Предания о строителях собора василия блаженного



Скачать 38.93 Kb.
Дата28.10.2016
Размер38.93 Kb.
предания о строителях собора василия блаженного

  • Иван Грозный выколол им глаза(по другим преданиям повесил),чтобы они больше не создали такой красоты,как собор Василия Блаженного,или как его иначе называют Покрова на Рву

  • Авторами собора Василия Блаженного летопись называет русских зодчих – Постника и Барму. Существует легенда, согласно которой Иван Грозный, увидев построенный по их проекту собор, был так восхищен его красотой, что приказал ослепить зодчих, чтобы они не могли нигде больше построить храм, равный по красоте Покровскому собору. Некоторые современные историки предлагают версию, по которой архитектором храма был один человек – Иван Яковлевич Барма, которого прозвали Постником за то, что он держал строгий пост. Что касается легенды об ослеплении Бармы и Постника, ее частичным опровержением может служить тот факт, что имя Постника в дальнейшем встречается в летописи в связи с созданием других значительных архитектурных сооружений. 

Ослепление-это не более чем легенда, так как в документах указано, что уже после возведения собора Покрова на Рву мастер Постник «по реклу Барма» (т. е., по прозвищу Барма) строил Казанский кремль. Также опубликован ряд других документов, где упоминается человек по имени Постник Барма. Этому мастеру исследователи приписывают строительство не только храма Василия Блаженного и Казанского кремля, но также и Успенского собора и Никольского храма в Свияжске, Благовещенского собора в Московском Кремле и даже (по некоторым сомнительным источникам) церковь Иоанна Предтечи в Дьякове.
________
Василий Блаженный был самым почитаемым русским юродивым. Его похоронили возле защитного рва, в том месте, где раньше стоит деревянная Троицкая церковь. Одна из легенда гласит, что деньги на строительства храма собирал сам Василий. Он приходил на площадь и бросал монеты, которые не трогали даже воры. А перед своей смертью Василий Блаженный отдал все деньги Ивану Грозному.

Согласно одной из легенд, храм является неточной копией мечети Кул-Шарифа в Казани. Когда армия Ивана Грозного штурмовала город, царь был рассержен сопротивлением жителей, он велел снести красивую мечеть тут же после удачного штурма. Золоченые главы мечети, по преданию, на двенадцати подводах увезли в Москву. Собор Василия Блаженного, возведенный в честь покорения Казани, несет в себе зашифрованный образ погибшей мечети. Восемь глав московского храма повторяют восемь минаретов Кул-Шарифа, а девятый как символ победы господствует над ними. Историки не могут до конца отрицать эту легенду, ведь предположительно зодчий одновременно работал тогда и на Красной площади, и в Казани, где возводил новые стены Кремля.

ЛЕГЕНДА О СТРОИТЕЛЬСТВЕ СОБОРА ВАСИЛИЯ БЛАЖЕННОГО

ЗОДЧИЕ






Как побил государь
Золотую орду под Казанью,
Указал на подворье свое
Приходить мастерам.
И велел благодетель,—
Гласит летописца сказанье,—
В память оной победы
Да выстроят каменный храм.

И к нему привели


Флорентинцев,
И немцев,
И прочих
Иноземных мужей,
Пивших чару вина в один дых.
И пришли к нему двое
Безвестных владимирских зодчих,
Двое русских строителей,
Русых,
Босых,
Молодых.

Лился свет в слюдяное оконце.


Дух тяжкий и спертый.
Изразцовая печка.
Божница.
Угар и жара.
И в посконных рубахах
Перед Иоанном Четвертым,
Крепко за руки взявшись,
Стояли сии мастера.

«Смерды!
Можете ль церкву сложить


Иноземных пригожей?
Чтоб была благолепней
Заморских церквей, говорю?»
И, тряхнув волосами,
Ответили зодчие:
«Можем!
Прикажи, государь!»
И ударились в ноги царю.

Государь приказал.


И в субботу на вербной неделе,
Покрестясь на восход,
Ремешками схватив волоса,
Государевы зодчие
Фартуки наспех надели,
На широких плечах
Кирпичи понесли на леса.

Мастера заплетали


Узоры из каменных кружев,
Выводили столбы
И, работой своею горды,
Купол золотом жгли,
Скаты крыли лазурью снаружи
И в свинцовые рамы
Вставляли чешуйки слюды.

И уже потянулись


Стрельчатые башенки кверху.
Переходы,
Балкончики,
Луковки да купола.
И дивились ученые люди,
Зане эта церковь
Краше вилл италийских
И пагод индийских была.

Был диковинный храм


Богомазами весь размалеван,
Посланцы Золотой,
Переметчики Черной орды.


А над всем этим срамом
Та церковь была —
Как невеста!
И с рогожкой своей,
С бирюзовым колечком во рту
Непотребная девка
Стояла у Лобного места
И, дивясь,
Как на сказку,
Глядела на ту красоту...

А как храм освятили,


То с посохом,
В шапке монашьей,
Обошел его царь —
От подвалов и служб
До креста.
И, окинувши взором
Его узорчатые башни,
«Лепота!» — молвил царь.
И ответили все: «Лепота!»

И спросил благодетель:


«А можете ль сделать пригожей,
Благолепнее этого храма
Другой, говорю?»
И, тряхнув волосами,
Ответили зодчие:
«Можем!
Прикажи, государь!»
И ударились в ноги царю.

И тогда государь


Повелел ослепить этих зодчих,
Чтоб в земле его
Церковь
Стояла одна такова,
Чтобы в суздальских землях
И в землях рязанских
И прочих
Не поставили лучшего храма,
Чем храм Покрова!

Соколиные очи


Кололи им шилом железным,
Дабы белого света
Увидеть они не могли,
Их клеймили клеймом,
Их секли батогами, болезных
И кидали их,
Темных,
На стылое лоно земли.

И в Обжорном ряду,


Там, где заваль кабацкая пела,
Где сивухой разило,
Где было от пару темно,
Где кричали дьяки:
«Государево слово и дело!» —
Мастера христа ради
Просили на хлеб и вино.

И стояла их церковь,


Такая,
Что словно приснилась,
И звонила она,
Будто их отпевала навзрыд,
И запретную песню
Про страшную царскую милость
Пели в тайных местах
По широкой Руси
Гусляры.

Дмитрий Кедрин. 1938
































Серия сообщений "Стихотворения":


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница