Повесть А. И. Куприна Суламифь



Скачать 215.89 Kb.
Дата07.05.2016
Размер215.89 Kb.
Муниципальное общеобразовательное учреждение

Средняя общеобразовательная школа № 64 г. Томска

Творческая исследовательская работа

по литературе

на тему «Повесть А.И. Куприна «Суламифь»:

к вопросу об искажении библейского сюжета»

в рамках Духовно-исторических чтений памяти святых

равноапостольных Кирилла и Мефодия

(дополнительные материалы для учителя

при изучении творчества А. И. Куприна)

Выполнила учитель русского языка

и литературы

Остроумова Елена Антоновна

Томск, 2011

Оглавление:

Введение стр. 2

1 глава «Искажённые библейские сюжеты

в русской литературе стр. 3-4

2 глава «Дополнения» в библейском сюжете повести

«Суламифь» А. Куприна стр. 5-6

3 глава «Попытка сопоставления повести Куприна и

первоисточников» стр. 7-12

Заключение стр. 13

О, ты прекрасна, возлюбленная моя, ты прекрасна! Глаза твои

голубиные под кудрями твоими; волосы твои – как стадо коз,

сходящих с горы Галаадской;

Вся та прекрасна, возлюбленная моя, и пятна нет на тебе!

Подкрепите меня вином, освежите меня яблоками, ибо я

изнемогаю от любви.

«Песнь песней»

Тема исследовательской работы «Повесть А.И. Куприна «Суламифь»: к вопросу об искажении библейского сюжета»

Цель работы: выявление искажения библейского сюжета в повести Куприна «Суламифь»

Задачи: - изучить теоретическую основу данного вопроса;

- произвести сопоставительный анализ фрагментов повести и первоисточников;

- выработать список методических рекомендаций для изучения повести Куприна с

учётом поднятой проблемы.

Актуальность данной темы заключается в том, что на основе сравнительного анализа и работы с первоисточником учащиеся должны получить более глубокое представление о литературном процессе, что способствовало бы формированию целостного уровня литературного образования.

- 1 -


Введение

В данной работе рассматривается вопрос о разных типах искажения библейского сюжета, встречающихся в русской литературе. Предложена классификация выявленных типов «искажений». В этом контексте показана повесть А.И. Куприна «Суламифь». Разумеется, главный интерес в повести представляет идейно- эстетическое содержание произведения. На его примере можно самым замечательным образом раскрыть тему любви в русской литературе. Эта тема никогда не перестанет быть актуальной. Можно говорить о мастерстве писателя в возвышенном и красивом изображении основополагающего чувства. Наряду с этим желательно ознакомить учащихся с вершиной ивритской поэзии царя Шломо – ветхозаветной книгой «Песнь песней». Однако всё это, способствуя расширению кругозора, развитию интереса к литературе, духовно- нравственному воспитанию, было бы неполно без изучения вопроса об особенностях литературы как жанра искусства и о первоисточниках, являющихся неисчерпаемым кладезем познания и творческой мысли для тонко чувствующего читателя. Изучение вопроса об искажениях, допускаемых в литературе, способствует формированию читательского вкуса и внимательного, бережного отношения к исходным текстам, исторически сложившимся. Классификация «искажений» библейских сюжетов, возможно, позволит учащимся по-новому взглянуть на такие произведения, как повесть Леонида Андреева «Иуда Искариот», роман Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита», романы Ф.М. Достоевского, произведения Н. Лескова, А. Чехова, И. Бунина. Так или иначе, у учащихся должна быть сформирована мысль о том, что всякое произведение – это авторская интерпретация и отождествлять его с первоисточниками нельзя. Читатель несёт ответственность перед собой за неверное прочтение, толкование и недопонимание прочитанного. Поводом для написания данной работы стала мысль о том, что учащиеся, не имеющие возможности или желания ознакомиться с Библией, часто строят своё о ней представление на основе литературного произведения, что недопустимо. Поэтому на уроках литературы необходимо хотя бы частичное ознакомление с первоисточниками, которые легли в основу многих классических произведений.



Марк Шагал

«Песнь песней»

- 2 -


1 глава «Искажённые библейские сюжеты в русской литературе»

Библейские сюжеты, наряду с сюжетами античной мифологии, составляют фундамент европейской культуры, они легли в основу огромного числа произведений от Нового времени до наших дней, по ним написаны романы, поэмы. Оперы, балеты, созданы живописные полотна. Библия оказалась той великой неисчерпаемой книгой, которая содержит все вопросы, тревожащие человечество, и ответы на них, и поэтому остаётся актуальной во все времена, её страницы волнуют людей и сегодня. Чаще библейские сюжеты входят в художественные произведения в своём оригинальном виде, либо в виде некой скрытой идеи. Но иногда случается так, что гений художника, творческое начало заставляет автора изменять ту или иную исходную библейскую нить, вносить в повествование изменения, соответствующие собственному замыслу. Причины этого могут быть разные. Иногда изменение сюжета служит тому, чтобы подчеркнуть авторскую идею, довести её до нравственного апофеоза. В других случаях библейский сюжет является лишь интересным мотивом, допускающим толкования и интерпретации, авторская фантазия дополняет его, вносит в историю недостающие в первоисточнике детали, которые помогают ярче и полнее раскрыть характеры библейских героев. Отношение к подобным попыткам «дописать» или «переписать» библейские страницы тоже сильно разнится: от жесткой критики, от объявления подобных произведений вредной и искажающей смысл Священного писания ересью, до восторженного отношения поклонников. Мы полагаем, что поскольку художественное произведение не является теологическим или богословским изысканием, автор вправе представить на суд читателя подобное произведение, если только оно не содержит откровенные попытки изменить основы христианства. Успех же подобного произведения целиком зависит от мастерства художника. Русская литература особенно богата христианскими мотивами, без них она немыслима, в ней они прослеживаются яснее, чем в литературе других народов. Библейские мотивы отчётливо выделяются в творчестве многих русских писателей: Гоголя, Достоевского, Толстого, Лескова, Тургенева, Чехова, Андреева, Куприна, Бунина, Булгакова. В их текстах встречаются прямые и косвенные цитаты из Священного писания, аллюзии, реминисценции. Этические принципы даже советской литературы времён эпохи соцреализма, на наш взгляд, проистекают из христианства, представляют собой модернизированные христианские заповеди. Современная русская литература в этом смысле тоже является преемницей классической русской литературы, основанной на православии (А. Солженицын). Произведения, содержащие искажённые библейские сюжеты, созданы лучшими, талантливейшими писателями, писателями-новаторами: А. Куприным, Л. Андреевым, М. Булгаковым. В завуалированном, скрытом виде определенное переосмысление евангельских сюжетов содержится и в произведениях Ф. Достоевского. Литературоведческих работ, посвящённых исследованиям искажений библейских сюжетов в русской литературе, практически нет, о чём свидетельствует проведённый нами библиографический поиск критических и литературоведческих изданий. Особенность советского литературоведения, скованного идеологическими и атеистическими рамками, привела к тому, что до последнего времени практически отсутствовали российские исследования даже христианских мотивов в творчестве Достоевского, признаваемого всем миром величайшим православным писателем. Что касается М. Булгакова, то в многочисленных исследованиях он представляется как

- 3 -


социальный писатель, сатирик, фантаст, но не религиозно – этический мыслитель. Цель данной работы – выявление искажения библейских сюжетов в повести А.И. Куприна «Суламифь», прослеживание их особенности и причин использования искажений. Анализ позволяет выявить пять типов «искажений» библейских сюжетов, существующих в русской литературе: 1. Существенно искажается сама фабула библейского или евангельского повествования, изменяется развитие действия в целом, меняются отдельные события, герои, их характеры, переосмысливаются этические основания их поступков (М. Булгаков). 2. Сам сюжет не искажается, но пересматриваются смыслы и этические основания поступков библейских героев, даётся авторская интерпретация мотивов их поведения, героям приписываются иные намерения (Л. Андреев). 3. Сюжет не искажается, но дополняется несуществующими в Библии деталями, сюжетными линиями и героями (А. Куприн). 4. Скрытые искажения, попытки «вочеловечить» библейского героя в современных автору условиях (Ф. Достоевский). 5. Создание собственных богословских произведений, содержащих ревизию ортодоксального христианства (Л. Толстой).

В нашей работе мы рассмотрим только один тип искажений, поскольку тема осмысления и переосмысления христианства в творчестве Достоевского столь обширна, что требует отдельного исследования, а последний тип искажений наблюдается не в художественных, а философско - богословских произведениях («Соединение, перевод и исследование четырёх евангелий» Л. Н. Толстого). Мы остановимся на самых «безобидных», на наш взгляд, искажениях библейского сюжета о любви израильского царя Соломона к бедной девушке из виноградников.



Царь Соломон

- 4 –

2 глава «Дополнения в библейском сюжете в повести «Суламифь» А. Куприна»



Александр Иванович Куприн и Леонид Андреев обратились к библейским сюжетам почти одновременно, в начале двадцатого века. «Смутное» время в России, дарование русскому народу демократических свобод, ослабление позиций православной церкви, распространение идей мистицизма позволили этим великим писателям создать нетривиальные художественные произведения на библейские и евангельские темы, «переделать» канонические истории, что ещё в конце девятнадцатого века представлялось невозможным. А. Куприн «всего лишь» дописывает великую библейскую «Песнь песней», Л. Андреев переосмысливает поступок самого великого из грешников Иуды, посягает на этические основы православия.

Повесть «Суламифь» впервые напечатана в 1908 году в альманахе «Земля». Сам Куприн назвал её «… не то исторической поэмой, не то легендой о любви Соломона и Суламифи». В основу вошла библейская «Песнь песней», повествующая о любви великого израильского царя Соломона, мудрейшего из людей, и Суламифи, дщери израилевой, нищей девушки из виноградника. История этой любви входит в анналы мировой любовной лирики, по праву считается одной из самых прекрасных и значимых любовных историй. Сюжет её очень прост: царь Соломон, мудрейший из людей, полюбил юную сельскую девушку из своего виноградника в Ваал-Гамоне, где любил уединяться в часы великих размышлений, прекраснейшую из женщин, а потом покинул её. Страдающая Суламифь ищет своего возлюбленного, страдает от ревности и неразделённой любви, затем влюблённые воссоединяются, Соломон берёт девушку в свой дворец.

История Соломона и Суламифи остаётся незавершённой, недосказанной, лёгкой, оставляет ощущение загадки, предполагает домысливание. Из текста «Песни песней» непонятно, осталась ли Суламифь возлюбленной царя, смерть её, тем более, не обсуждается. Великолепие библейского текста, самой древней и знаменитой истории любви, чудесная поэзия обогатили литературу вечными метафорами, живописующими женскую красоту: « Как прекрасна ты, подруга моя, как ты прекрасна! Глаза твои – голуби! Волосы твои как стадо коз, что сбегает с гор Гильада, зубы твои, как стадо стриженных овец, что вышли из купальни, как алая нить губы твои, и уста твои милы, как дольки гранатов виски твои. Шея твоя подобна башне Давидовой, которой все любуются. Две груди твои как два оленёнка, как двойня газели, что пасутся

среди лилий. Вся ты прекрасна, подруга моя, и нет в тебе изъяну».



- 5 –

Слова «Песни песней» раскрывают всю силу любви и ревности: « Положи меня печатью на сердце твоё, печатью на руку твою, ибо сильна, как смерть, любовь, как преисподняя – люта ревность! Стрелы её - стрелы огненные – пламень Господень! Многие воды не смогут погасить любовь и реки не зальют её». А. И. Куприна, великого знатока и певца любви, автора «Гранатового браслета» и «Олеси», не могла не привлечь красота и сила этой истории. Ему предстояла непростая задача: создать текст, не уступающий по красоте библейскому. Повесть написана густой, сочной прозой, расцвеченной яркими деталями и красками, в своём тексте Куприн щедро использует библейские стихи, вводя их в диалоги Суламифи и Соломона, что значительно украшает его произведение. Делая из поэмы повесть, Куприн обязательно должен был изменить сюжет, наполнить его деталями, усложнить простую историю, драматизировать её, закончить. Он делает это, привлекая другие книги Библии, например, «Притчи Соломоновы», позволившие ему выписать образ царя. Куприн не отходит от библейских оценок в описании знаменитого царя. Чётко следует им, используя библейский текст, допускает прямые заимствования из книг Библии. Он описывает его мудрость, его богатство, благоволение к нему Бога: « За то, что ты не просил долгой жизни себе, не просил себе душ врагов, не просил себе богатства. Но просил мудрости… даю я тебе сердце мудрое и разумное. Так что подобного тебе не было прежде тебя, и после тебя не восстанет подобный тебе». Кроме того, он использует богатый исторический материал, позволивший ему описать Иерусалим, дворец Соломона, храмы, сосуществующие наряду с иудейским, другие религиозные культы. Известно, что он долго и тщательно собирал его. Сюжет «Песни песней» оказывается слишком незамысловатым для прозы, поэтому Куприн решил сделать из поэмы любовную трагедию. Для этого он утяжеляет повествование, заканчивает действие смертью главной героини и вводит в сюжет несуществующий персонаж, египетскую царицу Астис, жрицу богини Исиды, сладострастную злодейку, безумно влюблённую в Соломона и из ревности нанявшую убийцу для царя и его возлюбленной. Суламифь умирает, оставляя Соломона в великой печали. В результате появляется любовная трагедия по мотивам библейской истории, однозначная, завершённая. Полностью высказанная, несмотря на всё мастерство Куприна, значительно уступающая оригиналу. Можно только гадать, что заставило Куприна взяться за переписывание «Песни песней». Возможно, красота последней, заворожившая писателя. Возможно, желание популяризировать прекрасную любовную историю. А может быть, желание получить некоторые авторские дивиденды, используя столь известный неподражаемый текст, позволивший автору украсить собственную прозу неповторимыми отрывками из «Песни песней». В любом случае, его произведение следует признать значительным и красивым. Удивительно, но к повести, которая всего лишь развивала известную библейскую историю, некоторые читатели отнеслись крайне отрицательно. Последовательные христиане увидели в произведении Куприна излишний эротизм, попытки «приземлить» теологические символы, согласно которым Соломон есть образ Божественной мудрости. Суламифь тождественна человеческому началу, а их брак означает единение Бога и людей. Другие читатели, напротив, упрекали Куприна в распространении ортодоксальных христианских идей.

- 6 –


3 глава « Попытка сопоставления повести Куприна с первоисточниками»

Итак, согласно классификации искажений библейских текстов, предложенной Верой Владимировной Афанасьевой, сюжет, взятый Куприным из ветхозаветной книги, написанной Соломоном, «Песнь песней», можно характеризовать как дополненный, дописанный теми персонажами и событиями, которые не имели места в первоначальном тексте. Причины подобного способа создания самобытного произведения были проанализированы выше. Теперь хотелось бы обратиться непосредственно к тексту повести и библейской истории, взятой из «Третьей книги Царств» 1-11, из «Второй книги Паралипоменон (у Евреев: Летопись) 1 – 10, из книги «Песнь песней».

В повести Куприна можно выделить те стороны истории, которые вполне соответствуют содержанию Ветхого Завета: описание строительства храма Господня в Иерусалиме на горе Мориа; неисчислимые богатства израильского царя; непревзойдённая мудрость Соломона; нежный и страстный диалог с возлюбленной из виноградника; упоминание о царице Савской, которая была поражена богатством и мудростью царя; упоминание о жене Соломона – дочери Египетского царя.

Сделав практически сопоставительный анализ текстов, можно определить моменты, которые не имеют соответствия:



  1. Образ царя Соломона.

  2. Суд царя Соломона.

  3. Образ царицы Савской.

  4. Загадки царицы Савской.

  5. Образ египетской царевны – жены израильского царя.

  6. Таинство «Кровавой жертвы оплодотворения».

  7. Юноша Элиав.

  8. Смерть Суламифи.

Начнём с образа царя Соломона. Мы имеем представление о внешности царя, описанной в «Песни песней»: «Возлюбленный мой бел и румян, лучше десяти тысяч других: Голова его – чистое золото; кудри его волнистые, чёрные, как ворон; Глаза его – как голуби при потоках вод, купающиеся в молоке, сидящие в довольстве…». У Куприна: «Бледно было его лицо, губы – точно яркая алая лента; волнистые волосы чёрные иссиня. И в них – украшение мудрости – блестела седина, подобно серебряным нитям горных ручьёв, падающих с высоты тёмных скал Аэрмона; седина сверкала и в его чёрной бороде, завитой, по обычаю царей ассирийских, правильными мелкими прядями». Как видим, в библейском тексте перед нами предстаёт более романтичный, идеализированный образ возлюбленного юной девы. Конечно, вряд ли мы можем отнести подобное несоответствие к разряду искажений. Вот что не упоминается в ветхозаветных книгах, так это способность Соломона к целительству.

- 7 -


В повести Куприна говорится: «Руки царя были нежны, белы, теплы и красивы, как у женщины, но в них заключался такой избыток жизненной силы, что, налагая ладони на темя больных, царь исцелял головные боли, судороги, чёрную меланхолию и беснование… И так велика была власть души Соломона, повиновались ему даже животные: львы и тигры ползали у ног царя, и тёрлись мордами о его колени, и лизали его руки своими жёсткими языками, когда он входил в их помещения».

Широко известна история мудрости царя Шломо. Он просил у Господа «сердце разумное, чтобы судить народ … и различать, что добро и что зло». «И сказал ему Бог: за то, что ты просил этого и не просил себе долгой жизни, не просил себе богатства, не просил себе душ врагов твоих, но просил себе разума, чтоб уметь судить, - Вот, Я сделаю по слову твоему: вот, Я даю тебе сердце мудрое и разумное, так что подобного тебе не было прежде тебя, и после тебя не восстанет подобный тебе». В произведении Куприна имеет место повествование о справедливом суде царя. В Ветхом Завете содержится одна история о суде над двумя женщинами, делившими между собой ребёнка. Соломон принял очень мудрое решение, предложив разрубить ребёнка и поделить между матерями. Так Соломон узнал, которая из них – настоящая мать, потому что мать скорее отдаст ребёнка другому, чем согласится на его смерть.

Никола Пуссен. Суд Соломона. 1649

В повести Куприна представлена более полно картина мудрости царя. Пять легенд дополняют библейские рассказы о Соломоне. Легенда о гранильщике Ахиоре и его друге Захарии, который присвоил драгоценный камень и произнёс лжесвидетельство. И подкупил других лжесвидетелей. Соломон приказал каждому отдельно изготовить слепок формы драгоценного камня. Только две формы – Ахиора и Захарии - совпали, что помогло определить вора.

- 8 –

«Затем приблизились к трону Соломонову три брата, судившиеся о наследстве». Отец обещал им равные доли наследства, но братья перессорились, так как после смерти отца в ящике, оставленном отцом, нашли золотые монеты, кости и куски дерева. Братья не умели понять, что это означает. Соломон, отдав должное мудрости старца, пояснил, что старшему оставлены все деньги, среднему – весь скот и рабы, а младшему – дом и пашня.



В третьей легенде повествуется о наследстве, которое отец оставил «достойнейшему из двух сыновей». Никто не желал признавать себя худшим – между братьями разгорелся спор. Соломон приказал поставить труп отца у дерева, чтобы сыновья-лучники выстрелили в сердце отца как можно метче. Один из сыновей выстрелил, попав «как раз в то место, где бьётся у живого человека сердце». Другой сын отказался стрелять в труп отца – ему и отдано было имение отца, так как он показал себя достойнейшим. Брату же его Соломон посоветовал поступить в число его телохранителей. Таким образом, каждый получил по заслуге.

Далее говорится о трёх мужчинах, которые вместе нажили много денег, зашили их в кожаный пояс и закопали в лесу. Наутро денег на месте не оказалось. Обвиняя друг друга, они пришли к царю. Соломон испытал друзей притчей, которая помогла ему найти вора. Человек, обвинённый в воровстве, передал свой дорожный посох товарищу и произнёс клятву: «Свидетельствую перед Иеговой, что золото не у меня, а у него!» Но мудрый царь Соломон с улыбкой приказал разломить посох, и из него посыпались золотые монеты, обличающие вора.

Благодаря мудрости Соломона удалось восстановить справедливость и относительно бедной вдовы, которая на последний динарий купила немного муки, но ветер развеял её. Царь приказал привести к нему богатых купцов. Они, как оказалось, собираясь отплывать с товарами в Финикию, молили богов о попутном ветре. «– Да, царь! Это так. И богу были угодны наши жертвы, потому что он послал нам добрый ветер. Я радуюсь за вас, - сказал Соломон. – Но тот же ветер развеял у бедной вдовы муку, которую она несла в чаше. Не находите ли вы справедливым, что вам нужно вознаградить её?» Обрадованные тем, что только за этим призывал их царь, купцы наполнили женщине чашу золотыми и серебряными монетами.

Воистину мудр царь Соломон. Вероятно, легко и виртуозно он решил бы любую педагогическую задачу.

Что касается царицы Савской, то о ней сказано лишь то (3 книга Царств и 2 Паралипоменон), что она, «услышав о славе Соломона, пришла испытать его загадками в Иерусалим, с весьма большим богатством, и с верблюдами, навьюченными благовониями и множеством золота и драгоценных камней. И пришла к Соломону и беседовала с ним обо всём, что было на сердце у неё». В повести Куприна царь Соломон более подробно повествует о встрече с царицей. Она обретает имя – Балкис-Мекеда. Всем, конечно, любопытно, узнать, какие загадки загадала Соломону Царица Савская и как он с ними справился. 1 загадка. Балкис –Мекеда отправила к царю 50 юношей и 50 девушек, одетых таким образом, что невозможно было узнать, кто из них юноши и кто девушки. Соломону предстояло это определить. Он приказал подать молодым людям умыться и по манере умывания легко определил, где мужчины и где женщины. Всё это Соломон проделал со смехом: забавлялся «мудростью» красавицы – царицы и завоёвывал этим её сердце.

- 9 –


2 загадка. Балкис- Мекеда прислала Соломону большой алмаз, в котором была тонкая, весьма извилистая трещина, пробуравившая насквозь камень. Соломону предстояло сквозь эту трещину продеть шелковину. Царь впустил в отверстие червя, который, пройдя наружу, оставил за собою следом тончайшую шёлковую паутину. 3 загадка. Также прислала прекрасная Балкис многоценный кубок из резного сардоникса великолепной художественной работы. «Этот кубок будет твоим, если ты его наполнишь влагою, взятою ни с земли, ни с неба». Соломон наполнил кубок пеною с тела утомлённого коня и приказал унести кубок царице. Много подобных загадок предлагала царица Соломону, но не могла унизить его мудрость и любовь его сохранить не сумела. Грубо и жестоко поступает царь с прекрасной царицей Савской, вынудив её всем на обозрение выставить свои кривые и поросшие густыми волосами, самые обыкновенные человеческие ноги. Если помните, мудрый царь приказал в своих покоях сделать прозрачный пол, который снизу был заполнен водой и населён рыбками. Ничего не подозревавшая царица, сверкая драгоценностями и приветливой улыбкой, ступила на прозрачный пол и от неожиданности подняла вверх край платья, обнажив на мгновенье кривые ноги, которые скрывала под длинным хитоном даже в минуты сладостных утех. Разве для влюблённой красавицы есть что-нибудь более унизительное? Да, есть. Вслед разгневанной царице мудрый царь («Я не хотел её обидеть» (!)) послал надёжного гонца с пучком редкой горной травы – лучшее средство для уничтожения волос на теле. Царица вернула назад голову гонца в мешке из дорогой багряницы. Обменялись любезностями, называется. Трудно сказать, откуда черпал данный материал писатель, но образ царя, надо сказать, представлен очень живописно. Выходит, мудрость свою царь Соломон использовал не только для справедливого судилища, но и для самой изощрённой насмешки над любящей женщиной. В «Песне песней» царь предстаёт пылким влюблённым, идеализирующим свою возлюбленную, в легенде о царице Савской – жестоким насмешником. Всё это даёт нам почувствовать повесть А. Куприна.

- 10 -


В третьей книге Царств (3:1) говорится: «Соломон породнился с фараоном, царём Египетским, и взял за себя дочь фараона и ввёл её в город Давидов, доколе не построил дома своего и дома Господня и стены вокруг Иерусалима». В своей статье «Искажённые библейские сюжеты в русской литературе» Вера Афанасьева пишет о том, что Куприн «вводит в сюжет несуществующий персонаж, египетскую царицу Астис, жрицу богини Изиды, сладострастную злодейку». Однако Библия прямо говорит, что этот персонаж не так уж и выдуманный. Царица была, правда, имя Астис она обрела в повести Куприна- дочь египетского царя Суссакима. Мы видим опять же, как Куприн «дописывает» библейский текст. Библия отмечает, что Царь был лоялен по отношению к другим вероучениям, позволял своим многочисленным жёнам молиться их богам, даже храмы для этого строил. Куприн же подробнейшим образом описывает одно из таинств в храме Изиды на горе Вант-эль-Хав, которое происходило при участии царицы Астис, - «Кровавая жертва оплодотворения». Во время этого действа появляется персонаж, который, действительно, не упоминается в Библии, - юноша Элиав, страстно влюблённый в царицу, покинутую горячо любимым супругом. Впрочем, кровавые оргии Астис могли вызвать отвращение у любого, даже менее мудрого, чем Соломон, мужчины. Царица, наслышанная о прелестях юной возлюбленной Соломона, о его безграничной страсти, задумала убить обоих. Для этого она нанимает юношу Элиава, готового исполнить любую её просьбу.

В Библии этот сюжет полностью отсутствует - он «дописан» автором для придания идеальной истории любви большей драматичности. Элиав, вооружённый мечом, приходит в покои царя. Видя в руках его сверкающее оружие, Суламифь кидается ему навстречу, словно заслоняя Соломона, и падает, поражённая острым мечом. Страданию Соломона нет границ. Он приказывает умертвить юношу, но тот бежал в храм и схватился за рога жертвенника. При этом никто не имел права прикоснуться к человеку. Элиав оказался внуком Ванеи, приближённого царя. Удивительно, как в повести гармонично сочетаются библейское повествование, исторические, очевидно, сведения и художественный вымысел. Ванея, сын Иодаев, в отличие от Элиава, упоминается в Ветхом Завете как человек, близкий к царскому двору, он неоднократно исполнял его поручения, даже самые страшные, как, например, умерщвление старшего брата Соломона Адонии и его сторонника Иоава, сына Саруин. Даже ситуация показана фотографически точно: Иоав, услышав о смерти Адонии, бежит в скинию Господню и хватается за рога жертвенника. Несмотря на это, Соломон приказывает Ванее прямо в храме убить своего противника. В повести Куприна Ванея просит за своего внука, но царь неумолим, и Ванея послушно идёт в храм, чтобы убить Элиава. Можно только предполагать, чем закончилась эта история. Царица Астис по приказанию Соломона была отправлена в Египет к отцу: царь наказал её тем, что она больше никогда не увидит его. Эти подробности отсутствуют в Библии и представляют собою художественный вымысел. Вообще же, образ Суламифи в Ветхом Завете упоминается лишь в «Песни песней», созданной самим царём. Существовала ли такая женщина на самом деле, неизвестно.

Остаётся неясным тот момент, о котором пишет Вера Афанасьева в своей статье: «…несуществующий персонаж, египетскую царицу Астис, жрицу богини Исиды, сладострастную злодейку, безумно влюблённую в Соломона и отравившую Суламифь из ревности…» Эта ситуация с отравлением отсутствует и в Библии, и в повести Куприна. Очевидно, это попытка Веры Афанасьевой, используя её классификацию «искажений», «дописать» прозаическую поэму Куприна. Оставим догадки.

- 11 -


Последний вопрос касается смерти Суламифи. Дело в том, как пишет автор, что бедняжка имела несчастие умереть в субботу, когда, как известно, иудеи не могли принимать на себя труд, даже касающийся погребения. Упоминается аналогичная ситуация со смертью отца Соломона, царя Давида, который тоже почил в субботний день. В Библии говорится о том, что Давид умер в своей опочивальне, благословив на царство сына своего Соломона. У Куприна - скончавшийся Давид лежит на песке, быстро разлагается, и собаки, привлечённые запахом падали, бродят вблизи его с горящими от голода и жадности глазами. Когда у молодого Соломона спросили, что делать: нарушить субботу и похоронить Давида или оставить труп на съедение собакам - Соломон ответил: «Оставить. Живая собака лучше мёртвого льва». Опять же мы имеем дело с «дописанным» сюжетом. Он упоминается в связи со смертью возлюбленной царя. Его поставили перед тем же выбором: «Что делать с телом этой женщины?» Сердце Соломона сжалось от печали и страха. Ответа не было. А. Куприн даёт нам возможность домысливать, по-своему «дописывать» некоторые сцены. Для нас ответ очевиден: царь диктует: «Положи меня, как печать, на сердце твоём, как перстень, на руке твоей, потому что крепка, как смерть, любовь и жестока, как ад, ревность: стрелы её – стрелы огненные». Вероятно, уже не о своей ревности мыслит Соломон, но об уничтожающей ревности отверженной женщины. Ревность сильнее любви (?)

- 12 -


Заключение

Помимо традиционного для мировой литературы использования христианских идей и библейских мотивов, русская литература подарила читателям произведения, содержащие искажённые христианские идеи и библейские сюжеты. Мы рассмотрели один из самых безобидных способов искажения библейского сюжета в русской литературе. Помимо дополнений библейских текстов, в ней встречаются искажённые этические мотивы, переосмысление замыслов и поступков, изменения канонических сюжетов. Гений Куприна, Андреева, Булгакова делает использованные в их произведениях библейские и евангельские образы необычайно яркими, живыми, понятными, а в искажения заставляет поверить – такова художественная сила их произведений. В контексте данной работы можно было бы исследовать повесть Л. Андреева «Иуда Искариот», роман М. Булгакова «Мастер и Маргарита», «Соединение, перевод и исследование четырёх евангелий» Л. Толстого. Стоило бы остановиться на скрытых искажениях библейских текстов, встречающихся у Ф. Достоевского, который числится самым ревностным защитником православия в русской литературе. Но гений творца толкает писателя на переосмысление даже общепринятого и лично прочитанного. Так, концепция «Мышкин – Христос», выдвинутая самим Достоевским при написании романа «Идиот», кажется не менее еретичной, чем андреевский тезис «Иуда – герой», поскольку приписывает реальному человеку те качества, что свойственны лишь Спасителю. Но это всё тема для будущего изыскания. Мы надеемся, что даже искажённые библейские сюжеты не перестают быть библейскими, а значит, несут людям добро. Несмотря на внесённые в евангельские тексты искажения, произведения Куприна, Андреева, Булгакова заставляют задуматься о Божественном даже атеистов, дают представление о беспредельной сложности бытия, существовании духовного мира. Позволяют окунуться в сложное, непостижимое.

Данный материал можно использовать при проведении урока - семинара при изучении творчества А.И. Куприна. Думается, учащимся интересно было бы самостоятельно поработать предварительно с текстом «Песни песней» и повестью Куприна, высказать своё мнение, сопоставить. Тема может служить иллюстрацией при формировании представления о художественных приёмах аллюзии и реминисценции. Всё это служило бы более глубокому изучению предмета, развитию коммуникативной компетенции и расширению кругозора школьников. Данную работу можно продолжать при изучении произведений русской литературы, содержащих библейские сюжеты. Форма работы по теме может быть парной и групповой.

- 13 –


Список использованной литературы:

  1. В.В.Афанасьева (1) «Искажённые библейские сюжеты в русской литературе» http://www. Ippo. ru

  2. Библия. Ветхий Завет. 3 книга Царств.

  3. Библия. Ветхий Завет. 2 Паралипоменон.

  4. А. Куприн, Повести и рассказы, Алма – Ата, «Жазушы», 1985


Афанасьева Вера Владимировна – кандидат физико- математических наук, доктор философских наук, профессор философского факультета Саратовского государственного университета.


База данных защищена авторским правом ©bezogr.ru 2016
обратиться к администрации

    Главная страница