Прагматические характеристики комического абсурда



Скачать 156.74 Kb.
Дата08.05.2016
Размер156.74 Kb.
УДК 801.03

С.В.Ивлева
ПРАГМАТИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ КОМИЧЕСКОГО АБСУРДА
Комический абсурд рассматривается как своеобразный способ осмысления действительности, знание специфики которого позволит избежать коммуникативных сбоев и неудач в межкультурном общении. Анализируются различные способы выражения прагматических характеристик комического абсурда в речи.
Ключевые слова: комический абсурд, прагматический логический абсурд, прагматический оценочный абсурд, черный юмор.
Прагматические характеристики комического абсурда гораздо сложнее, чем карикатурное представление семантики в смешном повествовании. Исходя из возможных типов несоответствий (выводных и оценочных), встречающихся в комически абсурдных текстах, представляется возможным выделить следующие типы прагматического абсурда:

  1. Прагматический логический абсурд, представляющий собой насмешку над стандартной логикой;

  2. Прагматически оценочный абсурд, выражающийся в виде высмеивания какого-либо персонажа (его внешности, интеллектуальной несостоятельности, понижение в статусе того, кто претендует или занимает высокий пост) и в виде шутливого переворачивания общепринятых норм и ценностей.

Прагматический логический абсурд представляет собой насмешку над стандартной логикой. В логике под абсурдом обычно понимается противоречивое выражение. В таком выраже­нии что-то утверждается и отрицается одновременно, как, например, в высказывании «Некоторые родители имеют детей и вместе с тем не имеют их».

Абсурдным считается также выражение, которое внешне не является противоречивым, но из которого все-таки может быть выведено противоречие. В высказывании «Жила была мертвая царевна» есть только утверждение, но нет отрицания и, соответственно, нет явного противоречия. Но ясно, что из этого высказывания вытекает очевидное противоре­чие: «нельзя быть мертвой и одновременно живой».



Основными моделями прагматического логического абсурда являются ситуации, когда

1) из предшествующего тезиса не выводится последующий тезис;

2) из предшествующего действия не выводится последующее действие;

3) из предшествующего тезиса не выводится последующее действие, либо обратные ситуации, когда из предшествующего действия не выводится последующий тезис.

К первой модели прагматического логического абсурда, когда из предшествующего тезиса не выводится последующий тезис, относится бесчисленное множество нелепых коммуникативных ходов, лишенных согласования. Например:


  • Please, give me a bite of your apple.

  • It’s not a pear, it’s a banana.

  • Пожалуйста, дай мне укусить твое яблоко.

  • Это не груша, это банан.

Среди подобных примеров можно выделить указательные и аргументативные несоответствия.

Указательные несоответствия нарушают наиболее важный закон логики – постулат тождества. Впервые данный закон был сформулирован Аристотелем в трактате «Метафизика». Согласно ему любая мысль обязательно должна быть равна (тождественна) самой себе, т. е. она должна быть ясной, точной, простой, определенной. Иначе говоря, закон тождества запрещает путать и подменять понятия в рассуждении, т. е. употреблять одно и то же слово в разных значениях или вкладывать одно и то же значение в разные слова. Абсурдные высказывания, содержащие указательные логические несоответствия, являются двусмысленными, в силу чего становится непонятен смысл высказывания и рождается абсурд. Например:

Я сломал ногу в двух местах.

Больше не попадай в эти места.

Когда закон тождества нарушается непроизвольно, абсурдность возникает вследствие простых логических ошибок. Когда же закон тождества нарушается преднамеренно, с целью запутать собеседника и доказать ему какую-нибудь нелепую мысль, тогда появляются не просто ошибки, а абсурдные софизмы, внешне правильные доказательства какой-либо абсурдной мысли. Например:

Чем больше ты учишь, тем больше ты знаешь,

Чем больше ты знаешь, тем больше ты забываешь,

Чем больше ты забываешь, тем меньше ты знаешь,

Следовательно, чем больше ты учишь, тем меньше ты знаешь.

Достаточно часто абсурдные софизмы помогают говорящему запутать собеседника и тем самым уйти от ответственности за какое-либо действия (либо бездействия). Например:



A gentleman entered a pastry-cook's shop and ordered a cake; but he soon brought it back and asked for a glass of liqueur instead. He drank it and began to leave without having paid. The proprietor detained him. «You've not paid for the liqueur» «But I gave you the cake in exchange for it» «You didn't pay for that either» «But I hadn't eaten it».

Джентльмен зашел в кондитерскую и заказал пирожное. Но вскоре он принес его обратно и попросил взамен рюмку ликера, выпил его и начал уходить, не заплатив. Хозяин кондитерской остановил его. «Вы не заплатили за ликер». «Вместо него я отдал вам пирожное». «Но вы и за него не заплатили». «А я его и не ел».

Нарушение закона тождества является продуктивным способом создания прагматического логического абсурда и лежит в основе большинства нелепых высказываний. Во всех примерах, основанных на нарушении данного логического закона, используется один и тот же прием: в одинаковых словах смешиваются различные значения, ситуации, темы, одна из которых не тождественна другой.

К первой модели прагматического логического абсурда, когда из предшествующего тезиса не выводится последующий тезис, относятся также случаи абсурдной аргументации. Например:


  • Где ты был летом?

  • В Киеве, купался в море.

  • Но в Киеве нет моря.

  • Я этого не знал, оттого и выкупался.

Данный пример абсурдной аргументации нарушает логический закон достаточного основания, который гласит, что любая мысль (тезис) для того, чтобы иметь силу, обязательно должна быть доказана (обоснована) какими-либо аргументами (основаниями), причем эти аргументы должны быть достоверными и достаточными для доказательства исходной мысли. В приведенном примере абсурдный тезис не вытекает из основания. Говорящий мог не знать, что в Киеве нет моря, но из этого не следует, что он смог в нем искупаться.

Абсурдные аргументы ставят под сомнение не только достоверность слов субъекта, но также и рациональность его действий. Например:



Жена обращается к мужу

  • За что ты меня избил? Я же ничего плохого не сделала.

  • Было бы за что, вообще бы убил.

Все примеры абсурдной аргументации показывают стремление собеседника «сохранить хорошую мину при плохой игре». Это своего рода отчаянные попытки говорящего найти оправдание нелепым словам либо бессмысленным поступкам и выйти из затруднительной ситуации.

Логический закон достаточного основания, требуя от рациональной аргументации доказательной силы, предостерегает нас от поспешных выводов и непроверенных утверждений:



Я положил ноги на колени, потому что руки были заняты.

Прошу мне прислать библию крупным шрифтом, потому что я верую в крестианскую церковь (сочетание семантической подстановка и абсурдной аргументации).

Я не сделал домашнюю работу, потому что я плохо вижу на английском языке.

Абсурдная аргументация, являясь своеобразным «интеллектуальным мошенничеством», выступает механизмом создания голословных сенсаций и небылиц.

Ко второй модели прагматического логического абсурда относятся ситуации, когда из предшествующего действия не выводится последующее действие. Например:

Она долго красилась и одевалась, прежде чем пойти спать.

К третьей модели прагматического логического абсурда относятся ситуации, когда из предшествующего тезиса не выводится последующее действие. Например:



«Да будет свет!» – сказал монтер и перерезал провода.

Как правило, подобного рода несоответствие строится на некотором практическом несоответствии между аргументами оратора и его поведением. «Нельзя курить, это вредно» говорит отец сыну и тут же берет в руки сигару. Абсурдным может быть не только действие самого говорящего, неадекватной может оказаться реакция собеседника на услышанное. Например:



«Какое замечательное платье ты выбрала» – сказала девушка, одобряя выбор своей подруги, после чего та сразу же отказалась его примерять.

Данный пример подтверждает глубокую убежденность в том, что не существует настоящей женской дружбы. Все девушки подсознательно воспринимают друг друга в качестве соперниц, задача каждой из которых навредить своей потенциальной конкурентке. В описанной ситуации лестные слова о хорошем выборе подруге служат лишь антирекламой и являются сигналом того, что следует отказаться от покупки выбранной вещи.

Встречаются обратные ситуации, когда действия субъекта не соотносятся с их последующей вербальной оценкой. В качестве примера приведем ситуацию, высмеивающую общепринятые этикетные нормы поведения за столом:

A man sitting at the dinner table dipped his hands in the mayonnaise and then ran them through his hair. Then he saw his neighbor’s astonishment and apologized immediately: «I'm so sorry. I thought it was spinach».

Мужчина, сидящий за обеденным столом, окунул руки в майонез и затем вытер их о свои волосы. Потом сразу же извинился, после того, как увидел удивление своего соседа: «Извините. Я думал, что это шпинат».

Все прагматические несоответствия связаны с невозможностью рациональной интерпретации коммуникативного поступка в целом, а не того или иного отдельно взятого компонента.

Прагматические логические несоответствия в абсурдных текстах проявляются как ловушки, в которые попадает один из персонажей либо адресат. Главная цель подобных ловушек – расширить границы мышления человека, склонного к буквальному «прочтению» действительности. В случае «приведения к абсурду» воспринимающий информацию попадает в логический тупик, выход из которого можно найти, только отказавшись от идеи рациональности и «матричности» мышления.

Обратимся к подробному рассмотрению прагматически-оценочного абсурда. Любая культура определяется аксиологически как совокупность материальных и духовных ценностей, способов их созидания и трансляции. Ценности неразрывно связаны с социокультурным контекстом и могут рассматриваться в качестве неких «квантов» общего культурного поля. Без них не может обходиться ни одно здоровое общество. Ценности – это социально одобряемые и разделяемые большинством людей представления о том, что такое добро, справедливость, патриотизм, любовь, дружба и т.д. Разные культуры в тот или иной период времени могут отдавать предпочтение разным ценностям: героизму на поле боя, материальному обогащению, аскетизму и т.д. Типы ценностей, их пересечение и конфликт закрепляются в языковой картине мира, а вариативная группировка ценностей способна выступать отличительным признаком той или иной культуры.

Мы полагаем, что ценности, которые наиболее часто подвергаются комически абсурдному переосмыслению, являются наиболее актуальными для того или иного общества в определенный период времени. Именно комически абсурдные шутки являются индикаторами, помогающими выявить специфические особенности в ценностных картинах мира и проследить динамику развития ценностных ориентиров того или иного общества.

Говоря о шутливом переворачивании общепринятых в обществе норм и ценностей, мы имеем в виду примеры прагматического оценочного абсурда, являющегося, по мнению В.И.Карасика, «действенным механизмом критики окружающей действительности» [Карасик 2002: 380].

Как отмечает В.И.Карасик «прагматический абсурд включает все разновидности абсурда, но в узком смысле связан с невозможностью рациональной интерпретации коммуникативного поступка в целом, а не того или иного компонента этого поступка» [Карасик 2007: 83]. Например:

Я буду ждать ваших ответов на ваши вопросы.

Важнейшим противопоставлением поведенческих стратегий в комически абсурдных текстах является контраст между этическими (моральными) и утилитарными нормами поведения.
К моральным нормам поведения будут относиться нравственные императивы, требования определенного поведения, основанные на принятых в обществе представлениях о должном либо непозволительном. Согласно определению, предложенному в Энциклопедии социологии «мораль охватывает нравственные взгляды и чувства, жизненные ориентации и принципы, цели и мотивы поступков и отношений, проводя границу между добром и злом, совестливостью и бессовестностью, честью и бесчестием, справедливостью и несправедливостью, нормой и ненормальностью, милосердием и жестокостью и т. д.» [Абушенко 2003: 675]. Например:

То, что меня любило,

Больше всего и било.

А то, что я сам любил,

То и вовсе убил.

Данным примером высмеивается неспособность в соответствии с моральными принципами преодолеть склонность к насилию. Под сомнение ставится главный принцип добродетели: «Нельзя причинять людям зла, следует творить добро».

Среди примеров, высмеивающих моральные ценности, достаточно частотными являются комически абсурдные лозунги с двусмысленными ключевыми понятиями. Например:

Лозунг железнодорожников: «Дадим каждому пассажиру по мягкому месту!».

Смысл данного комически абсурдного лозунга двоякий. Во-первых, если принять во внимание особенности деятельности железнодорожников, то становится ясно, что речь может идти о производительности их труда, а именно об увеличении количества пассажирских мест при использовании железнодорожного транспорта. Но вместе с тем, «мягкое место» обозначает ягодичную область, поэтому «дать пассажирам по мягкому месту» имеет скрытый смысл – ударить их, тем самым, нарушить моральную норму.

В XXI веке нарушение нравственных императивов приобрело особую популярность. Прежде всего, это связано с возросшим уровнем общественной агрессии. Например:

Он добавил картошки, посолил и поставил аквариум на огонь...

В результате общественной деморализации особую актуальность приобрели примеры «черного юмора» (от французского humour noir), иллюстрирующие мрачные или отвратительные факты, преподносимые в гротескном виде. Комический эффект подобных шуток достигается опрокидыванием моральных ценностей и смех вызывается тем, что в другой ситуации должно вызвать отвращение или ужас. Абсурд образа подобных шуток превышает даже моральное табу смеяться над смертью. Например:



Шестнадцать молодых людей роют могилу, но достанется она только одному. Смотрите новое реалити-шоу «Последний дом»!

Данный пример является пародией на популярный в наши дни телевизионный проект «Дом-2», где шестнадцать молодых людей строят дом, и достанется он только одному из них. Вызываемый данной шуткой смех помогает справиться с типичным русскому человеку страхом смерти.

В русской фольклористике термин «чёрный юмор» часто используется для обозначения конкретной формы, через которую этот вид комического приходит в фольклор – «садистских стишков». «По своей форме и своему содержанию эти стишки (часто называемые «страшилки»), появившиеся в 70-х годах, принципиально отличаются от обычных анекдотов. Как и частушки, они имеют стихотворную форму и целиком укладываются в четыре, а реже, в две строки. Главными героями в большинстве таких анекдотов выступают маленький мальчик или девочка». Приведем пример «садистского стишка»:

Маленький мальчик в песочке играл,

Сзади неслышно каток подъезжал.

Долго рыдала над мальчиком мать,

Пытаясь ребенка в рулончик скатать.

Важная особенность этого жанра – гротесковое преувеличение опасностей, подстерегающих ребенка на каждом шагу, доведение трагической ситуации до абсурда. Вряд ли кто-нибудь когда-нибудь в действительности был задавлен катком или утонул в унитазе. Прослеживается явная связь между карнавальным, смешным изображением смерти и всего страшного (как и сакрального), и «садистским стишком».

В русской культуре весомый вклад в развитие чёрного юмора сделал Олег Григорьев (1943 – 1992), известный широкому кругу читателей как основоположник жанра «абсурдных страшилок». Главный мотив многих его работ – насилие. Например:

Коля съел мое варенье,

Все испортил настроение.

Я синяк ему поставил –

Настроение исправил.

У О.Григорьева гиперболизированная жестокость становится сюжетным эквивалентом, описывающим не только мир детей, но и мир взрослых. Вот одно из его самых известных «взрослых» стихотворений:



Девочка красивая,

В кустах лежит нагой.

Другой бы изнасиловал,

А я лишь пнул ногой.

И в том и в другом случае возникает перевернутая абсурдная мораль, изображающая насилие как благо («настроение исправил»), а минимальное насилие – как нравственный подвиг («другой бы изнасиловал»), заслуживающий уважения.

Нередкими являются примеры абсурдных шуток, в которых персонаж причиняет или (призван) причинить вред себе. Например:

Если ты поздно вечером, придя домой после работы, по ошибке вместо воды выпил проявитель, выпей и закрепитель, ибо дело не будет доведено до конца!

Как известно, и проявитель, и закрепитель являются химическими препаратами, поступление в организм которых может вызвать сильнейшее отравление или же смерть. Призыв к употреблению проявителя/ закрепителя вместо воды – призыв подвергнуть свою жизнь опасности.

Приведем еще один пример нарушения утилитарных норм посредством причинения вреда своему здоровью:

Мне доктор вшил два пальца в рот, теперь я пью и не пьянею.

Неблагоразумные люди, пренебрегая утилитарными ценностями, как правило, подвергают опасности свое благосостояние. Например:



Молодая чета купила новую машину. Решили покататься, природу посмотреть. Катаются час, два, три. Вдруг мужчина видит телеграфный столб и врезается в него.

  • Ну, приехали! – говорит муж.

  • Ты зачем разбил машину? – возмущается жена.

  • А как бы я затормозил в поле, где нет телеграфных столбов?

Данный пример высмеивает человеческую глупость и показывает неспособность субъекта трезво оценивать ситуацию и предвидеть итог своего нерационального поведения. Мотивировка нарушаемой в данном случае утилитарной нормы сводится к следующему принципу: «Следует учитывать последствия своих поступков».

Все вышеперечисленные примеры иллюстрируют нарушения утилитарных норм. Главные герои подобных миниатюр не в состоянии адекватно оценивать ситуацию, склонны переоценивать собственные способности и возможности, имеют тенденцию упускать благоприятные шансы и выгоду.

Иногда в научной литературе можно встретить деление норм на сильные и слабые. Как отмечает В.И.Карасик «…Сильные нормы связаны с причинением вреда другим людям, слабые – с нанесением ущерба самому себе. Например, нельзя бросать товарища в беде, быть трусом, бить слабого, с одной стороны; не следует быть излишне доверчивым, браться не за свое дело, чересчур спешить или медлить, с другой стороны. В строгом смысле к этическим (моральным) относятся только сильные нормы; слабые нормы отражают утилитарную мудрость жизни. Между нормами возможны конфликты, и четко очерченной границы между этическими и утилитарными правилами нет» [Карасик 1994: 3].

Наряду с утилитарными и моральными нормами существуют и другие нормы поведения. С одной стороны, выделяются самоочевидные витальные потребности людей, допускающие формулировку в виде норм: «Необходимо есть, спать, следует отличаться от животных». Такие нормы можно трактовать как субутилитарные. Они усваиваются в раннем детстве и никогда прямо не формулируются.

Примером шутливого переосмысления субутилитарных норм может послужить следующий пример:

Есть у меня апельсин!

Маленький и гнилой, всё равно он мой!

Он на шкафу лежит и на меня глядит,

Скоро я его съем, будет он мой совсем!

Я на горшке сижу и в потолок гляжу...

Это всё он виноват - маленький рыжий гад!

Данный комически абсурдный пример высмеивает типичный человеческий порок – жадность, заставляющий человека употреблять в пищу некачественные продукты. Невольно вспоминается стихотворение Ю.Баласагуни, написавшего следующие строки:



Обычный человек поест - и сыт,

А жадный взять побольше норовит.

Он, ненасытный, все сгребает в рот,

Покуда смерть его не приберет.

Некоторые принципы человеческого поведения закреплены в догматах веры и юридических кодексах: «Нельзя убивать людей», «Нельзя красть», «Нельзя заниматься развратом». Такие нормы не объясняются, признаются высшими ценностями и поэтому могут рассматриваться как суперморальные нормы поведения. Например:



Один мужик другому:

Во всех современных цивилизованных обществах одним из нарушений суперморальных норм является употребление в пищу себе подобного (каннибализм). Например:

    • Daddy, daddy, let’s eat our neighbour.

    • It’s out of the question.

    • But why?

    • We haven’t finished eating our granny yet.

    • Папа, папа, давай съедим нашего соседа.

    • Это исключено.

    • Но почему?

    • Мы еще не доели бабушку.

Примером шутливого переосмысления суперморальных норм может также послужить серия анекдотов о врачах, которые не думают о своих пациентах:

Мужчина с острой болью в животе приходит к хирургу.

- Доктор, спасите меня.

- Извините, мой прием окончен.

- Доктор, ну что же делать?

- Я же Вам сказал, что мой прием окончен.

- А вдруг я умру?

Доктор со всей силы ударяет пациента в глаз и говорит:

- Идите к окулисту, он до семи.

В этой миниатюре карнавально переворачивается требование общества к врачу – всегда быть готовым оказать медицинскую помощь. Кроме того, суперморальной нормой является требование не причинять боли другим, на эту норму накладывается нормативное представление о враче, который призван помогать пациенту, а не наносить ему вред.



Проанализированный материал позволяет нам сделать вывод о том, что для русскоязычной культуры наиболее характерно высмеивание моральных и суперморальных норм. В английской же лингвокультуре широкое распространение получили абсурдные высказывания, затрагивающие витальные потребности людей посредством нарушения утилитарных и субутилитарных норм.

Список литературы

Абушенко В.Л., Грицанов А.А., Евелькин А.А. и др. Социология: Энциклопедия. – Мн.: Книжный Дом, 2003. – 1312 с.
Карасик, В. И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. – Волгоград : Перемена, 2002. – 477 с.

Карасик, В. И. Языковые ключи. – Волгоград : Парадигма, 2007. – 519 с.

Карасик, В.И. Оценочная мотивировка, статус лица и словарная личность // Филология - Philologica. Краснодар, 1994. – С.2-7. 
S.V.Ivleva
PRAGMATIC CHARACTERISTICS OF COMIC ABSURD
Comic absurd is seen as a peculiar way of considering the reality. Knowing its specific helps to avoid the communicative failures in the cross-cultural communication. Different ways of expressing pragmatic characteristics of comic absurd in our speech are analyzed.
Key words: comic absurd, pragmo-logical comic absurd, pragmo-evaluative comic absurd, black humour.

Snezhana Ivleva – Postgraduate Student, English Philology Department, Volgograd State Pedagogical University. E-mail: Snezhana85@yandex.ru


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница