями признаются организации, осуществляющие рыболовство и (или) производство рыбной и иной продукции из водных биологических ресурсов (в том числе на судах рыбопромыслового флота, используемых на основании договоров фрахтования) и реализующие эти уловы и продукцию, при условии, если в общем доходе от реализации товаров (работ, услуг) таких организаций доля дохода от реализации их уловов водных биологических ресурсов и (или) произведенной из водных биологических ресурсов рыбной и иной продукции составляет не менее 70 процентов».

4. Доступ продукции рыбохозяйственного комплекса на внутренний и внешние рынки, облегчённый от административных и инфраструктурных барьеров

Объем российского рынка пищевой рыбопродукции оценивается в 3,4 млн. тонн. Розничный оборот реализации составляет порядка 420 млрд. рублей. По оценкам экспертов около 30% рыбопродукции реализуется на рынках, 45% – в небольших магазинах. На долю сетевого ритейла приходится порядка 25% рынка. В сегменте оптовых продаж преобладает свежемороженая рыба и морепродукты: сельдь (27%), минтай (26%), морепродукты (20%), скумбрия (18%), лосось и форель (10%).

В розничном обороте на долю мороженной рыбы приходится уже около 40% (разделанная и неразделанная). Оставшаяся часть закрывается переработанной продукцией, из которой 15% приходится на филе, 20% —полуфабрикаты и готовая рыбопродукция, 20% — консервы и пресервы и 5% — прочая рыбопродукция.

Структура конечного потребления находится в прямой зависимости от уровня доходов домохозяйств. Низкий ценовой сегмент составляют свежемороженый минтай, горбуша, мойва, треска, камбала. Средний сегмент представлен рыбным филе, хеком, пангасиусом, тилапией. Премиальный сегмент – это лосось, форель, осетровые породы, филе, копченная и маринованная продукция.

Объем российского производства пищевой рыбопродукции составляет около 3,45 млн. тонн. Около 35% этого объема идет на экспорт, оставшаяся часть направляется на внутренний рынок. Продукция российского производства – это преимущественно продукция низкого и среднего ценового сегмента. В премиальном сегменте монопольное положение занимается импортная продукция.

По итогам 2007 года объем импорта рыбопродукции составил 997,7 тыс. тонн (рост 29% к уровню прошлого года). В стоимостном выражении импорт вырос на 44% и составил 1,73 млрд. долл. Детальный анализ структуры импорта позволяет оценить реальные перспективы импортзамещения. Часть ввозимой продукции компенсирует недостаток собственного вылова. Так, самая популярная в России рыба – сельдь пока вылавливается в недостаточных объёмах, поэтому почти ¼ всего импорта приходится на сельдь (в 2007 году – 241,6 тыс. тонн). Также пока недостаточен собственный вылов креветки, поэтому импорт креветки составил 67 тысяч тонн. Крупным потребителем импорта является сегмент ресторанов и сегмент рыбы премиум-класса, российские производители пока неспособны обеспечить качество надлежащего уровня. Поэтому значительный объём импорта составляет импорт форели и лосося (106,7 тыс. тонн).

Существенный объем импорта приходится на поставки рыбы средней ценовой категории: пангасиус и тилапия (около 90 тысяч тонн).

В Россию ввозится и продукция, произведённая из российского сырья. Импорт филе минтая составляет 22,3 тыс. тонн, импорт сурими составляет 15 тысяч тонн. Следовательно, дополнительно к поставленным российскими предприятиями 400 тысячам тонн минтая в живом весе российский рынок потребил ещё около 180 тысяч тонн российского же минтая, но переработанного зарубежными производителями.

Сырьевая база российского рыбохозяйственного комплекса позволяет увеличить объём добычи, но российский внутренний рынок имеет серьезные инфраструктурные и административные ограничения, которые сдерживают его наполнение собственной продукцией и не позволяют воспользоваться преимуществами значительных запасов и добычи водных биоресурсов.

Дистрибуционные каналы неэффективны. Имеющейся в наличии перегрузочной и складкой (холодильной) инфраструктуры в российских портах сегодня недостаточно для единовременного хранения значительных запасов добытых водных биоресурсов. Совокупный объем складов-холодильников на Дальнем Востоке оценивается в 150 тысяч тонн.

Транспортные и логистические издержки (хранение, погрузка-разгрузка) на перевозку рыбы с Дальнего Востока в центральные регионы России составляют около 10 тысяч рублей на одну тонну продукции. Избыточная «длина» каналов сбыта превращают недорогую дальневосточную рыбу в неконкурентоспособный товар, стоимость которого становится выше импортной продукции. Стоимость мороженного минтая с борта во Владивостоке составляет 45 рублей за килограмм, оптовая цена в Москве доходит до 70 рублей за килограмм, а розничная цена уже близка к 100 рублям за килограмм.

Помимо высоких дистрибуционных издержек доступ продукции на внутренний рынок осложнен административными барьерами. Деятельность рыболовных компаний контролируют 32 различных ведомства, которые выдают более 500 различных документов, актов, сертификатов и свидетельств. Выполнение этих, зачастую дублирующих друг друга требований, калькулируется в конечной стоимости продукции, что снижает привлекательность российской продукции у конечного потребителя.

Перегруженность рыболовного сектора избыточным административным регулированием часто искажает эффект разумных государственных мер по развитию отрасли. Поэтому первые результаты реализации нового механизма оформления всех добытых водных биоресурсов на таможенной территории Российской Федерации не привели к снижению цен: розничная цена на рыбу выросла почти на 6% к декабрю прошлого года.

Последние несколько лет внутреннее производство рыбопродукции растет со среднегодовыми темпами 7 – 10%. Рост платежеспособного спроса способствует переориентации экспортных поставок на внутренний рынок. Сближение экспортных и импортных цен в перспективе будет только усиливать эту тенденцию.

В последние несколько лет стабильно увеличивались поставки минтая на внутренний рынок: в 2006 году – 209 тысяч тонн сырца (20,6% общего улова), в 2007 году – 362 тысяч тонн (30% общего улова), в 2008 году – 400 тысяч тонн (30% общего улова).

В 2007 году объем экспорта рыбопродукции составил 1,15 млн. тонн или 1,96 млрд. долл. Экспорт сократился на 10% в натуральном объеме и на 1% в стоимостном эквиваленте. Экспорт снижается третий год подряд (2005 год – 1,37 млн. тонн, 2006 год – 1,26 млн. тонн). Основу экспортных поставок составляет рыба мороженная – 1024 тыс. тонн (81%) и филе – 36,1 тыс. тонн (3%). В настоящее время у российских экспортер монопольные позиции по некоторым видам сырья на азиатских и скандинавских рынках, которые являются основными переработчиками мороженной рыбы. Долгосрочные экспортные поставки зачастую являются единственными источниками финансирования промысла, модернизации и ремонта флота. Кроме того, неплохие позиции на европейском рынке рыбного филе. Например, около 15% европейского рынка филе минтая приходится на российскую продукцию.



Общая конъюнктура на мировом рынке открывает значительные перспективы для российских экспортеров и переработчиков. Необходимо диверсифицировать структуру экспорта, наращивать поставками на внешние рынки продукции глубокой переработки и концентрироваться на перспективных для российских производителей нишах. Прежде всего, это судовое производство высококачественной продукции для премиальных рынков. Например, премиальное филе минтая морской заморозки производится только на российских и американских судах, филе второй заморозки поставляет Китай. Конкурировать с китайцами в береговом производстве и поставках филе минтая второй заморозки экономически неэффективно.

Экспорт продукции глубокой переработки на перспективных сегментах внешнего рынка не повредит наполненности внутреннего рынка, зато позволит занять российским производителям внешние рынки и обеспечить стабильные финансовые источники.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница