Право интеллектуальной собственности в европейском союзе: генезис, унификация, перспективы развития



страница1/6
Дата24.04.2016
Размер1.4 Mb.
  1   2   3   4   5   6
РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ПРАВОСУДИЯ
на правах рукописи

АБДУЛЛИН АДЕЛЬ ИЛЬСИЯРОВИЧ



ПРАВО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

В ЕВРОПЕЙСКОМ СОЮЗЕ:

ГЕНЕЗИС, УНИФИКАЦИЯ, ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ

Специальность 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право;

семейное право; международное частное право

Специальность 12.00.10 – международное право, европейское право



АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени


доктора юридических наук

Москва – 2006

Диссертация выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Российская академия правосудия».



Научный консультант:

доктор юридических наук, профессор Анатолий Павлович Фоков




Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор



Нинель Николаевна Вознесенская

доктор юридических наук, профессор



Зуфар Максумович Фаткудинов доктор юридических наук, профессор

Юрий Михайлович Юмашев


Ведущая организация:

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования «Воронежский государственный университет»


Защита диссертации состоится 12 октября 2006 г. в 14 часов на заседании Дис­сертационного совета Д. 170.003.01 по защите диссертаций на соискание ученой сте­пени доктора юридических наук при Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Российская академия правосудия» по ад­ресу: 117418, Москва, ул. Новочерёмушкинская, д. 69, корп. «А», ауд. 910.

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Российской акаде­мии правосудия.



Автореферат разослан 2006 г.






Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор юридических наук, профессо

В.Е.Сафонов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ИССЛЕДОВАНИЯ



АКТУАЛЬНОСТЬ ТЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ. Одной из важных составляющих человеческого бытия является духовная жизнь индивида. В связи с этим совершенно естественно, что право, будучи социальным феноменом, призвано предоставить надлежащую охрану посредством своего особого механизма регулирования общественных отношений тем результатам творчества, что создаются человеческим гением.

Существующая система правовой охраны результатов интеллектуального творчества начала складываться сравнительно недавно. Лишь с принятием в Англии в 1623 г. первого закона об охране изобретателей и в 1710 г. так называемого Статута Королевы Анны было положено начало созданию такого механизма правовой защиты произведений творчества.1 Ныне, в начале XXI в., можно говорить уже о так называемой полисистемности правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности.2 Во-первых, это закрепление в международно-правовых документах универсального характера, таких как Всеобщая Декларация прав человека 1948 г. и Международный Пакт об экономических, социальных и культурных правах 1966 г., положений о необходимости правовой охраны произведений творчества. Так, Всеобщая декларация прав человека в ст. 27 провозглашает, что «каждый человек имеет право на защиту его моральных и материальных интересов, являющихся результатом научных, литературных или художественных трудов, автором которых он является». Указанное положение находит дальнейшее развитие в ст. 15 Международного Пакта об экономических, социальных и культурных правах 1966 г.

Во-вторых, в настоящее время сложился целый комплекс международно-правовых соглашений универсального характера, касающихся интеллектуальной собственности. Начало ему было заложено в конце XIX в., когда в 1883 г. была принята Парижская конвенция по охране промышленной собственности, а в 1886 г. – Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений. В 1893 г. на основе указанных конвенций были созданы Объединенные международные бюро по охране интеллектуальной собственности (указанная организация больше известна по ее французскому сокращению - БИРПИ). В свою очередь уже на базе этих Объединенных бюро была создана Всемирная организация интеллектуальной собственности. Конвенция о ее учреждении была подписана в 1967 г. в Стокгольме и вступила в силу в 1970 г.3

Ныне в этот комплекс входит ряд международных соглашений, административные функции в отношении которых выполняют Всемирная организация интеллектуальной собственности (ВОИС)4, ЮНЕСКО5, Всемирная торговая организация (ВТО)6. К указанным соглашениям можно отнести такие международно-правовые акты, как Всемирная конвенция об авторском праве (пересмотрена в Париже 24 июля 1971 г.), Международная конвенция об охране интересов артистов-исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций 1961 г., Конвенция об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм 1971 г., Конвенция о распространении несущих программы сигналов, передаваемых через спутники 1974 г., Договор ВОИС по авторскому праву (ДАП) 1996 г., Договор ВОИС по исполнениям и фонограммам (ДИФ) 1996 г., Договор о законах по товарным знакам (TLT) 1994 г., Договор о патентном праве (PLT) 2000 г., Соглашение ТРИПС7 и др. Участником ряда из указанных выше соглашений является Российская Федерация.

В-третьих, можно говорить о сложившейся системе национально-правового регулирования результатов творческой деятельности. Так, применительно к Российской Федерации необходимо указать на положения Конституции 1993 г. (ст. 44), Закона об авторском праве и смежных правах 1993 г., Закона о правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных 1992 г., Патентного закона РФ 1992 г., целый ряд иных законодательных и подзаконных нормативных актов.8 В настоящий момент разработан и предложен к обсуждению проект раздела VII Гражданского кодекса РФ «Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации», который должен составить часть четвертую ГК РФ.9

Но сегодня, на наш взгляд, необходимо избрать кардинально иной подход в сфере правовой охраны результатов творческой деятельности, так как существующий механизм во многом является неэффективным. Современный мир характеризуется целым рядом интеграционных процессов, находящих свое проявление в различных сферах политической, социально-экономической, культурной и, конечно же, правовой жизни. В нашем случае, когда мы говорим об эффективности правовой охраны творческого гения человека, необходимо признать, что ни универсальные международные соглашения, ни исключительно национально-правовое регулирование в сфере интеллектуальной собственности не достигают указанной цели. Выход видится в активизации такого элемента полисистемного комплекса правовой охраны произведений творчества, как международный региональный правовой механизм.

Говоря о сегодняшнем дне, необходимо, как нам кажется, остановиться на опыте Европейского Союза в сфере правовой охраны интеллектуальной собственности, тем более это актуально в связи с тем, что Европейский Союз являет собой одну из наиболее успешно функционирующих и динамично развивающихся международных региональных организаций, обладая значительной спецификой как институционального плана, так и политико-правового характера, являясь, кроме того, одним из крупнейших торгово-экономических партнеров Российской Федерации.10

В настоящее время все более крепнут связи в самых различных сферах сотрудничества между Европейским Союзом и Российской Федерацией, одним из ярких примеров чему является подписанное между Европейским Союзом и Россией в 1994 г. и вступившее в силу с 1 декабря 1997 г. Соглашение о партнерстве и сотрудничестве. Соглашение охватывает собой три области взаимодействия, включая политический диалог, экономическое и культурное сотрудничество.11 Специальный раздел и ряд приложений к Соглашению о партнерстве и сотрудничестве посвящены вопросам охраны интеллектуальной собственности. Так, например, ст. 54 Соглашения о партнерстве и сотрудничестве закрепляет важность обеспечения должного уровня эффективной охраны и обеспечения реализации прав интеллектуальной собственности, подтверждая значимость обязательств, вытекающих из целого ряда международных универсальных соглашений об охране интеллектуальной собственности как для стран-членов ЕС, так и для Российской Федерации. Особенно указанное выше обязательство РФ актуализируется в контексте перспективного вступления нашей страны во Всемирную торговую организацию.12

Кроме того, следует иметь ввиду, что в соответствии с Договором, учреждающим Конституцию для Европы, принятым в 2004 г. и находящимся в настоящее время на стадии ратификации государствами-членами ЕС, Российская Федерация в качестве так называемого «сопредельного государства, не являющегося членом Европейского Союза», может получить стратегически значимый статус «привилегированного партнера».13 В этой связи в настоящий момент на повестке дня двусторонних отношений стоит вопрос о создании четырех общих пространств: 1) общего европейского экономического пространства; 2) общего пространства свободы, законности и правосудия; 3) общего пространства безопасности; 4) общего пространства науки, культуры и образования. Что касается общего европейского экономического пространства (ОЕЭП), то оно определяется как открытый и интегрированный рынок между Россией и Европейском Союзом, основанный на общих или совместимых правилах и системах регулирования, включая совместимую административную практику, обеспечивающий взаимодополняющий эффект развития и использование преимуществ экономики масштаба и, как следствие, обеспечивающий повышение конкурентоспособности обеих сторон на внешних более крупных рынках. В конечном итоге общее европейское экономическое пространство должно охватить собой большинство секторов экономики, включая и те, что основаны на результатах интеллектуальной собственности.

Опыт Европейского Союза в правовой охране интеллектуальной собственности будет, как нам представляется, чрезвычайно полезным для Российской Федерации и потому, что являясь участницей интеграционных образований на постсоветском пространстве, и, прежде всего, Содружества Независимых Государств, наша страна также входит в систему региональной охраны произведений творчества, но уже в рамках иных интеграционных образований (СНГ и др.).14 К сожалению, до сего дня сотрудничество в сфере правовой охраны интеллектуальной собственности в рамках СНГ ограничено лишь несколькими соглашениями по отдельным вопросам. В сфере авторского права и смежных прав в рамках СНГ заключено Соглашение о сотрудничестве от 24 сентября 1993 г., наметившее лишь внешние рамки кооперации государств СНГ в этой сфере и подтвердившее важность обязательств, вытекающих из международных соглашений универсального характера. Также можно сослаться и на опыт Евразийской патентной конвенции, сыгравшей определенную роль в сохранении и развитии научно-технического потенциала постсоветского пространства.15



СТЕПЕНЬ РАЗРАБОТАННОСТИ ТЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ. Проблемы генезиса, а также унификации и гармонизации права интеллектуальной собственности в Европейском Союзе представляют собой одно из сравнительно неразработанных и малоисследованных направлений в отечественной юридической науке. Вместе с тем отдельные вопросы, относящиеся к проблематике настоящего исследования, нашли свое отражение в трудах целого ряда как отечественных, так и зарубежных исследователей.

Так, например, проблемы правовой природы Европейских сообществ и Европейского Союза, а также вопросы типологизации источников права ЕС стали объектом исследования в работах В.Г.Барановского, Ю.М.Батурина, С.А.Беляева, М.М.Бирюкова, Л.И.Глухарева, М.К.Иванова, А.Я.Капустина, С.Ю.Кашкина, А.В.Клемина, И.С.Крыловой, В.И.Кузнецова, В.В.Маклакова, Р.А.Мюллерсона, Т.Н.Нешатаевой, О.М.Олтеану, Т.Г.Пархалиной, А.Э.Толстухина, Б.Н.Топорнина, Е.А.Шибаевой, Л.М.Энтина, М.Л.Энтина, Ю.М.Юмашева и др.

Отдельные вопросы, относящиеся к проблеме правовой унификации и гармонизации (в общетеоретическом и отраслевом аспектах, включая и вопросы правовой унификации и гармонизации в Европейском Союзе), нашли свое отражение в исследованиях С.В.Бахина, М.М.Богуславского, М.И.Брагинского, И.А.Грингольца, Г.К.Дмитриевой, Н.Г.Дорониной, О.Н.Зименковой, О.П.Коровиной, И.Н.Кузнецова, С.Н.Лебедева, А.Л.Маковского, А.А.Маковской, Р.А.Петросяна, О.Н.Садикова, И.Н.Сенякина, Ю.А.Тихомирова, П.Б.Харитонова, Н.Г.Швыдак и др.

Проблематики международно-правовой охраны интеллектуальной собственности универсального и, отчасти, регионального (европейского) характера касались в своих трудах О.Л.Алексеева, И.А.Близнец, М.М.Богуславский, В.С.Больбасов, Э.П.Гаврилов, О.А.Городов, В.А.Дозорцев, В.И.Еременко, И.А.Зенин, Л.В.Зубарев, В.О.Калятин, Л.Г.Кравец, М.Н.Кузнецов, К.Б.Леонтьев, Ю.Г.Матвеев, В.Ю.Одинцова, В.Г.Оплачко, В.В.Пирогова, Л.И.Подшибихин, И.В.Савельева, А.П.Сергеев, М.Ю.Смирнова, В.В.Старженецкий, В.П.Талимончик, А.И.Турлин, М.А.Федотов, К.В.Ханина, С.А.Чернышева, В.П.Шатров, В.Л.Энтин и др.

Следует подчеркнуть, что отдельные проблемы унификации и гармонизации правовой охраны интеллектуальной собственности в Европейском Союзе явились предметом исследования в трудах зарубежных ученых-коммунитаристов, среди которых следует назвать таких авторов, как В.Александер, Д.Бэйнбридж, В.Бенабу, А.Карбони, Г.Коэн Йорам, К.Коломбе, Б.Куксон, В.Корниш, Ф.Дессемонте, А.Дитц, В.Дилленц, М.Дохерти, П.Драхос, Т.Драйер, Дж.Дворкин, Б.Эдельман, А.Франсон, М.Францози, П.Геллер, И.Жандро, Ч.Гилен, Ф.Готцен, И.Говере, С.Хьюз, К.Кельман, Г.Кумантос, З.фон Левински, М.Ллевелин, Р.Нотт, Г.ван Овервалле, П.Самуэльсон, Г.Шрикер, Г.Триттон, Т.Винье и др.

Однако до сих пор в отечественной юридической науке не было предпринято специальных комплексных исследований проблем унификации и гармонизации права интеллектуальной собственности в Европейском Союзе в контексте генезиса и перспектив развития этой коммунитарной правовой сферы в системе права ЕС.



ЦЕЛЬ, ЗАДАЧИ И ПРЕДМЕТ ИССЛЕДОВАНИЯ. Основной целью настоящей работы является устранение пробелов, существующих в отечественной юридической науке в сфере комплексного исследования механизма унификации и гармонизации правовой охраны интеллектуальной собственности в Европейском Союзе в контексте генезиса и перспектив развития этой правовой сферы, а также формулирование предложений и рекомендаций по совершенствованию и повышению эффективности правовой охраны интеллектуальной собственности, с учетом опыта ЕС, как на уровне национального законодательства Российской Федерации, так и в контексте участия России в интеграционных процессах в рамках Содружества Независимых Государств, иных интеграционных образований экономического характера и общеевропейского сотрудничества.

Для реализации поставленной цели диссертационного исследования в работе поставлены следующие задачи:

- анализ особенностей и специфики системы источников права Европейского Союза, а также типологизация правовых источников ЕС;

- определение места права интеллектуальной собственности в системе права Европейского Союза;

- исследование проблемы соотношения и взаимодействия права интеллектуальной собственности и основных принципов Европейского Союза и Европейских сообществ (принципа свободного движения товаров, принципа свободного оказания услуг, принципа ограничения монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции);

- выявление причин и предпосылок унификации и гармонизации правовой охраны интеллектуальной собственности в Европейском Союзе в их исторической ретроспективе;

- рассмотрение основных концепций и парадигм унификации и гармонизации права интеллектуальной собственности в контексте положений как первичного и вторичного (секундарного) коммунитарного права, так и юридической доктрины;

- исследование основных направлений унификации и гармонизации права интеллектуальной собственности в Европейском Союзе (авторское право и смежные права, патентное право, право на средства индивидуализации, нетрадиционные объекты интеллектуальной собственности и др.);

- разработка предложений и рекомендаций по совершенствованию механизма правового регулирования в сфере интеллектуальной собственности с учетом проблем и перспектив правовой охраны интеллектуальной собственности в Европейском Союзе.

Предмет исследования составляют механизм, формы и методы осуществления унификации и гармонизации права интеллектуальной собственности в рамках регионального интеграционного сотрудничества государств-членов Европейского Союза в контексте генезиса и перспектив развития этой коммунитарной правовой сферы.

НАУЧНАЯ НОВИЗНА ИССЛЕДОВАНИЯ. Научная новизна диссертационного исследования обусловлена тем, что в отечественной юридической науке отсутствуют комплексные правовые исследования всего спектра проблем, связанных с унификацией и гармонизацией права интеллектуальной собственности в международных региональных объединениях вообще и в Европейском Союзе в частности. В настоящей работе анализ указанных проблем произведен на основе источников нормативно-правового характера (международные универсальные договоры и соглашения в сфере интеллектуальной собственности, принятые под эгидой ВОИС, ЮНЕСКО, ВТО; учредительные договоры Европейского Союза и Европейских сообществ; акты коммунитарного права секундарного уровня), практики Суда Европейских сообществ, источников доктринального плана.

В рамках представленного диссертационного исследования предпринята попытка найти адекватные подходы к оптимальному использованию опыта унификации и гармонизации права интеллектуальной собственности в Европейском Союзе для решения аналогичных задач, стоящих ныне как перед Российской Федерацией, находящейся в стадии формирования с Европейским Союзом общего европейского экономического пространства и планирующей в самое ближайшее время вступление во Всемирную торговую организацию (ВТО), так и перед Содружеством Независимых Государств и иными интеграционными объединениями на постсоветском пространстве, лишь начинающими свое поступательное движение к плодотворной интеграции в этой сфере, к повышению уровня и эффективности правовой охраны интеллектуальной собственности.

Результатом разработки темы диссертационного исследования являются следующие основные выводы, положения и рекомендации, которые выносятся на защиту:

1. Как известно, первоначально основной целью учреждения Европейских сообществ была необходимость в создании единого интракоммунитарного экономического пространства, построенного на принципах свободного движения товаров, услуг, капиталов, рабочей силы, ограничения монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции, что провозглашено в учредительных документах Европейских сообществ и вновь подтверждено в Договоре о Европейском Союзе 1992 г., а также в Договоре, учреждающем Конституцию для Европы 2004 г.

Право интеллектуальной собственности, будучи по своей изначальной природе территориально-ограниченным правом, существующим в рамках лишь одного определенного государства (в отличие, например, от права собственности на материальные объекты), с необходимостью вошло в противоречие с целями и задачами, стоящими перед Европейскими сообществами, естественным образом сдерживая достижение главной цели ЕС - создание полномасштабно функционирующего единого интракоммунитарного экономического рынка. Выход из данной ситуации, при всей ее сложности и нежелании государств-членов ЕС поступиться хотя бы частью своих правотворческих полномочий в сфере правовой охраны интеллектуальной собственности, был найден в расширении «территориальной ограниченности» права интеллектуальной собственности с территории одного конкретного государства-члена ЕС до масштабов всего Европейского Союза, что нашло выражение, например, в закреплении так называемого принципа «коммунитарного исчерпания прав на объекты интеллектуальной собственности». Согласно этому принципу, правообладатель охраняемого результата интеллектуальной деятельности в момент первой инициации принадлежащего ему объекта в коммерческий (хозяйственный) оборот посредством продажи где-либо на территории ЕС утрачивает свое право на контроль за дальнейшим распространением указанного результата интеллектуальной собственности в рамках всего Европейского Союза. Таким образом, охраняемый объект интеллектуальной собственности свободно циркулирует в масштабах ЕС без каких бы то ни было ограничений.

2. Существенным фактором, приведшим к началу процессов унификации и гармонизации права интеллектуальной собственности в Европейском Союзе, стала деятельность Суда ЕС, который в своих решениях по целому ряду дел, связанных с существованием и осуществлением прав на интеллектуальную собственность в рамках Европейских сообществ (коммунитарная дихотомия права интеллектуальной собственности), фактически и юридически «вывел» право интеллектуальной собственности из сферы внутригосударственного регулирования на орбиту коммунитарного порядка, используя при этом в ряде случаев элементы наднациональности в его компетенции и общеобязательность решений Суда ЕС.

С известной долей необходимости это приводит нас к выводу о наличии нормотворческого начала, определяющего специфику компетенции Суда ЕС в анализируемой нами сфере. Кроме всего прочего, практика Суда ЕС во многом определила выбор конкретных направлений, форм и способов унификации и гармонизации правовой охраны интеллектуальной собственности в Европейском Союзе.

3. Значительную роль в процессах унификации и гармонизации права интеллектуальной собственности в Европейском Союзе сыграла, да и продолжает играть в настоящее время деятельность Европейской комиссии. Именно этим институтом Европейского Союза были определены конкретные сферы, механизмы и способы коммунитаризации правовой охраны интеллектуальной собственности в ЕС. Указанная деятельность, прежде всего, была связана с принятием Европейской комиссией целого ряда документов, наметивших как пути дальнейшего совершенствования сближения национального законодательства стран-членов ЕС в сфере авторского права и промышленной собственности в ЕС, так и перспективы введения единых инструментов правовой охраны интеллектуальной собственности в рамках всего интеграционного образования. Указанные документы известны более под названием «Зеленые книги», которые были приняты в 1980-90 гг. ХХ в., что в последующем привело к разработке и принятию институтами ЕС целого ряда директив и регламентов в сфере права интеллектуальной собственности.

4. Можно выделить две формы интеграционных правовых процессов в сфере интеллектуальной собственности в рамках Европейского Союза. В рамках первой формы – гармонизации права – происходит сближение национальных законодательств стран-членов ЕС в сфере правовой охраны интеллектуальной собственности. Такая форма характерна, прежде всего, для авторского права и смежных прав. Гармонизация права в ЕС осуществляется с помощью такого нормативно-правого акта, как директива. Директива имеет обязательную силу только для того государства (либо группы государств), которому она адресована и лишь в отношении того результата, к достижению которого она направлена. Ее отличительной чертой также является то, что формы и способы реализации правоположений, закрепленных в директиве, определяются самим государством-дестинатором директивного правоположения. Директиве, как правило, должен корреспондировать акт национального законодательства, имплементирующий ее положения. В самой же директиве устанавливается определенный срок для осуществления имплементации.

При второй форме – унификация права – происходит введение единого инструмента правовой охраны интеллектуальной собственности, действующего на всей территории ЕС, не заменяющего, однако, национальных инструментов правовой охраны. Такая форма в большей степени характерна для сферы средств индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции (работ, услуг), права промышленных образцов, правовой охраны селекционных достижений в сфере растениеводства. Унификация права в рамках ЕС осуществляется посредством принятия такого нормативно-правового акта, как регламент. Главные свойства регламента - общее применение в государствах-участниках, общеобязательность в полном объеме и прямое (непосредственное) действие - предопределяют значительную эффективность его правоположений. Регламенты не нуждаются в последующей ратификации государствами-членами, в имплементации в национальное законодательство и не могут быть изменены никаким органом государства-члена.

5. Анализ процессов унификации и гармонизации права интеллектуальной собственности в Европейском Союзе приводит нас к выводу о том, что причины и предпосылки, приведшие к необходимости начала интеграционных процессов в этой сфере лежат в исключительно экономической плоскости и детерминированы императивами рыночной экономики. В настоящий момент право интеллектуальной собственности в Европейском Союзе парадигмой своего развития избрало в качестве приоритетной охрану не субъекта творческой деятельности как такового, не создателя произведения творчества, а наоборот - на первый план отчетливо выступает задача предоставления правовой охраны инвестициям, субъектам так называемой паратворческой деятельности (кино-, теле- и видеокомпаниям, организациям спутникового и кабельного вещания, организациям, управляющим имущественными правами авторов на коллективной основе и др.). Так, в частности, в сфере авторского права эта тенденция находит свое выражение в эволюции коммунитарного авторского права посредством все большего отхода от принципа «droit d`auteur», где приоритет отдавался прежде всего личности автора, защите его личных неимущественных (моральных) прав, к концепции «copyright», закрепляющей примат экономического содержания авторского права и направленной на «включение» объектов творчества в канву рыночных отношений. Согласно этой концепции, произведение творчества есть не более чем объект рыночных отношений (тождественный материальным аналогам), а его автор - это так называемый «творческий работник» со всеми вытекающими отсюда последствиями.

6. В настоящий момент в выборе направлений и сфер унификации и гармонизации права интеллектуальной собственности в Европейском Союзе обозначается четкая тенденция, суть которой сводится к тому, что интеграционным процессам в сфере интеллектуальной собственности в большей степени «подвержены» так называемые «новые» объекты творческой деятельности и новые формы их использования. К их числу можно отнести, например, биотехнологические изобретения, селекционные достижения в сфере растениеводства, компьютерные программы и базы данных, спутниковое и кабельное вещание, новеллы в системе авторских правомочий - право сдавать в прокат и передавать в безвозмездное пользование объекты творческой деятельности, использование объектов интеллектуальной собственности в глобальных информационных сетях и др. Это объясняется, с одной стороны, тем, что сами ход и направление развития научно-технической и информационной революции именно подобным образом влияют и на процессы правового урегулирования таких явлений. С другой стороны – «новые» сферы творческих отношений и их достижения в известной степени легче и лучше «поддаются» единообразному правовому урегулированию в целом ряде государств, входящих в региональную систему сотрудничества, поскольку в данном случае просто не существует каких-либо сложившихся традиций внутригосударственного регулирования данных отношений, а поэтому и согласование воль государств в данном вопросе достижимо в гораздо большей степени.

7. Специфика функционирования рыночно-ориентированных экономических отношений в рамках ЕС в сфере авторского права и смежных прав в контексте их коммунитарной гармонизации приводит в последнее время к тому, что все чаще субъектом первоначального авторского права, автором в истинном смысле этого слова (иными словами, субъектом творчества) признаются юридические лица (кино-, теле- и видеокомпании, организации спутникового и кабельного вещания и др.), а объектный состав охраняемых результатов творческой деятельности все больше расширяется за счет того, что к их числу относят объекты, мало что имеющие с результатами творчества, не обладающие оригинальностью и т.д. Это нашло свое отражение, в частности, в сфере правовой охраны баз данных, когда юридические лица могут наделяться целым рядом полномочий (право sui generis) на простые компиляции - базы данных, не являющиеся результатом творческой деятельности их создателя, а представляющие собой лишь суммарный эффект финансового вложения компаний в поиск данных, их систематизацию и представление в виде базы данных. Естественно, что все это вновь детерминировано императивами рыночной экономики, необходимостью первостепенной защиты инвестиций, а не самого произведения творчества и его истинного создателя.

8. Процесс унификации и гармонизации права интеллектуальной собственности в Европейском Союзе отличается определенным своеобразием, одно из которых - известное противоречие, изначально заложенное в нем. Согласно этому противоречию, можно говорить о так называемой двунаправленности вектора развития процессов коммунитарной унификации и гармонизации правовой охраны результатов творчества. Суть его заключается, в частности, в том, что, с одной стороны, мы видим повышение уровня правовой охраны результатов творческой деятельности и его субъектов, что выражается, например, в увеличении срока правовой охраны авторского права до 70 лет и смежных прав до 50 лет; в гармонизации правил исчисления сроков правовой охраны, в появлении новых объектов правовой охраны и т.д. С другой стороны - существенным образом ограничиваются правомочия субъектов интеллектуальной (творческой) деятельности. Это находит свое отражение, например, в возможности осуществления спутникового вещания и кабельной ретрансляции в целом ряде случаев без согласия правообладателей, в наделении достаточно большими полномочиями организаций, управляющих имущественными правами авторов на коллективной основе, подчас за счет прямого ограничения прав авторов, расширение случаев свободного использования творческих произведений в глобальных информационных сетях, система принудительных лицензий в сфере биотехнологических изобретений и др.

9. Интеграционные процессы в сфере права интеллектуальной собственности в рамках ЕС носят комплексный и универсальный характер. Это означает, что унификации и гармонизации подвергаются в определенной степени все основные сферы права интеллектуальной собственности (авторское право и смежные права, патентное право, право на средства индивидуализации, нетрадиционные объекты интеллектуальной собственности и др.). Кроме так называемых «материальных норм» права интеллектуальной собственности интеграционные процессы охватывают в настоящее время и процессуальные аспекты правовой охраны объектов интеллектуальной собственности, способы обеспечения и защиты прав на интеллектуальную собственность и др. Тем не менее, можно констатировать, что если ряд областей права интеллектуальной собственности уже подвергся успешной унификации и гармонизации, результатом чего явилось принятие целого комплекса регламентов и директив в сфере правовой охраны интеллектуальной собственности, то остается и немало проблем, связанных, в частности, с очевидными «пробуксовками» интеграционного процесса в таких областях, как введение патента Сообщества, патентование изобретений, содержащих компьютерные программы, полезные модели, проблемы применимого права при разрешении споров в сфере права интеллектуальной собственности и др.

10. Одним из важнейших векторов развития права интеллектуальной собственности в Европейском Союзе является его интернационализация. Это, в частности, выражается во все большем влиянии норм универсальных международных соглашений, принятых под эгидой международных организаций, на право интеллектуальной собственности ЕС (Всемирная организация интеллектуальной собственности, ЮНЕСКО, Всемирная торговая организация, Европейская патентная организация и др.). Одним из примеров этому служит присоединение Европейского сообщества 30 мая 2005 г. в качестве участника к Международной конвенции по охране новых сортов растений, пересмотренной в Женеве 19 марта 1991 г. Указанное решение принято Советом ЕС (2005/523/СЕ) в рамках реализации полномочий, предусмотренных ст. 300 и 308 Договора о ЕС.

Кроме того, при осуществлении гармонизационных и унификационных процедур в сфере правовой охраны интеллектуальной собственности во внимание принимаются также результаты и достижения основных торгово-экономических конкурентов ЕС – США и Японии в аналогичных сферах, ибо указанные страны в значительно большей степени достигли успехов в сфере новых информационных и биологических технологий, включая и область генной инженерии и селекции.

С другой стороны, наблюдается определенное опережение развития правового регулирования интеллектуальной собственности в ЕС по сравнению с международным универсальным и региональными механизмами правовой охраны интеллектуальной собственности. Так, можно утверждать, что механизм правовой охраны интеллектуальной собственности в ЕС является в настоящий момент более модернизированным, включающим сферы охраны, которые в настоящий момент не в достаточной степени урегулированы на международном универсальном уровне в рамках ВОИС (биотехнологические изобретения, право следования в сфере авторского права (droit de suite) и др.). Возникает вопрос об отставании механизмов Всемирной организации интеллектуальной собственности от региональных (европейской) систем, что, естественно, требует своего решения.

11. Проект Части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации (Раздел VII «Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации»), разработанный Исследовательским центром частного права и предложенный к обсуждению, в значительной степени вбирает в себя европейский опыт правовой охраны интеллектуальной собственности и во многом основан на действующих положениях нормативных актов Европейского Союза в сфере интеллектуальной собственности (большей частью, в сфере авторского права и смежных прав).

Так, в частности, в проекте Части четвертой ГК РФ введены новые правовые институты, ранее неизвестные российскому законодательству об интеллектуальной собственности, среди которых, прежде всего, право изготовителя базы данных на содержание такой базы данных (§ 5 главы 71). Регулирование в этой сфере опирается на опыт Директивы Совета ЕС 96/9/ЕС от 11 марта 1996 г. о правовой охране баз данных. Однако, в отличие от указанного документа, рассматривающего право изготовителя на содержание базы данных как специальное право (sui generis), в проекте это право рассматривается, как смежное с авторским.

Кроме того, к новеллам проекта Части четвертой ГК РФ следует отнести охрану исключительного смежного права публикатора, то есть гражданина, который впервые обнародовал произведение литературы, науки или искусства, отвечающее требованиям, предъявляемым Кодексом к объектам авторского права, но не опубликованное в течение срока действия авторского права и перешедшее поэтому в общественное достояние, либо вообще никогда не охранявшееся авторским правом (§ 6 главы 71). Регламентация этого права в проекте опирается на содержание Директивы Совета ЕС 93/98/ЕС от 29 октября 1993 г. о гармонизации сроков охраны авторского права и некоторых смежных прав.

Тем не менее, проект Части четвертой ГК РФ не отражает многих тенденций в развитии права интеллектуальной собственности в ЕС, в особенности, в сфере права промышленной собственности. Так, например, в проекте Части четвертой ГК не нашел отражение европейский опыт в сфере правовой охраны биотехнологических изобретений, дополнительной защиты запатентованных лекарственных и фитофармацевтических средств и др.

12. В связи с формированием Общего европейского экономического пространства между Европейским Союзом и Российской Федерацией целесообразно заключение специального соглашения, охватывающего вопросы правовой охраны интеллектуальной собственности. В указанном соглашении следует закрепить положения о важности обеспечения должного уровня эффективной охраны и обеспечения реализации прав на объекты интеллектуальной собственности, а также подтвердить значимость обязательств, вытекающих из целого ряда международных универсальных соглашений об охране интеллектуальной собственности как для стран-членов ЕС, так и для Российской Федерации.

Кроме того, целесообразно закрепить обязательство РФ по совершенствованию механизмов охраны прав на объекты интеллектуальной собственности с целью обеспечения уровня правовой охраны, аналогичного уровню, существующему в ЕС (включая и эффективные средства обеспечения соблюдения таких прав), посредством совершенствования российского законодательства о правовой охране интеллектуальной собственности, гармонизации и унификации российского законодательства с положениями директив и регламентов ЕС в сфере интеллектуальной собственности и присоединения РФ к целому ряду универсальных международных соглашений в этой сфере. Тем более, это актуально в контексте перспективного вступления нашей страны во Всемирную торговую организацию.



ИСТОЧНИКИ И МЕТОДОЛОГИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ. При написании настоящего исследования диссертантом:

- анализировались положения учредительных договоров Европейских сообществ и Европейского Союза (Договор об учреждении Европейского объединения угля и стали 1951 г. – в настоящий момент утратил свою силу, Договор об учреждении Европейского сообщества 1957 г., Договор об учреждении Европейского сообщества по атомной энергии 1957 г., Единый европейский акт 1986 г., Маастрихтский Договор о Европейском Союзе 1992 г., Амстердамский договор 1997 г., Ниццский Договор 2001 г., Договор, учреждающий Конституцию для Европы 2004 г.); акты, касающиеся сотрудничества Европейского Союза и Российской Федерации (Соглашение о партнерстве и сотрудничестве 1994 г.) и др.;

- рассматривались акты коммунитарного права вторичного (секундарного) уровня – регламенты, директивы, решения и др., относящиеся к теме диссертационного исследования. В частности, подвергнуты анализу Директива Совета ЕС 91/250/ЕС от 14 мая 1991 г. о правовой охране компьютерных программ, Директива Совета ЕС 92/100/ЕС от 19 ноября 1992 г. о праве на прокат и на предоставление в безвозмездное пользование и некоторых правах, смежных с авторскими, в сфере интеллектуальной собственности, Директива Совета ЕС 93/83/ЕС от 27 сентября 1993 г. о координации некоторых норм авторского права и смежных прав применительно к спутниковому вещанию и кабельной ретрансляции, Директива Совета ЕС 93/98/ЕС от 29 октября 1993 г. о гармонизации сроков охраны авторского права и некоторых смежных прав, Директива Совета ЕС 96/9/ЕС от 11 марта 1996 г. о правовой охране баз данных, Директива Европейского парламента и Совета ЕС 2001/84/ЕС от 27 сентября 2001 г. о праве следования в пользу авторов оригинальных произведений искусства, Директива Европейского парламента и Совета ЕС 2001/29/ЕС от 22 мая 2001 г. о гармонизации некоторых аспектов авторского права и смежных прав в информационном обществе, Директива Европейского парламента и Совета ЕС 98/44/ЕС от 6 июля 1998 г. о правовой охране биотехнологических изобретений, Регламент Совета ЕС 1768/92 от 18 июня 1992 г. о введении сертификата дополнительной защиты для медицинских продуктов, Регламент Совета ЕС 1610/96 от 23 июля 1996 г. о введении сертификата дополнительной охраны для фитофармацевтических продуктов, Директива Совета ЕС 98/71/ЕС от 13 октября 1998 г. о правовой охране промышленных образцов, Регламент Совета ЕС 6/2002 от 12 декабря 2001 г. о промышленных образцах Сообщества, Первая Директива Совета ЕС 89/104/ЕС от 21 декабря 1988 г., направленная на сближение законодательства государств-членов о товарных знаках, Регламент Совета ЕС 40/94 от 20 декабря 1993 г. о товарном знаке Сообщества, Регламент Совета ЕС 2081/92 от 14 июля 1992 г., касающийся охраны географических указаний и наименований мест происхождения сельскохозяйственных и пищевых продуктов, Регламент Совета ЕС № 2082/92 от 14 июля 1992 г., касающийся удостоверений специфики сельскохозяйственных и пищевых продуктов, Директива Совета ЕС 87/54/ЕС от 16 декабря 1986 г. о правовой охране топологий интегральных микросхем, Регламент Совета ЕС 2100/94 от 27 июля 1994 г., устанавливающий режим коммунитарной правовой охраны новых сортов растений, Директива Европейского парламента и Совета ЕС 2004/48/ЕС от 29 апреля 2004 г. об обеспечении защиты прав на интеллектуальную собственность и др.

- анализировались проекты директив и регламентов в сфере правовой охраны интеллектуальной собственности, среди которых, прежде всего, проект Регламента Совета ЕС о патенте Сообщества от 1 августа 2000 г., проект Директивы Европейского парламента и Совета ЕС о патентоспособности изобретений, содержащих компьютерные программы, от 20 февраля 2002 г., проект Директивы Европейского парламента и Совета, касающейся сближения правовых режимов охраны изобретений в форме полезной модели от 25 июня 1999 г. и др.;

- исследовалась практика Суда Европейских сообществ, относящаяся к проблематике правовой охраны интеллектуальной собственности;

- подвергались рассмотрению основные международные универсальные соглашения в сфере авторского права и смежных прав, права промышленной собственности (Конвенция, учреждающая Всемирную организацию интеллектуальной собственности от 14 июля 1967 г., Всемирная декларация по интеллектуальной собственности 2002 г., Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС). Приложение 1С к Соглашению об учреждении Всемирной торговой организации, Договор ВОИС по авторскому праву от 20 декабря 1996 г., Договор ВОИС по исполнениям и фонограммам от 20 декабря 1996 г., Бернская конвенция об охране литературных и художественных произведений от 9 сентября 1886 г., Всемирная конвенция об авторском праве от 6 сентября 1952 г., пересмотренная в Париже 24 июля 1971 г., Международная конвенция об охране интересов артистов-исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций от 26 октября 1961 г., Конвенция об охране интересов производителей фонограмм от незаконного воспроизводства их фонограмм от 29 октября 1971 г., Конвенция о распространении несущих программы сигналов, передаваемых через спутники от 21 мая 1974 г., Парижская конвенция по охране промышленной собственности от 20 марта 1883 г., Договор о патентной кооперации от 19 июня 1970 г., Договор о патентном праве от 1 июня 2000 г., Договор о законах по товарным знакам от 27 октября 1994 г., Страсбургское соглашение о международной патентной классификации от 24 марта 1971 г., Будапештский договор о международном признании депонирования микроорганизмов для целей патентной процедуры от 28 апреля 1977 г. и др.);

- в сравнительно-правовом аспекте анализировались положения законодательных актов в сфере авторского права и смежных прав, права промышленной собственности стран-членов Европейского Союза (Бельгии, Великобритании, Дании, Испании, Италии, Нидерландов, Португалии, ФРГ, Франции и др.);

- изучались труды отечественных и зарубежных исследователей-правоведов, относящиеся к проблемам, составляющим предмет диссертационного исследования.



Методологическую основу диссертационного исследования составили принципы и категории диалектики, логический метод, метод исторической реконструкции, методология сравнительного правоведения, а также метод системно-структурного анализа.

ПРАКТИЧЕСКАЯ ЗНАЧИМОСТЬ ИССЛЕДОВАНИЯ. Предложения и выводы, сформулированные по результатам диссертационного исследования, а также сам материал настоящей работы, связанный с анализом процессов унификации и гармонизации права интеллектуальной собственности в Европейском Союзе могут быть использованы:

- в правотворческой деятельности в процессе совершенствования законодательства о правовой охране интеллектуальной собственности в Российской Федерации и других странах СНГ, интегрирующихся в общеевропейское правовое поле;

- для выработки конкретных направлений кооперации и сотрудничества в интеграционной сфере в рамках СНГ, ЕврАзЭС и иных интеграционных объединений на постсоветском пространстве в контексте унификации и гармонизации права интеллектуальной собственности;

- правообладателями в сфере интеллектуальной собственности, организациями, управляющими имущественными правами авторов на коллективной основе, а также и другими заинтересованными физическими и юридическими лицами, органами государственной власти и управления и др.;

- в учебном процессе в курсах международного публичного и частного права, европейского права, гражданского права зарубежных стран, в специальных курсах, касающихся проблем правовой охраны интеллектуальной собственности.

АПРОБАЦИЯ РАБОТЫ И ВНЕДРЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ. Основные теоретические положения, выводы и научно-практические рекомендации изложены в опубликованных научных, библиографических, учебных и учебно-методических публикациях.

Диссертантом сделаны доклады и научные сообщения на различных конференциях, коллоквиумах, круглых столах и иных научных заседаниях, среди которых:

- Всероссийская научно-практическая конференция «Правовая реформа в России: проблемы теории и практики» (Екатеринбург, Уральская государственная юридическая академия, 18 - 19 апреля 1996 г.);

- Методологический университет «АРГО – 97», организованный Московским общественным научным фондом - секция международного частного права (Санкт-Петербург, 27 января - 7 февраля 1997 г.);

- Международная конференция «Распространение знаний о международном гуманитарном праве» (Казань, Казанский государственный университет, 15 - 16 мая 1997 г.);

- Первая конференция Всемирной ассоциации международного права в России (Москва, 17 - 20 сентября 1997 г.);

- Международная конференция «Россия и Европейский Союз: межрегиональное сотрудничество» (Москва, 3 - 5 декабря 1997 г.);

- Юбилейная научная конференция, посвященная 100-летию юридического образования в Томском университете (Томск, 29 - 31 января 1998 г.);

- Международная научно-практическая конференция «Россия накануне XXI века: суверенитет - федерализм - экономическая безопасность» (Казань, Казанский финансово-экономический институт, 26 - 27 марта 1998 г.);

- Международный семинар по проблемам защиты интеллектуальной собственности (Казань, Казанский государственный университет, 29 апреля 1998 г.);

- Международная конференция «Права человека: пути их реализации» (Саратов, Саратовская государственная академия права, 8-10 октября 1998 г.);

- Международная конференция «Международно-правовые проблемы Мирового океана» (в рамках Ежегодного собрания Российской Ассоциации международного права, Москва, 2-6 ноября 1998 г.);

- Международная конференция «Формирование правового государства, демократии и защита прав и основных свобод человека в Российской Федерации и Республике Татарстан» (Казань, 3-4 декабря 1998 г.);

- Ежегодное (42-е) собрание Российской ассоциации международного права (Москва, Пресс-центр МИД РФ, 2-5 февраля 1999 г.);

- Региональный семинар (СНГ) в области преподавания права интеллектуальной собственности, организованный Всемирной организацией интеллектуальной собственности (ВОИС) (Москва, Роспатент, 29-31 марта 1999 г.);

- Научно-практическая конференция «Проблемы правовой охраны архитектуры» (Казань, Казанская государственная архитектурно-строительная академия, 24 марта 2000 г.);

- Международная научная конференция «Россия и европейское право» (Москва, МГИМО, 11-12 мая 2000 г.);

- Международный семинар «Преподавание права ЕС в российских вузах» (Москва, Российский университет дружбы народов, 5 – 7 декабря 2000 г.);

- Коллоквиум «Новые двусторонние переговоры между Швейцарией и ЕС», организованный Швейцарской Ассоциацией европейского права (Берн, Швейцария, Бернский университет, 30 ноября 2001 г.);

- Цикл конференций «Восток и Запад», организованный Фрибургским университетом в 2001/2002 академическом году (Фрибург, Швейцария);

- Конференция «Конституция для Европы», организованная Институтом Европейского права Фрибургского университета в рамках дня Европы (Фрибург, Швейцария, 16 апреля 2002 г.);

- Всероссийская научно-практическая конференция «Становление гражданского общества и демократической политической системы в Российской Федерации» (Казань, 29 октября 2002 г.), организованная Академией политической науки РФ, Научным советом по политологии Академии наук Республики Татарстан;

- Международная научно-практическая конференция «Европейская конвенция и практика Европейского Суда по правам человека», организованная Советом Европы и Кафедрой по правам человека ЮНЕСКО при Казанском государственном университете (Казань, Казанский государственный университет, 13-14 ноября 2002 г.);

- Всероссийская научно-практическая конференция «Два века юридической науки и образования в Казанском университете», посвященная 200-летию Казанского государственного университета (Казань, КГУ, 13-14 мая 2004 г.);

- Всероссийская научно-практическая конференция «Актуальные проблемы права интеллектуальной собственности», посвященная памяти профессора С.А.Чернышевой (I Чернышевские чтения) (Казань, Казанский филиал Российской академии правосудия, 28 февраля 2005 г.);

- Международная конференция «60 лет Победы, создания ООН и международное право», организованная Российской ассоциацией международного права (Москва, 27-30 июня 2005 г.);

- Всероссийская научно-методическая конференция «Перспективные направления методики преподавания международного частного права» (Москва, Московская государственная юридическая академия, 18 ноября 2005 г.);

- Круглый стол «Права человека в национальном и международном праве» (Казань, Институт экономики, управления и права, 8 декабря 2005 г.);

- Всероссийская научно-практическая конференция «Актуальные проблемы права интеллектуальной собственности» (II Чернышевские чтения) (Казань, Казанский филиал Российской академии правосудия, 3 марта 2006 г.).

Большую помощь в подготовке диссертационной работы оказали зарубежные научно-исследовательские программы в ведущих научных и образовательных центрах, в которых принял участие диссертант. Среди них, в частности:

- Лювенский католический университет (Лювен, Бельгия, 1996 г.) - исследования в рамках программы ТЕМПУС-ТАСИС;

- Лейденский университет (Лейден, Нидерланды, 1999 г.) – исследования в рамках программы по реформированию российского юридического образования, осуществляемой Международным банком реконструкции и развития и Российским фондом правовых реформ;

- Европейский колледж (Брюгге, Бельгия, 2000 г.) – исследовательская программа по конкурсу Комиссии ЕС;

- Фрибургский университет (Фрибург, Швейцария, 2001 - 2002 гг.) – исследовательская программа по актуальным проблемам права интеллектуальной собственности под руководством профессора Франсуа Дессемонте;

- Всемирная академия интеллектуальной собственности и библиотека Всемирной организации интеллектуальной собственности (Женева, Швейцария, 2002 г.) и др.

Результаты диссертационного исследования использовались в педагогических и образовательных целях при проведении учебных занятий по гражданскому праву, международному частному праву, европейскому гуманитарному праву, праву интеллектуальной собственности в Казанском государственном университете им. В.И.Ульянова-Ленина, Казанском филиале Российской академии правосудия. Кроме того, проведена апробация результатов исследования при осуществлении научно-исследовательской работы в Институте социально-экономических и правовых наук Академии наук Республики Татарстан (г.Казань).

Диссертант в течение ряда лет осуществлял научное руководство работой проблемной группы «Актуальные проблемы права интеллектуальной собственности», принимал участие в подготовке и редактировании всероссийских проблемно-тематических сборников и библиографических указателей по праву интеллектуальной собственности (Казань, 1997 - 2005 гг.)16, участвовал в организации научно-практических конференций по праву интеллектуальной собственности (Казань, 1998, 2005, 2006 гг. – I и II Чернышевские чтения), выступал рецензентом по монографическим исследованиям в сфере права интеллектуальной собственности17, а также оппонировал профильные диссертационные исследования на соискание ученой степени кандидата юридических наук.

Диссертационное исследование обсуждалось на совместном заседании кафедры международного права и кафедры гражданского права Российской академии правосудия.



СТРУКТУРА РАБОТЫ. Структура диссертационного исследования обусловлена целью и задачами настоящей работы и состоит из введения, двух разделов, включающих семь глав и двадцать пять параграфов, заключения и списка использованных нормативно-правовых актов и литературы.
  1   2   3   4   5   6


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница